Декларации сложной судьбы: что мешает работе антикоррупционного закона в Абхазии

1029
(обновлено 09:31 21.05.2020)
Закон "О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера госслужащими и депутатами" был принят в окончательном чтении в феврале 2020 года. Поправки к нему, которые расширили список декларантов, приняли в марте. 

Вступил ли в силу антикоррупционный закон в Абхазии, о какой правовой казуистике говорят профессиональные юристы и что обо всем этом думают сами декларанты, на которых распространяется новый закон, в материале корреспондента Sputnik. 

Бадри Есиава, Sputnik

Юридические тонкости 

Шумиха вокруг закона "О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами" в Абхазии не утихает. Казалось бы, после того как он был принят Парламентом и подписан руководством страны, и позже в него внесли поправки, которых требовали активисты, объявившие голодовку в Сухуме, все должно было закончиться, но нет. 

Судьба этого закона, направленного на борьбу с коррупцией, все еще окутана правовым туманом. Развеять его пытаются как депутаты вместе с юристами, так и сами инициаторы законопроекта, но пока спор не разрешен, нет единогласного ответа, вступил закон в силу или нет. 

По мнению директора юридической фирмы "Александров и Папаскири" Даны Куджба, закон этот еще не действует, так как в статье 16 говорится, что он вступает в силу с момента вступления в силу закона Республики Абхазия "О государственной службе". 

"Это означает то, что данный закон не будет действовать до тех пор, пока не примут закон "О госслужбе", так как закон "О декларировании доходов" содержит много отсылочных норм, которые должны регулироваться иными законами, в том числе "О госслужбе". Законом о декларировании доходов предусмотрена ответственность декларанта за отказ от предоставления или предоставление заведомо недостоверных сведений о своих доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера. Ответственность заключается в том, что декларант освобождается от занимаемой должности и несет ответственность в соответствии с действующим законодательством", - отметила она. 

Куджба считает, что мнения о вступлении закона в силу разнятся, потому что поправки к нему, которые были приняты Парламентом и подписаны и.о. президента Абхазии Валерием Бганба в марте 2020 года, в силу уже вступили.

Согласно букве закона, поправки, расширяющие список декларантов, вступили в силу после официального опубликования в СМИ. Но это не означает, что основной закон тоже вступил в силу. 

По словам Куджба, для этого также было нужно внести поправки в 16-ю статью основного закона, где написано: "Настоящий закон вступает в силу с момента вступления в силу закона Республики Абхазия "О государственной службе", что в юриспруденции называется отлагательной нормой вступления. 

Депутат Народного Собрания Абхазии Астамур Логуа, который курировал вопросы, связанные с принятием законопроекта в Парламенте, и взаимодействовал с инициаторами этого закона, в эфире АГТРК признался, что недосмотрел некоторые юридические тонкости, что привело к недопониманию со стороны многих граждан страны.   

"С юридической точки зрения получается, что поправки, принятые отдельным законом, они вступают в силу, а в основном законе написано, что он вступит в силу позже – после принятия закона "О госслужбе". Юристы называют это казуистикой. Может быть, отчасти так и есть", - отметил он. 

Он добавил, что на сегодняшний день в Парламенте рассматривается два варианта решения этого вопроса – внести еще поправку, которая снимет привязку этого закона к закону "О госслужбе", или ускорить принятие закона "О госслужбе". Однако во втором случае возникает ряд сложностей, в том числе финансового характера. 

В том же репортаже Абхазского телевидения пресс-секретарь Министерства по налогам и сборам республики Георгий Габуния сказал, что ведомство не стало дожидаться официального подтверждения о вступлении закона в силу и приступило к модернизации системы.

"С нашей стороны проведены технические мероприятия, связанные с получением нашими гражданами бланков. Это не говорит о том, что закон вступил в силу. Это говорит о том, что закон принят, и в соответствии с этим мы проверяем объем зависящих от нас работ", - отметил Габуния. 

Техническая ошибка

По мнению одного из инициаторов и разработчиков антикоррупционного закона Астамура Какалия, путаница возникла из-за технической ошибки канцелярии. Он сказал в беседе с корреспондентом Sputnik, что юристам, считающим, что закон еще не вступил в силу, показали не тот документ, который приняли депутаты и передали на подпись на тот момент и.о. президента Валерию Бганба. 

"Депутат Астамур Логуа вносил поправки, обратите внимание, что к основному закону о декларировании, в том числе была поправка в статье 16 о том, что настоящий закон вступает в силу с момента его опубликования. Депутаты большинством голосов принимают эту поправку. После чего они обратились к митингующим, голодающим, и сказали, что закон вступил в силу и все поправки приняты, но на седьмой день из канцелярии выходит документ, который вводит юристов в заблуждение, а впоследствии и общественность", - сказал он.

Какалия уточнил, что выданный канцелярией Народного Собрания закон "О декларировании доходов, расходов, имущества и обязательств имущественного характера государственными служащими и депутатами" не тот, что принимали парламентарии. Неточность, по его словам, содержится в статье 16, в которой изначально говорилось, что закон вступает в силу после принятия закона "О госслужбе", но впоследствии этот пункт был изменен на формулировку "Настоящий закон вступает в силу с момента его официального опубликования". 

Какалия уверен, что все поправки, в том числе о вступлении в силу после опубликования, были учтены и дополняли основной закон, и если бы канцелярия не ошиблась, то таких недоразумений не было бы.

Он предложил юристам и депутатам Парламента обсудить все эти вопросы в прямом телевизионном эфире. 

Мнение декларантов

Согласно закону с учетом принятых поправок, сведения о своих доходах, расходах, имуществе должны представить не только служащие государственных органов, но и их дети, родители, родные братья и сестры.

Ахра, который предпочел не называть своей фамилии, занимает руководящую должность в одном из государственных учреждениях Абхазии, и его смущает тот факт, что ко всем этим сведениям могут иметь доступ преступные элементы. Свою точку зрения он объясняет тем, что в республике еще не настолько налажена правоохранительная система, чтобы гарантировать безопасность его и членов его семьи.

"Такой закон, конечно, нужен нам, если он будет работать и не останется просто на бумаге. При всем этом я против предоставления данных о финансовом состоянии своих родственников. К примеру, если у моего брата или отца есть свой бизнес, к которому я никакого отношения не имею, почему из-за меня будут разглашать данные о их состоянии? Более того, почему должны где-то фигурировать сведения о моих малолетних детях и где гарантия того, что к этой информации не будут иметь доступ преступники? Кто нас защитит?" - задался вопросом Ахра.

Он добавил, что одним из эффективных методов борьбы с коррупцией могут стать только достойные заработные платы и неотвратимость наказания за нарушение законов, невыполнения чиновниками должным образом своих функций.

Штатная сотрудница одной из местных государственных структур, которая тоже попросила не раскрывать ее личность, уверена, что антикоррупционный закон необходим Абхазии. По ее мнению, если чиновнику нечего скрывать и он добросовестно выполняет свои обязанности, то он не должен быть против этого закона.

Государству также будет легче контролировать бюджетные средства, и при необходимости выявлять, наказывать коррупционеров. Такой метод, возможно, заставит чиновников, имеющих доступ к бюджетным деньгам, лишний раз задуматься о том, стоит ли ему рисковать, если есть вероятность раскрытия его действий.

Если вплотную взялись за борьбу с коррупцией, считает девушка, нужно расширять список декларантов, так как нечестные чиновники могут начать оформлять имущество на более дальних родственников.

"При всем этом, конечно же, не хотелось бы, чтобы все эти данные были в открытом доступе. Правильнее, на мой взгляд, если бы эта информация была доступна только для контролирующих органов", - поделилась она мнением.

Другой работник государственного учреждения Агдур не занимает руководящую должность и тем более не имеет отношения к бюджетным средствам. По этой причине ему непонятно, почему он должен предоставлять информацию о своих скромных доходах, имуществе и доходах родственников. Адгур признался, что не видит в этом практической пользы для государства. 

1029

Трагедия, комедия и премьера от Чичериной: афиша Абхазии с 21 по 27 сентября

28
(обновлено 12:48 20.09.2020)
Информационное агентство и радио Sputnik Абхазия предлагает еженедельную афишу культурных событий с 21 по 27 сентября.

Комедия "Требуется лжец" в Абхазском Драматическом театре, концерт государственного народного оркестра в госфилармонии, "Визит старой дамы" в РУСДРАМе  и другие культурные события - в афише Sputnik Абхазия.

Русский театр драмы

22 сентября в 19:00 РУСДРАМ покажет трагическую комедию "Визит старой дамы". Гениальная пьеса, одно из величайших достижений драматургии XX века, в интерпретации режиссера Антона Киселюса.

25 сентября в 19:00 на сцене РУСДРАМа  покажут спектакль  "Электра" в постановке режиссера Артема Устинова. Древнегреческая трагедия о девушке, которая стала свидетельницей убийства отца матерью и ее любовником.

Сухум, проспект Леона, 8

Абхазский государственный молодежный театр

23 сентября в 19:00 на сцене Абхазского драматического театра пройдет спектакль "Требуется лжец" по пьесе греческого драматурга Дмитриса Псафаса. Режиссер современной греческой комедии Шалва Гицба.

Сухум, ул. Пушкина, 1

Абхазская государственная филармония

В Абхазской госфилармонии 23 сентября состоится концерт государственного оркестра народных инструментов имени О.Хунцария. В качестве гостя певица Юлия Чичерина выступит с премьерой песни об Абхазии.

Также гостями вечера будут Виолетта Маан, Алексей Самарин, Антон Давидянц и другие.

Центральный выставочный зал Союза художников

22 сентября откроется выставка "Художник. Время. Память". Выставка посвящена отечественной войне Абхазии 1992-1993 и 75-летию Великой отечественной войны.

Сухум, ул.Лакоба, 31

Пицунда

24 сентября в 17:00 в Пицундском храме выступит органист Лука Гаделия. В программе музыка западно-европейских, русских и абхазских композиторов.

Пицунда, ул. Гицба, 8

28
Охота

Добыть шкуру зверя: об охотничьих традициях абхазов

143
Охота – традиционное увлечение абхазов, многие столетия они охотятся на разнообразную добычу. О том, как зарождалась охота, на что и с помощью чего охотились в Абхазии, читайте в материале Sputnik.

Охота стала основной хозяйственной деятельностью абхазов в эпоху верхнего палеолита, подтверждение этому ученые нашли в гроте Хупынипшахва, где были найдены кости тура, серны, пещерного медведя и лося.

Бадрак Авидзба, Sputnik

Традиционная охота

В охоте абхазы использовали различные самоловные устройства, а также копья, дротики, гарпуны. 

Тому обстоятельству, что для абхазских племен охота стала важной формой хозяйственной деятельности способствовала сама природа. В абхазских горах и лесах в изобилии водилась разнообразная дичь. Мясо дичи служило пищей, шкура – постелью и одеждой, а также предметом обмена и торговли, особенно ценились куньи меха.

Охота по-абхазски дословно переводится как "идти на дичь" ашәарыцара от ашәарах – дичь, "ацара" – идти. Абхазам знакомы разные формы и способы охоты: летняя, чаще всего индивидуальная, при помощи огнестрельного оружия на диких высокогорных животных. Также охотились осенью группами, ставили ловушки и западни в ущельях, где обитает дичь.

Следующую форму охоты называют "охотой в лесу", как и добывание дикого меда из дупел деревьев и скальных трещин. Была также распространена массовая осенняя охота в прибрежных и подгорных лесах с собаками и оружием. Основным оружием охоты была кремневка, параллельно до XIX века частично пользовались луком и стрелой.

Вместе с тем сооружались и различные охотничьи приспособления. Так, для охоты на кабанов существовала специальная западня, которая называлась "акыдра". Целое дерево подпиралось одним концом стойкой, упирающейся в лежащую на земле жердь. Если толкнуть жердь, стойка падает, а с ней и бревно, убивающее кабана.

Наиболее популярной, хотя и небезопасной, считается высокогорная охота на дикую козу (абӷаџьма), дикого козла (ақәасаб), косулю (аԥслаҳә), серну (ашьабсҭа), тура (абӷаб).    

Для зимней охоты в нагорной Абхазии использовали лыжи (ашәаҩа). У абхазских лыж деревянный обод согнут, концы соединены веревкой или ремнями. Длина – 30, ширина в середине – 24 сантиметра. Обод соединяли и переплетали тремя широкими продольными ремнями и шестью поперечными, на которые ставится нога. Ремни продевали в отверстие обода. Лыжи привязывали к ноге парой ремешков, прикрепленных к переплету.

Для охоты в снежных условиях абхазы использовали особую деревянную лопату (аҭәырӷәы лаба). Лопата служила для разгребания снега в горах, для чего конец ее смазывался салом.

Как готовились к охоте

Перед тем как отправиться на охоту приводили в порядок одежду, обычно серых тонов, чтобы резко не выделяться из окружающей среды: удобную обувь – чувяки из бычьей или буйволиной шкуры (ажәцәеимаақәа), шерстяные носки (аласха қылԥадқәа), ноговицы (аимсқәа, амесҭ), широкополый войлочный головной убор (ауапцәа хылԥа, ачарахь хылԥа). Брали с собой скатанную бурку (ауапа) или козью шкуру с шерстью (аџьмацәа кәахьча).

За спиной охотника висел походный мешок (ахьаҭра), в котором лежали предметы первой необходимости: деревянная кружка (ахмаҷыр, акәмаҷеи) шило (аӡаӡ), кожаные ремешки (ааҷа), дорожнаџ провизия (амҩаныфа), поваренная соль (аџьыкахыш), аджика (аџьыка)

В комплект оружия (абџьар) входили: ружье (ашәақь), кремневка (аԥсуа шәақь, ашьанҵа шәақь), - в более ранние периоды, боеприпасы (ахыи-ахәшәи, аџьыԥҳаны), а до появления казнозарядных ружьей – тряпочки для заворачивания пуль  (ахкәырша, ахҵаҵа), а позднее – заряженные патроны (апатронақәа, аџьазцәақәа), уложенные в патронтаж (аҟанҭаруаз).

На поясном ремне висел "абхазский нож" (аԥсуа ҳәызба), жирница (акьаԥаҭра), наполненная жиром из костного мозга ножки косули (ашьахәар), бараньего курдюка (ацәымса), кресало (аихамца), с кремнем (ашьанҵа), оселок (амақьаԥсыс), иногда он бывал просверлен и висел отдельно на ремешке. На случай заболевания с собой брали снадобья (ахәшә еиҵаҵа, аҭалоу ахәшә).    

Охота с собаками

Охота с собаками имела распространение. При псовой охоте группа людей с собаками (амаҵуарқәа, то есть "прислуживающие" псы) собирались в определенном месте.

Затем вместе шли в лес, где водилась дичь, и здесь предварительно совершали следующий обряд: собирали по кусочку от своей одежды и, сложив их в одном месте, поджигали и переходили через огонек, чтобы освободить себя от влияния дурных глаз и ног.

После этого они окружали лес, а внутрь пускали собак, и испуганную дичь убивали выстрелом при выходе из леса. Добычу делили поровну, присваивать же долю товарища считалось грехом.

Об абхазских охотничьих собаках, обученных ястребах (ахьшь) и соколах имеются упоминания еще в источниках первой половины XVII века. Голландский автор Витсен писал, что "там очень красивые и понятливые соколы". Использовались также верховые лошади, в частности, во время охоты на некоторых перелетных птиц.

Охота нашла глубокое отражение как в материальном быту, так и в обычаях, обрядах, религиозных верованиях, фольклоре и в самом языке абхазов.

Так, по старым поверьям абхазов, существуют две родственные группы божеств – покровителей охоты по имени Аиргь и Ажвейпшаа, которые властвуют над всеми лесами и дичью. В нартском эпосе охота занимает большое место, выступая как одно из наиболее интенсивных хозяйственных занятий богатырей-нартов. Согласно эпосу, нартам принадлежала всякая дичь, например, зубры служили им как буйволы, волки - как собаки. 

Свою единственную сестру нарты кормили только костным мозгом отборной дичи. Сасрыква – центральный герой сказаний – именуется "абчарах", то есть верховным охотником, "владыкою над дичью".

Соблюдение обрядов

Во время охоты как сами охотники, так и их домашние должны были соблюдать ряд религиозно-магических обрядов и предписаний с целью умилостивления покровителей дичи и обеспечения удачи на охоте. Прежде чем выйти из дома, охотник брал от каждого члена семьи, в том числе от посторонних лиц, гостящих дома, даже от собаки "акух" (аҟәых), то етсь что-нибудь из того, что им лично принадлежит – частичку одежды, волосок, шерстинку и сжигал все незаметно на огне говоря: "Если в мое отсутствие среди домашних случится ссора или что-нибудь недоброе, пусть, боже, это не помешает иметь мне удачу на охоте!".

Каждый встречный также давал охотнику что-либо от себя – трут, табак, заряд пороха и так далее, пожелав ему доброго пути.

Перед отправлением охотников в путь все, кто находится на стоянке или дома, должны были присесть или даже лежать неподвижно, как будто объятые глубоким сном, пока охотники не ушли. За все время их отсутствия домашние при любых обстоятельствах должны были хранить тишину, мир и спокойствие, избегать ссор и употребления непристойных слов и выражений, чтобы не навлечь гнева оскорбленных божеств.

Старшего в группе охотников называли особым охотничьим словом, которое в дословном переводе означает "счастливый бык" (ацәымш), причем этим же термином именовался и старший в объединенной группе пастухов на альпийских пастбищах.

Согласно абхазскому охотничьему правилу, дичь считается принадлежащей лишь тому, чья пуля первой пролила хоть каплю ее крови, если даже она в тот момент осталась жива, а потом другой охотник убил ее. Это положение обычного права (право первой крови) соблюдается и сейчас.

У убитой дичи отрезали часть уха и кончик носа и бросали прочь, только с этого момента она считалась уже собственностью не Ажвейпшаа, а подстрелившего ее охотника.

Возвращаясь с удачной охоты и приблизившись к дому или стоянке, охотник начинал песню в честь покровителей лесов и дичи Аиргь-Ажвейпшовых, или особым свистом давал знать о своем появлении; все выбегали навстречу и, поздравляя, бросали ему сухие веточки. Мясо дичи вешали во дворе на жерди с крючками.

Охотничий язык

Наиболее характерной чертой охотничье-религиозного быта абхазов является особый охотничий язык, называемый "лесным языком" (абна бызшәа), употребляющийся охотниками только во время охоты и засвидетельствованный, как и божество охоты, у ряда кавказских народов.

Охотничий язык имеет специальное служебное назначение – не дать зверям возможности узнать о присутствии и намерениях охотников, ввести в заблуждение и притупить их четкую бдительность, чтобы они не замечали приближения опасности, не убегали, легко было на них охотиться и убивать.

"Лесной язык" отличается от обычного, разговорного, главным образом, лишь в своей именной части. Запрещалось называть вещи своими именами, так как считалось, что это мешает удаче на охоте. Для обозначения каждого табуированного предмета или явления, с которыми охотники часто встречаются, употреблялись особые слова-заменители.

Эти соответствия представляют собою во многих случаях лапидарное описание специфических качеств соответствующих предметов или переносное выражение их основного назначения, а также сравнения или звукоподражания. Однако в большинстве своем непонятно значение и содержание слов "лесного языка".

Охота была сопряжена с большими трудностями и жертвами, но, несмотря на это, по обычаям старой Абхазии, охотник должен был делиться продуктами своего тяжелого и опасного труда с первыми встречными, соседями, одаривать ими князей, дворян и так далее. "Охотники проводят на охоте месяца два-три, - пишет Дмитрий Гулиа, - главным образом зимою, подвергая себя, неописуемым опасностям в горах, без всякой выгоды для себя, так как вся убитая дичь делится между сбежавшимися на выстрел лицами и соседями, а шкуры убитых лесных животных охотники дарят дворянам, князям и административным лицам для украшения домов".

Все это не могло стимулировать развитие охоты, которая некогда здесь процветала, но к началу ХХ века сделалась малоприбыльной. 

Для подготовки материала использованы: книга Ш. Инал-ипа "Абхазы" 1965 год, статья А. Хеция "Охота", книга "Абхазы" 2012 год.

143