Енгин Садзба

Без страха и упрека: репатриант Енгин Садзба о жизни в Абхазии

3459
(обновлено 11:10 01.04.2018)
Енгин Садзба, молодой репатриант из Турции, вернулся на свою историческую родину семь лет назад. О том, как репатриант познакомился с Абхазией, о фамильной поддержке семьи Садзба и о том, как найти свое место в стране предков, читайте в репортаже Асиды Квициния.

"С нашими однофамильцами из Турции мы познакомились до Отечественной войны народа Абхазии и поддерживаем связь уже много лет. Первым Абхазию посетил Читын Садзба, затем приехал его брат Хаилюк, который позже откроет в центре Стамбула ресторан абхазской кухни "Сылашара". Когда началась война, они сильно поддерживали нас, мои сестры несколько месяцев находились в Турции в гостях у Читына и Хаилюка, вдали от войны. Хозяева дома заботились о них, создавая все условия, чтобы они чувствовали себя как дома. Несмотря на крепкую связь, сложившуюся между нами за предыдущие годы, из-за 10-летней послевоенной блокады мы потеряли друг друга. Но однажды на электронную почту моей сестры пришло письмо от наших братьев из Турции. Я до сих пор не знаю, как они нашли наш адрес, но письму мы были очень рады, и общение возобновилось", — рассказывает Сусанна Садзба.

С тех пор представители семьи Садзба все чаще стали посещать Абхазию, а некоторые из них решили построить свою судьбу здесь.

Впервые Енгин Садзба посетил Абхазию в 2011 году. Он приехал в гости к своему брату Суату, который к тому времени жил в республике уже два года и понемногу налаживал свои быт и бизнес. 

Енгин Садзба
© Sputnik / Томас Тхайцук
Енгин Садзба

"После двухнедельного пребывания в Абхазии мне захотелось остаться здесь навсегда. Вернувшись в Турцию, я стал постоянно об этом думать, и даже ночами мне снились сны о моей родине. Несмотря на то, что в Турции мы храним наши традиции, создать семью и растить своих детей я захотел именно здесь. Мне кажется, жить по канонам апсуара, выучить язык и принести настоящую пользу своей стране мы можем только в Абхазии", — говорит он.

Семья Енгина Садзба до махаджирства проживала на территории нынешней Красной Поляны в окрестностях Сочи. Вынужденные покинуть свою родину, они обосновались в одной из деревень в Турции. Со временем отец решил переехать жить в город Сакария, но несмотря на это, каждые выходные родные Енгина приезжали в деревню к дедушке.

"Об Абхазии мы слышим с самого детства. Наши бабушки и дедушки рассказывали нам историю нашей родины, учили языку. Они воспитывали в нас любовь к своей стране, и по сей день мы стараемся сохранить традиции и обычаи нашего народа. Мой дедушка был строг и требователен, он хорошо знал турецкий, но говорил с нами только на абхазском, благодаря ему, переехав в Абхазию, я все понимал, но говорить на родном языке не мог. И вот, прожив здесь несколько лет, я стал излагать свои мысли на абхазском языке", — продолжает рассказ репатриант.

В Абхазии существует множество нерешенных проблем, и, начиная свою жизнь здесь, Енгин тоже столкнулся с трудностями.

"Несмотря на сложности, который существуют в нашей стране, я принимаю все, что с ней связано, как хорошее, так и плохое. Если становится тяжело, я не перестаю ее любить, не отмахиваюсь от нее, не бегу собирать вещи, чтобы все бросить и уехать", — признается он.

Енгин открывал магазины одежды, помогал брату в ресторане, и на сегодняшний день у него есть свое кафе в центре Сухума.

"В Турции проживают хорошие молодые ребята, которые обдумывают переезд в Абхазию. Хочется, чтобы это решение они принимали легче, и по приезде смогли найти свое место здесь. Многие из них хорошие специалисты, и они много полезного могут сделать для своей родины. Но чтобы люди возвращались, необходимо правильно строить политику в стране. Сложно начать здесь свою жизнь с нуля и строить бизнес. Необходимо прилагать большие усилия. Семь лет я здесь, и я очень устал. Бытует мнение, что сюда приезжают те, кто там плохо устроен, слышать такое обидно и неприятно, а самое главное — это неправда. Абхазия переживает сложное время, но мы столько всего смогли вынести и дожить до сегодняшнего дня, и я уверен, что нет ничего, с чем бы мы не справились", — утверждает Енгин. 

Енгин Садзба
© Sputnik / Томас Тхайцук
Енгин Садзба

Фамилия Садзба в Абхазии поддерживает своих однофамильцев, и, как рассказывает Сусанна, они установили с репатриантами прочные родственные связи.

"Енгин рассказывает мне о своих переживаниях, его беспокоит экономика Абхазии, из-за неустойчивого экономического положения в стране открывать свой бизнес и начинать какое-то дело сложно. Но, как известно, у Абхазии большой потенциал в туристической сфере, придав ей привлекательный вид, она может конкурировать с самыми известными туристическими городами. Также его беспокоит отношение людей к репатриантам, многие наши соотечественники по возвращении на родину чувствуют на себе недобрые взгляды, и отношение не у всех складывается хорошее. Многие не считают нужным подобное терпеть и уезжают обратно в Турцию. Их понять можно, они тянутся к нам, а мы их отталкиваем", — сетует Сусанна.

Но Енгина не пугает такое отношение, он с пониманием относится к происходящему и говорит, что стал частью Абхазии и не отделяет себя от местных жителей. Енгин планирует развивать свой небольшой бизнес и в ближайшем будущем намерен завести семью.

3459
Темы:
Репатриация: проблемы и перспективы (87)
Загрузка...