Сероводородный источник в Приморском

Спасение в воде: как минеральные источники Абхазии помогут развить туризм

1347
(обновлено 21:03 05.11.2019)
Третий научный форум "Курорт Сочи-Мацеста: синергия региональных инициатив бальнеологических курортов России" состоялся в Сочи. В форуме принимала участие и делегация из Абхазии.

Заместитель директора Института курортологии Абхазии Людмила Кокоша рассказала на радио Sputnik о том, как реанимировать бальнеологию в Абхазии, какой потенциал есть у республики и чем делегация из Абхазии удивила участников сочинского форума.

Sputnik

Чем поделилась Абхазия на форуме?

На научном форуме в Сочи "Курорт Сочи-Мацеста: синергия региональных инициатив бальнеологических курортов России" участвовали представители курортной отрасли из Белоруссии, различных областей и регионов России. Все они делились личным опытом курортологии и бальнеологии.

Абхазия в свою очередь рассказала о бальнеопотенциале республики. В стране, по данным сотрудников Института курортологии, насчитывается порядка 170 лечебных источников. В основном это воды питьевые минеральные или же термальные, которые используются для ванных процедур.  

"Когда участники конференции узнали, что в Абхазии более 170 источников, и что до 20 миллионов литров ежесуточно вытекает, у всех в глазах было удивление. Потому что в Сочи один источник – Мацеста. Там стоит прекрасное здание с прекрасным оборудованием для физиопроцедур, с прекрасным врачебным составом. По сравнению со всеми остальными участниками конференции, Абхазия, конечно, очень богата минеральными источниками, но они не задействованы должным образом", – рассказала Людмила Кокоша.

Как в республике используют источники?

Несмотря на то, что Абхазия очень богата минводами, в республике эта отрасль развита плохо. Многие некогда выявленные источники запущены, и их уже невозможно использовать, как, например, в советское время, когда бальнеотуризм был на высоком уровне.

"Очень неприятно сообщать о том, что многие выявленные источники запустили, и вода ушла в другие подземные "горизонты". Например, прекрасные источники были в районе села Басла. Это были азотно-термальные и серо-водородные источники. До Отечественной войны народа Абхазии там располагалась лечебница, куда по путевкам привозили пациентов с заболеваниями опорно-двигательной и сердечно-сосудистой систем из Института курортологии и Курортной поликлиники. Больные, которые приходили с палочками, уходили самостоятельно без палок. В советское время в год там до 12 тысяч человек проходили лечение", – отметила Кокоша.

Подобные источники сегодня сохранились в Гагре и Приморском. Но и там место для бальнеопроцедур оставляет желать лучшего.

"В Приморском прекрасная лечебная зона, но там нет лечебных учреждений. Туда приезжают только на автобусах или на машинах. В целом база хорошо оборудована, там даже ест медсестра, которая принимает больных и оценивает, может ли человек принять ванну", – рассказала замдиректора Института курортологии Абхазии.

Термальные источники есть и в восточной Абхазии. Но проблема в том, что эти места плохо обустроены. По словам руководителя Института курортологии Абхазии, только в Ореховой роще установлены ванны, чтобы пациенты могли принимать водные процедуры.

Как можно использовать минводы Абхазии?

По словам директора Института курортологии Абхазии, во всем мире сейчас в моде "лечебный туризм", который подразумевает реализацию профилактической, лечебно-диагностической и реабилитационной программ на основе природных ресурсов. Одни из природных ресурсов – минеральные воды, которыми очень богата Абхазия.

Водный потенциал республики может дать серьезный толчок развитию курортов и туризма Абхазии и сделать республику привлекательной для туристов круглый год.

"Если бы в стране развивали бальнеотуризм, тогда сюда приезжали бы туристы не на 12 дней, а на 24. Естественно, что желающих приезжать было бы больше, и доходы Абхазии увеличились бы. Люди приезжали бы сюда, чтобы поправить здоровье, если бы были специализированные центры",  – резюмировала Людмила Кокоша.

Но для развития лечебного туризма в Абхазии, уверена Кокоша, нужно восстанавливать советские курорты.

Читайте также:

1347
Теги:
отдых в Абхазии

Звезда не в шоке: что мишленовский шеф-повар делает в Абхазии

554
В Абхазии появилась гастрономическая достопримечательность – шеф-повар со звездой Мишлена. Как и зачем он променял европейский ресторан на сухумский, читайте в материале Sputnik.

Гастрономическая культура в Абхазии пользуется особым почетом, культ еды не выходит из моды. Здесь каждая домохозяйка считает свое меню достойным ресторанному и готова посоревноваться за вымышленную мишленовскую звезду с подругами по лестничной площадке. Но, как оказалось, в Абхазии есть человек с абсолютно реальной звездой от Мишлена.

Асмат Цвижба, Sputnik

Знакомство с Абхазией

Жан Ашнер живет в Сухуме всего пару месяцев, но весть о приезде в столицу шеф-повара со звездным статусом уже успела разлететься по всем чатам. Французский шеф приехал в Абхазию, чтобы возглавить ресторан в одном из недавно построенных отелей столицы. До приезда в Сухум он работал в Сиднее, Пекине, Абу-Даби, Стамбуле, Каракасе, Лондоне, Париже, Кельне, Рио, Москве. Возглавлял рестораны гостиничной сети Hilton, сети "Этаж" и "Жан-Жак", был бренд-шефом на Олимпиаде 2014 года в Сочи, организовывал ужины для короля Бельгии и принца Монако.

Маленькую южную столицу Ашнер предпочел мегаполисам еще в 2016 году. Тогда он познакомился с собственником гостиницы, в которой сейчас работает и был поражен его предпринимательскими способностями. О строительстве отеля речи еще не шло.

"Просто я давно хотел работать с ним. Для меня он уникальный человек, и у него есть чему научиться, несмотря на то, что я популярный повар. И как только он достроил гостиницу, я сказал, что готов работать", - сказал он.

Но в Абхазию шеф приехал не впервые. Во время работы в Сочи он с женой частенько пересекал границу, чтобы поужинать в ближайшей апацхе, как он говорит, "без пафоса". За первым ужином он попробовал абыста (мамалыгу – ред.), акуд (фасоль - ред.) и соления с бузиной. Последнее Ашнер называет блаженством.

"Моя любимая апацха находится в Гагре. Там работает семья - отец, мать, два сына, их дети. Там разнобойная посуда, ни о каком сервисе нет и речи, но это незаметно, потому что там очень душевно – ничего нет покупного, сами коптят мясо, место у ручья. Словом, очень атмосферно", - рассказывает он.

Спустя пару месяцев Ашнер утверждает, что уже легко может сам сварить котел абыста.

"Абхазская кухня вкусна и ясна тем, что она простая. Это не французская высокая кухня со своими термическими процессами, не американская молекулярная кухня. Это то, что растет в огороде. Сказать, что я специально учился готовить абхазские блюда, не могу. Достаточно раз-два посмотреть, как делают блюда. Самое важное, готовить с душой, тогда и гость будет доволен", - сказал он.

Путь к звезде

"Все началось с того, что отец сказал мне – найди работу там, где тепло и где ты будешь сыт", - начал свой рассказ о пути к высокой кухне Жан.

По его словам, в семье с еврейской мамой было принято ежедневно накрывать стол так, будто ждешь гостей, и не садиться за ужин без главы семьи. Маленький Жан постепенно стал интересоваться, что происходит с едой до того, как она в красивом виде попадает на стол. Так и произошла любовь с едой.

Жану удалось поступить в школу с вековой историей Le Cordon Bleu в Париже, а после обучения он устроился в кафе гостиницы Hilton у Эйфелевой башни.

"Изначально я получал 250 долларов, из них 175 я платил за квартиру, покупал 11 пачек сигарет и банку кофе. Это все, на что хватало. В выходные я ходил в свой ресторан, якобы мне было что-то интересно посмотреть, а на самом деле – поесть. Мне было все равно, сколько платят, я хотел кем-то стать", - вспоминает шеф.

И он действительно стал. Уже в 33 года Жан стал шеф-поваром ресторана "La maison de beaufe" в Бельгии. К тому моменту у заведения уже была одна мишленовская звезда, а в 2003 году шеф достал для него вторую.

"В Европе, чтобы стать шеф-поваром, нужно поработать лет 20-25. Мне повезло, понадобилось 12 лет. Это очень короткий срок, в который я вложил всю свою энергию и знания", - сказал он.

Как только Ашнеру удалось "поймать" звезду, самые крупные рестораны всей Европы объявили на него охоту, стараясь переманивать к себе. Вот и до приезда в Абхазию Жана звали в Москву, Крым, Хабаровск, Екатеринбург и даже Алтай.

  • Жан Ашнер
    © Foto / предоставил Жан Ашнер
  • Жан Ашнер
    © Foto / предоставил Жан Ашнер
  • Жан Ашнер
    © Foto / предоставил Жан Ашнер
  • Жан Ашнер
    © Foto / предоставил Жан Ашнер
1 / 4
© Foto / предоставил Жан Ашнер
Жан Ашнер

- А сколько вам платят здесь? – к месту спрашиваю я.

- Очень много, – без уточнений ответил Жан.

Работа = отдых

Жан утверждает, что от работы не устает, наоборот, отдыхает.

"У нас всегда беда с супругой, которая хочет уехать куда-то в отпуск. Я не знаю, что делать в отпуске", - смеется он.

Дома шеф готовить не отказывается. С дочкой любит готовить мясо, а жене достается гарнир – она вегетарианка. Любимое блюдо звездного шефа – котлеты с макаронами, исключительно тещиного производства. К домашней кухне Ашнер приучает и дочь.

"Несмотря на то, что мы с женой, которая тоже долгое время работает в ресторанном бизнесе, гурманы, мы стараемся дочь кормить более домашней едой. Чтобы ее организм привыкал, потому что не домашняя еда имеет коммерческий вкус. Все повара готовят из заготовок, пусть никто не говорит, что это не так. А дома все готовится медленно, долго", - объясняет он.

В Абхазии Жан и его команда, которую он привез с собой, используют местные продукты – сыр, мясо, овощи, рыбу, молоко. К примеру, вместо моцареллы в итальянской пицце будет сулугун, а в будущем в роллах будет местная барабулька или ставрида.

"Но во всех блюдах будет присутствовать французский стиль – соусы, подача, вкус и атмосфера", - уточняет он.

Жана расстраивает, что в России и в Абхазии ресторан – это бизнес, который нацелен на зарабатывание больших денег.

"В Европе нет понятия ресторанный бизнес, есть понятие ресторанное дело – место, где собственник работает, чтобы содержать свою семью, а не получать миллионы. В этом и разница", - объясняет он.

Маэстро считает, что теория о том, что лучшие повара – мужчины, лишь стереотип.

"Нет, есть очень популярные шеф-повара женщины, но они с мужским характером, задатками. Даже в лице, походке и манере разговора превращаются в мужчину", - добавил он.

Мечты шефа

Под конец разговора Жану приносят чашку кофе. Не латте, не фраппе и даже не эспрессо. Такой же, как делают абхазские домохозяйки, по-турецки.

"Это настоящий кофе. Я его начал пить после Сочи", - уточняет он.

Мишленовский повар мечтает освоить индийскую кухню, а еще построить высококлассный ресторан на фуникулере в Сухуме, куда будут съезжаться гурманы всего мира. Но на эту мечту нужно очень много денег, подчеркивает он.

© Foto / предоставил Жан Ашнер
Жан Ашнер

Жан не строит долгосрочных планов, но не исключает возможности покупки небольшого дома в Нижней Эшере, пейзажи которой его покорили.

"Нужно уже остепениться и жить нормальной жизнью, доказывать ничего уже никому не нужно", - сказал он.

Мечтает Жан и о собственном деле – вырастить свой скот, сделать теплицу и такой ресторан, где все блюда будут сделаны из того, что собрано в огороде. Будет это в Абхазии или России, шеф еще не знает.

554
Темы:
Перевод на абхазский

Диагноз COVID-19 подтвержден у 91 человека в Абхазии

533
(обновлено 10:07 19.06.2021)
Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на сегодняшний день составляет 16198 человек. Зарегистрирован 241 летальный случай. Выздоровели 15190 человек.

СУХУМ, 18 июн - Sputnik. Диагноз коронавирус подтвержден у 91 человека из 344 протестированных в Абхазии, сообщает оперштаб по защите населения от COVID-19.

В Гудаутской ЦРБ находятся на стационарном лечении 47 человек, у 46 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 14 человек, состояние здоровья 33 пациентов – средней степени тяжести.

В Сухумской инфекционной больнице 35 пациентов, 10 человек в тяжелом состоянии здоровья, в Очамчырской ЦРБ - 19, в Гагрской ЦРБ – 21, в Ткуарчалской ЦРБ – 11 пациентов.

© Sputnik / Леон Гуния
COVID - 19 в Абхазии

Оперативный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции призывает граждан Абхазии соблюдать все необходимые меры предосторожности, чтобы избежать заражения.

533
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии

Самолет совершил жесткую посадку в Кузбассе: кадры после крушения

0
Самолет Л-410 потерял высоту и совершил жесткую посадку в Кемеровской области, погибли два инструктора-парашютиста и два пилота. Пятнадцать человек пострадали, из них пятеро находятся в тяжелом состоянии.

Предполагаемой причиной аварии называют отказавший двигатель. По словам директора парашютного клуба, пилоты были опытными.

СК завел дело о нарушении правил безопасности. До завершения расследования ДОСААФ приостанавливает все полеты самолетов L-410.

На борту были спортсмены-парашютисты из команд России и Кемеровской области, в том числе начинающие.

0