Абхазский политический круговорот

Абхазский политический круговорот

1106
(обновлено 10:48 27.10.2015)
О политической ситуации в Абхазии рассуждает доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов, Sputnik

Сообщения, поступающие в последние дни из Абхазии, производят эффект déjà vu. Представители оппозиции требуют выразить недоверие президенту республики. Более того, они выступают за то, чтобы отставка первого лица обсуждалась на народном сходе. Сторонники власти говорят о том, что оппозиционные деятели заботятся, в первую очередь, о собственном пиаре в расчете на будущие парламентские выборы. Сам же президент выражает готовность к выполнению своих полномочий строго в рамках срока, отведенного ему Конституцией.

В мае прошлого года недовольство предыдущим главой республики Александром Анквабом переросло в итоге в массовые выступления протеста. Все это закончилось его досрочной отставкой с президентского поста. Тогда за уход Анкваба выступали те, кто сегодня получает свою порцию критики и требования оставить абхазский политический олимп. В 2014 году в авангарде протеста был Форум народного единства Абхазии, а через год с небольшим – партия "Амцахара" ("Родовые огни").  

Конечно, между прошлогодними событиями и сегодняшней ситуацией нет стопроцентного сходства. Взять хотя бы действия нынешней власти. В отличие от предшественников, она не ведет себя, как созерцатель событий. Более того, руководство инициирует собственные массовые акции, с тем, чтобы не дать оппозиции взять под контроль уличную стихию. Да и риторика ее отличается большей жесткостью.

Круговорот власти и оппозиции

На сегодняшний день вряд ли кто-то со стопроцентной вероятностью возьмется предсказать сценарий дальнейшего развития событий. Будут ли сегодняшние оппозиционеры повышать ставки в игре? Станут ли предпринимать действия, аналогичные тем, что делали их оппоненты в прошлом году? Ответы на эти вопросы пока что остаются открытыми. Но осенью 2015 года, как и весной 2014 года социально-политический протест налицо. И лозунги звучат до боли знакомые.

В свое время Александра Анкваба также обвиняли в неспособности эффективно обеспечивать абхазский суверенитет, в отсутствии прогресса в борьбе с коррупцией и преступностью, промедлении в проведении реформ, неготовности власти прислушиваться к голосу общества и нарастании проблем в отношениях со стратегическим союзником Сухума – Москвой. Сегодня во многом те же претензии достаются президенту Раулю Хаджимба.

Своеобразным "коньком" прежней оппозиции была критика команды Александра Анкваба за неудовлетворительное решение проблемы паспортизации грузинского населения в восточной части Абхазии (прежде всего, в Галском районе). Тогда власти обвинялись едва ли не в предательстве национальных интересов за отсутствие четких критериев и транспарентности при выдаче паспортов этническим грузинам. Сегодня уже лидер оппозиционной партии "Амцахара" Алхас Квициния констатирует: "Прошел год, никаких результатов расследования, никаких доказательств предательства государственных интересов нет". 

При этом сегодняшняя оппозиция пытается обвинить команду Рауля Хаджимбы в организации в прошлом году "государственного переворота" и в попрании законности. Таким образом делается вывод о нелегитимности самой действующей власти, хотя стоит отметить, что Аслан Бжания, которого поддерживали нынешние оппоненты президента, участвовал в прошлогодней избирательной кампании за пост главы республики и даже набрал чуть менее 36%. То есть показал вполне достойный результат. К слову сказать, год назад Хаджимба победил в первом туре лишь с 50,57% голосов, то есть конкуренция за избирателя была нешуточной. Но вот были ли извлечены все необходимые уроки из прошлогодней истории?

Абхазия – небольшая республика, где власть и оппозиция – это не нечто застывшее, а постоянно перетекающее из одного в другое. В прошлом году те, кто выступал против власти и добились ее досрочного ухода, по факту перестали быть оппозиционерами еще в июне, но только после сентябрьской инаугурации Рауля Хаджимба они стали правящей силой. 

Напротив, сегодня те, кто мечет громы и молнии против "антинародной власти", сами не так давно находились среди сторонников прежнего главы республики. Тот же Хаджимба стал президентом лишь с четвертой попытки, успев за свою яркую карьеру побывать и официальным преемником первого президента Владислава Ардзинба, и неудавшимся его сменщиком, и вице-президентом при его конкуренте на выборах 2004 года Сергее Багапш, и жестким оппозиционером. 

В небольшом государственном образовании, пережившем военный конфликт, блокаду и несколько попыток "разморозки" вооруженного противостояния, власти практически невозможно выстроить высокий забор между ней и обществом. Социальный протест здесь легко мобилизуется, а недовольство быстро приобретает массовый характер. 

По этой части у Абхазии богатый опыт. При этом те, кто пытается найти в абхазских субтропиках некий аналог "майдана" и "цветной революции" будут сильно разочарованы. И сторонники Хаджимба, и оппозиционеры из "Амцахары" выступают за стратегический союз с Россией. И те, и другие критикуют друг друга за отсутствие эффективности во взаимодействии с большим соседом, за упущенные выгоды и возможности от кооперации с Москвой. 

То есть налицо внешнеполитический консенсус при жестком оппонировании во внутренней политике. Однако и внутри страны, при всех разночтениях, разные политические силы ставят по сути один и тот же вопрос. Он касается качества управления и государственности. 

О качестве государственного управления

С этим вопросом меняющие друг друга чиновники и оппозиционеры обращаются к народу республики: если мы смогли выстоять в войне с Грузией и обеспечить признание со стороны России, то необходимо конвертировать эти достижения в реальные результаты, не ограничиваясь общими лозунгами о мире и стабильности. И если одна власть не способна достичь этого результата, то общество требует быстрой перемены для того, чтобы к нему, как минимум, приблизиться. 

Происходит это в условиях недостаточно сильных государственных институтов, предельно высокой роли личностного фактора и присущей маленькой кавказской республике политической эмоциональности.

При таком наборе условий любая абхазская власть должна учитывать широкий спектр мнений (особенно тогда, когда наличествует раскол элитных и общественных групп). Ей следует стремиться, скорее, к модерированию, чем к абсолютному контролю. Иначе трудно будет удержать общественный порядок в равновесии. 

Нынешней власти стоило бы держать в голове цифру 36% (это ровно столько, сколько было подано за главного конкурента Рауля Хаджимбы на выборах год назад). Иначе повторение пройденного пути неизбежно (только со сменой ролевых функций). 

И последнее. Ситуация в Абхазии требует активного российского участия. В прошлом Москва допускала ошибки, пытаясь защищать "правильную власть" от "неправильной оппозиции". Но последние несколько кампаний в Абхазии показали, что Россия научилась извлекать уроки из прежних неудач. Тем паче круговорот властей и оппозиции в республики происходит намного чаще, чем в других точках Кавказа. 

Исключительно организация диалога разных политических сил могла бы сыграть немалую роль в успокоении горячих голов и стабилизации обстановки. Это крайне важно не только в абхазском контексте, но и на постсоветском пространстве в целом. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

1106
Теги:
митинги, власть, оппозиции, Амцахара (партия), Сергей Багапш, Рауль Хаджимба, Александр Анкваб, Сергей Маркедонов, Абхазия
Темы:
Политическая ситуация в Абхазии (37)
Загрузка...

Подробности