Рафаэль Айба.

Рафаэль Айба: годы после Победы время, когда не стреляют

771
(обновлено 19:24 12.10.2015)
Проект "Ненарисованные воины" продолжается историей Рафаэля Айба, участника Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов, кавалера Ордена Леона.

Астанда Ардзинба, Sputnik

60 портретов художника Руслана Габлия передают характер и чувства тех, кто защищал Абхазию. В рамках нового проекта информационного агентства Sputnik Абхазия "Ненарисованные воины" на ресурсах портала публикуются рисунки военных лет художника и очерки о защитниках страны.

Август, 14.

"Я эту дату не хочу называть. Вслух ее никогда не произношу. Август 1992 года я проводил в отчем доме своей матери в Куланырхуа. На тот самый день мы с другом запланировали пойти на охоту. Охоты, естественно, не получилось". 

Ветеран Отечественной войны народа Абхазии, кавалер Ордена Леона и подполковник милиции Рафаэль Айба впервые в жизни дает интервью. Мы беседуем с ним в одном из кабинетов Гудаутской районной милиции. Еще готовясь к встрече, я спрашивала у своих знакомых в Сухуме, слышали ли они когда-либо о Рафаэле Айба из Гудауты. "Душман? Конечно", — отвечали мне. Несмотря на народную известность, он до сих пор не давал журналистам возможности рассказывать о себе. Спрашиваю, почему раньше не соглашался на съемки. 

"Я не люблю показываться. Командир меня очень просил с вами встретиться. Ради него согласился", — ответил он. 

Услышав о вторжении в Абхазию грузинских войск от друзей, Рафаэль Айба забрал оружие, которое хранилось в доме, и выехал в Сухум. Он принял участие уже в первых боях на подступах к столице, так же, как и его младший брат Джамал (ред. Джамал Айба – Герой Абхазии). 

"Первый бой разве забудешь. Он был там, на мосту. Конкретно, чтобы кого-то увидеть и подстрелить, не получалось. Стреляли просто в сторону противника", — рассказал Айба. 

В тот же день на Белом мосту Джамала ранили, вспоминает Рафаэль Айба. 

А вскоре абхазским бойцам дали приказ отойти на Гумисту, заверив, что грузины в город не войдут.

"Я помню, как ходили на переговоры Анкваб и Озган. Я был с ними в тот момент. Заур Тыркба ему еще сказал, Анквабу то есть, что обманут нас эти собаки. Ему ответили, чтоб не мешал. Но может, это и к лучшему. Мы не удержались бы тогда", — поделился воспоминаниями ветеран.

Он отметил, что у абхазов появилось время, чтоб сгруппироваться, пока грузинские войска, войдя в Сухум, занялись грабежами. 

"Нас спасло то, что они начали мародерничать и дали нам время сгруппироваться. Если б они, как шли валом, так и пошли бы, они стопроцентно до конца дошли бы.  Они зажали нас между Гагрой и Сухумом и пошли грабить богатый Сухум. Думали, что абхазов мало, и мы все равно сдадимся. Просчитались".

Паника у грузин появилась, по мнению Айба, после освобождения абхазами Гагры, именно тогда они "поняли, что им с серьезными людьми придется воевать". 

"Марш-броска не получилось. А вообще, если честно сказать, здорово мы им дали!". 

Беркут

"Тогда нас только перебросили на Псху, помню, я поднял голову и увидел в небе парящего орла. Так пришла мысль назвать группу "Беркут".

На шестой день войны Султан Сосналиев (ред. — полковник ВС СССР, генерал-лейтенант ВС Абхазии, Герой Абхазии) послал группу бойцов, в их числе и Рафаэля Айба, на Псху охранять пути на Сухум и местный аэродром. 

Командиром группы, которую назвали "Беркут", стал Геннадий Маргания. Бойцы выбили группу грузин, которые вынуждены были покинуть место дислокации без боя, так как им еще не успели перебросить оружие, и заняли местную радиостанцию. 

"У нас такая команда была, ребята были душковитые. Нас было человек 20, первых, потом подтянулись еще ребята. Я был радистом группы", — рассказал Айба. 

Местное население с воодушевлением восприняло приход абхазских бойцов, вспоминает ветеран, жители села периодически собирали продукты для отправки в Гудауту. 

"Мы привозили в Гудауту мед, сыр, то немного, что им удавалось собрать, и передавали это раненым в больницу", — рассказал ветеран. 

Попытки сбросить "Беркут" с Псху предпринимались противником неоднократно, село занимало важное стратегическое место, откуда шли пути на столицу и Северный Кавказ. Все попытки грузин захватить Псху были отбиты. Периодически бойцы группы "Беркут" совершали вылазки в тыл противника и захватывали пленных. 

"Беркут" – это прекрасные ребята. Дай Бог им здоровья. Одно дело, когда, человек сам воюет, другое дело, когда ты зовешь и просишь прийти на фронт. Тот, кто хотел воевать, не сидел бы в Пицунде, кашу не ел бы", — сказал Айба.

Уже после освобождения города Гагры 6 октября 1993 года, группу "Беркут" передислоцировали.

"Мы приняли участие в первой Шромской операции, которая оказалась для нас неудачной. Честно говоря, она плачевно закончилась, тогда мы потерпели поражение. После Гагры эйфория была, немного не рассчитали", — сказал Айба. 

Айба Рафаэль.
Руслан Габлия
Айба Рафаэль.

Душман

"В батальоне дали позывной Душман. Наверно, похож был на афганского партизана. Сам я в Афганистане никогда не был. Так и прижилось, теперь даже маленькие дети меня Душманом называют"

После январской наступательной операции Сергей Дбар (ред. — генерал-лейтенант, Герой Абхазии) направил Рафаэля Айба во второй батальон второй бригады Гумистинского фронта, где он стал заместителем командира по боевой подготовке. 

"В нашем батальоне были очень интересные люди: певцы, танцоры. Другие группы формировались по селам, например, куланырхуавцы, ачандарцы вместе все держались. А наш батальон собрал людей со всей Абхазии. У нас был дирижер Славик Айба, певец Хагба — как они пели. Айбовцев в батальоне было много, все мои двоюродные братья пошли со мной воевать", — рассказал ветеран. 

Некоторый опыт в военном деле у Рафаэля Айба к тому времени уже имелся, в советское время он проходил службу в Венгрии в Южной группе войск, где был заместителем командира взвода, получил офицерское звание, впоследствии после срочной службы в армии стал замполитом. 

Первой военной операцией Айба в составе батальона стала наступательная операция на Сухум 15 —16 марта 1993 года. 

"Во время мартовского наступления я был уверен, что мы город возьмем, вот так здоровы мы пошли вперед. Без потерь наш батальон перешел реку. Первым ранили меня, я тогда вел ребят. Тремя ротами разделились, в трех местах речку перешли. С нами рядом шли Гена Маргания и Фридон Авидзба со своими ребятами. Здорово пошли, задача почти была выполнена. Но подкрепление не подоспело, и нас накрыли артиллерией". 

Рафаэль Айба рассказал, что копию своего портрета, нарисованного художником Русланом Габлия бережно хранит в семейном архиве. 

"Он не только меня нарисовал, многих, наверно, уже нет в живых. Художник рисовал очень быстро, долго позировать не нужно было, но получалось похоже. Во время войны он мне подарил копию портрета, храню дома", — рассказал Айба. 

Одно из самых ярких воспоминаний Рафаэля Айба на войне, это несостоявшаяся свадьба одного из его бойцов. На фронте батальон готовился к приходу невесты, командир даже отправил за ней гонцов в Гудауту, но избранница сбежала. 

"Пришел ко мне мой боец, казак, говорит — женюсь. Ну, ребята постарались, собрали хлеб-соль, вымыли подвал. Я людей отправил за невестой в Гудауту, а те возвращаются и говорят, что невеста убежала. Всякое бывало на войне, но этот случай я всегда с улыбкой вспоминаю", — поделился воспоминаниями Айба. 

Во время сентябрьской наступательной операции, которая закончилась победой абхазских войск в войне, батальон Рафаэля Айба выступал со стороны села Яштуха, бойцы группы Айба одними из первых вошли в столицу. 

  • Рафаэль Айба.
    Рафаэль Айба.
    © Sputnik.
  • Рафаэль Айба.
    Рафаэль Айба.
    © Sputnik.
1 / 2
© Sputnik.
Рафаэль Айба.

Когда не стреляют

"Я не могу сказать, что у нас воцарился мир. Мы еще в состоянии войны с грузинами, мирный договор не подписан. Эти годы после Победы могу охарактеризовать как время, когда не стреляют". 

Рафаэль Айба воевал с первого дня войны до последнего, был ранен, но дошел до Ингура. 

"Война — это адский труд, год в окопах посиди, под пулями побегай. Если б война не закончилась в сентябре, через пару месяцев в меня и стрелять не надо было, я бы сам упал от изнеможения", — сказал ветеран. 

Противника нужно было принудить к капитуляции и подписать мирный договор, но Эдуард Шеварднадзе в последний момент успел покинуть Сухум, отметил Айба.

"Шеварднадзе увезли из-под нашего носа. Я видел его чемоданчик с бельем на госдаче в Сухуме. Его вывезли на вертолете, нас попросили пропустить раненых, а он среди них. Не успели. Негодяй. Ах, Эдик", — сетовал собеседник.

После войны Рафаэль Айба переехал из Сухума в Гудауту и с 2003 года стал работать в местной милиции. Полтора месяца назад у него родилась дочь Екатерина, которая стала пятым ребенком в семье. 

"Милиционер он всегда милиционером остается. Я ж когда-то работал в 80-ых годах, потом опять потянуло. До сих пор здесь и работаю, сначала начальником уголовного розыска, после перевелся в разрешительную систему", — рассказал подполковник.

Настоящий милиционер должен быть человеком, это самое главное, считает Рафаэль Айба. В современной Абхазии есть хорошие милиционеры, порядочные ребята, добавил он. 


771
Теги:
ветераны, Азия, Весь мир, Абхазия
Темы:
"Ненарисованные воины" (41)
Загрузка...