Адгур Ардзинба

Ардзинба: ОЭЗ пока не окажет незамедлительного положительного эффекта

481
(обновлено 17:23 02.02.2016)
Министр экономики Республики Абхазия рассказал Sputnik о плюсах и минусах закона "Об особых экономических зонах", подписанного президентом Абхазии в 2015 году.

СУХУМ, 2 фев – Sputnik, Саид Барганджия. В Абхазии сравнительно либеральное налоговое и таможенное законодательство, а также довольно низкая стоимость энергии, и на этом фоне дополнительные преференции, вытекающие из режима особой экономической зоны, в ближайшей перспективе могут не оказать ожидаемого положительного эффекта, считает министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба. 

"Такого рода инструменты, они не новые  –  это сложившаяся практика, во всяком случае, в Российской Федерации и других странах СНГ. Существуют положительные примеры, такие как ОЭЗ "Калуга" в Калужской области, ОЭЗ "Алабуга" в Республике Татарстан", — отметил министр.

Он пояснил, что основными резидентами особых экономических зон в Российской Федерации являются в основном транснациональные корпорации, к примеру, в Калужской области якорными резидентами являются такие международные концерны, как "Нестле", "Самсунг", "Дженерал электрик" и другие. По словам министра, они локализовались в этих зонах, в первую очередь для того, чтобы осваивать внутренний российский рынок, а потом уже стремятся на сопредельные рынки в рамках Евразийского союза.

"Но, если в России эти компании до последнего времени, я имею в виду санкционные и контрсанкционные осложнения, могли работать, то в нашем случае для крупных международных компаний существуют некие риски политического характера, связанные с отсутствием широкого признания независимости Республики Абхазия, что в свою очередь может оказывать сдерживающее воздействие", — рассказал глава экономического ведомства. 

Более того, как показала практика, рассматривать инвестиционную привлекательность страны только через призму налоговых и иных преференций малоэффективно, добавил министр.

"Есть цифры, которые об этом говорят. К примеру, закон об иностранных инвестициях от 1992 года, который действовал до принятия закона об инвестиционной деятельности в 2014 году. За 22 года действия закона, хотя он был очень либеральный, этими льготами воспользовались чуть более 30 компаний", — подчеркнул Адгур Ардзинба. 

По мнению министра, ключевая роль в вопросе привлечения инвестиций, на ряду с преференциями, заключается в нормализации делового климата, который в свою очередь складывается из большого количества факторов. 

"Ни для кого не секрет, что по защите прав инвесторов мы отстаем сегодня. Эта проблема существует и в России, и практически на всем постсоветском пространстве. На данном этапе ожидать от этого закона какого-то серьезного продвижения пока не приходится", — сказал Адгур Ардзинба. 

Он пояснил, что необходимо создавать соответствующую инфраструктуру для того, чтобы особая экономическая зона работала, "бизнес не придет в голое поле". 

В нашем случае это могут быть зоны отраслевого характера, к примеру, туристические, аграрные или транспортного-логистические.

Он добавил, что территория особой экономической зоны пока не определена. 

"Для того чтобы ее определить, нужно вкладывать туда большие деньги. Есть разные идеи сделать это в восточной части республики. Логика в этом есть, так как эти регионы отстают в развитии", — пояснил Адгур Ардзинба. 

Министр экономики Адгур Ардзинба заключил, что на сегодняшний день у государства пока нет возможности вкладывать необходимые ресурсы в развитие особой экономической зоны.

481
Теги:
налоги, особые экономические зоны, Абхазия
Загрузка...

Орбита Sputnik