Командир восьмой роты третьего мотострелкового батальона Алик Лазба

В бой идут смертники: самоотверженный маневр отряда Алика Лазба

29147
(обновлено 18:33 25.09.2018)
Алик Лазба – кавалер "Ордена Леона", во время Отечественной войны народа Абхазии - командир восьмой роты третьего мотострелкового батальона.

В июле 1993 года в ходе наступательной операции на Сухум Лазба повел в бой группу смертников, которым предстояло вызвать огонь противника на себя. Маневр отвлек грузинскую армию от основного Шромского направления наступления и предрешил успех всей операции.

Астанда Ардзинба, Sputnik

Отвлекающий маневр

В истории этой войны, которую в Абхазии называют Отечественной, а в Грузии войной за территориальную целостность, что само по себе уже очень показательно, много недосказанного. Некоторые эпизоды еще плохо изучены, военным историкам, которых в стране, кстати сказать, совсем не много, только предстоит их исследовать. А некоторые вещи так и вообще до сих пор замалчиваются.

Один из таких эпизодов, который в отечественной историографии получил весьма незначительное внимание, тем не менее предрешил успех важной операции и, как следствие, успех войны – это так называемый отвлекающий маневр в июле 1993 года.

В работе историка Аслана Авидзба о проблемах военно-политической истории войны он упоминается так: "После высадки Тамышского десанта наступление Абхазской армии началось и на Гумистинском фронте. В третьем часу ночи 4 июля в Нижней Эшере абхазскими подразделениями был осуществлен отвлекающий маневр. В соответствии с планом была форсирована Гумиста, в результате кровопролитных боев были заняты передовые посты противника. Группа продержалась до конца следующего дня и вернулась на прежние позиции".

Гумистинский железнодорожный мост
© Фото : Фотоальбом "Аиааира"
Гумистинский железнодорожный мост

То было частью большой операции Абхазской армии, которая получила название "Июльское наступление". В то же время на Гумистинском фронте никакого наступления не было. Это была уловка, чтобы стянуть на себя все силы противника, в то время как основные силы Абхазской армии были брошены на главное Шромское направление операции. В итоге абхазы смогли подступить к Сухуму со стороны гор и занять стратегически важные высоты в окрестностях города.

Но что стоит за формулировками "в результате кровопролитных боев" и "группа продержалась до конца следующего дня"? Кто участвовал в этом отвлекающем маневре, который обеспечил успех всей июльской операции?

Забегая вперед, скажу, что в исторической справке есть некоторая неточность. В ней пишется о том, что была форсирована Гумиста. На самом же деле группе не удалось перейти реку вброд. Но обо всем по порядку.

Смертники за Абхазию

Не так давно в сети стали доступны фотографии списка группы смертников. Это фото тетради командира группы Алика Лазба, которые до сих пор не были опубликованы. Алик Лазба хранил эти записи у надежных людей, чтобы сберечь для истории. В списке имена и подписи бойцов, добровольно вызвавшихся совершить тот самый отвлекающий маневр, о котором речь шла выше. Они собирались принять весь огонь на себя, а прикрывать их было не кому. Они понимали, что идут на верную гибель.

Тетрадь командира группы Алика Лазба
© Фото : предоставлено Иналом Лазба
Тетрадь командира группы Алика Лазба

В группе смертников за Абхазию, как они сами себя назвали, было по разным данным от 70 до 120 человек. Согласно плану они действительно должны были форсировать реку в ночь на 4 июля, но уровень воды в реке оказался неожиданно высоким.

"Алик сделал пару шагов и уже по горло оказался в воде", — рассказывает один из участников группы смертников Стас Жиба.

Командир принял решение не отправлять бойцов на левый берег через воду.

"Они шлюзы открыли. Они нас ждали. Алик ругается со штабом, говорит: "Я пацанов туда не отправлю, утонут, не дойдут". На нас еще по 70 килограммов обмундирования и оружия. Это была провальная затея", — поясняет Жиба.

Тетрадь командира группы Алика Лазба
© Фото : предоставлено Иналом Лазба
Тетрадь командира группы Алика Лазба

Один из штабных начальников даже упрекнул, что, мол, сдрейфили на тот берег идти. В итоге решили бежать по мосту. По этому мосту никто десять месяцев не ходил. Бойцы понимали, что он наверняка заминирован, но ведь и так погибать, а тут хоть какой-никакой шанс попасть на правый берег.

"Первые пятерки бойцов перебежали вообще беспрепятственно, потому что грузины этого никак не ожидали", — говорит другой участник группы Алика Лазба Арзанбей (Чьыка) Эбжноу.

Командир

Сквер в центре Сухума, летний вечер спустя 25 лет. Бойцы восьмой роты третьего мотострелкового батальона, которым руководил Алик Лазба, встретились, чтобы рассказать журналистам о своем командире. Кажется, будто картинки тех июльских дней проносятся перед ними, как в калейдоскопе. Они сумбурно описывают страшные сцены, путаются в последовательности событий, перебивая друг друга, называют имена своих погибших друзей, не договаривая фразу, начинают смеяться над тем, что известно только им.

"Я ради Алика куда угодно пойду, — говорит Чьыка Эбжноу, объясняя тем самым, почему все же решил встретиться с журналистами, хотя до сих пор никогда интервью не давал. — Пишите об этом человеке. Это был такой человек, что будь таких больше, в Абхазии проблем не было бы. Алик мне жизнь спас".

"А как спас?" – спрашиваю.

Мы готовим очерк о командире восьмой роты третьего мотострелкового батальона, об Алике Лазба. Во время войны ему было 43 года, а его бойцам по 19-20 лет. Они до сих пор вспоминают о нем как об отце, который вел их на смерть, но делал все от него зависящее, чтобы никто из них не погиб.

"Да, во время отвлекающего маневра и спас. Он нас всех тогда спас".

Спасательная операция

Группа продержалась до конца следующего дня и вернулась на прежние позиции. Так вот с возвращением ожидаемо возникли проблемы.

Против их группы выдвинули шесть батальонов, до тысячи человек. При численном превосходстве противника в десять раз бойцы продержались на правом берегу Гумисты около 14 часов.

Стас Жиба так вспоминает ту ночь: "Мы укрывались в окопе. И нам закидывали гранаты. У нас было пять секунд, чтоб нашарить эту гранату в темноте и откинуть ее обратно. Это продолжалось несколько часов. Одна из гранат закатилась куда-то, мы так ее и не нашли. Уже приготовились к смерти. Оказалось, что она закатилась за нашего товарища, он ее собой и прикрыл". 

Девятнадцать абхазских бойцов в этой спецоперации погибли (эту цифру называет Алик Лазба в своем интервью, участники группы говорят о 35 погибших — ред.), большая часть оставшихся в живых отошла к вечеру следующего дня на свои позиции. Но некоторым противник отрезал пути отступления. Они укрывались под мостом без шансов выбраться.

Форсирование реки Гумисты. Июль 1993 г.
© Фото : Фотоальбом "Аиааира"
Форсирование реки Гумисты. Июль 1993 г.

Вызволять их никто не собирался. Кто-то в штабе даже напомнил, что знали ведь, куда шли. Возглавлявший группу смертников Алик Лазба, не найдя поддержки у начальников, сам приступил к отводу оставшихся бойцов. Обежал позиции, попросил стрелять в указанном направлении, организовал прикрытие и вывел своих ребят на абхазскую сторону.

Человек — герой

Этот материал задумывался как очерк о бойце Абхазской армии Алике Лазба. Но о нем невозможно говорить не в контексте войны, бойцов и в конце концов того самого отвлекающего маневра – незаслуженно забытого в обществе, но не забываемого для его участников.

Командир роты Алик Лазба был лидером по своей природе. Бывшие в его подчинении солдаты, которых он уберегал от врага, а иногда и от ошибок командования, безоговорочно ему доверяли.

На следующий день после отвлекающего маневра Алик объявил перемирие и направился на левый берег Гумисты. То были неофициальные, несогласованные со штабом переговоры с противником, которые Лазба сам и провел. Он пошел к позициям грузин один, чтобы получить тела своих погибших бойцов.

У грузинского командира был только один вопрос: "Сколько вас было вчера?" Услышав ответ, грузин снял шляпу. "У нас только убитыми триста человек. Это ваша земля!" — признал он, столкнувшись с отчаянным стремлением абхазов ее защищать. Тела погибших бойцов были переданы абхазской стороне.

После этих событий Алик Лазба дал интервью российской журналистке Светлане Беклимышевой, в котором признался, что главная его цель освободить Абхазию.

"А нечего думать о смерти. Берешь оружие, боеприпасы и идешь на задание", — кратко сформулировал он.

Алик Лазба взял в руки оружие с первых дней войны, он участвовал во всех значимых наступательных операциях Абхазской армии на Сухум. Однажды, в январе 1993 года, он вышел из госпиталя с незалеченной раной, чтоб пойти в наступление со своей ротой и не оставить ребят без командира.

До войны он возглавлял один из отделов Химзавода, а потом его же коллеги, местные этнические грузины, выступили против него на стороне пришедших из Тбилиси войск Госсовета. Он, как и многие тогда, воевал против своих знакомых. Иногда доходило до абсурда, когда бывшие коллеги и боевые враги перекрикивались через реку.

Одним из таких бывших сотрудников и личных врагов Алика Лазба был грузинский генерал-майор Гено Адамия. Житель Сухума, который с началом войны сформировал и возглавил добровольческий отряд из местных. По некоторой информации, он даже объявил награду за голову Алика Лазба. А вышло наоборот. Тело убитого в сентябрьском наступлении Адамия привезли Лазба.

Грузины пытались и по-другому справиться с Аликом Лазба. Иногда шантажировали сестрой, остававшейся в Сухуме, предлагали ему ее вывезти. Лазба отказывался, требуя взамен выдать тела погибших бойцов.

Командир Лазба увидел конец войны, хотя сомневался, что сам доживет до Победы. Даже написал письмо на случай своей гибели для двух своих сыновей, которые ждали его в родной Ачандаре, с пожеланиями "слушаться маму и вырасти хорошими людьми". Сам же после войны и принес это письмо домой.

Алик Лазба
© Фото : скриншот: видеоархив ОВНА АТ
Алик Лазба

Алика Лазба не стало в 2007 году. Намеренно не упоминаю его боевые награды, потому что они его никогда не волновали, а еще потому, что того звания, которого он действительно заслуживает, звания Героя Абхазии, ему так и не присвоили. Но командир восьмой роты третьего мотострелкового батальона Алик Лазба именно таким и запомнился своим бойцам: Человеком и Героем, преданным Абхазии.

29147
Загрузка...