Владимир Хашба

Море журналиста

109
(обновлено 10:56 08.05.2017)
О самом большом достижении в журналисткой карьере и о том, как моряк стал корреспондентом, рассказал заслуженный журналист Абхазии, кавалер ордена "Ахьдз-Апша" ("Честь и Слава") III степени Владимир Хашба.

Амра Амичба, Sputnik.

Владимир Хашба — один из старожилов Абхазского радио, на котором проработал с 1968 по 1993 год. А перед тем как прийти на радио, Владимир Хашба был моряком. 

"Я знал, что есть профессия журналиста, но никогда не думал, что буду работать в этой сфере, — сказал Хашба. – Во время своего отпуска решил пройти практику на Абхазском радио".

В течение месяца он ходил и смотрел, как работают другие, все было удивительным и интересным. Так незаметно прошло время отпуска, но возвращаться на старую работу не хотелось.

"Вроде, за то время, что ходил на радио, ничего не сделал, но я ощутил вкус журналисткой работы. Это тоже море, но журналистское море. Как ведется работа в студии, как выезжают на задания, что говорит диктор, мне все было интересно, — признался Хашба.  - По истечении времени практики подошел к главному редактору радио Артему Амкуаб и говорю: "Мне уходить или остаться?" — Он спрашивает: "А что ты хочешь сделать?"

По словам журналиста, всю ночь думал, что делать, на следующий день пришел в редакцию.

"Позвал к себе Артем Амкуаб, велел проходить и садиться и дал мне первое задание. Объяснил, куда пойти, у кого взять комментарий, о чем спросить. Выдал "репортер" (портативный магнитофон – ред.) и сказал, сегодня в 18 часов в эфир выйдет твой материал. Встал, пошел и сделал свой первый радиорепортаж. С тех пор вопроса, заниматься журналистикой или нет, у меня не возникало", — подчеркнул  Хашба.

Эфир длиной в 85 лет
© Sputnik. Леон Гуния

Современным работникам радио бывший радиокорреспондент Абхазского радио завидует и объяснил почему.

"Сердце болит, как вспомню. В отличие от нынешних материалов у нас в архиве ничего не оставалось. Для истории что-то как могло остаться, если все записывали на одну пленку? Записывали, удаляли. Скажем, ты пришел с очередного задания, подготовил репортаж, а репортаж другого журналиста, который уже вышел в эфир, удаляют, на его место записывают новый. И так бесконечный круговорот, пока пленка не придет в негодность. Такая ситуация была", — посетовал журналист.

Техническое оснащение Абхазского радио было слабым, Хашба говорит, что радиопередатчик на каком-нибудь крупном заводе и то были мощнее.

"Невозможно даже сравнить, что было и что стало. Сегодня в век цифровых технологий, накопители информации позволяют все архивировать", — восхищается он.

Владимир Хашба — один из двух работников Абхазского радио, который подписал в 1977 году известное абхазское письмо в ЦК КПСС, названное в народе "Письмом ста тридцати". За что получил строгий партийный выговор с занесением в учетную карточку.

Сотрудники АР в 1970 году. Елена Гунба и Тина Корсая и главный инженер Аведис Тер-Мкртычан
© Фото: из архива Елены Гунба

"Видел, какая общественно-политическая ситуация в стране. И на радио мы писали то, что велела главная партийная линия, что скрывать, — признался Хашба. – Но, как жители республики,  видели, какая несправедливость вершится по отношению к коренному этносу, к абхазам. Нам никто не поручал, но, когда узнал, что будет такое письмо, не раздумывая, согласился".

Самым значительным опытом для Владимира Хашба стала, по его словам, работа главным редактором радио в годы Отечественной войны народа Абхазии.

"Это огромный опыт, выше которого нет в моей жизни. Говорят же, идеологическая работа, и для меня  нет более высшей миссии. Именно в военное время ощущается мощь сказанного слова, как  к нему прислушиваются. Я не сидел в Гудауте, как главный редактор. Все, не разбирая, кто какую должность занимает, работали на общую цель".

Велика роль Абхазского радио в том, что Абхазия победила в информационной войне в годы Отечественной войны, считает Хашба.

"Наше радио слушали многие и не только в Абхазии, — подчеркнул он. – Во время войны мы начали готовить выпуски новостей на грузинском языке. Это впервые такое было, чтобы на грузинском языке звучала информация, обличающая их злодеяния. Если раньше тиражировалась грузинская однобокая информация, то теперь жители в приграничных грузинских селах и городах, даже в Батуми  могли слушать Абхазское радио. А то, что они нас слушали, свидетельствуют отзывы, которые мы получали с той стороны".  

А работников радио во время войны было немного, сказал журналист, и боясь кого-то пропустить пересчитал по пальцам кого вспомнил: Екатерина Бебиа, Гарри Дбар, Владимир Никонов, Светлана Корсая, Алла Кварацхелия, Раиса Ажиба, Светлана Палба.

Екатерина Бебия
© Фото: из архива Екатерины Бебия

"Мы выходили в эфир в 12 часов ночи. Уже темно, и чтобы ей потом одной не добираться до дома, со Светланой приходила на эфиры мама. Мама сидела рядом, а она работала, — вспоминает он. – Война для всех работников радио  стала большим испытанием и способствовала приобретению бесценного опыта". 

Сегодня Владимир Хашба работает ответственным секретарем в  Союзе журналистов Абхазии, по его словам, уровень  СМИ республики довольно высок.

"В мое время, мы многому учились на практике, потому что за спиной не было соответствующего профильного образования. Сейчас журналисты не только образованные, но могут и расширить свой кругозор".

Единственное пожелание Владимира Хашба к нынешним практикующим коллегам, чтобы журналисты чувствовали больше ответственности за сказанное или написанное слово. 

109
Темы:
Абхазскому радио 85 лет (22)
Загрузка...