Археолог Вадим Бжания: научное наследие, ученики и именитые друзья

404
(обновлено 12:45 07.03.2019)
11 марта известному абхазскому ученому, археологу Вадиму Бжания исполнилось бы 85 лет.

Арифа Капба, Sputnik

Будущий археолог Вадим Бжания родился в Сухуме в 1934 году в семье интеллигентов, окончил сухумскую школу № 2, после чего поступил на исторический факультет Сухумского пединститута. После института устроился на работу в Абхазский государственный музей, проработав в котором пять лет, в 1962 году поступил в аспирантуру Института археологии Академии наук СССР.  После окончания аспирантуры сложилось так, что на целых двадцать лет Вадим Бжания остался жить в Москве, где работал старшим научным сотрудником Института археологии.

Наследие ученого

Свою кандидатскую работу Вадим Бжания написал об эпохе ранней бронзы в Абхазии. Как археолог, он провел огромную научную работу, участвовал во многих экспедициях, написал не один десяток ценных  научных трудов. Сферой его исследований было изучение памятников неолита.  Археологические экспедиции, в которых участвовал Вадим Бжания, велись на Южном и Северном Кавказе, в Турции, Болгарии и Алжире.

"Но самые значительные работы Вадим Викторович проводил в Абхазии, - пишет в статье о коллеге археолог Алик Габелия. - Здесь под его руководством развернула работы совместная экспедиция Института археологии и Абхазского института гуманитарных исследований, изучившая целый ряд памятников".

Среди известных работ археолога - "Тамышское поселение эпохи поздней бронзы", "Поселения Очамчирской культуры в горах Абхазии", "Мачарское поселение эпохи энеолита и бронзы" и многие другие. Все эти труды основаны на тщательном изучении материала, найденного ученым и его коллегами в археологических раскопках в Тамыше, Мачарке, в горах и предгорьях Абхазии, в самых различных местах, где разворачивался археологический лагерь.

По словам коллег археолога,  еще несколько поколений ученых могут написать ряд научных диссертаций по тем материалам, которые в свое время  нашел, описал и разложил, как говорится, "по папкам" археолог Вадим Бжания.

Мушни Хварцкия Зураб Хибба и Вадим Бжания на расскопках

"Он относится к тем авторам, которые мало изданы, - отмечает историк Резо Кация. - Я знаю точно, что у него огромное научное наследие – это бесконечные археологические отчеты, сложенные в папках по годам, как это и положено делать, как этого требовала советская наука. В одно время я даже пытался оцифровать эти материалы и выложить на сайте Академии наук".

До самого последнего дня своей жизни Вадим Бжания был активным участником и организатором всевозможных экспедиций.

"Я помню одну из последних экспедиций в горной части Абхазии. Ему тогда было под восемьдесят лет, мы удивлялись его активности и физической форме. Он был всегда впереди нас, а мы, гораздо моложе его, еле-еле за ним поспевали", - отмечает Кация.

Кобахия о работе археолога: трудились как проклятые>>

Команда Вадима Бжания

Демур Бжания, Аркадий Джопуа, Мушни Хварцкия, Алик Габелия, Лаша Когония, Батал Кобахия,  Гарри Сангулия – это лишь несколько имен археологов, которым дал путевку в профессию Вадим Бжания. Его заслуги в области воспитания новой плеяды археологов бесценны, уверен историк Резо Кация. Вадим Викторович  не просто пытался увлечь этих молодых людей наукой, вдохновлял на археологические раскопки, но и, пользуясь своими связями в Институте археологии, добивался конкретных благ для каждого из них, кому-то пытался помочь со стипендией, кому-то с общежитием, он делал очень много для них и относился к ним по-отечески.

"К сожалению, личность Вадима Викторовича недостаточно оценена, - отмечает Резо Кация. - Конечно, его хорошо знают в научных кругах по научной деятельности, но как человек, внесший большой вклад в воспитание нового поколения археологов, он до сих пор не оценен. Он был не публичный человек, не любил себя "пиарить".

"Новостроечные" раскопки "Чарли"

Легкий на подъем, подвижный человек невысокого роста с достаточно пышной шевелюрой, такой, какая была модной в пору его молодости, Вадим Бжания среди друзей и коллег получил прозвище Чарли за некоторое сходство со знаменитым актером Чарли Чаплиным.  Именно этот Чарли был главным человеком, который следил за тем, чтобы ни одна крупная стройка в республике не началась без того, чтобы территория строительства не была предварительно обследована археологами на предмет обнаружения ценных для истории материалов. Стройка не могла начаться на месте, не обследованном заблаговременно археологами, так строились все крупные гостиницы, санатории и другие объекты в Абхазии.

Раскопки.
© Фото : предоставлено Александром Скаковым

"Работая в Институте археологии АН СССР и хорошо осознавая, что в Абхазии очень много археологического материала, Вадим Викторович поспособствовал так называемой "новостроечной экспедиции", которая финансировалась за счет организаций, претендовавших на строительство своих объектов на той или иной территории. Все это делалось для того, чтобы под ковшом экскаватора не были бы повреждены археологические материалы и памятники", - рассказал Кация .

В восьмидесятых годах Вадим Бжания возвращается жить в Абхазию. В 1989 году он возглавил Управление по охране историко-культурного наследия, которое существовало и ранее на общественных началах, а после его прихода было оформлено на государственном уровне.

Вадим и Владислав

Мало, кто знает, что Вадим Бжания сыграл довольно значительную роль в том, чтобы молодой и перспективный ученый Владислав Ардзинба, оставив дела ученого в Москве, переехал жить в Абхазию. В Москве они тесно общались, кроме общих научных интересов, их связывала и личная дружба.

"Будучи уже маститым ученым, Владислав Григорьевич не гнушался приезжать к Вадиму Викторовичу на раскопки и участвовать в них, - отмечает Кация. - Надо сказать, что последовавшая в Абхазии научная, общественная и политическая деятельность Ардзинба - это в какой-то мере и результат тех душевных бесед, которые вел с ним старший товарищ Бжания".

Скромный и порядочный человек Вадим Бжания, однако, ни разу не воспользовался в личных, корыстных целях дружбой с первым президентом Абхазии. Говорят, что Ардзинба даже пошутил однажды, что все ходят к нему в кабинет, и только его друг Вадим забыл дорогу к нему.

О Вадиме Бжания отзываются как о чрезвычайно общительном и добром человеке.

"Даже на самом раннем этапе нашего знакомства, когда мы были, так сказать, безусыми юнцами, студентами первого курса, а он уже состоявшимся ученым, Вадим Викторович возился с нами, как с малыми детьми, и при этом никакого дискомфорта не чувствовалось, настолько он был "свой", настолько он был внимателен, никогда не кичился знаниями. Причем, все это сочеталось со строгостью и требовательностью по отношению к нам и как своим ученикам, и к как коллегам", - вспоминает Резо Кация. 

Во время Отечественной войны 1992-1993 годов Вадим Бжания с оружием в руках встал на защиту своей родины, был зачислен в горнострелковую роту, так как неплохо знал тропы абхазских гор.

Бгажба: война подкосила науку, преемственность поколений нарушилась>>

Вадим Викторович ушел из жизни в ноябре 2014 года в возрасте 80 лет. По мнению коллег ученого, лучшей памятью о нем было бы изучение его научного наследия с последующей публикацией его трудов, что стало бы ценным вкладом в изучение древней истории Абхазии.

404
Загрузка...