Эмма Ходжаа

"Сломавшая" планы наступления: Ходжаа рассказала о Сентябрьской операции

993
(обновлено 12:24 24.09.2018)
Военный корреспондент, журналист Эмма Ходжаа была очевидцем начала наступательной операции по освобождению Сухума. Своими воспоминаниями о тех событиях она поделилась с ведущим радио Sputnik Абхазия.

Sputnik

О том, как абхазские журналисты вместе с войсками форсировали Гумисту, как Эмма Ходжаа внесла свои коррективы в план наступления и откуда на войне взялся скрипач, читайте в материале Sputnik.

"Одолеть" реку

После того как между Абхазией и Грузией было подписано соглашение о перемирии, в сентябре 1993 года специальные международные комиссии ездили по республике и проверяли то, как исполняются пункты этого двустороннего соглашения. Вместе с ними были и журналисты, в том числе Эмма Ходжаа.

Она вспомнила, что в те дни шла в большей степени перегруппировка сил и подготовка к решающей атаке.

"И мы, журналисты, конечно, тоже готовились к самому решающему наступлению. Если раньше съемочные группы Абхазского телевидения ездили освещать локальные боевые действия, то тут нам пришлось распределиться по всей линии противостояния. От моря и до гор", — рассказала Ходжаа.

Ситуация накалялась. Если за все время войны абхазские журналисты были "вооружены" только камерами и микрофонами, то в преддверии Сухумской операции им раздали пистолеты и автоматы.

18 сентября Ходжаа находилась в Гудауте. Она проснулась рано утром и вышла на пустую улицу, где царила, как сказала сама журналистка, зловещая тишина. Вместе с городом в томительном ожидании пребывали и его жители, понимая, что еще одной зимы в таких условиях им не выдержать.

Корреспондент Абхазского телевидения вызвалась поехать на съемки в нижнюю Эшеру. К ней приставили двух операторов – Гарри Аристава и Мизана Ломия. То, что они увидели на подъезде к линии фронта, Ходжаа назвала настоящим адом.

"За всю войну я такого не видела. Перед тем как пройти через реку, мы заехали на командный пункт, где нас стали отговаривать идти дальше. Переживали за нас и пообещали предоставить сводки, но мы туда приехали не для того, чтобы вернуться обратно", — отметила журналист.

В этом командном пункте телевизионщики услышали трагическую весть. Погиб респондент Эммы Ходжаа Тимур Бигвава, который пел песню "Гумистинский бой". Это окончательно отбросило все сомнения о том, что назад пути нет.

Обстановка настолько была напряженной и опасной, что все навыки укрытия, полученные за 13 месяцев войны, журналистам уже особо не пригодились бы. Пошли напролом.

Добежали до абхазских батальонов, перед которыми стояла задача дождаться темноты и переправиться через реку вместе с боеприпасами.

Планы военных и журналистов слегка разошлись, так как съемочная группа должна была отснять позиции Абхазской армии, расположенные на другом берегу Гумисты. Несмотря на все уговоры коллег, Эмма Ходжаа решает самостоятельно переплыть реку, но течение было слишком сильным, и ее начало сносить в сторону.

За молодой журналисткой бросились не только операторы, но и несколько отрядов военных, прихватив заодно ящики с боеприпасами.

"Когда заметили, что меня сносит течением, подошли ребята, встали по бокам и начали волочить. При этом они ругались: "Вот, из-за вас журналистов, особенно женщин, ломаются наши планы. Вопреки приказу мы раньше выдвинулись…", — вспомнила Ходжаа.

Борясь с потоками воды, она держала единственный импортный микрофон над головой, как флаг. Не дай бог, он намокнет. А в это время сверху падали в реку вражеские снаряды.

За Гумистой

Не успела Ходжаа оказаться на берегу, она принялась записывать стенд-ап. Этот момент для нее был особенным. Долгие месяцы она издалека смотрела на ту сторону реки с надеждой, что скоро там окажется.

"Я стою вся мокрая. Гарик на меня накричал и ушел, а Мизан поставил камеру и сказал, что вокруг меня какое-то свечение, и мне лучше остаться здесь. У нас было такое поверье, что если в кадре происходит что-то необычное или есть свечение, то человек может погибнуть. Я ему объяснила, что это из-за того, что я мокрая, а температура тела поднимается и просто идет испарение. На самом деле, я высохла за 15 минут. Видимо, нервы", — поделилась Ходжаа.

Под канонады взрывов и свисты пуль они пошли дальше. По дороге из виду пропал один из операторов. Спасаясь от выстрелов, они бросились в первую попавшуюся яму, откуда журналисты увидели нечто, не поддающееся логике и точно не советующее происходящему.  Вдали, в окопе, сидел незнакомый парень и играл на скрипке. Такой кадр журналисты, конечно же, пропустить не могли.

Вскоре дошли до высотных зданий, где проходили основные бои на подступах к Сухуму. К вечеру того дня боеприпасы абхазской армии были на исходе, и ответить мощным ударом по противнику уже было сложно.

Наступала ночь, и журналистам было пора возвращаться обратно, так как все с нетерпением ждали новостей с фронта. По пути назад Ходжаа заметила, что "бесценного" микрофона, нет. Она вспомнила, что положила его на землю, когда завязывали шнурки на обуви. Пришлось за ним вернуться.

Приехав на телевизионную базу, она поделилась с коллегами свежими и хорошими новостями о том, что Вооруженные силы Абхазии идут вперед.

993
Теги:
Отечественная война народа Абхазии (1992-1993), Эмма Ходжаа
Темы:
Война от первого лица: непридуманные истории (30)
Загрузка...