Сбор урожая мандаринов в Гулрыпше

Дауров об ожидаемом урожае цитрусовых: в два раза больше, чем в прошлом году

563
(обновлено 13:07 12.11.2018)
Временно исполняющий обязанности министра сельского хозяйства республики Владимир Дауров рассказал, какой урожай мандаринов ожидается в Абхазии в 2018 году.

СУХУМ, 10 ноя – Sputnik. Временно исполняющий обязанности министра сельского хозяйства республики Владимир Дауров в интервью на радио Sputnik Абхазия рассказал, что в сравнении с прошлым годом в этом году ожидается в два раза больше урожая цитрусовых.

"Если сравнивать с предыдущим годом, то урожай мандаринов немаленький. Самым урожайным годом считается, когда собирается в среднем 30-35 тысяч тонн мандаринов. Как раз такой урожай мы ожидаем. В прошлом году предварительно был определен объем урожая 15 тысяч тонн", — добавил он.

Помимо этого, он заметил, что качество продукции в этом году очень хорошее, и связано это с тем, что Минсельхоз провел большую работу по уничтожению мраморного клопа, который является основным вредителем.

"Мы в достаточно большом объеме и на бесплатной основе выделяли людям необходимые для борьбы с мраморным клопом препараты. Большой объем работы провели и владельцы мандариновых плантаций. Конечный результат получился очень удачный и положительный", — сказал Дауров.

Он напомнил, что каждый год Минсельхоз проводит работу по предварительному определению урожая по всей республике.

"Мы воочию видим, что цитрусовые в этом году качественные. По объему ожидаемого урожая Гулрыпшский район лидирует, речь идет и о частных хозяйствах и о госсекторе, который находится в аренде. Конечно, частного сектора в Абхазии всегда было больше и в довоенные годы, и сегодня", — подчеркнул временно исполняющий обязанности министра сельского хозяйства.

Основной сбор цитрусовых в Абхазии идет с ноября до конца декабря.

"Основной сбор идет до 25, 26, 27 декабря, потому что большегрузные машины должны довезти мандарины, чтобы они попали на российский новогодний стол. После праздников сбор и реализация продолжаются и в январе, но основная реализация происходит до нового года", — заметил Дауров.

Каждый житель Абхазии, который занимается сельхозпроизводством может обратиться в РУП "Абхазпродэкспорт" для того, чтобы хранить свою продукцию в плодоовощехранилище, расположенном в Гулрыпшском районе.

Дауров рассказал, каким ожидается урожай мандаринов в Абхазии>>

На базе этого хранилища создан РУП "Абхазпродэкспорт", который занимается приемом и реализацией цитрусовых, овощей и фруктов. Пока этого предприятия достаточно для тех объемов производимой продукции, которые есть Абхазии, рассказал Дауров.

563
Теги:
мандарины, урожай, Абхазия

Алеко Гварамия

Гварамия об участии в Олимпиаде-80: остался осадок от того, что не все команды приехали

52
Ректор Абхазского государственного университета, профессор Алеко Гварамия в эфире радио Sputnik поделился воспоминаниями о своем участии в Олимпиаде-80 в качестве судьи.
Гварамия об участии в Олимпиаде-80: остался осадок от того, что не все команды приехали

19 июля исполняется 40 лет с момента открытия летних Олимпийских Игр в Москве. Алеко Гварамия вспомнил ключевые события того лета и рассказал, почему, по его мнению, США нарушили главный закон Олимпийских Игр.

"Для меня Олимпиада-80 – это настоящий праздник, такие огромные соревнования, и я был включен в судейскую бригаду. И как судья при участниках я выводил Давида Квачадзе, Петра Заева – известнейших боксеров. На гонге я провел две трети всех боев, это в трех метрах от ринга, я видел все детали боев, которые проходили по этой программе. Остался осадок от того, что не все команды приехали и тем самым нарушили законы, по которым были задуманы в 1896 году бароном Пьером де Кубертеном Олимпийские Игры", – отметил Гварамия.

Напомним, что в связи с вводом советских войск на территорию Афганистана в декабре 1979 года, США, Канада, ФРГ, Япония и другие страны объявили бойкот Играм. Многие спортсмены были вынуждены выступать под нейтральным флагом.

52
Милиция мигалка

Штраф, подписка и уголовное дело: в Гудауте задержали мужчину с марихуаной

594
(обновлено 09:39 14.07.2020)
За незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств, согласно УК Абхазии, грозит тюремный срок от года до трех лет.

СУХУМ, 14 июл - Sputnik. Сотрудники ОВД Гудаутского района в результате проведенных оперативных мероприятий задержали мужчину, у которого во время личного досмотра была обнаружена и изъята марихуана.

"Гражданин Темур Хагба в ходе обязательного медицинского освидетельствования на предмет потребления наркотических веществ отказался от сдачи биоматериала на исследование и в нарушение статьи 45 КоАП (незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача) судом Гудаутского района подвергнут административному наказанию в виде взыскания штрафа в размере 700 МРОТ - 42 000 рублей", - говорится в сообщении на сайте МВД Абхазии.

Хагба вменяется преступление, предусмотренное частью первой статьи 223 УК Абхазии (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов).

Мужчина отпущен под подписку о невыезде.

Читайте также:

594
Теги:
преступность, марихуана, наркотики, Гудаута

Может ли Святая София объединить русских и турок?

0
Турки сделали главный православный собор мира, Святую Софию в Константинополе, мечетью — Россия должна защищать христианскую веру и наказать Турцию! Звучит правильно?

Но османы переделали храм в мечеть в 1453 году — после того, как взяли Константинополь, а на месте Римской империи (называемой еще Византийской) утвердилась империя Османская, Османский халифат, до начала ХХ века правивший немалой частью исламского мира, пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Империя и халифат погибли после Первой мировой войны — на ее месте туркам с трудом удалось сохранить хотя бы свое национальное государство, Турецкую Республику.

Ислам в этом светском, вестернизируемом государстве не подвергался таким репрессиям и погрому, как православие в России, — но турецкий Ленин Ататюрк вытеснил его на обочину жизни, поставил под контроль государства.

Одним из важных символических решений было и превращение Айя-Софии из мечети в музей — обнаруженные там византийские фрески стали привлекать миллионы туристов.

Сближение Турции с Западом продолжалось и всю вторую половину ХХ века — но постепенно даже прозападно настроенные турки стали понимать, что Европа не сольется с Турцией, что различия между двумя цивилизациями слишком сильны.

Да и потенциальная угроза со стороны России, в свое время приведшая Турцию в НАТО, перестала быть геополитическим фактором после распада СССР. А в самой Турции постепенно начался исламский реванш — к власти пришли силы, опиравшиеся на народное большинство, выступавшие за освобождение ислама, за его выход из подполья. 

Правящий уже 17 лет Реджеп Эрдоган постепенно утверждает Турцию как суверенную исламскую державу, проводящую самостоятельную политику и внутри страны, и на мировой арене.

Важным символическим решением стал и его шаг по возвращению Айя-Софии статуса мечети: "Мы приняли решение об изменении статуса Айя-Софии, основываясь на мнении нашего народа, а не на том, кто что про нас скажет… Страна продолжит идти верным путем — к строительству великой и сильной Турции".

Действительно, решение Эрдогана поддерживают три четверти турок — притом что его собственный рейтинг куда ниже. Турки имеют право делать у себя дома то, что считают правильным?
И вот тут выясняется, что нет: целый ряд стран сначала пытались отговорить Турцию от этого шага, а потом выразили сожаление и озабоченность происходящим. Считающие себя чуть ли не наследниками Византии греки и вовсе потребовали ввести против Турции санкции — на уровне ЕС и международные. Потому что Святая София — это не греко-турецкий, а глобальный вопрос:

"Это вопрос отмены правил и неуважения к мировому сообществу… Эрдоган делает все умышленно. Он отменяет даже традиции своей страны. Он отворачивается от международного сообщества и его правил".

Так заявил министр иностранных дел Греции, православной страны. Но ведь Россия занимает схожую позицию? Вот и Госдума принимала обращение к турецким властям еще до принятия решения, и глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата, митрополит Иларион назвал действия Эрдогана "ударом по всему мировому православию": "Потому что для всех православных христиан по всему миру храм Святой Софии — это такой же символ, как для католиков собор Святого Петра в Риме, поэтому мы с большим сожалением воспринимаем это решение".

Но позиция Русской православной церкви и не могла быть другой — Россия стала Третьим Римом после падения Второго, и Святая София навсегда останется для православных символом великой православной Византийской империи — империи, построенной равноапостольными Константином и Еленой.

Защищать Святую Софию — естественная обязанность РПЦ, даже если нет ни одного шанса вернуть на нее крест.

Но позиция России как государства другая: хотя нас волнует будущее Святой Софии, мы не считаем себя вправе указывать Турции на то, как ей себя вести, и уж тем более угрожать ей. Как заявил в понедельник заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин, "мы исходим из того, что речь идет о внутренних делах Турции, в которые, естественно, ни мы, ни другие не должны вмешиваться".

При этом замминистра напомнил о "широком общественном резонансе, который получил этот вопрос и в нашей стране, и за ее пределами", и сказал, что мы "обращаем внимание на значение этого объекта с точки зрения объекта мировой культуры и цивилизации".

То есть Россия не давит на Турцию — притом что, как писала европейская пресса, Владимир Путин был единственным, кто мог бы отговорить Эрдогана от подобного шага. Но это неправильная оценка — да, у Путина и Эрдогана сложились очень тесные и доверительные отношения, но они основаны на взаимном уважении и невмешательстве в дела друг друга.

То есть Путин в принципе не мог указывать Эрдогану на то, как ему поступать со Святой Софией, — хотя, конечно, они обсуждали эту тему. Впрочем, официально о таком обсуждении было объявлено только после принятия решения — в ходе телефонного разговора в понедельник: "Владимир Путин обратил внимание Реджепа Тайипа Эрдогана на значительный общественный резонанс, который вызвало в России решение изменить статус храма Святой Софии в Стамбуле. Президент Турции дал соответствующие пояснения, отметив, что доступ к этому уникальному памятнику мировой цивилизации будет гарантирован для всех желающих, включая иностранных граждан, и будет обеспечена сохранность христианских святынь".

Но ни о каких уговорах и уж тем более ультиматумах с нашей стороны не могло быть речи.

И это с учетом того, что в 2015-м, после уничтожения нашего Су-24 на сирийско-турецкой границе, Путин фактически поставил Эрдогану ультиматум — и все контакты находились на паузе девять месяцев, до тех пор, пока турецкий президент не извинился за гибель нашего летчика.

Но тогда речь шла о двухсторонних отношениях — а сейчас, при всем всемирном значении Святой Софии и огромном внимании, которое Россия и Путин уделяют защите православия во всем мире, речь идет о внутреннем деле Турции.

Наши страны в прошлом часто воевали — у нас долгая и сложная история отношений. Но СССР спас Турцию от полного раздробления столетие назад — а в последние десятилетия отношения постоянно развиваются по восходящей. Причем речь не только о двухсторонних связях — но и о действиях на мировой арене, даже там, где, как в Сирии, наши страны находились, по сути, по разные линии фронта.

Подобное взаимодействие и нахождение компромиссов стали возможны по одной простой причине — Путин и Эрдоган являются самостоятельными и сильными государственными деятелями, отстаивающими интересы своих стран и нацеленными на их укрепление.

Стратегические цели Путина и Эрдогана совпадают — и Турция, и Россия видят себя важными участниками строительства нового миропорядка, постзападного мира. Поэтому даже объективные противоречия и разногласия между интересами двух стран они пытаются решать тем или иным путем — потому что понимают, что стратегическое взаимодействие России и Турции выгодно обеим странам и работает на усиление каждой из них.

К тому же сейчас между нами нет тех противоречий, что были два века назад, да и Турция больше не "больной человек Европы", и Запад уже не может использовать русско-турецкие противоречия для сдерживания России. Потому что Турция становится менее западной и более исламской страной — и это можно только приветствовать, ведь речь идет о самостоятельной державе, не желающей быть ничьей марионеткой.

Святая София навсегда останется для нас православным собором — а для турок она всегда была мечетью и снова станет ей. При этом христианским фрескам ничего не угрожает — на время служб их будут затенять с помощью специальной аппаратуры. Доступ в Святую Софию будет открыт для всех, и даже плата теперь взиматься не будет.

Святая София всегда была для русских важнейшей частью нашего самосознания — из нее мы получили православную веру, а потом долгие годы она была символом русско-турецкого конфликта: мы хотели вернуть на нее крест.

Но прошлое не вернуть, не изменить — к тому же фундаментальный постулат нашей государственности гласит, что Второй Рим пал, Третий стоит, а четвертому не бывать. То есть нет уже Константинополя — есть Стамбул. А его место не просто в православии, а в мире как таковом заняла Москва.

Самозваный претендент на звание четвертого Рима, США, на наших глазах входят в завершающий этап своей истории — а Москве, Третьему Риму, и туркам, от рук которых пал Второй Рим (хотя султаны и считали себя его продолжателями), сейчас, по большому счету, нечего делить.

Святая София может разъединять нас — а может объединять, оставаясь для нас памятью о наших православных корнях и будучи для турок символом их побед и их веры. Две великих цивилизации встали на путь возрождения — и им точно не место в музее.

0