Одна статья не панацея: что поможет Абхазии бороться с коррупцией

1158
(обновлено 12:11 12.03.2020)
Какие антикоррупционные законы существуют в Абхазии, почему они не работают, и какой эффект будет от принятия 20-й статьи Конвенции ООН против коррупции, рассказал юрист Олег Басария на радио Sputnik Абхазия.

Трое сторонников принятия 20-й статьи Конвенции ООН против коррупции объявили голодовку 2 марта, собравшись на площади Свободы в Сухуме. Они требуют, чтобы в принятый в феврале закон "О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами" были внесены поправки.

На седьмой день голодовки их число удвоилось. Вечером десятого дня акции, 11 марта, голодающие заявили, что до следующего дня приостановят акцию в ожидании результатов заседания Парламента, которое пройдет 12 марта.

Sputnik

Антикоррупционный закон

В 2015 года был принят закон "О противодействии коррупции". Однако он, по словам юриста Олега Басария, на деле не работает, потому что не предусматривает конкретных действий для борьбы с коррупцией.

Юрист называет закон рамочным. Его нормы предусматривают формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению, антикоррупционную экспертизу нормативных актов, развитие институтов парламентского контроля за соблюдением законодательства о коррупции.

"Но эти посылы не наполнены конкретным содержанием для формирования в обществе нетерпимости к коррупционному поведению. В законе нет ничего, что бы указывало на то, как формировать нетерпение в обществе, какие конкретные шаги нужно предпринять", – подчеркнул Басария.

По словам юриста, с момента принятия закона ни один человек не был привлечен ни к уголовной, ни к административной ответственности.

"Это говорит о том, что сам закон не соответствует реалиям нашего времени и его надо менять", – добавил Басария.

Что дает 20-я статья?

Присоединиться к 20-й статье Конвенции ООН против коррупции можно двумя способами: ратифицированием или имплементацией нормы во внутреннее законодательство страны.

Ратификация осуществляется путем передачи ратификационной грамоты генсеку ООН. Но так как ООН не признает Абхазию как отдельное государство, то ратифицировать Конвенцию невозможно.

Имплементация же предполагает фактическое осуществление международных обязательств на внутригосударственном уровне путем внедрения правовых норм в национальные законы. В таком случае можно просто внедрить в абхазское законодательство статью.

Однако, по мнению юриста, имплементация отдельно взятой статьи не будет иметь эффекта, так как она больше носит декларативный характер со ссылкой на внутреннее законодательство страны.

"Именно государство, которое присоединяется к Конвенции, должно создать такие условия, чтобы незаконное обогащение признавалось уголовно наказуемым деянием. В общем, нужно проделать большую и кропотливую работу в целом с законодательством страны. Процедура эта нелегкая", – подчеркнул Басария.

К тому же, как отметил юрист, в случае принятия 20-й статьи Конвенции ООН против коррупции возникает правовой казус. В Абхазии, как и во многих странах, действует презумпция невиновности. А статья говорит о том, что если госчиновник не смог разумным образом обосновать свои доходы, которые превышают его заработную плату, то он автоматически считается виновным, коррупционером, и в отношении него могут применить различные меры наказания, даже уголовные.

"У нас как с этим быть? – задается вопросом Басария. – Для того чтобы обвинить чиновника в коррупции, надо собрать материалы, которые доказывают, что его доходы превышают зарплату, направить эти материалы в прокуратуру, прокуратура в свою очередь изучит их и возбудит уголовное дело. После этого уголовное дело поступит в суд, допустим, суд признает его виновным, и только после этого мы можем сказать, что он коррупционер. При презумпции невиновности, человек не должен доказывать свою невиновность, это должно делать государство. А в случае с этой статьей, получается, что человек сам должен доказывать, что он не коррупционер. В этом заключается правовой казус".

Юрист отметил, что статья сама по себе компактная и всего лишь дает обозначение тому, что есть незаконное обогащение. И в случае ее принятия необходимо доработать антикоррупционное законодательство, принять ряд актов.

Басария уверен, что поправки в законодательство надо вносить комплексно, иначе никакого эффекта не будет.

"Для того чтобы антикоррупционный закон работал, к нему нужны нормативные акты и другие, перекликающиеся с ним законы. Главное - должна быть определенная концепция, чего мы хотим добиться", – добавил Олег Басария.

10 марта исполняющий обязанности президента Абхазии Валерий Бганба поручил главе Министерства иностранных дел Дауру Кове разработать законопроект о присоединении республики к Конвенции ООН против коррупции. 

В четверг 12 марта Парламент Абхазии собрался для рассмотрения вопроса внесения поправок в ранее принятый закон "О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами".

Читайте также:

1158
Темы:
Борьба с коррупцией в Абхазии (59)
Загрузка...

Орбита Sputnik