Игорь Джопуа

Ремонт или стройка: заботы главврача детской больницы в Сухуме

275
(обновлено 11:26 06.02.2018)
О том, как прошел 2017 год в Республиканской детской больнице, в интервью радио Sputnik рассказал главный врач больницы Игорь Джопуа.

Сколько пациентов обратилось за помощью, достаточное ли количество врачей, какое современное оборудование появилось в ней, будет ли сделан капитальный ремонт или целесообразнее построить новое медицинское учреждение. 

Sputnik

- Как прошел 2017 год? Подведем какие-то итоги. Каждый год была информация о том, что в детской больнице будет ремонт, что сделано за прошедший год?

— Речь о том, что детская больница нуждается в ремонте, идет каждый год. За 2017 год удалось разрешить одну серьезную проблему, которая у нас была. Это касается замены канализации и санитарно-технического оборудования. На всех семи этажах полностью была реконструирована канализация и водопроводные трубы.

По поводу общего капитального ремонта стоит вопрос, делать капитальный ремонт или строительство новой детской больницы. Нужно что-то менять, потому что в том виде, в котором она есть, Республиканская детская больница не должна быть.

- Что вы считаете лучшим — капитальный ремонт или строительство нового здания?

Я считаю, конечно, строительство нового здания. Нынешнее здание не соответствует мировым стандартам больницы. Поэтому хотелось бы, если получится, новое здание детской больницы, которое соответствовало бы новым тенденциям и стандартам.

- Что вы можете сказать об оборудовании? Какие-то новшества есть в вашей больнице?

— Сейчас сказать о том, что полностью усовершенствовали и приобрели все оборудование, которое хотелось бы, конечно, этого нет. Есть какие-то вещи, но это мизер. Радует, что есть неравнодушные люди, и за счет спонсорских денег был недавно приобретен кислородный концентратор, в котором мы очень остро нуждались. Хотелось бы даже назвать человека – это Александр Харазия. Кислородный концентратор – элементарная вещь, он преобразует воздух в кислород. До этого нам приходилось таскать по всем этажам кислородные баллоны, подключать. А сейчас у нас есть такой аппарат. И мы им эффективно пользуемся.

- Насколько загружена больница? Как часто и как много пациентов к вам обращаются? И справляется ли персонал с этим объемом работы?

Я принес с собой статистические данные за 2017 год – к нам было 15 968 обращений. Но вот, посудите сами, это много или мало. Это не только граждане Абхазии. В летний период зачастую это иностранные граждане. Конечно, это большой объем, и учитывая то, что у нас большой дефицит кадров, это огромный объем выполненной работы.

Насколько мы справляемся? Конечно, хотелось бы лучше. Нельзя не отметить тот факт, что до сих пор большое количество детей выезжает за пределы Республики Абхазия и не всегда в Российскую Федерацию. Иногда и в недружественные нам страны. Мы должны это констатировать, потому что на сегодняшний день мы в полном объеме высокотехнологичную помощь этим детям оказать не можем. И они вынуждены ездить в специализированные лечебные учреждения. Вот, это тот момент, который хотелось бы исправить.

- Вы говорили о том, что не хватает персонала. Действительно, у нас часто и ругают медицину, и есть претензии к квалификации. В связи с этим хотела бы спросить: как часто врачи детской республиканской больницы проходят курсы повышения квалификации? Какие возможности?

— В эту сторону у нас наметилась положительная тенденция. За прошлый год несколько наших врачей-педиатров ездили на курсы повышения квалификации. Врачи, которые не имею сертификатов, не могут работать в больницах. Поэтому они все стараются, ездят, проходят курсы повышения квалификации. Все доктора, которые работают у меня, имеют соответствующие лицензии и сертификаты на работу. В том числе и я выезжал на повышение квалификации именно по организации здравоохранения. Мы в этом плане развиваемся. И на 2018 год тоже заложены бюджетные деньги, которые будут направлены на процессы повышения квалификации, обучения и так далее.

- Какой детский возраст самый сложный в плане оказания медицинской помощи?

— Самый уязвимый возраст – это дети до года. У нас в республике нет так называемого второго этапа выхаживания. Это те дети, которые родились в родильном доме, потом какой-то период находятся там – до семи-восьми суток. Они должны находиться на втором этапе выхаживания. Это такая серьезная проблема и не только нашей больницы. Вообще в Абхазии нет такого. Есть палата второго этапа выхаживания, но она, к сожалению, очень скудно оснащена, что касается материально-технической базы, и нет профессиональных кадров, именно тех, кто занимается этими детьми.

Во втором этапе выхаживания нуждаются недоношенные дети, с врожденными тяжелыми пороками развития, которым необходим постоянный реанимационный уход. И большинство тех детей, которые выезжают, именно такого рода дети, которых вынуждены отправлять в другие лечебные учреждения за пределами Абхазии.

На 2018 год заложили деньги на ремонт отделения второго этапа выхаживания. Это, естественно, не решит проблему, но хотя бы материально-технически сможем оснастить, потом надо обучать кадры. Работа с таким ранним возрастом требует серьезных навыков.

Учитывая, что уже двадцать лет у нас один детский реаниматолог-анестезиолог на всю республику, это не решает проблему.

-Минздрав не ставит вопрос о том, что нужны конкретные специалисты в сфере детской медицины?

Неоднократно эти вопросы ставились перед Министерством здравоохранения и Кабинетом Министров. Все мы понимаем, что нужны такие кадры. Но другое дело, как воздействовать на тех людей, которые, отучившись, не возвращаются. К тому же неохотно идут на детского реаниматолога, детского хирурга. В основном выбирают другие профессии. Может, это связано с тем, что с детьми тяжелее работать. А пригласить специалиста со стороны, ему нужно создать условия. В такую больницу, как наша, хороший специалист не приедет, потому что ему будет тяжело без материально-технической базы. Его нужно обеспечить жильем, ему надо дать достойную зарплату. Ему надо создать условия, чтобы он работал. Хотя я считаю, что лучше сделать все это, чем мы отправляем детей туда и тратим намного больше денег, и лечение этих детей зачастую приходится оплачивать государству. Поэтому эти деньги можно вложить здесь и решить проблему.

- Часто ли обращаются подростки, у нас есть привычка ходить во взрослую больницу, считается, что там оборудование лучше. Какие самые основные подростковые медицинские проблемы, с которыми вы сталкиваетесь, с чем к вам обращаются?

— У нас нет лор-врача, отделения хирургии. И естественно, если у нас нет отделения, они обращаются в другие больницы – в Республиканскую, например. Мы всегда находимся во взаимосвязи, они нас вызывают туда, если есть проблемы, связанные с детской патологией, хирургией, педиатрией.

- Что планируется на это год, что будет делать больница, чтобы улучшить свою работу, работу врачей и сделать наших детей более здоровыми?

— Всегда, когда наступает Новый год, у нас обширные планы. Мы прилагаем все усилия, чтобы улучшить материально-техническую базу и состояние самой больницы. Решить эту проблему за счет нашего бюджета очень тяжело, это требует больших вливаний. У нас планируется замена лифтов, потому что старые технически непригодны, около сорока лет уже работают. Что касается кадров соматических педиатров, нам удалось решить эту проблему, работают несколько молодых специалистов.

275
Загрузка...