Архивное фото в день признания Абхазии

Новые тренды на пути Абхазии к признанию

1183
(обновлено 10:21 14.11.2016)
О выработке комплекса мер по международно-правовому признанию абхазской государственности рассуждает для Sputnik Абхазия начальник сектора кавказских исследований РИСИ Артур Атаев.

Курс на международное признание Абхазии, как независимого государства остается одним из основных приоритетов руководства республики во главе с Раулем Хаджимбой. На этом направлении знаковым стало недавнее назначение на должность министра иностранных дел Даура Кове. Визит и переговоры в Сухуме министра иностранных дел Приднестровья, а также поездка нового министра иностранных дел Абхазии в Москву уже продемонстрировали обстоятельный подход к процессам, направленным на международное позиционирование Абхазии в качестве суверенного государства. 

Но для выработки комплекса мер по международно-правовому признанию абхазской государственности необходим анализ исторических и международно-правовых мер, обосновывающих сегодняшний статус Абхазии. Безусловно, эта серьезная аналитическая работа в рамках международных конференций, круглых столов. Нынешней политической элите нужны ориентиры в условиях "стабильной нестабильности". 

Ориентир для признания

В условиях жесткого противостояния России и Запада международное сообщество не простит Абхазии не столько стремление к независимости, сколько действия, направленные на признание новых геополитических границ в системе постсоветского пространства. То есть главная мировая претензия к Абхазии – ее союзнические, партнерские отношения с Россией.

Важным маркером в сегодняшней системе международных отношений является украинский кризис, в том числе отношение к Крыму, ДНР и ЛНР. То, что политическое руководство Республики Абхазия заняло однозначную позицию по отношению к государственному перевороту на Украине, является одним из стимулов для продолжающейся международной изоляции молодого абхазского государства. Занимавший в 2014 году должность президента Анкваб дал тогда жесткую оценку украинским событиям: "Национальный радикализм правит балом, а народ, как правило, страдает". Такой политический диагноз усилил антиабхазские настроения в среде международной радикальной дипломатии.

То, что события, связанные с воссоединением Крыма с Россией, трактовались в Абхазии как "решение, справедливое с любой точки зрения", вызвало еще более серьезное раздражение у антироссийских лоббистов. Ведь политическое руководство Абхазии однозначно указало на то, что "в состав России вернулась временно утраченная территория, ее неотъемлемая часть". 

Нынешний президент Хаджимба, несмотря на дефицит международного признания, продолжает усиливать пророссийский вектор во внешней политике республики. 

Так, Абхазия наращивает гуманитарное и культурное сотрудничество с бывшими украинскими территориями, а ныне фактически независимыми от официального Киева Донецкой и Луганской народными республиками. Это направление внешнеполитической деятельности является одним из акцентов действующего президента. 

В ответ президент Украины Петр Порошенко не раз заявлял о том, что "мы никогда не признаем российских марионеточных режимов в Абхазии и Южной Осетии". 

Для Порошенко вопрос статуса Абхазии и Южной Осетии является одной из ключевых позиций, формирующих его политику на евразийском направлении. Он заявляет, что российско-грузинский конфликт в 2008 году был прологом войны против Украины. "Мы, как никто другой, искренне и последовательно поддерживаем восстановление территориальной целостности Грузии", — написал на своей странице в Facebook украинский президент. 

В условиях активного военного и политического сотрудничества между Украиной и Грузией расширение политических контактов между Абхазией, Южной Осетией и Донецкой и Луганской народными республиками является реальным механизмом формирования неконтролируемых Западом международных отношений между частично признанными и самопровозглашенными государствами. 

Так, уже начал действовать четырехсторонний формат взаимодействия на уровне председателей парламентов, расширяются культурные и экономические связи. Такие шаги, помимо прочего, направлены на укрепление международного значения Абхазии. 

Нельзя не учитывать и важность абхазо-приднестровского формата взаимодействия. Абхазия становится ориентиром в международной политике для ДНР и ЛНР, а по ряду позиций – и для Приднестровской Молдавской республики.

Диаспора поможет

В этой связи стоит обратить внимание на практически не задействованный в вопросах международного признания абхазский диаспоральный ресурс. 

Самая многочисленная абхазская диаспора проживает в Турции. По неофициальным данным, ее численность превышает 500 тысяч человек. Причем этнические абхазы представлены практически во всех органах власти.

То, что в Турции действуют активные абхазские диаспоральные организации, в частности Кавказо-Абхазский комитет солидарности, уже вызывает определенную обеспокоенность противников абхазской государственности. Необходимо принять во внимание, что Кавказо-Абхазский комитет солидарности был создан в Стамбуле во время Отечественной войны 1992-1993 гг. и зарекомендовал себя как крупная международная организация, способная лоббировать интересы Абхазии. Активисты комитета не раз проводили акции в поддержку абхазского народа в ходе противостояния с Грузией. Члены комитета организовывали сбор средств и гуманитарной помощи, они также пытаются прорвать информационную блокаду Абхазии. 

Имя основателя организации Ирфана Аргун для потомков переселенцев из Абхазии является знаковым. Нынешний глава комитета Ардаш Кобаш (Бганба) проявляет не меньшую заинтересованность в позиционировании Абхазии как независимого государства.

Активными представителями абхазской диаспоры в Турции являются также председатель Федерации абхазских культурных центров Турции Ахмет Джейлан (Хапат) и депутат Великого Национального собрания Турции Энгин Озкоч (Папба). 

Совсем недавно, в октябре этого года, лидеры абхазской диаспоры Джейлан (Хапат) и Озкоч (Папба) побывали в Москве. Отметим, что член комитета по обороне и безопасности Великого Национального собрания Турции Озкоч является заместителем председателя Народно-республиканской партии (партия Ататюрка) и активно лоббирует интересы абхазского меньшинства в турецких государственных органах власти. Являясь депутатом именно от абхазской диаспоры, Озкоч позиционирует себя сторонником усиления российско-абхазских отношений. По его словам, десятки тысяч этнических абхазов, которые проживают в Турции, осознают роль и значение России в становлении абхазской государственности.

Федерация абхазских культурных центров Турции, существующая более 10 лет, является одной из самых разветвленных организаций. В Турции действует 13 филиалов федерации в местах компактного проживания абхазов. По словам Ахмета Джейлана (Хапат), у организации есть четкий план работы на внешнем и на внутренних направлениях, и в международной работе особое место уделяется контактам с Россией. 

Представляется, что в условиях усиления президентом Хаджимба  курса на международное признание республики, одним из реальных международных лоббистских политических ресурсов станет именно абхазская диаспора. При этом укрепление абхазской государственности является одной из составляющих возрождения и роста национального самосознания и у турецких абхазов, в том числе инкорпорированных в турецкие органы власти. Уже сейчас лидеры диаспоральных организаций выступают лоббистами ряда конкретных проектов, направленных на усиление трехстороннего взаимодействия между турецкими абхазами, Россией и Абхазией. 

Несмотря на недовольство Запада, активность Абхазии на приднестровском, югоосетинском направлениях, а также сотрудничество с ДНР и ЛНР и диаспорами способствуют росту международного авторитета государства. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

 

1183
Загрузка...

Подробности