ОВНА

Вызвать огонь на себя: Алексей Ломия рассказал о Сентябрьском наступлении

508
(обновлено 18:15 19.09.2018)
Ветеран Отечественной войны народа Абхазии, кавалер ордена Леона Алексей Ломия в интервью Sputnik рассказал о задачах, поставленных во время Сентябрьской операции 1993 года перед Сухумским батальоном.

Sputnik

Серьезная веха истории

16 сентября 1993 года началась военная операция Абхазской армии по освобождению Сухума от войск грузинского Госсовета. Участник Сентябрьского наступления, кавалер ордена Леона Алексей Ломия отметил, что это серьезная веха в истории абхазского народа.

"Невозможно об этом забыть, тем более когда сам стал участником этих событий. Те, кто хорошо знаком с историей войны, должны знать, что после нашего достаточно успешного июльского наступления, когда мы заняли все высоты близ Сухума, нас принудили к перемирию при посредничестве России. В Сочи состоялись встречи трех сторон, и было заключено перемирие", — добавил он.

В результате все боевые действия были приостановлены, вспоминает события 25-летней давности Алексей Ломия.

"Самое главное для Абхазии в этом Соглашении было то, что абхазские законные власти вернутся в город Сухум. Я не знаю, почему сейчас этому не придается большое значение, на самом деле, в этом есть корень, почему мы перешли в наступление. Все надеялись, что мы не на штыках, а мирно войдем в свой родной город, хотя сложно было представить себе, как это могло быть в реальности", — подчеркнул ветеран войны.

По словам Ломия, согласно подписанному Соглашению командование готовилось ввести в столицу военнослужащих с целью обеспечения безопасности работы законных органов власти.

"Нас, именно сухумчан, командование готовило ввести в столицу как людей, которые хорошо знали свой родной город, мы должны были с легким вооружением войти в город и обеспечивать функционирование законных властей. Для нас это была малопонятная задача, но сами по себе мы люди-бунтари, мы говорили, пусть нас запустят, а мы будем знать, как себя вести", — отметил он.

Все ждали, что грузинская сторона будет выполнять подписанное Соглашение, однако этого не случилось, подчеркнул Ломия.

"На то время в Сухуме возобновили подачу электроэнергии, и соответственно появилось грузинское телевидение, мы стали смотреть и поняли, что это не те люди, которые будут выполнять Соглашение. Они проводили какие-то митинги, женщины в черном кричали, что они никого не пустят в город и так далее", — сказал ветеран.

Вызвать огонь на себя

Грузия не была заинтересована в столь быстром завершении боевых действий, считает Алексей Ломия.

"Это геополитика, в которой, к сожалению, главными игроками были люди, которые очень двояко смотрели на будущее Абхазии. Говорить о том, что Андрей Козырев (министр иностранных дел России – ред.) будет защищать интересы Абхазии, было маловероятным, этот человек на одной лестничной площадке жил с Эдуардом Шеварднадзе в Москве, а как президент Грузии умел залезть в душу людям, мы все знали, поэтому мы понимали", — заметил Ломия.

Позиция остальных руководителей России также не внушала особого доверия, поэтому Абхазия была в трудном положении, говорит он.

"Благо у нас был лидер, который принял самое правильное решение. К 10 сентября мы сосредоточили свои силы на линии фронта, мы в тот момент находились в санатории "Шицкуара", каждый день мы ждали, когда пойдем в наступление, режим секретности был очень серьезным. Потом пришла депеша о том, какая задача стоит у нашего Сухумского батальона", — сказал Ломия.

По его словам, задача состояла в том, чтобы перейти Гумистинский мост и закрепиться на плацдарме.

"Нам нужно было создавать имитацию того, что здесь пройдет главное наступление, и соответственно стягивать на себя силы неприятеля, чтобы обеспечить комфортное наступление тех, кто идет сверху, где был основной удар", — поделился он.

Ломия говорит, все понимали, что поставленная задача очень сложная, так как для пехотинцев наступать на открытой местности – это погибель.

"Среди тех, кто перебежал через мост, было около 120 человек, мы хорошо помнили, что произошло с батальоном, который перешел через реку в июле, это практически на наших глазах, мы видели как их громили и атаковали, но они настоящие герои, они продержались какое-то время и с огромными потерями вынуждены были вернуться. Естественно мы не исключали такой вариант развития событий", — сказал кавалер ордена Леона.

Ломия вспоминает, что на сухумской стороне моста находился блокпост, который состоял из двух русских миротворцев, двух грузинских и двух абхазских военных, которые с определенной периодичностью заступали в наряд.

"Двоих ребят, которые стояли на блокпосту с абхазской стороны, мы подменили. Это были два брата Руслан и Беслан Гонджуа. Приблизительно в 12 часов 40 минут они разоружили пост, уложили всех на землю, грузин связали, русских отпустили. В это время мы уже выскочили из кустов, сконцентрировались все в районе свадебного зала спортбазы "Эшера". И в час Х мы рванули и побежали", — подчеркнул он.

Никакой информации о том, насколько успешно у братьев Гонджуа получилось все, у них не было.

"Но это было неважно. Мы знали, что задачу надо выполнять, и мы побежали. Страшно было, иногда я слышу браваду, но страшно бывает всем, все хотят жить. Мы перебегали минуты две, но я до сих пор вспоминаю этот промежуток времени как долгое и огромное расстояние. Я оказался на самом шоссе. Там змейкой лежали бетонные плиты, чтобы машина не могла сразу проехать. Вдоль этих бетонных плит мы улеглись. Поступила команда лежать тихо, осматриваться. Второй блокпост был метрах в 40 от нас. Там начали собираться наши враги", — вспоминает Ломия.

Противников было около 20-30 человек, они вели себя праздно, не имели представления, что "дикие" абхазы уже на этой стороне, отметил он.

"Это точно для них было как снег на голову. В этом был успех операции. Было отработано все неожиданно, быстро и четко. Для грузин это было нехорошим сюрпризом", — говорит Алексей Ломия.

Увидев врага на расстоянии 30-40 метров, у многих абхазских бойцов был соблазн применить оружие.

"Можно было дать одну автоматную очередь, и там были бы серьезные потери, но нам сказали, что ни в коем случае нельзя себя обнаруживать, потому что в направлении основного удара не все еще гладко, не все еще перешли в наступление. Если мы себя рассекретим, информация сразу разойдется, и грузины объявят тревогу", — подчеркнул он.

Через какое-то время грузины спохватились и почувствовали, что что-то не так.

"Через какое-то время люди, которые были на посту, должны были сообщать, что у них все в порядке. Видимо, к этому моменту сообщение не поступило, и они пустили по мандариновым насаждениям разведчика, который прошел по мандаринникам по тропинке, он обошел дом сзади, слева от нас, вошел в дом, в это время там находилась наша боевая медсестра Ляля Паразия", — говорит Ломия.

Увидев человека, медсестра поняла, что он не свой и решила позвать на помощь.

"В этот момент, он в упор стрельнул ей в лицо, но она повернула голову, пуля пробила обе щеки, выбила зубы, но она осталась жива. На шум забежал Пазана Квициния и автоматной очередью откинул его назад. С этого момента уже все стало понятно, уже начались локальные перестрелки, они уже начали стягиваться со всех сторон, но каких-то активных действий по нашему вытеснению не предпринимали", — сказал он.

По признанию Алексея Ломия, абхазские бойцы ожидали более упорного сопротивления врагов.

"Ближе к вечеру пошло затишье, периодически были перестрелки, особой активности не было. Мы стали укреплять позиции, выдвигаться, занимать новые дома, наше командование поняло, что грузины не те, кто может сопротивляться, и нужно развивать успех, и к нам на помощь пришла разведывательная рота", — отметил Алексей Ломия.

16 сентября 1993 года началась военная операция Абхазской армии по освобождению Сухума от войск грузинского Госсовета. По замыслу командования Гумистинским фронтом, Сухумский батальон, подразделения третьей мотострелковой бригады и разведывательная рота первой бригады на нижнем эшерском автомобильном мосту должны были нанести отвлекающий удар и оттянуть на себя прибрежную и основную группировку войск противника. А главный удар для освобождения Сухума намечался со стороны гор. И как это было уже проделано в июле, бойцы Восточного фронта должны были освободить участок центральной автотрассы, чтобы блокировать оказание помощи грузинской группировке в Сухуме. 17 сентября был освобождены Учхоз, гора Бирцха, населенные пункты Лекухона и Верхний Кяласур.

508
Темы:
Война от первого лица: непридуманные истории (30)
Загрузка...