Пограничное состояние: чем живет Галский район

2358
(обновлено 16:36 28.01.2019)
О том, как прошел 2018 год для жителей Гала, почему главный источник дохода, орех, "погорел" и почему галцам не выдают абхазское гражданство, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

"Бзиала шаабеит" (бзиала шәаабеит – добро пожаловать – ред.), - гласит у въезда в Гал табличка, которая красуется на фоне рекламных щитов с новогодними поздравлениями. О недавно прошедших праздниках здесь напоминают только эти билборды. Сами галцы давно отошли от праздничного марафона и уже возятся в садах и огородах, готовятся к весне.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Въезд в город Гал

По дороге в село Первый Гал встречаем пожилого мужчину лет семидесяти, который пытается вытолкать прицеп с удобрениями с проезжей части. Водитель и фотокорреспондент Sputnik вызываются помочь крестьянину.

- Добрый день, - удивленно приветствует мужчина.

С прицепом три пары руки справляются в два счета. Крестьянин благодарит своих внезапных помощников, но вот поговорить о жизни категорически отказывается. 

Мандарины вместо ореха

Житель села Первый Гал Бадри Кецбая с раннего утра занимается своими нехитрыми делами – сгоняет скот на пастбище и кормит домашнюю птицу. Невысокий крестьянин в резиновых сапогах и с закатанными рукавами встречает доброй улыбкой.

Он, как и все жители Гала, выращивает фундук, но есть у него и мандариновый сад. В Галском районе цитрусовые нечасто встретишь.

"До холма можно подняться на машине, если она не легковая. Летом сюда любая машина поднимется, но зимой немного грязно, не каждый водитель справится с нашими дорогами. Но пешком здесь не так далеко", – приглашает в свои владения Бадри.

Орешник он уже успел привести в порядок – подрезал лишние ветки и сгреб листву. Вместе с Бадри поднимаемся на крутой склон. Отсюда с одной стороны открывается вид на владения – ореховый и мандариновый сады.

"Вот, это все мои сады. У меня две тысячи корней ореха. Мандаринов – 300 корней", – Бадри рукой показывает границы своего хозяйства.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Бадри Кецбая

Местным жителям стало трудновато, с досадой признается крестьянин, весь орех, который был основным источником доходов многих галцев, испортил мраморный клоп.

"Мандарины здесь растут, но не так много, как орехи. Есть еще кукуруза, но много на этом не заработаешь. Основной доход приносил орех. Люди хотят улучшить жизнь, но нет денег. Сейчас все кое-как выбиваются, кое-как зарабатывают на хлеб", – объясняет Кецбая.

Бадри считает, что ему самому крупно повезло. Мандарины не пострадали от нашествия "вонючек". Он в течение лета обрабатывал цитрусовые от вредителя.

Единственное, что расстроило хозяина, – низкая цена на мандарины в этом году. Если в самом начале они уходили по 20 рублей за килограмм, то в разгар сезона упали до 10 рублей, удачей было пристроить урожай по 15 рублей за килограмм.

Проблемы с орехом
© Sputnik / Томас Тхайцук
Проблемы с орехом

"Урожай получился нормальный, а цена была так себе, – вздыхает Бадри. – Приезжали сюда перекупщики. Мы сами тоже возили на Псоу, но всего два раза, потому что далеко и невыгодно на легковой машине. Если вывозить самому, то только на "Газели". Иначе в минус уйдешь".

Руки опускать Бадри Кецбая не намерен, будет лечить ореховые насаждения. Для этого он уже вооружился специальным аппаратом-опрыскивателем.

"Не только я, но уже почти все здесь купили опрыскиватели. Без лечения орех снова испортится. Если лекарство будет бесплатное, то крестьянам это очень сильно поможет, потому что покупать лекарство нам очень сложно, это большие финансы. Не все имеют такие возможности", – добавил сельчанин. 

А если орех и в этом году не оправдает надежды, то Бадри Кецбая намерен срубить все деревья и на их месте посадить мандарины.

Граница жизни

В городской части жизнь менее оживленная. Здесь не встретишь толпы людей. Приезжаем на рынок Гала, почти все лавки закрыты.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Рынок

"Сегодня нерыночный день. Рынок работает по средам и пятницам, – объясняет пожилая женщина в очереди в аптеку. – Работают только аптека и несколько магазинов. А вообще в городе практически нет ничего. Граница закрыта. Здесь все дорого. Вот даже корвалол, который стоил 40 рублей, сейчас все 100 стоит".

Закрытие границы – последние две недели одна из главных тем в городе. Многие продукты и лекарства везли из приграничного Зугдиди, в том числе и товары для перепродажи.

"Мы не то что ездим туда, мы этим и живем. Пока закрыта граница, лекарств вообще нет. Два дня назад хотел купить нурофен для ребенка, но я не нашел. Вот что мне сделать? – отчаянно разводит руками горожанин Темур. – Не то что нурофен, в аптеке нашли только витамин С. Одну ампулу дали за 100 рублей. Вы представляете? Сто рублей за витамин С, который там (в Грузии – ред.) стоит 12 рублей".

В аптеке на самом деле нурофена не оказалось. Но парацетомол и капли для носа все же нашлись. Две пластинки парацетомала и риностоп обошлись в 120 рублей. 

Паспорт преткновения

Перед Дворцом культуры фотокорреспондента Sputnik окликает пожилой мужчина.

- Ты журналист?

- Нет, фотограф.

Мужчина с разочарованием оглядывает камеру, но, почесав затылок, начинает рассказывать о своих проблемах.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Городской парк

"Вот, я уже в четвертом поколении живу здесь. Родился здесь, учился здесь, я никуда не выезжал, а мне сейчас предлагают вид на жительство. Хотя я абориген тут. Мне обидно, почему так происходит? Ты можешь написать про это?" – спрашивает он.

Фотокорреспондент предлагает горожанину представиться и сообщить на диктофон свою проблему. Но встревоженный неожиданным предложением мужчина наотрез отказывается от беседы под запись.

Вскоре находится женщина, которая соглашается рассказать свою версию проблемы.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Город Гал

"Самая большая проблема у нас, – паспортизация. У нас у всех есть абхазские паспорта, но они не действуют. Нам сейчас говорят: "Берите вид на жительство". Но и это я не могу получить. Дело в том, что во время войны мои родители перешли туда (в Грузию – ред.) и я родилась там в 1995 году, но школу здесь окончила, университет – тоже здесь, здесь замуж вышла, родила ребенка и работаю здесь. Мне говорят, что надо взять разрешение на проживание. Но почему так? Сколько раз можно делать паспорт? Еще справки очень дорого стоят. Справка для вида на жительство стоит 350 рублей, девятая форма – 500. А у нас уже третий год орех ничего не дает. К тому же, если налог не уплачен, то справку не дают. А денег ни у кого нет, на что нам делать справки, на что собирать документы, на что платить налоги?" – недоумевает жительница Гала Теона. 

© Sputnik / Томас Тхайцук
Дети за игрой в баскетбол

Теона, как и многие здесь, имеет грузинский паспорт. Еще в 2011 году, когда она подавала документы на абхазское гражданство, женщина написала отказ от грузинского гражданства. Но это, как признается Теона, всего лишь формальность. В Грузии же на самом деле никто не "вычеркивает из списка".

"Получается, что через два года я могу получить вид на жительство. На гражданство можно подать лишь через пять лет после получения вида на жительство. Но и тогда никто не гарантирует нам гражданства. Никто не дает конкретного ответа", – возмущается она.

В администрации Гала ответили, что из-за того, что многие имеют грузинское гражданство, в районе в основном получают вид на жительство. Процесс идет уже полтора года. За это время, по словам главы района Темура Надарая, более 12 тысяч жителей Галского района обратились за получением вида на жительство. Но выдали документы только половине из них.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Абхазский флаг у восточной границы

"Это связано с тем, что по закону вид на жительство могут получать жители Галского района, которые родились на территории Абхазской АССР. Среди галцев есть граждане Грузии и лица без гражданства. Лиц без гражданства, по нашим подсчетам, не более 600 человек. Такие люди получают вид на жительство. Лицам без гражданства, имеющие вид на жительство, через пять лет легче получить гражданство Абхазии, потому что они не обременены гражданством другой страны. Но для этого они должны сдать экзамен на знание Конституции и абхазского языка. Есть третья категория лиц, которые не могут получить вид на жительство. Главное условие – проживание на территории Абхазии более 10 лет, но у этой категории такого нет. Они уехали за пределы Абхазии и появились здесь менее 10 лет назад", – объяснил Темур Надарая.

2358
Теги:
орехи, гражданство, Галский район, Гал
По теме
Жители Гала потребовали открыть границу
Шакрыл о событиях в Гале: митинга можно было избежать
Темур Надарая: цинично использовать жителей Гала в политических целях

Шамба об эпидобстановке в Пицунде: расслабились после открытия границы

207
(обновлено 20:50 29.10.2020)
По словам главы Пицунды, профильные ведомства и правоохранительные органы следят за соблюдением жителями города превентивных мер от коронавируса.

СУХУМ, 29 окт – Sputnik, Бадри Есиава. Жители Пицунды намного строже соблюдали меры предосторожности от коронавирусной инфекции весной, чем после открытия границы с Россией в августе, поделился мнением с корреспондентом Sputnik глава Пицунды Алхас Шамба.

"То, что мы делали в марте и сейчас (соблюдение защитных мер от COVID-19 - ред.) – это небо и земля, хотя сейчас заболеваемость в разы больше. Март, апрель, май выдались напряженными, но после открытия границы люди расслабились, и им сложно вернуться к прежнему образу жизни", - сказал Шамба.

По его словам, в Пицунде небольшое количество людей с подтвержденной коронавирусной инфекцией. Шамба связывает это с географическим расположением города и его отдаленности от Республиканской трассы.

"У нас немного заболевших. Лично мне известны лишь единичные случаи того, что кто-то из жителей Пицунды находится в Гудаутской инфекционной больнице. Нам всем надо проявить сознательность, к чему призывает президент. Надо стараться соблюдать социальную дистанцию и реже появляться в общественных местах. Как говорится, спасение утопающего – дело рук самого утопающего", - считает Шамба.  

Глава города также подчеркнул, что профильные ведомства и правоохранительные органы следят за соблюдением населения превентивных мер от вируса, но задача эта не из легких.  

Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на 29 октября составляет 4126 человек, выздоровело 2170 человек, включая лечившихся амбулаторно. Летальных случаев 38.

207
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии

Оперштаб: две смерти и 68 случаев коронавируса за сутки в Абхазии

1459
(обновлено 20:25 29.10.2020)
Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на сегодняшний день составляет 4126 человек. 38 летальных случаев. Выздоровели 2170 человек.

СУХУМ, 29 окт - Sputnik. За прошедшие сутки тестирование на коронавирусную инфекцию проведено у 427 человек, диагноз COVID-19 подтвержден у 68 из них, сообщает оперативный штаб Абхазии по защите населения от коронавирусной инфекции.

© Sputnik / Леон Гуния
COVID-19 в Абхазии

Также оперштаб сообщает о двух летальных случаях, произошедших 29 октября.

Пациентка 1976 года рождения с внебольничной двусторонней полисегментарной пневмонией была доставлена в Гудаутскую больницу 13 октября. У пациентки была подтверждена коронавирусная инфекция. Несмотря на проведенную интенсивную терапию, женщина скончалась 29 октября от острой сердечно-легочной недостаточности, на фоне острой гипоксии, вызванной коронавирусной инфекцией.

29 октября в мобильном госпитале скончался пациент. Несмотря на проводимое интенсивное лечение, мужчина умер от нарастания дыхательной и сердечной недостаточности.

© Sputnik / Леон Гуния
COVID-19 в Абхазии

По информации оперштаба, на данный момент в Гудаутской ЦРБ на стационарном лечении находятся 135 человек, у 113 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 29 человек, состояние здоровья 36 пациентов – средней степени тяжести. Выписано 13 пациентов. За последние сутки в Гудаутский госпиталь было доставлено 11 человек.

В мобильном многопрофильном госпитале, развернутом на территории пансионата "Айтар" в Сухуме, находятся 55 пациентов с подтвержденным диагнозом новой коронавирусной инфекции. Состояние здоровья 51 пациента – средней степени тяжести, в тяжелом состоянии 4 человека.

Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на сегодняшний день составляет 4126 человек. Выздоровели 2170. 38 летальных случаев.

Оперативный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции призывает граждан Абхазии соблюдать все необходимые меры предосторожности, чтобы избежать заражения.

1459
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии

Атака на Францию: откуда в стране религиозные экстремисты

0
Неизвестный мужчина обезглавил женщину и убил еще двоих в церкви Нотр-Дам в Ницце в четверг 29 октября. По одной из версий мотива нападения - заявление президента Франции о том, что ислам находится в кризисе и необходимо построить "французский, просвещенный ислам".

Францию сотрясают ужасающие новости: убийство прихожан в церкви Нотр-Дам в Ницце, попытка зарезать полицейских в Авиньоне. А две недели назад неподалеку от Парижа 18-летний выходец из Чечни Абдулах Анзоров обезглавил преподавателя истории Самюэля Пати за то, что тот показал ученикам на уроке карикатуры из Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда. Власти усиливают борьбу с исламизмом. Что привело страну в такую ситуацию и почему проблема мусульманского радикализма выходит на передний план, разбирался аналитик РИА Новости.

Даниил Низамутдинов

Террористы: кто и откуда

В Ницце погибли трое, несколько раненых. Как передает Рейтер, одну женщину обезглавили. Атаковавшего задержали. По словам мэра города Кристиана Эстрози, он твердил "Аллах акбар", что указывает на теракт. Напавшего на полицейских в Авиньоне застрелили.

Это далеко не первые жестокие преступления на почве исламского радикализма, совершенные во Франции в последнее десятилетие.

Расстрел школы в Тулузе (2012), нападение на редакцию Charlie Hebdo (2015), атака на театр Bataclan и рестораны в Париже (2015), теракт на Английской набережной в Ницце (2016), казнь священника в Сент-Этьен-дю-Рувре (2016), многочисленные покушения на полицейских — вот неполный перечень.

Обобщенный облик террориста таков: молодой мусульманин, житель бедных пригородов, приехавший из Северной Африки или потомок иммигрантов. В ряде случаев преступники открыто демонстрировали связи с запрещенными террористическими организациями или были уличены в них.

ERIC GAILLARD
Силы безопасности охраняют территорию после сообщения о нападении с ножом в церкви Нотр-Дам в Ницце, Франция, 29 октября 2020 г

На протяжении нескольких десятилетий страны Западной Европы активно принимали у себя беженцев и иммигрантов из мусульманских стран. Малоимущие люди селились в пригородах, где с годами неизбежно повышался уровень преступности. Многие пригороды Парижа, Марселя, Ниццы, Страсбурга и других французских городов постепенно превратились в гетто, где царят преступники, наркодилеры и торговцы оружием. Это "зоны вне права", районы беззакония, которые не то что обычные граждане объезжают стороной — туда боится сунуться полиция.

Для примера: в начале октября в Шампиньи-сюр-Марн в десяти минутах езды от Парижа уже не первый раз в этом году несколько десятков человек атаковали полицейский участок: десять минут они обстреливали здание градом пиротехники, пытались выломать двери и разбили несколько автомобилей на парковке. Полицейские отсиживались внутри.

Разумеется, власти и сами несут ответственность за возникновение и существование этих "горячих" кварталов, поскольку долгие годы попросту закрывали глаза на то, что там происходит, или отделывались косметическими мерами. Так, после нападения на комиссариат полиции, кроме громких заявлений, решили взять под контроль... торговлю пиротехникой. А задержали в итоге лишь одного подозреваемого, хотя на место происшествия даже министр внутренних дел выезжал.

Безработица, материальная необеспеченность, замкнутая этническая среда и социальное неравенство подталкивают молодых людей к протесту. На этой почве и цветет французский радикализм, поскольку некоторые канализируют протест через свою мусульманскую идентичность, чему активно помогают радикальные имамы.

Безусловно, нельзя навешивать ярлыки на всех. Маргиналов меньшинство, однако зачастую именно агрессивное меньшинство задает тон в плотной общине.

Боевая подготовка

Еще в девяностые годы во Франции появились радикалы, которые ездили воевать за границу, например в Чечню. Власти закрывали на это глаза, потому что в той или иной степени поддерживали сепаратистов.

В 2005-м полыхнуло уже в самой Франции. Шокирующие кадры массовых беспорядков в пригородах потрясли весь мир: погромы, поджоги, атаки на полицию не стихали две недели.

В следующем десятилетии — новая волна: молодых французов активно вербовали для боевых действий в Ираке и Сирии. Только по официальным данным в зоны конфликта отправились сотни французских джихадистов: там они проходили военную подготовку и участвовали в боях. Некоторые вернулись — как, например, участники терактов 13 ноября 2015 года в Париже, в результате которых погибли 130 человек.

Суть проблемы власти осознали достаточно давно: и при Николя Саркози, и при Франсуа Олланде пытались запускать проекты, направленные на интеграцию, дерадикализацию исламской молодежи. Однако эти начинания по большей части провалились: то ли масштаб проблемы недооценили, то ли было слишком поздно, то ли меры нужно было принимать иные.

Теперь пришла очередь Эммануэля Макрона: за несколько дней до убийства учителя президент выступил с громким призывом оградить французских мусульман от иностранного влияния, усилить борьбу с экстремистами и построить в стране "просвещенный ислам". А министр внутренних дел Жеральд Дарманен объявил войну "врагам Республики".

Суть намерений Макрона

Часть исламского населения страны обособилась под влиянием проповедников и все дальше отстраняется от традиционных республиканских ценностей, замыкаясь в рамках общины с ее жесткими религиозными и культурными практиками.

© AFP 2019 / OLIVIER HOSLET
Президент Франции Эммануэль Макрон

Для усиления борьбы с этой формой "сепаратизма" правительство должно к декабрю подготовить соответствующий законопроект.

В частности, власти хотят запретить домашнее образование и обучение в нелегальных школах, зачастую контролируемых экстремистами. Вместо этого планируется ввести обязательное обучение в республиканских школах для детей с трех лет. Государственный контроль за частными школами усилят.
Указывают на недопустимость "конфессиональных" меню в столовых учебных заведений, отдельных бассейнов для женщин и других общинных практик.

Собираются усилить контроль за финансированием мечетей и некоммерческих организаций. Имамов готовить внутри страны по утвержденной программе, а иностранных проповедников, подозреваемых в продвижении идей салафизма и ваххабизма, — выслать вместе с другими радикалами.

Опасность нарастает

После убийства преподавателя власти демонстрируют решительность: объявили о роспуске нескольких распространявших радикальную пропаганду мусульманских ассоциаций, закрыли мечеть города Пантен, которая опубликовала видео с призывами против Самюэля Пати. Сообщили о депортации 231 подозреваемого в экстремизме иностранца.

Достаточно ли этого? Известный своими правыми взглядами журналист и писатель Лоран Обертон считает, что однозначно нет. По его словам, высылка двух сотен радикалов — "это просто смешно", и вообще непонятно, почему до сих пор они спокойно находились в стране, если на них давно завели досье. При этом убийца Самюэля Пати никогда не был под наблюдением.

"С того момента, как во Франции появились люди, готовые умирать во имя своей идеологии, горячие линии, разного рода пакты и другие подобные меры недостаточны. Мы столкнулись с очень тяжелой проблемой, которая приобрела огромный размах", — говорит он.

По мнению писателя, ситуацию надо рассматривать глобально, она давно стала критической. Терроризм — лишь симптом, побочный эффект повседневного насилия. С радикализацией надо бороться комплексно и на корню: это касается и контроля за миграцией, и работы в школах, и решения социальных проблем, и жесткой борьбы с преступностью.

Обертон опасается, что во Франции совсем скоро может произойти настоящий социальный взрыв и начнется хаос. Способствует этому и текущее положение дел с коронавирусом. Весной эпидемия привела к панике и пустым полкам в магазинах. Повторный карантин на неопределенный срок спровоцирует сильнейший кризис в экономике, и это в первую очередь ударит по малообеспеченным семьям.

© AFP 2019 / VALERY HACHE
Полиция блокирует доступ к базилике Нотр-Дам-де-л'Ассомпшн в Ницце 29 октября 2020 года после того, как мужчина с ножом убил трех человек в церкви, перерезав горло по крайней мере одному из них, что официальные лица считают последнее нападение джихадистов, потрясшее страну

"Представьте, например, новую вспышку насилия в пригородах, как в 2005-м, только с учетом возросшей террористической угрозы и полиции, совершенно не готовой к этому", — указал он.

Традиционная толерантность

Лоран Обертон также отмечает, что борьбе с исламизмом мешает возведенная в абсолют толерантность, навязанная в том числе и властью. Поскольку в угоду этой идеологии не принято и фактически запрещено называть вещи своими именами: ведь преступник не имеет национальности. Стоит только сказать лишнее, сразу станешь нерукопожатным: тебя моментально подвергнут остракизму, заклеймив крайне правым, исламофобом и расистом.

© AFP 2019 / VALERY HACHE
Женщина стоит на коленях у полицейской машины и плачет на улице после нападения с ножом в Ницце 29 октября 2020 года.

"Сегодня, высказываясь о свободе слова, ситуации на Ближнем Востоке или даже французской истории, мы уже не можем говорить напрямую то, что думаем. Проблема чрезвычайно глубока, и пока нам не хватит смелости решить ее в корне, у нас нет никаких шансов", — уверен писатель.

Преподаватель и эссеист Жан-Поль Бригели тоже возмущается тем, что, например, учителя во Франции зачастую прибегают к самоцензуре и стараются уходить от опасных и неудобных тем, в частности, религии. Причем не только в неблагополучных пригородах.

"Сначала не следовало упоминать теорию эволюции Дарвина, оскорблять пророка или просто говорить об исламе. Сегодня мы подвергаем цензуре таких авторов, как Вольтер, потому что он написал "Фанатизм, или Пророк Магомет". Это скатывается уже к урокам физкультуры с требованиями отдельных раздевалок для обрезанных и необрезанных учеников. Я уже не говорю об отдельных бассейнах для девочек", — сказал Бригели.

По его словам, на этом поле Республика с ее светским подходом постоянно отступает. А убийство Самюэля Пати серьезно ухудшит ситуацию. "Это еще один сигнал преподавателям, многие из которых и так напуганы до смерти: "Не говорите того или этого, если не хотите, чтобы такое произошло с вами". А ведь это и так не та профессия, представители которой излучают храбрость", — добавляет он.

По его мнению, проблемой жестко и решительно должны заниматься как в сфере образования, так и правоохранительные органы.

"Нужно, чтобы МВД и Минюст делали свое дело. Надо положить конец сверхтерпимости. Во Франции тысячи иностранных радикалов, которых следует немедленно выслать из страны. Думаете, Саудовская Аравия или Алжир стали бы терпеть такое у себя? Франция для исламистов — тютя. И с этим надо заканчивать", — подчеркнул преподаватель.

Все же он еще сохраняет какой-то оптимизм, но прекрасно осознает слабость французских элит. Однако серия убийств, совершенных 29 октября, просто не оставила выбора властям: необходимость решительных действий давно перезрела.

0