Участники раскопок Великой Абхазской стены

Докопаться до истины: абхазский археолог Кайтан о своей профессии

3651
(обновлено 17:46 15.08.2020)
Неофициальный профессиональный праздник археологов во многих странах отмечается 15 августа. Обычно в этот день проводится "посвящение в археологи".

Молодой абхазский археолог Шандор Кайтан рассказал Sputnik о том, как выбрал эту профессию, с какими трудностями он сталкивается, и о своих научных изысканиях.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Неосознанный выбор

Шандор Кайтан не стремился стать археологом. Окончив школу, он поступил на исторический факультет Абхазского госуниверситета. Но дипломная работа, а затем и диссертация определили будущую специальность.

"В детстве даже не думал стать археологом. Обучаясь в Абхазском госуниверситете, я выбрал тему дипломной по истории Абхазии. Работа была посвящена памятникам историко-культурного наследия. А именно - фортификационным сооружениям, которые находятся на территории Абхазии. Потом уже, поступив в аспирантуру, я выбрал диссертационную работу, связанную с археологией. Это самая загадочная тема – Великая Абхазская стена. И пришел к тому, что археологического материала тоже мало. Этот объект крупномасштабно не копался. Все это послужило тому, что я скрупулезно стал изучать этот вопрос. Так неосознанно я пришел в археологию", – признается Шандор Кайтан.

Первые раскопки

Археологические раскопки для Кайтан начались еще на первом курсе истфака. Они проходили в 2012 году под руководством декана факультета Алика Габелия.

В 2014-2015 годах Шандор вместе со старейшим археологом Абхазии Олегом Бгажба и Гариком Сангулия участвовал в археологическом исследовании в Анакопии.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Раскопки Великой абхазской стены в селе Мерхеул

"Эта экспедиция для меня была одной из решающих. Я начал понимать, насколько важен этот труд и сколько усилий требует археология. После первых археологических раскопок у меня были двоякие чувства. На раскопках, конечно, было интересно, весело. Мы проводили время с друзьями, наставниками. Но затем пришла пора заниматься камеральной, муторной, трудной работой. Одному человеку с этим не справиться. Этим должна заниматься целая команда. Кто-то зарисовывает черепки, кто-то дешифрует материал, кто-то заносит все в компьютер", – вспоминает Кайтан.

По словам молодого археолога, многие, кто не связан с этой профессией, могут думать, что тут нет ничего сложного – простое времяпрепровождение на природе.

"Но на самом деле это не так. Есть и другая сторона – огромная скрупулезная работа в камеральных условиях. Полученные полевые материалы мы должны тщательно обработать. Иной раз эта обработка занимает больше времени, чем археологические раскопки. То есть это сборка, сверка и расшифровка материалов. Но, если ты уже хотя бы один год поработал в археологии, то дальше ты просто не сможешь без этой профессии. Если я не провожу исследования в течение одного-двух лет, то я чувствую себя не в своей тарелке", – признается Шандор Кайтан.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Артефакт найденный при раскопках в селе Мерхеул

Чтобы быть археологом, необходимо обладать терпением. Без этой черты "далеко не уедешь", говорит археолог. Однако одного терпения мало – нужно еще любить историю и "стремиться докопаться до истины".

"Археолог должен быть уверен в том, что он говорит. Письменные источники могут говорить о том, что такая-то башня была построена в таком-то году. Однако без вещественных доказательств это ни о чем. Вещественные доказательства – самые правдивые", – считает Кайтан.

Разгадка тайны

С 2012 года Шандор Кайтан занимается изучением Великой Абхазской стены. Это древнее оборонительное сооружение, считается, что стена – третья по протяженности в мире после Китайской и Горганской.

В 2019 году Шандор вместе со своими коллегами стал работать над проектом "Тайны Великой Абхазской стены". Ученые-археологии зафиксировали башни стены в системе GPS, провели раскопки в Сухумском, Очамчырском и Галском районах. Исследователи зафиксировали более 200 башен и фрагментов стены. Сейчас идет последний этап проекта.

"Мы обрабатываем археологический материал, полученный во время полевых исследований. Преждевременно раскрывать все тайны раскопок мы не будем. Есть интересные моменты, на которые мы обращаем пристальное внимание. После исследования мы переосмыслили многие позиции наших ученых. Это касается периода строительства и функционирования Великой Абхазской стены. Есть много "мелочей", которые помогут разгадать тайны Великой Абхазской стены", – отмечает Шандор Кайтан.

"Заблуждение" археолога

За почти десятилетний опыт археологических исследований больше всего Шандору Кайтан запомнился день, когда он с коллегами заблудился в селе Джгерда во время исследования Великой Абхазской стены.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Археологам в раскопка помогают волонтеры

"Было много напряженных моментов, которые запечатлелись в моей памяти. Один из них – когда мы потерялись в селе Джгерда. Там есть поселок Ахуца. Мы думали, что оттуда выйдем в центр села. Но мы не рассчитали время, у нас записывался трек на GPS-приемник, батарейки сели, мы практически остались наедине с природой – ночь, ничего не видно, освещения – ноль. Мы немного запаниковали, но затем нашлись какие-то заряженные батарейки. Член нашей команды Альберт Кремлян смог найти дорогу там, где практически бездорожье, а местность была опасная, скалистая. Но все благополучно закончилось", – вспоминает Кайтан.

Будни археолога

На раскопки молодой археолог всегда с собой берет кирки, лопатки, топорики и, конечно же, цалду. По словам Кайтан, это самый универсальный предмет для археолога.

Цалда – традиционный абхазский предмет быта и в то же время вид оружия, без которого не справлялся абхазский крестьянин.

"Мы без цалды практически никуда не выезжали. Это традиционный абхазский предмет. Вы знаете, какая густая растительность в Абхазии. Это универсальный предмет. Можно сказать, что это и боевое оружие, и сельскохозяйственный предмет, который помогает при расчистке объекта от зарослей", – отмечает он.

По вечерам после трудных и кропотливых раскопок, археологам не приходится скучать. У них проходят "Кайтановские чтения".

© Sputnik / Томас Тхайцук
За время проведения экспедиционных работ основной найденный материал – это разнообразная керамика

"Кайтановские чтения были придуманы в Галском районе, в селе Хяцха, когда мы исследовали один из объектов, который по архитектуре похож на объекты Великой Абхазской стены, – поясняет Кайтан. – Во время экспедиции берем с собой литературу. В основном это научная литература, бывает и художественная. Ночью у костра или в палатке кто-то из нас начинает читать книгу или рассказывать какие-то вещи. Это по аналогии с археологическими конференциями типа Анфимовские чтения, Крупновские чтения. Шуточно мы придумали Кайтановские чтения, они проходят только в экспедициях. Такие вещи, конечно, нельзя воспринимать всерьез. Однако мы читаем ту литературу, которая связана с нашим исследованием – либо Великой Абхазской стены, либо другими памятниками Абхазии".

Враги археологов

Одна из самых серьезных проблем абхазских археологов – черные копатели. По словам Шандора Кайтан, если памятник из-за финансовых трудностей не исследуется археологами, то на это место приходят черные копатели.

© Sputnik / Томас Тхайцук
При раскопках используют Тахеометр для топографической съемки местности

"Они не имеют цели изучить, а только разграбить объект и продать все ценные вещи. Эта тенденция участилась по всей Абхазии. Хочется, чтобы в археологию было больше финансовых вливаний, чтобы не допустить разграбления памятников. Но в последнее время не так много археологических исследований в Абхазии. Их невозможно проводить без финансовой поддержки. Да и раньше было трудно со средствами. Но в последнее время из-за пандемии с финансами гораздо хуже", – добавляет Кайтан.

3651

Марина Задорожная

Такие обстоятельства: Задорожная о работе учителей на удаленке

0
(обновлено 15:28 27.11.2020)
Учитель начальных классов Сухумской средней школы №2 Марина Задорожная рассказала, с какими сложностями приходится сталкиваться педагогам и ученикам при обучении в условиях удаленного доступа.

С марта текущего года педагоги Абхазии осваивают методы работы в онлайн-формате. Как идет процесс в удаленном режиме, с какими сложностями сталкиваются учителя и как воспринимают дистанционку дети, рассказала педагог Марина Задорожная.

Такие обстоятельства: Задорожная о работе учителей на удаленке

"В этом году у меня 1 класс. В прошлом году с 4 классом я использовала онлайн-обучение, и в этом процессе было очень много трудностей, но все-таки мы с ними как-то справлялись. Дети были взрослые, но с первоклассниками такая работа не получается. Дети маленькие, им сложно усидеть за уроками, здесь нужна помощь родителей. Но мы все же работаем. Каждый день я порционно даю задания, потому что так легче справиться с заданиями. После этого вечером мне присылают выполненные работы. Новые темы, конечно, трудно даются ребятам, поэтому я снимаю небольшие видеосюжеты с объяснением урока. Большая роль отводится родителям. Без них мы бы не справились. Родители очень ответственно относятся к заданиям, присылают их мне, за что я им благодарна", - рассказала Задорожная.  

По словам педагога, использовать различные методики онлайн-обучения возможно лишь при обратной связи, в случае, если происходит общение с учеником. С маленькими же детьми основная роль придается учителю, у детей участие пассивное, отметила Марина Задорожная.

Подробности слушайте в аудиофайле.

Президент Аслан Бжания подписал распоряжение, согласно которому ограничительные меры продлеваются до 12 января 2021 года. Согласно новому распоряжению, в республике среди прочего запрещена деятельность дошкольных и общеобразовательных организаций вне зависимости от их организационно-правовой формы и формы собственности.

Читайте также:

 

0

Госавтоинспекция Абхазии продолжит рейды в общественном транспорте

42
(обновлено 15:09 27.11.2020)
Согласно распоряжению президента Аслана Бжания ограничительные меры в Абхазии продлеваются до 12 января 2021 года.

СУХУМ, 27 ноя – Sputnik, Сария Кварацхелия. Сотрудники Госавтоинспекции Абхазии продолжат рейды в общественном транспорте страны, сообщил корреспонденту Sputnik начальник ГАИ Батал Агрба.

Ограничительные меры из-за пандемии коронавируса были продлены до 12 января 2021 года. В связи с этим ГАИ продолжит рейды по проверке соблюдения антиковидных санитарных правил в общественном транспорте.

"Правоохранительные органы проводят работу по предупреждению наших граждан о соблюдении мер безопасности, ношении защитных масок, перчаток, соблюдении дистанции, для того, чтобы не позволить распространение коронавирусной инфекции. Эта работа планомерная, системная, она проводится сотрудниками Госавтоинспекции среди водителей общественного транспорта, автобусов, маршруток, троллейбусов, такси. Работа Госавтоинспекции в этом направлении будет продолжаться до конца ограничительных мер", – отметил он. 

По наблюдениям начальника ГАИ, изначально, когда в Абхазии ввели первые ограничительные меры, среди жителей республики было какое-то непонимание, и многие не хотели носить маски. Но сейчас ситуация другая.

"На сегодняшний день наши граждане достаточно информированы, достаточно осознанно относятся к этой проблеме. Если кому-то срочно нужно проехать в общественном транспорте, но у него с собой не оказалось маски, сотрудники Госавтоинспекции раздают эти маски. У нас есть определенный резерв. Но, если кто-то пренебрежительно, с непониманием отнесся к замечаниям водителя надеть маску, то данному гражданину предлагают покинуть салон", – добавил Агрба.

Президент Аслан Бжания подписал распоряжение, согласно которому ограничительные меры продлеваются до 12 января 2021 года. Гражданам рекомендуется при нахождении в общественных местах необходимо использовать средства индивидуальной защиты, ограничить количество лиц, принимающих участие в траурных и поминальных мероприятиях, воздержаться от посещения культовых объектов (территорий) религиозных организаций в период проведения праздничных мероприятий.

42
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии

Покидая Карабах: жители разбирают и сжигают дома и увозят с собой умерших родственников

0
(обновлено 15:41 27.11.2020)
Согласно заявлению о полном прекращении огня и всех военных действий в зоне конфликта в Нагорном Карабахе, Лачинский район до 1 декабря 2020 года возвращается Азербайджану.

Ситуация в непризнанной НКР обострилась 27 сентября 2020 года. 45-дневная война завершилась 10 ноября трехсторонним соглашением о полном перемирии между Арменией и Азербайджаном при посредничестве России.

Смотрите также:

0
  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Местные жители возле горящего дома в поселке Карегах.

  • © AP Photo / Sergei Grits

    Местные жители села Кельбаджар выкапывают гроб с похороненным родственником, чтобы вывезти его останки.

  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Мужчины разбирают крышу дома в поселке Карегах.

  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Местные жители загружают мебель в автомобиль перед отъездом из поселка Карегах.

  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Местные жители загружают личные вещи в грузовик в поселке Карегах.

  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Разобранный сарай в поселке Карегах.

  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Мужчина демонстрирует карту в магазине города Лачин.

  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Свеча в оконном проеме дома в поселке Карегах.

  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Мужчина в поселке Карегах. Согласно заявлению о полном прекращении огня и всех военных действий в зоне конфликта в Нагорном Карабахе, подписанному лидерами России, Армении и Азербайджана, Лачинский район до 1 декабря 2020 года возвращается Азербайджану.

  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Местные жители отдыхают во время погрузки личных вещей в грузовик в поселке Карегах.

  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Мужчина смотрит на горы возле своего дома в поселке Карегах.

  • © Sputnik / Valeriy Melnikov

    Горящий дом в поселке Карегах.