Колоритный абхазский художник любит выставлять свои картины прямо на набережной Сухума. Для привлечения внимания он включает музыку

За работу: что происходит на рынке труда в Абхазии

2580
(обновлено 13:51 06.03.2019)
О том, насколько тяжело устроиться на работу в Абхазии, каких специалистов не хватает в республике и почему в стране не существует статистики по безработице, читайте в материале Sputnik Абхазия.

Бадрак Авидзба, Sputnik

Нет системы учета

В Абхазии не ведут статистику по безработным, но могут сказать, сколько человек официально трудоустроено. По данным Управления государственной статистики на 2017 год, постоянную работу имели более 42 тысяч человек при населении в 243 тысячи.

Начальник управления по труду и занятости Министерства труда, занятости и социального обеспечения Кама Адзинба отмечает, что значительная часть работает в "тени".

"Конечно, в республике существует нехватка специалистов, но привести точную цифру не представляется возможным, потому что в стране не ведется персонифицированный учет. Очень многие заняты на таких работах, которые не учитываются, нигде не фиксируются, и официально такие люди не трудоустроены", - сказала она.

По ее словам, в стране остро ощущается дефицит технических специалистов, тех же  "айтишников", их можно пересчитать по пальцам.

"Они очень востребованы, так как это очень перспективное направление, но на сегодня мы не располагаем достаточным количеством таких специалистов. Мы ставили вопрос перед Кабинетом Министров, чтобы вести персонифицированный учет, который позволил бы выводить какую-то статистику о том, кто занят, какое количество нетрудоустроенных", - подчеркнула Адзинба.

Согласно трудовому кодексу, статуса безработного в Абхазии не существует, есть определение – гражданин в поисках подходящей работы.

"Граждане, которые нуждаются в подходящей работе, могут прийти к нам лично, обратиться в отдел занятности и заполнить анкету. Затем эти данные обрабатываются, и если появляется какая-то вакансия, то с гражданином связываются и пытаются свести с работодателем", - объяснила она.

На сайте Министерства труда, занятости и социального обеспечения есть специальный раздел и онлайн-анкета.

"Там два вида анкет - для граждан, нуждающихся в подходящей работе, и для работодателя. Но в этом механизме есть один очень серьезный пробел, в соответствии с трудовым кодексом все работодатели обязаны сообщить в отдел занятности об освободившихся вакантных местах в течение шести рабочих дней", - говорит Адзинба.

Но у Минтруда нет возможности отслеживать эту работу.

"Мы не можем обязать, нет никаких серьезных штрафов, нет механизма, который привлекал бы к ответственности работодателей, чтобы они сообщали о вакансиях. Таким образом, часто бывает, что анкеты от соискателей есть, а база вакантных мест не пополняется", - сказала она.

До 2014 года во всех районах были отделения по занятости, но после оптимизации они были ликвидированы.

Кто на что учился 

Руслан 13 лет назад окончил  Абхазский государственный университет, получив специальность графического дизайнера, стал заниматься наружной рекламой, рисовал афиши.

"Я работал какое-то время в типографии, затем перешел в Торгово-промышленную палату, после в "Амобайл",  а уже после в РУСДРАМ. Сейчас уже около полутора лет у меня кризис, нигде не могу устроиться", - говорит он.

Работу Руслан часто ищет по "сарафанному радио" и в интернете. Для него важно работать именно по профессии, так как по его признанию, не может заниматься тем, что не по душе.

"Конечно, многие могут сказать, что можно заработать по-разному, к примеру, таскать мешки, но для меня важно заниматься именно графическим дизайном. К сожалению, нет большого спроса на мою профессию, и получается такой кризис, менять свою деятельность не хочу, а работы нет", - говорит Руслан.

Сейчас он живет на деньги родителей или доходы от случайных заказов,  что происходит нечасто.

"Но на этом особо не заработаешь. Надеюсь, что у нас что-то изменится, но если нет, то придется искать свое счастье в другой стране. В Абхазии нет большого спроса на людей гуманитарных профессий, сейчас здесь больше нужны агрономы и инженеры, культура сейчас стоит далеко не на первом месте", - считает он.     

Беслан Скверия живет в поселке Дранда, у него среднее образование, постоянной работы нет. Предложения из Сухума были, но все они не более 10 тысяч рублей. Отказывался. Нерентабельно. 

"На одну дорогу уходит немало денег, и сами зарплаты очень маленькие, в итоге я мог бы приносить в дом три-четыре  тысячи рублей в месяц, это очень мало", - признается он.

Опрос

Как вы ищете работу?
  • Обращаюсь к родственникам и знакомым
    39.3% (44)
  • Рассылаю резюме
    11.6% (13)
  • По объявлениям
    23.2% (26)
  • Работа сама меня находит
    4.5% (5)
Проголосовали: 103

Беслан мастер на все руки, может делать беседки, решетки, вставить дверь. Его услугами время от времени пользуются соседи, зовут и из других поселков. Пытался таксовать, работал на стройке.

"До начала Олимпиады ( Зимние Олимпийские игры в Сочи – ред.) работал сварщиком на Красной поляне, был в одно время охранником, место работы я менял много раз. Работать на постоянной основе не получается из-за низких зарплат, поэтому зарабатываю от случая к случаю", - говорит он.

Сейчас супруга Беслана также не работает, в летнее время она устраивается горничной, семья живет за счет детского пособия, которое выплачивает правительство за младшего ребенка.

"У нас младший ребенок болеет, возили ее в Ставропольский край на обследование, не раз попадали в местные больницы. Сейчас, слава богу, состояние улучшилось", - рассказывает Беслан. 

Импорт силы

Самые активные работодатели Абхазии – в строительстве. Председатель Гильдии строителей Абхазии Леван Микаа утверждает, что он в трудоустройстве всегда отдает приоритет жителям республики.

"Мы построили свою компанию по принципу – работаем только с местными мастерами, такой принцип у нас был изначально. На этом пути у нас были сложности, потому что на начальном этапе мы внедряли новые технологии строительства, это железобетонное строительство, новые методы в покрасках и так далее", - говорит он.

Очень много сил и времени ушло на обучение.

"Мы потратили время и деньги, но это оказалось эффективным способом. Сейчас у нас подготовлены квалифицированная рабочая сила, которая выполняет уникальные проекты", - сказал Микаа.

По его словам, в основном это сельские жителей, которые в свободное от строительства время могут заниматься и своим хозяйством.

Однако не все идут по этому пути, и это очень большая проблема, признается председатель Гильдии строителей Абхазии.

"При том, что мы имеем рабочие руки, особенно в деревнях очень много безработной молодежи, в строительстве работают гастарбайтеры. Это в силу того, что неправильно организован сам процесс строительства в Абхазии", -  уверен он.

По мнению Левана Микаа, распределение господрядов происходит неправильно.

"Например, дают одному подрядчику построить детский сад, который должен от фундамента до отделочных работ сдать объект. Но это неправильная технология, не бывает таких мастеров, которые могут от фундамента до крыши все сделать. То есть фундамент монолит должна делать одна компания, инженерию другая, крышу другая компания", - считает он.

Получив подряд, компаниям трудно держать постоянный коллектив, им легче принять на работу гастарбайтеров, выполнить определенную работу, затем нанять других иностранных рабочих.

"Мы легальная компания, платящая налоги, у нас люди в штате, при этом есть очень большой процент, наверное, около 70, которые работают без налогов. Есть юридического лица, они нанимают людей и выполняют  определенную работу, обходя все договоренности", - сетует Микаа.

Он категорически не согласен с распространенным мнением, что импорт рабсилы продиктован нежеланием местных жителей трудиться на непрестижной работе.

"Это не просто ошибочное мнение, а мнение коррумпированных чиновников, которым выгодно привлекать иностранную рабочую силу. Везде, где работают гастарбайтеры,  в 99 процентах случаев происходит коррупция, то есть им пишут одну зарплату, другую кладут в карман, с местными так не получается", - отметил он.

Микаа согласен, что местные не готовы работать за копейки, но в строительстве, по его словам, средняя зарплата 35-40 тысяч рублей в месяц.

"Несколько тысяч человек готовы работать в сфере строительства. Но сейчас идет очень большое снижение объемов строительства в республике, особенно по отелям, гостиницам, коттеджному строительству, потому что многое построено", - пояснил Леван Микаа.      

Туристическая отрасль тоже предлагает много рабочих мест, но в массе своей все они сезонные.

"Вследствие того, что в подавляющем большинстве объекты размещения, к сожалению, не могут обеспечить полноценную загрузку (с ноября по апрель – ред.) практикуется сезонное (с мая по октябрь – ред.) привлечение кадров, это мешает планомерному  долгосрочному сотрудничеству", - говорит президент Гильдии отельеров Абхазии Игорь Жигун.

Игорь Жигун отметил, что за шесть-семь месяцев «простоя» многие находят стабильную работу и уже не хотят возвращаться.

"Если некоторые небольшие (по числу сотрудников – ред.) гостевые дома могут себе позволить выплачивать зимой хотя бы символическую зарплату двоим-троим соотечественникам, под традиционные гарантии, то для отелей содержать от 20 до 60 человек в низкий, фактически, "мертвый" сезон проблематично, и контракты расторгаются в октябре до марта-апреля", - объясняет Жигун.

Большинство граждан Абхазии, имеющих профильное образование, хотели бы летом работать на «своих» объектах, управляемых близкими людьми, поскольку это значительно выгоднее, отмечает он.

"Речь идет об администраторах и управленцах среднего звена, иногда барменах. Официантами, горничными, дворниками работать мало кто хочет", - констатирует Жигун.

На объявления о наборе персонала отзываются либо приезжие, либо жители восточных районов Абхазии. Крупные отели вынуждены привлекать персонал из-за границы, несмотря на ежегодное удорожание процедур для трудоустройства иностранцев, сказал Игорь Жигун.

2580

Ренат Карчаа опроверг информацию о своем уходе с поста помощника президента

226
Информация о том, что помощник президента по стратегическим коммуникациям Ренат Карчаа подает в отставку в связи с "несогласием с бездействием Аслана Бжания по всем ключевым направлениям", распространилась в социальных сетях в среду 2 декабря.

СУХУМ, 2 дек - Sputnik, Асмат Цвижба. Помощник президента по стратегическим коммуникациям Ренат Карчаа не подавал в отставку. Об этом Sputnik сообщил сам Карчаа.

"В отставку я не подавал и не смог бы этого сделать даже теоретически, потому что нахожусь в Москве, в командировке уже около двух недель. Хотя буду честен до конца, настроения уйти имеют место быть", - добавил он.

Социолог и политолог Ренат Карчаа был назначен помощником по стратегическим коммуникациям президента Аслана Бжания в мае 2020 года.

226

Восточные криптофермеры: как в Очамчырском районе боролись с майнингом

215
(обновлено 22:15 02.12.2020)
В Абхазии продолжаются рейды по выявлению и отключению нелегальных ферм по добыче криптовалюты.

Съемочная группа Sputnik отправилась с представителями правоохранительных органов в очередной рейд и узнала, кто в Очамчырском районе незаконно "шамайнит" и сколько зарабатывают криптофермеры. 

В очередной раз сотрудники Министерства внутренних дел, специалисты Управления экономической безопасности и противодействия коррупции, а также СОБР отправились на "охоту" за незаконно действующими майнерами. В этот раз искали криптофермы в Очамчырском районе.

Илорские "фермеры"

По дороге в Очамчыру завернули в село Багмаран. По оперативной информации силовиков, там функционировала криптоферма. На самом деле, шум исходил от насосной станции, которая работала вполне законно, внутри ни одной криптомашины найдено не было.

Дальше ехали без остановок, пока не добрались до села Илор Очамчырского района. Как оказалось, теперь сюда съезжаются не только желающие попасть в известный храм, но и те, кто не прочь подзаработать на продаже криптовалюты.

Первая криптоферма была расположена вдалеке от жилых и даже нежилых домов, кругом ни души, лишь заросшие поля. Сельское умиротворение нарушал лишь гул машин.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Заброшенный двухэтажный дом превращенный в криптоферму

Фермой оказался ветхий и давно заброшенный двухэтажный дом. У порога нас встретил молодой человек, он же охранник, который был явно удивлен нежданным гостям в форме, да еще и с камерами, но сопротивляться не стал.

Охранник тут же набрал хозяевам фермы и объяснил ситуацию, а сотрудники УБЭП взяли с него обещание, что до официального разрешения властей ферма больше работать не будет. Решили все мирно.

Охранник рассказал, что работает на криптоферме месяц, сам живет неподалеку, а в селе всего несколько жилых домов, гул машин никому не мешает. Для комфорта охранника была выделена отдельная комнатка у входа – кровать, холодильник, печка и телевизор. А, чтобы не было скучно и страшно, дворняжка.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Всего в доме было установлено 370 аппаратов

370 аппаратов, которые потребляют приблизительно 900 киловатт, были установлены в трех комнатах на первом и втором этаже дома. За их сохранностью следил не только охранник, но и камеры. А во дворе дома был обнаружен трансформатор, мощностью 1000 киловатт. В месяц доход фермы составляет минимум 1 миллион 500 тысяч рублей.

"Сейчас ферма будет опечатана, затем с хозяина возьмут подписку, и далее мы будем контролировать, чтобы ферма не работала", - объяснил журналистам план действий инспектор ОИиОС Саид Ажиба.

Чтобы отключить фермы, были вызваны сотрудники местного отделения "Черноморэнерго". Было решено обесточить весь дом, но оставить свет для охраны и камер.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Криптоферма была обесточена и опечатана

Вторая ферма находилась в том же селе, не так далеко от первой, но добраться до нее оказалось не так легко. По дороге нас встретил шлагбаум, дальше пришлось идти пешком.

Новая ферма кардинально отличалась от первой. Забетонированная площадка, аккуратные свежевыкрашенные амбары с вентиляцией, камера наружного наблюдения и породистые собаки. В одном из амбаров с криптомашинками соседствовала недавно собранная, очищенная кукуруза.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Криптоферма размещенная в транспортных контейнерах

"Это наш урожай", - похвастался охранник. Охранников здесь, кстати, трое, работают в смене по десять дней, зарплата 10 000 рублей.

Не было и привычного гула. Охранник объяснил, что ферма была отключена задолго до нашего прихода. Присутствующие в словах усомнились – некоторые машинки были еще "тепленькие".

"С этой стороны солнце светит, наверное, поэтому так", - предположил охранник.

Ферма оказалось намного больше соседней – 752 аппарата и два трансформатора, мощностью по 1000 киловатт. Работает она более двух с половиной лет.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Урожай кукурузы соседствует с оборудованием

По словам сотрудников местного отделения "Черноморэнерго", в час аппараты потребляют 1000 киловатт. То есть в месяц за свет хозяева должны платить 612 000 рублей.

Охранник до хозяина фермы дозвониться не смог, но обещал, что все замечания силовиков передаст.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Всего на ферме насчитали 752 аппарата

- А вот что вы сделаете, если, предположим, на вас нападут? – спросил один из сотрудников МВД, не обнаружив у охранника никакого оружия.

- Ничего, буду звонить хозяевам, - честно признался мужчина.

Чайфабрика без чая

Третья ферма находилась в самом городе Очамчыра в заброшенном здании, на первый взгляд, выглядевшем, как бывший завод. Попасть внутрь удалось не сразу, охранник явно не планировал принимать гостей.

Войти все же удалось. Ферма, по сравнению с первыми двумя, оказалась совсем небольшой – всего 57 аппаратов. Проверить, работают они или нет, сотрудникам МВД самостоятельно не удалось, не было света, поэтому дождались сотрудников "Черноморэнерго".

Пока охранник уверял нас, что ферма не работает, а милиционер убеждал его, что еще вчера ферма работала, в здание вошла очень смущенная женщина средних лет.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Последняя ферма по сравнению с первыми двумя, оказалась совсем небольшой – всего 57 аппаратов

Как оказалось, ферма принадлежала ее сыну и его друзьям, а помещение еще до войны выкупил ее муж и позже организовал в нем чайную фабрику. 

"Когда разрешили, сын и его друзья официально обратились в Министерство экономики и написали заявление. Мы были первыми в районе, кто сделал все по закону. Я сама всегда была против и говорила сыну, чтобы не было такого, чтоб все это мешало соседям, но он объяснил, что все будет в рамках закона. Когда запретили, они все выключили", - объяснила она.

На этом рейд мы завершили. Сотрудники МВД заверили нас и владельцев ферм, что периодически будут наведываться в гости и проверять, не нарушается ли закон. Криптофермеры пообещали, что гул машин без разрешения слышен больше не будет.

215
Темы:
Майнинг в Абхазии