Займ раздора: как "Гудаутская нефтебаза" у "Сухум-банка" кредит взяла

3101
(обновлено 14:58 04.07.2020)
Взаимоотношения коммерческого банка "Сухум-банк" и госкомпании "Абхазтоп" вышли на уровень обмена публичными заявлениями.

Подведомственное "Абхазтопу" предприятие "Гудаутская нефтебаза" задолжало КБ "Сухум-банк" крупную сумму. Банк считает, что долг должен быть возвращен путем продажи заложенного имущества. Госкомпания же планирует сохранить госимущество и оспорить ранее принятые судебные решения.

Корреспондент Sputnik попытался разобраться в запутанной кредитной истории, выяснить, какова позиция двух сторон, и какую роль в этом играет Министерство экономики.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Сделка на миллионы

В 2015 году Банк Абхазии выдал межбанковский кредит на сумму 40 миллионов рублей коммерческому банку "Сухум-Банк" для дальнейшего кредитования своего клиента – "Гудаутской нефтебазы", структурного подразделения госкомпании "Абхазтоп".

По данным Нацбанка, кредит к указанной в договоре дате был погашен "Сухум-банком" в полном объеме. При этом регулятор получил доход в виде процентов в размере семи миллионов 164 тысячи рублей.

Если Банк Абхазии получил свои деньги обратно и даже остался в выигрыше, то кредитная история "Гудаутской нефтебазы" в "Сухум-банке" сложилась иначе.

В 2015 году "Сухум-банк" выдал кредит "Гудаутской нефтебазе" в сумме 40 миллионов рублей. Залогом во время сделки между сторонами стало имущество "Гудаутской нефтебазы". Тогда бывший гендиректор "Абхазтопа" Даур Тарба подписал гарантийное письмо. При этом сам "Абхазтоп" к освоению денег из кредита не имел отношения. Он только выступал в качестве гаранта по возвращению займа.

По истечению двух лет нефтебаза обязывалась выплатить долговую сумму вместе с процентами. Сначала обслуживание кредита велось без сбоев, своевременно оплачивались проценты. Но с течением времени у предприятия начались проблемы. Уже в июле 2017 года "Сухум-банк" обратился в Арбитражный суд с иском к "Гудаутской нефтебазе" о взыскании денежных средств и заложенного под кредит имущества. Тогда стороны пришли к мировому соглашению. Но это длилось недолго.

В декабре 2019 года банк снова обратился в Арбитражный суд, по итогам было утверждено мировое соглашение, согласно которому предписывалось взыскать с "Гудаутской нефтебазы" задолженность в размере ‪63 миллионов 365 тысяч 620‬ рублей. При этом решение не было обжаловано в установленные сроки и вступило в законную силу.

Уже в феврале 2020 года судебным исполнителем было вынесено постановление о передаче на торги арестованного имущества – здания и сооружения "Гудаутской нефтебазы". Но продажа залога стала проблемой, так как "Гудаутская нефтебаза" - госимущество, и Государственный комитет по управлению госимуществом отказался реализовать на торгах имущественный комплекс.

Тут кредитор и вспомнил головную компанию – "Абхазтоп", бывший директор которой подписывал гарантийное письмо, выражая согласие на согласие на обеспечение кредита имущественным комплексом нефтебазы. Новое руководство "Абхазтопа" не захотело расставаться с подведомственным предприятием и решило разобраться в запутанной кредитной истории. Так "Сухум-Банк" и "Абхазтоп" пришли к публичному выяснению отношений.

Две стороны кредита

Долг "Гудаутской нефтебазы" перед "Сухум-банком", как утверждает кредитор, составляет 63 миллиона 365 тысяч 620 рублей. В "Абхазтопе" же не согласны с этой суммой и считают ее завышенной, так как до начала проблем в "Гудаутской нефтебазе", заемщик выполнял условия и регулярно платил по кредиту. Сумма невозвращенного долга, по мнению руководства "Абхазтопа", была не более 30 миллионов рублей. 

"Мы готовы платить долги подведомственного предприятия, но мы будем платить реальные долги", – отметил и.о. гендиректора "Абхазтопа" Рамаз Джопуа.

Однако в "Сухум-банке" заявляют, что согласно условиям утвержденного Арбитражным судом мирового соглашения, "Гудаутская нефтебаза" госкомпании "Абхазтоп" признала исковые требования в части взыскания задолженности в размере 63 миллионов 365 тысяч 620 рублей, и это решение не было обжаловано в установленные сроки и вступило в законную силу.

Ранее в интервью телеканалу "Абаза ТВ" зампредседателя правления "Сухум-банка" Апполон Латария заявил, что для банка неважно, каким образом будет происходить возврат долга.

"Важно, в первую очередь, чтобы долг был закрыт перед нашим банком, чтобы они закрыли его. Каким способом, как они это будут делать – нас не касается", – отметил Латария, но добавил, что очевидным единственным выходом на сегодняшний день остается реализация имущественного комплекса базы, "учитывая, что у нефтебазы нет средств и нет других источников погашения задолженности".

Нынешнее руководство Госкомпании "Абхазтоп" намерено отстаивать свое имущество, которое, по их словам, "оценивается не в 63 миллиона рублей, а во все 200". Сейчас они планируют выставить охрану на "Гудаутской нефтебазе", а дело по кредитной истории передать в прокуратуру для дальнейшего разбирательства.

По словам Джопуа, кредит был выдан с нарушением требований Гражданского кодекса и законодательства Республики Абхазия, в части обязательного согласования сделки с Министерством экономики, а также без учета запрет на залог имущества, ограниченного в обороте.

"Кроме того, залог имущества, без которого деятельность предприятия невозможна вообще, запрещен независимо от организационно-правовой формы предприятия. Также имущество Гудаутской нефтебазы не включено в перечень объектов, подлежащих приватизации. Аргументы о том, что для совершения указанных сделок было дано согласие руководителя ГК "Абхазтоп" Тарба также неуместны, так как он не обладал полномочиями для согласования указанных сделок", – считают в госкомпании.

Заемщик же намерен вернуть свои деньги и ссылается на решение Арбитражного суда Абхазии.

"Законность действий ООО КБ "Сухум-Банк" подтверждена вынесенными актами Арбитражного суда Республики Абхазия. Государственная компания "Абхазтоп" не вправе говорить о том, что судебные акты вынесены исключительно на основе "ничтожных документов". Документы являются действующими, имеющими полноценную юридическую силу, они не признавались ничтожными или недействительными судом, и с подобными требованиями в суд ГК "Абхазтоп" не обращался", – отмечает "Сухум-банк" в своем заявлении и обращает внимание на то, что из-за неисполнения обязательств должником, банк вынужден создавать резервы и нести убытки.

Третья сторона

Так как полномочия собственника имущества "Гудаутской нефтебазы" осуществляет Министерство экономики Абхазии, оно также было привлечено к судебному процессу.

По мнению министра экономики Кристины Озган, сделка между "Сухум-банком" и "Гудаутской нефтебазой" была ничтожна, то есть она не отвечает обязательным требованиям закона, является недействительной с момента заключения независимо от признания ее таковой судом.

"Потому что для получения кредита, неважно какого, необходимо согласие собственника или уполномоченного органа, осуществляющего функции собственника. Уполномоченный орган, осуществляющий функции собственника Госкомпании "Абхазтопа" и соответственно "Гудаутской нефтебазы", является Министерство экономики", - объяснила министр. 

Она отметила, что когда принималось решение по выдаче кредита, согласия Министерства экономики не было.

"Соответственно, ни на этапе принятия решений кредитным комитетом "Сухум-Банка", ни впоследствии оснований для этого не было. Нарушение правового процесса привело к тому, что все последующие сделки были незаконны. На данный момент есть судебные решения, которые мы не можем поддерживать, и мы будем включать все механизмы для того, чтобы объект остался в госсобственности. Отчуждение госимущества в такой форме законодательством Абхазии не предусмотрено", - заключила Озган.

Министр экономики считает, что частично ответственность за всю эту ситуацию несет сам банк.

"Если банк изначально получил бы гарантии от государства, то у государства соответственно были бы обязательства перед ним. Так как этого не было сделано, банк остался наедине с организацией, с которой он не имел права заключать эту сделку. Здесь идет речь о превышении должностных полномочий со стороны организаций, принимавших участие в сделке", – отметила Озган.

У самого "Абхазтопа" на сегодняшний день, по данным Министерства экономики Абхазии, числится задолженность перед государством и своим партнером в сумме более 200 миллионов рублей, а "Гудаутская нефтебаза" фактически не работает.

В отношении экс-директора "Абхазтопа" Беслана Авидзба возбуждено уголовное дело по четырем эпизодам преступления по статье Уголовного кодекса Абхазии "Присвоение и растрата вверенного государственного имущества в особо крупном размере". По версии следствия, совокупный ущерб, причиненный государству в результате преступных действий Авидзба, составил 31 миллион 438 тысяч рублей, однако данная сумма не является окончательной.

В рамках расследования уголовного дела будет исследован весь период деятельности Авидзба в качестве руководителя Госпредприятия и определен окончательный ущерб. В настоящее время Авидзба находится под домашним арестом до 20 июля.

3101

Быть или не быть: судьба дистанционного образования в Абхазии

18
(обновлено 15:17 05.12.2020)
До 12 января школьники Абхазии будут находиться на дистанционном обучении. Корреспондент Sputnik узнала, как к новым формам образования относятся специалисты районов республики.

1 декабря министр просвещения и языковой политики Инал Габлия издал указ о приостановлении обучения во всех учебных заведениях до 12 января. В школах и колледжах было предложено организовать уроки по трем формам: прямой эфир с последующей записью, заранее записанные видеоуроки и заочная система.

На пресс-конференции в пятницу 4 декабря министр просвещения сказал, что главная задача на сегодня – не наверстывание упущенной программы, а строительство новой системы образования и переход на дистанционные формы до улучшения эпидемиологической ситуации.

Асмат Цвижба, Sputnik

Век живи, век учись

В Гагрском районе школы перешли на дистанционное обучение со 2 ноября. По словам начальника отдела образования района Мадины Ажиба, новая форма обучения в районе работает, но насколько эффективно, еще предстоит узнать, пока что судить об этом сложно.

Ажиба отметила, что из 18 школ района в 12 более 40 процентов учителей работают дистанционно, и примерно в пяти школах,  в дистанционном образовании задействованы около 80 процентов педагогов. Общаются преподаватели с учениками через Whatsapp и Zoom, кроме того, с помощью местного телевидения удалось заснять несколько обучающих видеоуроков.

"В сельских школах ситуация немного хуже, но есть примеры, когда в селах дистанционное образование стало намного эффективнее, чем в городе. Это зависит от того, насколько добросовестно и ответственно дирекция и педагоги школ подошли к новым обязанностям", - добавила она.

По словам Ажиба, вначале преподаватели со стажем не воспринимали дистанционное обучение как альтернативу традиционному и не могли освоить технологии. На помощь пришли молодые педагоги, объяснили схему и помогли на первых порах. В школах были подготовлены специально оборудованные кабинеты, где преподаватель может выйти на связь с учениками.

"Тем не менее, остаются ребята, у которых нет возможности учиться на дистанционке или ходить к репетитору. На мой взгляд, для таких детей нужно организовывать отдельные группы или продленку", - считает она.

Все по традиции

Глава отдела образования Очамчырского района Феликс Джинджия считает, что ни одна из предложенных форм обучения не удобна и не сможет заменить традиционное обучение.

"Но в сложившейся ситуации, чтобы дети не оставались совсем без образования, преподаватели должны сделать все, что в их силах", - сказал он.

В селах, где дети живут далеко от школ, наиболее приемлема форма заочного обучения, считает Джинджия. Но в то же время в селах с малым количеством учеников, можно проводить занятия несколько раз в неделю по группам, при условии, что будет работать школьный автобус, добавил он.

В Гулрыпшском районе 13 школ. Из всех учеников, по словам главы районного отдела образования Дмитрия Гварамия, максимум 30 процентов обучающихся могут позволить себе дистанционное обучение, у остальных нет нужных гаджетов или доступа к интернету.
Возможности приобрести гаджеты всем нуждающимся у района нет, а, если бы и были, то понять, кому они действительно нужны, было бы нелегко, отметил завотделом.

"Многие учителя ходят с простыми гаджетами без выхода в интернет. Не все умеют ими пользоваться, но тут мы пытаемся учить и уже работаем над этим. Но если нет устройства, что мы можем сделать? Если я скажу, что мы приобретем учителям устройства с выходом в интернет, у всех телефоны испортятся. Это касается  и учеников. Нам придется покупать гаджеты на всех", - добавил он.

По мнению Гварамия, не обязательно выбирать только один из предложенных вариантов дистанционного обучения, можно их комбинировать. А то, насколько эти методы будут эффективны, зависит от самих обучающихся.

"Эффективность такого метода обучения зависит от мотивации самого человека. Высокой мотивации нет. Половина учащихся насильно ходят в школу и с удовольствием сидят дома. При первой же возможности найти отговорку и не поучаствовать в дистанционном обучении – телефон испортился, мамы нет, свет выключился – половина учащихся будут "отсеиваться", - объяснил он.

Специалист согласен с коллегами, что качество образования при дистанционных формах страдает.

"Когда учитель находится рядом, у него есть возможность в любой момент понять, усвоил ли ученик материал. На дистанционном обучении некоторые вообще отключают камеру и просто находятся в чате", - добавил Гварамия.

Все чаще родители первоклассников обсуждают возможность оставить детей на второй год, так как они не только отстают от программы, но так и не привыкли к режиму и педагогу. Гварамия тоже отец первоклассника, он отдал ребенка на обучение к репетитору и не видит смысла оставлять его на второй год.

"А есть родители, у которых нет таких возможностей, нет гаджетов, родители самостоятельно помочь ребенку не могут – тут нужно ставить вопрос о том, чтобы оставить его на второй год. Получается, половина класса остается на второй год, другая нет. Плюс мы набираем еще новые классы, а есть ли у нас такое количество учителей, чтобы осилить два потока?" - задается он вопросом.

Гварамия считает, что в случае, если школы выйдут из карантина в январе, стоит сделать учебную неделю в шесть дней и продлить учебу до лета.

Директор Сухумской школы №15 Диана Капба назвала дистанционные формы обучения неприемлемыми для своей школы. Она считает, что нужно разделить детей по группам и проводить занятия по два-три раза в неделю.

"У нас нет возможности проводить видеоуроки, без родителей дети самостоятельно так работать не могут. К примеру, у одного ребенка не получается в одно время, у другого в другое. Результата я от этого не вижу. Хотя бы в неделю два раза нужно общаться с учителем, хотя бы ученикам начальной школы. Конечно, если учесть, что дети вообще не занимаются, это хоть какой-то плюс", - добавила она.

По словам Капба, наверстать школьную программу в полной мере не получится, придется сократить ее до минимума. Но насколько хорошо воспримется такая программа, непонятно, это зависит от способностей и возможностей ребенка. Там, где есть контроль родителей при дистанционном обучении, результат есть, но в таком случае родители не должны работать, добавила она.

18
Алиса Гицба. Архивное фото.

Аслан Бжания поздравил с юбилеем Народную артистку Абхазии Алису Гицба

39
(обновлено 14:20 05.12.2020)
Оперная певица, солистка Москвоского музыкального театра "Геликон-опера" Алиса Гицба родилась 5 декабря 1970 года.

СУХУМ, 5 дек - Sputnik. Президент Абхазии Аслан Бжания поздравил с юбилеем Народную артистку Абхазии, Заслуженную артистку России, кавалера ордена "Ахьдз-апша" III степени Алису Гицба.

"Искренне поздравляю Вас с юбилеем! Благодаря своему таланту Вы завоевали любовь и признание истинных ценителей классической музыки. На протяжении многих лет Ваш голос звучит со сцены одного из лучших музыкальных театров России "Геликон-опера". Абхазия гордится Вами и с радостью следит за Вашими успехами", - отмечается в поздравительном адресе.

Президент пожелал артистке здоровья, дальнейших творческих успехов, мира и благополучия.

Алиса Гицба родилась 5 декабря 1970 года в семье известного актера абхазского драматического театра Шалвы Гицба. Как признавалась сама Гицба, любовь к пению и хороший голос передались ей генетически, так как в семье у всех – и у родителей, и у сестер – замечательные голоса.

39