ОВНА

Мишень для грузинской артиллерии: водители скорой во время войны в Абхазии

735
(обновлено 18:25 29.09.2018)
О заслугах водителей скорой помощи во время войны за 25 лет сказано мало. Но именно благодаря их бесстрашию, санинструкторы вовремя успевали оказать помощь раненым и вывезти их с поля боя. О том, как водители скорой спасали и медсестер, и бойцов и какие курьезные случаи происходили с ними на фронте, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Во время войны штаб медико-санитарного батальона был важнейшей частью Абхазской армии. Без него страшно себе представить, с какими жертвами вышла бы Абхазия из этой войны. Сплоченная работа водителей и санинструкторов спасла сотни жизней. 

О заслугах водителей скорой помощи во время войны за 25 лет сказано мало. Но их работа сопровождалась большим риском. Машины с красным крестом для гузинской артиллерии были мишенью даже больше, чем бегущий по открытой местности боец. И именно благодаря самоотверженности и бесстрашию водителей, санинструкторы вовремя успевали приехать на позиции к раненым, оказать первую помощь и вывезти их с поля боя.

То, что сделал каждый из водителей для приближения победы, по словам начальника штаба медико-санитарного батальона, кавалера ордена Леона Виктории Хашиг, рассказывать не один час. Они всегда выходили даже из самых сложных ситуаций, потому что водители были опытнейшие и проверенные, спокойно шли в любой бой и в любое наступление.

Подчиняться приказам

Во время позиционных боев на Восточном фронте работало около 14 карет скорой помощи, а во время наступления их становилось больше — до 30. Обычно по две машины распределялись по всем позициям, где дислоцировались абхазские войска.

"Наши водители совершали чудеса. Проявляли удивительную храбрость. С первых дней и до конца с нами были Хасик Ампар, Зураб Айба, Рафик и Даур Барцыц, Гарик и Гена Джикирба, Мераб Бигвава, Гогли Гогуа, Иона Инапшба, Рафик Кацуба, Геннадий Качубава, Гурам Квициния, Варлам Кекелия, Мизан Кур-оглы, Хасик Лейба, Вахтанг Кучуберия, Вячеслав Панцулая, Мурман Сабекия, Руслан Тания, Гарик Хаджимба, Зураб Торчуа, Сергей Хийба, Джансух Цейба, Толик Цкуа, Зураб Чамагуа, Ираклий Чачхалия, Рауль Чкотуа", – начала перечислять имена Виктория Хашиг.

Все они в основном сами приходили в батальон. Некоторые приходили со своим транспортом, некоторые — без.

Каждый из них хорошо знал свою зону ответственности. Водители, по словам Виктории Хашиг, даже больше подчинялись приказам, чем санинструкторы. Они хорошо понимали, что, если штаб потеряет и водителя, и машину, то никто не спасет определенное количество раненых.

"То есть они знали, что подставляют не только себя, но и армию, – объясняет начальник штаба медико-санитарного батальона. – После спасения раненых вторая главная задача водителей – сохранение машины, потому что их было не так много. А они были очень необходимы".

О раненых санинструкторы и водители узнавали по рации. В военных реалиях с любой точки линии фронта помощь прибывала за пять-десять минут. Такой оперативности могут позавидовать службы скорой помощи, работающие в мирное время.

"Часа через три после того, как мы успешно перебежали мост и закрепились в близлежащих домах, грузины начали робкие попытки контратак. Неожиданно для нас неприятель обстрелял дом предположительно из СПГ-9, а может, и просто из гранатомета. Снаряд попал в стену. Никого не убило, но Хорек поймал множество мелких осколков. Когда мы убедились, что ранения у Хорька неопасные, мы даже обрадовались – есть повод уберечь парня. Даже через его "не хочу", по рации сообщили о раненом. Прошло от силы минут пять, я спускаюсь со второго этажа, а у крыльца дома  стоит уже самая настоящая машина скорой помощи! Надо же! Вы попробуйте сейчас вызвать, сколько ждать придется! А тут — на тебе, карета подана", – вспоминает Алексей Ломия.

С риском для жизни

Как характеризует водителей Виктория Хашиг, все ребята были храбрыми. Если даже поначалу кто-то боялся лезть под обстрел на спасение раненых, то он мог отсидеться, переждать и через 15 минут вытворять чудеса.

"По правде, боялись все, но все шли, пусть даже под обстрел, независимо от того, из чего стреляли. Для нас было правило: "Есть раненый, значит, надо идти вперед!" Никто не думал о том, что могут убить, все думали о том, что есть человек, нуждающийся в помощи. Надо было успеть доехать, вывезти из-под обстрела и доставить вовремя до эвакопункта. Поэтому, наверное, нам и везло все время", – считает Виктория Хашиг.

Во время неудачного январского наступления вызов поступил с Нижнеэшерской зоны. Абхазские бойцы попросили, чтобы скорая помощь подъехала к окопам. Водитель Мераб Бигвава отправился на позицию. Но по дороге у него накрылся бензонасос. Мераб  Бигвава на открытой территории под прямым обстрелом, сумел починить машину и поехать дальше. Тогда на такой героический поступок особо не обращали внимания, потому что главной целью было своевременное спасение раненого.

Очень часто скорой помощи приходилось выезжать на позиции ночью. Тогда водители ездили с отключенными фарами, иначе они тут же становились мишенью грузинской артиллерии.  Однажды ночью Виктория Хашиг вместе с Рафиком Кацуба выехала на позиции за раненым.

"Я не знала, что у Рафика астма. Он тщательно скрывал от нас это. Мы едем, в нас стреляют, – вспоминает Хашиг. – Рафик начал задыхаться. Но он мне сознался, что у него с собой есть эуфиллин, что он астматик. Но мы не можем включить фары, нет света, в темноте не можем нащупать эуфиллин. Но кое-как нашли, сделала ему внутривенный укол. Рафик оживает и так до конца войны он был впереди всех".

Иногда оказывать помощь приходилось и водителям. Все они были хорошо обучены. Так Мерабу Бигвава пришлось спасти раненых санинструктора и бойца.

"Сам Мераб Бигвава тоже был ранен в то время, когда санинструктор Замира Чавчавадзе поехала с ним на позиции, а она первый день на фронте была. И они попали под серьезный обстрел. Замире пуля пробила легкие. Мераб был в бронежилете, но ему тоже попало. Несмотря на это, он вывез Замиру, оказал помощь раненым на позиции и вывез обратно в эвакопункт всех. Замира выжила, дай бог ей здоровья", – рассказала начальник штаба медико-санитарного батальона.

Курьезные случаи

За время Отечественной войны народа Абхазии в  штабе медико-санитарного батальона бывали и курьезные случаи.

Мизан Кур-оглы рассказал, что не знает, как переключать на задний ход. А они с Баталом Кобахия выехали за раненым на позицию на Гумисту. Оказалось, что Мизан не задний ход не знает, а просто на машине не работала задняя передача.

"Но потом машина как-то развернулась, и Батал был этому очень рад", – с улыбкой добавила Хашиг.

Другой случай произошел с Мурманом Сабекия, который постоянно находился на позициях вместе с Викторией Хашиг.

"Во всех самых сложных ситуациях он был. Вместе со мной ездил по позициям, проверял санинструкторов, привозили медикаменты, увозили раненых. Были интересные эпизоды. Мы с ним едем по Гумистинскому мосту, везем раненых. Впереди нас машина с зарубежными журналистами – телевизионщиками. Сверху заходят самолеты, бомбят мост. Я говорю: "Мурка, улыбайся, нас снимают". — Он отвечает: "Ты что, обалдела, самолет бомбит!" —  Я продолжаю: "Мурка, улыбайся, телевидение", – рассказала начальник штаба медико-санитарного батальона. 

За время войны погиб один водитель скорой помощи Геннадий Джикирба. Он в июле 1993 года вместе с Рафиком Барцыц попал в засаду в районе Каман-Шрома. После войны, по словам  Виктории Хашиг, в основном все водители удостоены медали "За отвагу".

735
Теги:
скорая помощь, Отечественная война народа Абхазии (1992-1993), Абхазия
Темы:
Война от первого лица: непридуманные истории (30)
Загрузка...

Орбита Sputnik