Производство труб в Гудауте.

Панов и дело его: как бизнес-конфликт вышел на госуровень

1569
(обновлено 14:10 15.03.2018)
Скандал вокруг трубного завода в селе Лыхны, принадлежащего российскому бизнесмену Михаилу Панову, вышел на новый уровень.

Астанда Ардзинба, Sputnik

После громких интервью в российской прессе и вирусных роликов в сети с кричащими заголовками о рейдерском захвате и попустительстве местных властей, стороны встретились и провели совместную пресс-конференцию в Сухуме в понедельник 12 марта.

В тот же день Министерство экономики Абхазии заявило о том, что создаст рабочую комиссию с участием всех сторон конфликта, представителей власти Абхазии и Торгпреда России в Абхазии. Минэкономики, судя по заявлению пресс-секретаря ведомства, рассчитывает на то, что эмоции улягутся, и это позволит прийти к компромиссу.

Джентельменское соглашение

История, которую в СМИ окрестили "Дело труба" начиналась в 2010 году, когда российский бизнесмен Михаил Панов прибыл в Абхазию, где встретился с двумя местными предпринимателями Романом Герия и Саидом Лакоба. Панов, глава российского холдинга ЗАО "Соцпромстрой", заявил о своем намерении открыть на территории республики завод по производству пластиковых изделий. Герия и Лакоба обязались взять на себя все административные вопросы, связанные с выделением земли и оформлением необходимого пакета документов.

Предлагали оформить совместное предприятие, но Панов выдвинул условие, что он будет единственным собственником предприятия. В то же время бизнесмен выразил готовность взять Герия исполнительным директором компании, а Лакоба сделать эксклюзивным дилером выпускаемой продукции.

Завод по производству пластиковых полимерных труб различных диаметров для инженерных сетей решили строить в селе Лыхны Гудаутского района. Стройка затянулась на пять лет, хотя изначально инвестор оговаривал срок от полугода до года. В итоге, завод "СПС Кавказ" площадью в 10 000 квадратных метров запустили лишь в 2015 году.

Главный нюанс сделки — стороны договорились только на словах, при этом не зафиксировали документально свои позиции по будущему сотрудничеству.

"Он нам сказал, что мы все будем строить на джентльменских отношениях. Мы согласились", — сказал Саид Лакоба на совместной пресс-конференции.

Вскоре после того как завод начал работу, Панов отказался от услуг дилерской компании Лакоба, а следом уволил и исполнительного директора Романа Герия с формулировкой "за грубое нарушение трудовых обязанностей".

Кстати, в интервью российским СМИ Панов настаивал, что Герия и Лакоба якобы требовали ввести их в долю и сделать соучредителями. На пресс-конференции, отвечая на вопрос о причине увольнения Герия, Панов эту версию не подтвердил.

Производство труб в Гудауте.
© Sputnik / Томас Тхайцук

В то же время Герия и Лакоба заявляют о нарушении Пановым еще одной договоренности. Дело в том, что в начале своих партнерских отношений стороны условились создать рабочие места для местного населения. Однако после запуска производства собственник завода заявил о недоверии к рабочему персоналу из Абхазии.

В конечном счете, 20 сентября 2016 года Лакоба и Герия вывезли российских сотрудников предприятия на границу с Россией, вынудив их покинуть Абхазию. Завод продолжил работу под руководством Герия и Лакоба уже без участия Панова.

Не по-джентельменски вышло.

Интересно и то, что ранее в своих интервью Панов рассказывал о вооруженном захвате завода, однако впоследствии на пресс-конференции он отказался от этих слов, заметив, что пытался таким образом "придать большую публичность" спору.

Заявления Панова о том, что его якобы угрожали убить, также не подтвердились.

Потому что я – русский?

Дабы вернуть предприятие, российский бизнесмен в суд обращаться не стал, вместо этого решил придать делу широкую огласку. При этом он стал давить на больное — на этнический вопрос.

"Конфликт начался из-за того, что я русский", — заявил Панов в одном из своих видеообращений. В интернете с завидной регулярностью стали появляться интервью бизнесмена о клановости в Абхазии и круговой поруке, о том, как в республике якобы притесняют российских предпринимателей, а местные власти потворствуют бандитам.

В письме, которое Михаил Панов 2 марта передал абхазскому послу в России, говорится, что несколько граждан Абхазии, "опираясь на личные коррупционные связи во властных структурах Республики Абхазия", потребовали особых условий участия в хозяйственной и финансовой деятельности российского предприятия. Официальные обращения по этому поводу в правоохранительные органы и к властям Абхазии были "проигнорированы", отметил бизнесмен.

Производство водопроводных труб в Гудауте
© Sputnik Томас Тхайцук, Бадрак Авидзба

Со 2 по 5 марта ежедневно сотрудники предприятия "СПС Кавказ" проводили акции протеста у посольства Абхазии в Москве. На парковке рядом с посольством стоял автомобиль с баннером, который гласил: "Захвачено очередное российское предприятие "СПС Кавказ". Кто следующий?".

5 марта министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба встретился с бизнесменом Пановым и пообещал ему содействие в разрешении конфликта. После этого одиночные пикеты у абхазского посольства в российской столице прекратились. Однако представитель инвестора предупредил, что в случае отсутствия решения акции возобновятся.

В начале марта в социальных сетях стали распространять видеоролик, в котором излагалась альтернативная версия событий. Впервые за все время конфликта в публичном пространстве появилось мнение другой стороны конфликта.

В ролике, в частности, сообщалось: "Составленные Пановым учредительные документы позволяли в любой удобный момент избавиться от партнеров, а Герия и Лакоба не обратили внимания на юридические тонкости. Воспользовавшись их доверием и простодушием, после получения первой прибыли Михаил Панов с помощью юридических ухищрений попытался отстранить абхазских партнеров от бизнеса".

Между тем, пока скандал разгорается с новой силой, завод в Лыхны продолжает выпуск продукции под руководством Герия и Лакоба, в том числе по госзаказу. В то же время абхазские предприниматели заявляют, что признают право собственности за Пановым и на прибыль не претендуют. Однако намерены исполнить обязательства по госзаказу, ответственность за выполнение которого лежит на них. На это, по словам бизнесменов, им потребуется два-три месяца работы завода.

Инвестор – наше все

Улучшение инвестиционного климата в стране – один из приоритетов абхазских властей, о чем они неоднократно заявляют.

Уровень национального капитала в Абхазии пока небольшой, в связи с чем остро ощущается недостаток инвестиций в экономику страны. Ставка делается на иностранного инвестора, поскольку местных бизнесменов, готовых вкладывать большие деньги, почти нет.

Республика предлагает низкие налоги и дополнительные льготы. Одно из преимуществ Абхазии в том, что здесь еще достаточно много свободных ниш для бизнеса. Однако для того чтобы привлечь иностранных инвесторов, нужно обеспечить им безопасность и гарантировать верховенство закона в республике.

В связке со скандалом Панов-Герия-Лакоба вспоминают и другой имущественный спор, длящийся уже около десяти лет. Это конфликт между учредителями торгового комплекса "Континент" в Гагре. В результате разногласий екатеринбургского бизнесмена Игоря Варова и его абхазских партнеров торговый комплекс прекратил свою работу.

Тем не менее, ни ситуация вокруг "Континента", ни спор вокруг завода "СПС Кавказ" не характеризуют бизнес-среду в Абхазии, как некоторые пытаются представить. На деле примеров успешной деятельности предприятий с участием иностранного капитала много больше. Самые известные примеры – операторы мобильной связи, которые, помимо финансовых инвестиций и создания рабочих мест, приносят в республику и современные технологии.

Много и успешно иностранные предприниматели вкладывают в туристическую сферу Абхазии, в частности, в гостиничный и ресторанный бизнес. Другое перспективное направление для инвестиций в республике – сельское хозяйство. Здесь уже себя зарекомендовали тепличные комплексы и заводы по переработке сельхозпродукции. В этом вопросе, помимо выгодных климатических условий, позволяющих успешно развивать сельское хозяйство, сыграло роль и географическое положение республики, которая может стать транзитным коридором для продукции, идущей из России и в Россию из стран черноморского бассейна и Южного Кавказа.

Что касается "Дела Панова", то стороны конфликта предложили несколько путей решения конфликтной ситуации, среди которых предложение арендовать или выкупить завод у российского предпринимателя. Выкупить могут и бывшие партнеры, и государство. Другой вариант, который предложил сам Панов, если вопрос не решится в его пользу, демонтировать предприятие и вывезти в Россию.

Рабочая комиссия под эгидой Минэкономики намерена учесть интересы всех сторон и сохранить добрую репутацию инвестиционного климата в Абхазии. Как это будет происходить, мы будем наблюдать уже в ближайшее время.

1569
Загрузка...