В память о Великой Отечественной: акция "Свеча памяти" прошла в Сухуме

460
(обновлено 13:23 22.06.2020)
Акция "Свеча памяти" приурочена дню памяти и скорби. 22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз.

СУХУМ, 21 июн - Sputnik, Сария Кварацхелия. Акция "Свеча памяти" прошла на набережной Сухума, рассказал корреспонденту Sputnik  помощник руководителя представительства Россотрудничества в Абхазии Евгений Павлов.

Акция началась в 21:00 у могилы Неизвестного солдата. Она приурочена ко Дню памяти и скорби - 22 июня.

"Акцию "Свеча памяти" представительство Россотрудничества проводит совместно с Музеем боевой славы имени Владислава Ардзинба при большой помощи молодежного движения "Волонтеры Победы". "Свеча памяти" проходит во многих странах, во многих городах России. В Сухуме она проходит при поддержке столичной администрации и посольства Российской Федерации", - отметил Павлов.

В акции могли принять участие все желающие. Организаторы принесли с собой около 400 свеч.

"Можно было прийти со своей свечой и зажечь в память о своих близких, которые воевали, в память вообще об этом дне, в память о тех, кто погиб, защищая Родину", - добавил Павлов.

22 июня 1941 года гитлеровская Германия без объявления войны совершила нападение на Советский Союз, в тот же день войну СССР объявили Румыния и Италия.

Читайте также:

460
Темы:
75-летие Победы в Великой Отечественной войне (159)

Количество выявленных в Абхазии случаев COVID-19 превысило три тысячи

428
(обновлено 23:41 20.10.2020)
За все время пандемии в Абхазии выявлено 3036 случаев коронавируса. Выздоровели 1267 человек. Летальных случаев 31.

СУХУМ, 20 окт - Sputnik. За прошедшие сутки тестирование на коронавирусную инфекцию в Абхазии провели у 403 человек, диагноз COVID-19 подтвержден у 133 из них, сообщает Оперативный штаб по защите населения от коронавируса.

Оперштаб сообщил и о трех летальных случаях, произошедших за последние сутки.

Динамика случаев коронавируса в Абхазии
Динамика случаев коронавируса в Абхазии

Пациент 1942 года рождения, поступивший 10 октября в инфекционное отделение с коронавирусной инфекцией и двусторонней полисегментарной пневмонией, скончался 19 октября в Гудаутском госпитале, несмотря на проводимую терапию.

Еще один ковид-положительный пациент 78 лет был доставлен 4 октября в Гудаутскую больницу с двусторонней полисегментарной пневмонией. Мужчине проводили интенсивное лечение, но спасти ему жизнь не удалось, он умер 20 октября.

Также с диагнозом COVID-19 в Гудаутский ковидный госпиталь 13 октября был доставлен мужчина 88 лет. Пациент получал необходимое лечение, но несмотря на это, скончался ночью 19 октября. Отмечается, что у мужчины были сопутствующие соматические заболевания.

Динамика случаев коронавируса в Абхазии
Динамика случаев коронавируса в Абхазии

На данный момент в Гудаутском госпитале на стационарном лечении находятся 150 человек, у 119 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 31 человек, средней степени тяжести – 39 пациентов. Выписали за сутки 33 пациента. Доставили в Гудаутский госпиталь 13 человек. 

Оперативный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции призывает граждан Абхазии соблюдать все необходимые меры предосторожности, чтобы избежать заражения.

428
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии

Исключенная аудиозапись и внутренняя "проверка": суд продолжил рассмотрение дела Тарба

261
(обновлено 21:51 20.10.2020)
Заседание Сухумского городского суда по делу смерти в здании МВД Анзора Тарба, задержанного по административному правонарушению, состоялось во вторник 20 октября.

СУХУМ, 20 окт - Sputnik, Асмат Цвижба. В Сухумском городском суде состоялось очередное заседание по делу о смерти Анзора Тарба. На этот раз Суд принял решение о незаконности приобщения к делу аудиозаписи, которая являлась важным доказательством стороны обвинения. На заседании был допрошен заместитель начальника Управления собственной безопасности МВД Абхазии, который рассказал о собственной "проверке" случившегося.

Доказательства вне закона

Адвокат обвиняемого Адгура Аутлева Виктория Джинджолия походатайствовала об исключении из письменных доказательств стороны обвинения нескольких документов, в число которых входил протокол осмотра места происшествия, так как, по ее словам, согласно документам, осмотр проходил в присутствии понятых, но ни на одном снимке, которые приложены к протоколу, они не запечатлены. К тому же, адвокат заявила, что осмотр места происшествия был произведен без присутствия руководства МВД, а осмотр тела – без участия судмедэксперта, что противоречит закону.

Одним из главных доказательств, представленных стороной обвинения, была аудиозапись якобы от обвиняемого Адгура Аутлева, которая была отправлена родственникам погибшего. На записи, как ранее объяснили потерпевшие в суде, Аутлев "думая, что он снимает с себя какую-то ответственность, сообщил, что присутствовал при допросе отца, поработал и вышел, а он был жив. Он обвинял Кишмахова, Аршба и говорил, что докажет все это".

Адвокат Адгура Аутлева посчитала, что аудиозапись должна быть исключена из доказательств, так как сама потерпевшая Аида Тарба не ходатайствовала о ее приобщении, а у следователя не было права "принимать предметы и документы от участников уголовного процесса без ходатайства". Джинджолия также утверждает, что изъятие записи происходило без присутствия специалиста.

"Следователь должен был убедиться в подлинности и аутентичности аудиозаписи, то есть в том, что она не подвергалась монтажу и тому подобному. Данная аудиозапись является какой-то частью разговора, которая не дает возможность установить смысл разговора, что подтверждается тем, что аудиозапись начинается с фразы "еще один момент…", - отметила адвокат.

Ходатайству адвоката Джиджолия возразила представитель гособвинения прокурор Эльвира Хазириши. По ее словам, протокол осмотра места происшествия может считаться доказательством, так как присутствие понятых в следственном действии было документировано, записаны их анкетные данные, а их присутствие на фото не обязательно.

На претензию о том, что осмотр места происшествия был произведен без руководства МВД, прокурор ответила, что к месту происшествия следователя лично провел заместитель министра Казбек Кишмахов, а осмотр происходил в присутствии Бадри Джикирба и Аслана Чедия, которые на тот момент занимали руководящие должности в Управлении уголовного розыска.

"Допрошенный свидетель Руслан Тыркба сказал, что министру внутренних дел и его заместителю было известно, что в здании МВД следователь проводит осмотр места происшествия. Из этого следует, что руководство не возражало против проведения следственного действия, а скорее наоборот обеспечило его проведение", - добавила Хазириши.

Прокурор отметила, что органы прокуратуры сделали все, что могли, для участия судмедэксперта, но из-за позднего времени суток и необходимости действовать срочно, было решено проводить осмотр без эксперта, что не противоречит закону. Хазириши напомнила, что судебно-медицинский эксперт Бобуа все же был доставлен в здание МВД, но затем сотрудники ведомства сказали ему, что его присутствие уже не нужно и он уехал.

Хазириши не согласилась с доводами адвоката Джинджолия о необоснованности приобщения аудиофайла к доказательствам. По ее мнению, для копирования аудио из телефона потерпевшей на ноутбук следователя, а затем на электронный носитель не нужен эксперт и специальные навыки.

Прокурор напомнила, что в ходе предварительного следствия следователем с участием свидетелей Одабашян и Топурия была осмотрена аудиозапись и свидетели опознали голос своего коллеги Адгура Аутлева. Позже они подтвердили свои показания на судебном заседании.

"В связи с чем, материалами уголовного дела установлено, что голос на аудиозаписи принадлежит Аутлеву, она не является частью другой записи, а представляет собой монолог. Первоисточником записи является сам Аутлев, который добровольно послал аудиосообщение представителям фамилии Тарба", - добавила она.

Для принятия решения судья Инар Кварчия удалился на часовой перерыв в совещательную комнату, после чего заявил о частичном удовлетворении ходатайства защиты и исключил аудиозапись и все связанные с ней следственные действия из доказательств обвинения. Как объяснил судья, такое решение было принято из-за того, что органом предварительного расследования были нарушены нормы уголовно-процессуального кодекса при изъятии аудиозаписи, не была проведена проверка на монтаж и не установлен первоисточник. Постановление обжалованию не подлежит.

Решение суда не удовлетворило сторону потерпевших, которые заявили, что судья был "подослан".

Внутренняя "проверка"

После оглашения решения судьи был допрошен Эдуард Овчинников, который занимал должность замначальника Управления собственной безопасности МВД и занимался внутренним расследованием смерти Тарба в здании ведомства.

Свидетель отметил, что по приказу начальства опросил опергруппу, которая дежурила в ночь события и врачей Скорой помощи, а вот обвиняемых допрашивать не стал, так как к их допросу уже подключилась Генеральная прокуратура и вмешиваться в процесс он не стал.

"Препятствовать следствию Генеральной прокуратуры мы не могли. Служебная проверка была приостановлена. По результатам следственной проверки или решения суда будет принято решение уже новым руководством УСБ", - добавил он.

– Логичным первоначальным действием было бы изъятие видеозаписи. Вы проверяли наличие рядом с помещением (предполагаемым местом смерти Анзора Тарба – ред.) устройств аудио и видеозаписи? Просили ли руководство, чтобы вам их предоставили? – поинтересовался прокурор Даур Амичба

– Насколько я помню, камеры в этот период времени и даже до этого дня не работали, - ответил Овчинников.

Следующее заседание суда, на котором будут допрошены обвиняемые, состоится в среду 21 октября.

261