Представители Московской абхазской диаспоры на бывшем расстрельном полигоне Коммунарка в Москве, где были обнаружены имена абхазских политических деятелей и их детей, жертв политических репрессий (1937-1941 годов)

Эшба и новые имена: абхазы нашли соотечественников на "Стене памяти"

806
(обновлено 11:03 13.11.2018)
Представители Московской абхазской диаспоры посетили "Стену памяти" бывшего расстрельного полигона "Коммунарка" в Москве. На монументе выгравированы имена абхазских политических деятелей и их детей, жертв политических репрессий 1937-1941 годов, судьба которых была неизвестна на протяжении многих десятилетий.

Анжелика Бения, Sputnik.

"Мы нашли новые имена. Тут еще останки наших ребятишек Лакоба и останки Алексея Агрба", – удивленным голосом вместе произнесли историк Юрий Анчабадзе и Чрезвычайный и Полномочный посол Абхазии в России Игорь Ахба, подбегая к журналистам, которые беседовали с внуком расстрелянного политического и общественного деятеля Абхазии.

"Абхазов в этом списке вроде больше нет", – неуверенным голосом произнес посол и вместе с остальными представителями диаспоры, увязая в натоптанной грязи, продолжил поиски имен соотечественников на монументе.

Представители Московской абхазской диаспоры на бывшем расстрельном полигоне Коммунарка в Москве, где были обнаружены имена абхазских политических деятелей и их детей, жертв политических репрессий (1937-1941 годов)
© Sputnik / Анжелика Бения
Представители Московской абхазской диаспоры на бывшем расстрельном полигоне "Коммунарка" в Москве, где были обнаружены имена абхазских политических деятелей и их детей, жертв политических репрессий (1937-1941 годов)

Угнетающее место

В дальней западной части бывшего расстрельного полигона НКВД СССР "Коммунарка" 47 ям длиной от 15 метров и шириной до пяти метров. Дуб, ясень, береза… кажется, что эти деревья — свидетели жутких преступлений.

Они будто хотят вырваться из этого места. Врастая в останки расстрелянных, деревья тянутся высоко к небу или растут, сгибаясь над забором, который опутан колючей проволокой. К стволу почти каждого дерева скотчем или гвоздиками прикреплены фотографии или таблички с именами и краткими биографиями убитых и, по архивным данным, захороненных на этом полигоне.

Представители Московской абхазской диаспоры на бывшем расстрельном полигоне Коммунарка в Москве, где были обнаружены имена абхазских политических деятелей и их детей, жертв политических репрессий (1937-1941 годов)
© Sputnik / Анжелика Бения
Представители Московской абхазской диаспоры на бывшем расстрельном полигоне "Коммунарка" в Москве, где были обнаружены имена абхазских политических деятелей и их детей, жертв политических репрессий (1937-1941 годов)

Близкие и родственники погибших крепили их на деревья "коммунарки" задолго до появления "Стены памяти".

Аддиле Аббас-оглы с двумя детьми Эдуардом и Лейлой Василиади
© Фото : предоставлено Саидой Возба
Известный скрипач, внук государственного и политического деятеля Абхазии Ефрема Эшба Виктор Абрамян-Эшба в "Коммунарке" уже второй раз. Впервые он приехал, когда прочел об открытии "Стены памяти". Вечером, один, среди 6609 имен он искал имя своего дедушки.

"Оно здесь. Его имя здесь! Мы, наконец, узнали настоящее место захоронения дедушки", – взволнованно произнес внук Ефрема Эшба и, оправдывая свой сдавленный голос, добавил, что это "кошмарное место на него производит гнетущее впечатление", что находиться на территории бывшего расстрельного полигона ему очень тяжело.

Первым, кому он позвонил в тот вечер, был его двоюродный брат Владимир Аршба (внук Ефрема Эшба, сын скульптора Марины Эшба и известного журналиста Тариэла Аршба – ред).

Стена памяти на полигоне Коммунарка в Москве
© Sputnik / Анжелика Бения
"Стена памяти" на полигоне "Коммунарка" в Москве

Ефрем Эшба был арестован 11 апреля 1936 года. 15 апреля 1939 года он был приговорен ВКВС (Военной коллегией Верховного Суда) СССР к расстрелу по обвинению в шпионаже и создании контрреволюционных, террористических организаций. Был расстрелян 16 апреля 1939 года, реабилитирован 21 марта 1956 года. Это все, что о нем было известно семье революционера.

"Многие до сих пор думают, что могила Ефрема Эшба в Сухуме. Когда открывали там ему памятник, не было известно, где останки дедушки. Что он был расстрелян в Москве, мои родители узнали в 1992 году из архивов КГБ. Такие документы давали смотреть детям репрессированных. Благодаря деятельности международного общества "Мемориал", мы могли предполагать, что он мог быть захоронен на одном из расстрельных полигонов, где обычно хоронили репрессированных – полигон "Бутово", полигон "Коммунарка". Позже исследователи определили точные границы захоронений и пофамильно установили жертвы. Больно, что родители не дожили до сегодняшнего дня", –  добавил Виктор Абрамян-Эшба.

Мама Виктора Абрамян-Эшба Елизавета (младшая дочь Ефрема Эшба — ред.) умерла в 1997 году, отец Абрек скончался в июле 2018 года.

Бабушка Мария Щигровская (дочь опального русского генерала, сосланного на Кавказ — ред.), часто рассказывала внукам о своем известном супруге.

"Это чудо, что семью дедушки не отправили в лагерь, а детей в детский дом. Как уцелела его семья после ареста?!" – задавался вопросом внук Ефрема Эшба.

Представители Московской абхазской диаспоры на бывшем расстрельном полигоне Коммунарка в Москве, где были обнаружены имена абхазских политических деятелей и их детей, жертв политических репрессий (1937-1941 годов)
© Sputnik Анжелика Бения
Представители Московской абхазской диаспоры на бывшем расстрельном полигоне "Коммунарка" в Москве, где были обнаружены имена абхазских политических деятелей и их детей, жертв политических репрессий (1937-1941 годов)

Революционер со школьной скамьи

Ефрем Эшба был дипломатом. Знал русский, немецкий, французский и английский языки. Работал заведующим инспекторским отделом торгпредства, входил в состав советской торговой делегации в Лондоне, работал и в Нью-Йорке.

"Он ведь из мелкопоместного дворянского рода. Мальчик из абхазского села Агубедиа был очень грамотным. Как он писал! Этот сельский подросток блестяще окончил Сухумскую горскую школу, изучал иностранные языки, благодаря чему потом работал за границей. Лет 15 тому назад была большая выставка в Московском университете, в котором он учился. Среди фотографий выпускников была и его. Он был одним из лучших студентов, но его постоянно арестовывали", – с улыбкой рассказывал о дедушке внук-скрипач.

Ефрем Эшба и его мать Марта Зурабовна и сестра Чочо. Сухум 1905 год
© Фото : из книги Г. А. Дзидзария "Ефрем Эшба"
Ефрем Эшба и его мать Марта Зурабовна и сестра Чочо. Сухум 1905 год

Еще учась в Тифлисской гимназии, 16-летний Ефрем вместе с другими учениками создал группу по изучению марксистских произведений. О группе вскоре узнали и донесли. "Политически неблагонадежного" Эшба лишили стипендии и поставили за поведение "тройку" – единственную в его табеле плохую оценку. Эшба потом о ней отзывался, что она выше "академической пятерки".

Когда в 1918 году советская власть была установлена на всей территории Абхазии, за исключением Кодорского (Очамчирского) участка, временным центральным органом советской власти в Абхазии стал окружной Военно-революционный комитет. Председателем его был руководитель Сухумского окружного комитета Эшба, а заместителями председателя — Нестор Лакоба и Георгий Атарбеков.

Эфрем Эшба с семьей
© Фото : из книги Г. А. Дзидзария "Ефрем Эшба"
Эфрем Эшба с семьей

Активный участник революционного движения в России и Абхазии в 1921 году создал Военно-революционный комитет Абхазии. 

"В истории Абхазии с его именем связаны борьба за свободу и независимость Абхазии, восстановление абхазской государственности", – отметил доктор исторических наук Юрий Анчабадзе.

"Его идеи независимости и свободного развития нашей страны сегодня воплощаются в жизнь. Вероятно, те, кто устраивал репрессии в Абхазии, хотели, чтобы мы забыли эти имена, чтобы они были вычеркнуты из нашей истории, но этого не произошло. Мы всегда помнили о невинных жертвах, убиенных наших согражданах. То ведомство, которое занималось этими делами, засекречивало свои "темные" преступления, все архивы были закрыты. Мы мечтали найти место, куда могли бы прийти и оплакать их. Это место найдено. Нам горько и тяжело, и в то же время светло", – сказал этнограф-кавказовед Анчабадзе.

Не единственный в списке абхаз

Здесь покоятся останки расстрелянной элиты, этим "Коммунарка" и отличается от других полигонов, – добавил, рассматривая списки, историк.

Список на монументе из 6609 имен неполный. На стене имена тех, чью гибель на "Коммунарке" удалось установить по архивным данным.

Ефрем Эшба – в списке не единственный абхаз.

15-летний Рауф Нестерович Лакоба (сын государственного деятеля советской Абхазии) был арестован в 1937 году, приговорен ВКВС СССР по обвинению в участии в контрреволюционной организации. Обвиненные в том же, что и Рауф, 17-летний Николай Михайлович Лакоба-Григолия и 16-летний Тенгиз Васильевич Лакоба были расстреляны уже в совершеннолетнем возрасте в 1941 году. Имена Рауфа, Николая и Тенгиза Лакоба тоже в списке захороненных на спецобъекте "Коммунарка".

Стена памяти на полигоне Коммунарка в Москве
© Sputnik Анжелика Бения
"Стена памяти" на полигоне "Коммунарка" в Москве

На монументе также выгравировано имя видного партийного государственного деятеля Абхазии Алексея Сергеевича Агрба, расстрелянного в апреле 1938 года.

Чрезвычайный и Полномочный посол республики Абхазия в России Игорь Ахба от имени президента Республики Абхазия выразил слова благодарности причастным к организации "Стены памяти" на "Коммунарке".

"В этом месте похоронены жертвы сталинских репрессий, наши соотечественники: Эфрем Эшба, Алексей Агрба, сыновья выдающихся деятелей Абхазии Нестора, Василия и Михаила Лакоба. На "Коммунарке" мы обрели место, где захоронены представители нашего народа. Вечная память нашим соотечественникам, безвинным жертвам", – сказал Ахба.

Бывший расстрельный полигон Коммунарка в Москве, где были обнаружены имена абхазских политических деятелей и их детей, жертв политических репрессий (1937-1941 годов)
© Sputnik / Анжелика Бения
Бывший расстрельный полигон "Коммунарка" в Москве, где были обнаружены имена абхазских политических деятелей и их детей, жертв политических репрессий (1937-1941 годов)

На полигоне "Коммунарка" были расстреляны представители 62 национальностей из 11 стран мира: члены Политбюро, Совнаркома и Коминтерна, известные писатели и священнослужители. Это одно из пяти известных мест массовых захоронений расстрелянных в Москве с сентября 1937 по ноябрь 1941 года.

Вплоть до конца советской власти "Коммунарка" оставалась охраняемым спецобъектом органа государственной безопасности. О существовании здесь захоронения стало известно лишь в 1991 году. Территория полигона только весной 1999 года была передана от ФСБ РФ в ведение Русской Православной Церкви.

806
Теги:
репрессии, Абхазия
Загрузка...