Список на выбывание: как в Абхазии вычисляют лжеинвалидов войны

2883
(обновлено 01:44 01.11.2020)
Уже долгое время в обществе идет обсуждение того, что списки ветеранов и инвалидов Отечественной войны народа Абхазии чрезмерно раздуты. В июле 2020 года в Фонде инвалидов началась перерегистрация.

За два месяца работы в Фонд обратились 800 инвалидов. Из них выявили 22 лжеинвалида, еще 80 человек остаются под вопросом.

О том, как планируется поменять работу Фонда, как вычисляют настоящих и лжеинвалидов, и что это даст, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Список раздора

Ежегодно в бюджет Фонда инвалидов Отечественной войны народа Абхазии поступает около ста миллионов рублей от налогоплательщиков. Эти средства предназначены для лечения и реабилитации ветеранов-инвалидов.

Фонд оказывает помощь тем, кто во время войны получил ранения, а также стал инвалидом вследствие ранения, контузии, увечья, заболеваний, полученных в боевых действиях. Однако на протяжении долгого времени многие, кто не относился к этим категориям, числились в списках Фонда и получали медицинскую или медикаментозную помощь.

Из-за этого стали поступать жалобы от самих ветеранов, что возросло количество людей, которые незаконно претендуют на льготы от Фонда.

В июле 2020 года после встречи ветеранов с представителями власти, было решено, что Фонд начнет перерегистрацию инвалидов. Там же пришли к заключению о необходимости реформы медико-социальной экспертной комиссии.

В течение двух месяцев Фонд проводил перерегистрацию инвалидов. Из 2800 человек по списку за этот период на нее пришли всего 800. Но и из этого числа освидетельствование прошли не все – 22 человека оказались лжеинвалидами, еще 80 остаются под вопросом.

"Среди выявленных лжеинвалидов есть те, кто не участвовал в боевых действиях, а также просто участники войны, но не боевых действий. Увечья можно получить только во время боевых действий, но не сидя дома или в штабе", – пояснил заместитель председателя Фонда инвалидов Отечественной войны народа Абхазии Эмзарий Ашуа и добавил, что, несмотря на все, не собираются публично разглашать имена тех, кто выбыл из списков.

Отличить настоящего инвалида войны от лжеинвалида, по словам Ашуа, несложно. Когда человек обращается за помощью, его данные проверяются как в архиве Фонда, так и в архиве Министерства обороны. Более того, делается запрос командиру части, к которой закреплен тот или иной инвалид.

"Если у человека были ранения во время войны, то есть справки с госпиталя. У многих ветеранов, которые к нам обращаются, здоровье ухудшилось после войны. Это, так сказать, последствия войны. Людей беспокоят послевоенные болезни: у кого-то сердце, у кого-то печень, у кого-то легкие. Тот, кто является настоящим ветераном войны, участвовал в боевых действиях, тому мы оказываем медицинскую помощь. Неважно, болячки появились во время войны или после", – подчеркнул Ашуа.

Экспертное мнение

Сейчас Фонд инвалидов ОВНА временно приостановил перерегистрацию. Ожидается создание медико-социальной экспертной комиссии, в которую войдут представители Минздрава, Фонда инвалидов, Минобороны, Министерство соцобеспечения. По мнению Эмзария Ашуба, она должна заработать до конца 2020 года.

К слову сказать, такая комиссия существовала и раньше. Однако она была неэффективной.

"По имеющимся старым документам, медико-социальная комиссия находилась в ведении Министерства труда. Это было неэффективно, так как в министерстве нет непосредственно медиков. Было решено делегировать эту комиссию в Минздрав. Вообще, медико-социальная экспертная комиссия – самостоятельная структура, которая находится в нашем ведении. Точно по такому же принципу работает и Фонд инвалидов. Сейчас решается вопрос о том, что этим будет заниматься непосредственно Минздрав, потому что специалисты их, и определить инвалидность могут только медики", – отметила заместитель министра соцобеспечения Наала Лакоба.

По ее мнению, комиссия позволит не только установить настоящих инвалидов, но и за счет экономии средств увеличить им выплаты.

"Все слышали о том, что списки участников Отечественной войны, в том числе и инвалидов, чрезмерно раздуты. Если комиссия установит, что это так, то, в первую очередь, будет экономия средств бюджета Пенсионного фонда. Кроме этого, инвалиды I группы получают пособия за счет средств государственного бюджета. То есть, если отсеять тех, кому на самом деле выплаты не положены, то мы сможем увеличить размеры пенсий тем людям, которые действительно являются ветеранами и инвалидами Отечественной войны народа Абхазии. Мы сможем это сделать за счет экономии средств", – рассказала Лакоба.

После того как она начнет работать, инвалиды уже будут проходить не только перерегистрацию, но и медицинское обследование. Это необходимо для того, чтобы установить состояние здоровья ветерана на данный момент.

"Мы фактически вслепую работаем с инвалидами, потому что их данные устарели. Истории болезни зачастую составлены десять лет назад. Вообще в развитых странах инвалиды каждый год проходят перерегистрацию. У нас этого не делалось. Мы решили, что сейчас это будут делать все. Будем в ходе изучать статус инвалида. Например, если он был первой группы и лечение пошло на пользу, и уже он может быть переведен в статус инвалида второй группы, то мы будем автоматически это делать. Или же бывает, что необходимо со второй группы переводить в первую. То есть врачебная комиссия будет это устанавливать ", – пояснил Эмзарий Ашуа.

Медико-социальную экспертную комиссию должны будут пройти все инвалиды, которые стоят на учете Фонда инвалидов Отечественной войны. И даже те 800 человек, которые уже проходили перерегистрацию.

Эмзарий Ашуа отмечает, что процесс прохождения комиссии может затянуться. Так как 2800 человек – немалая цифра. К тому же, членам комиссии придется учитывать санитарно-эпидемиологические нормы из-за пандемии коронавируса.

"Все меры безопасности будут учтены. Для нас это очень важно. Наши инвалиды в связи с этой инфекцией в зоне риска. Поэтому, когда комиссия заработает, мы будем сами приглашать определенное количество инвалидов из нашего списка для того, чтобы не было стихийных очередей. Это немного затянется. Но это необходимо в сложившейся ситуации", – отметил зампредседателя Фонда и добавил, что пока работает комиссия, Фонд будет продолжать оказывать медицинскую помощь инвалидам.

Пятерка наблюдателей

Для эффективности работы при Фонде инвалидов Отечественной войны народа Абхазии было создано правление фонда. В него входят представители Минздрава, Минобороны, Минфина, Минсоцобеспечения, Фонда инвалидов, а также по два ветерана с каждого района республики.

Правление фонда принимает решение об оказании помощи тому или иному инвалиду.

"Фонд инвалидов занимается оказанием медицинской помощи инвалидам. Но Фонд самостоятельно не принимает такие решения. Мы решили создать правление Фонда. Получается межведомственная комиссия с привлечением специалистов различных ведомств, которые имеют отношение к этому вопросу. Инвалид с заявлением обращается в Фонд. Фонд собирает необходимые документы, то есть это медицинские документы. Этот пакет документов выносится на обсуждение правления Фонда, путем голосования принимается решение, оказывать помощь данному человеку или нет. Это коллегиальное решение", – отметила замминистра соцобеспечения Наала Лакоба.

Кроме того, вскоре у Фонда в каждом районе будет по пять своих представителей, которые будут доставлять лекарства на дом тем, кто по состоянию здоровья не может прийти в специализированную аптеку. Раньше у Фонда в районах не было своих представителей.

Также планируется возобновить работу филиалов аптек, где инвалиды войны по льготе смогут получить необходимые лекарства. Это, как пояснил Эмзарий Ашуа, будет сделано для того, чтобы ветеранам из дальних районов не приходилось ездить в столицу за лекарствами.

По словам директора РУП "Абхазфармация" Руслан Адлейба, работа районных филиалов была приостановлена из-за отсутствия средств. К тому же, как отмечает Эмзарий Ашуа, зачастую лекарства уходили не по назначению. Однако сами аптеки, по словам директора "Абхазфармации", контролировать этот процесс не могли, так как они выдавали препараты людям со свидетельствами инвалидности, а проверить, липовое оно или нет, не было возможности.

"Мы некомпетентны различать этот человек инвалид или нет. Если он обращался с соответствующими документами, то ему шел отпуск лекарств. Мы все данные, кому оказали помощь, всегда передаем в Фонд. Если есть нарушения, то там уже должны реагировать. Идентифицировать, кто реально воевал, а кто какими-то хитрыми путями получил справку, не в нашей компетенции. Но хочу отметить, что сейчас есть сокращения по обращениям за льготными лекарствами. Как я понял, это вызвано той деятельностью, которую ведет сейчас Фонд инвалидов", – подчеркнул Адлейба и добавил, что после того, как медико-социальная комиссия заработает, лекарства по льготе будут получать только те инвалиды, которые ее пройдут.

Замначальника Фонда инвалидов Эмзарий Ашуа же отмечает, что теперь будет жестко контролироваться, кому по льготам отпускаются лекарства. Контролем будут заниматься представители Фонда в каждом районе.

"Будет вестись жесткий контроль, чтобы лекарство шло строго по назначению, а не так, как раньше ящиками уходило непонятно куда, и инвалиду они не доставались. Вопросами филиалов будет заниматься "Абхазфармация". Раньше система отпуска лекарств не контролировалась и по факту не работала. Сейчас мы хотим эту работу возобновить, но чтобы все функционировало правильно. Контролем будут заниматься наши назначенцы в каждом районе", – пояснил Эмзарий Ашуа.

Сплошные долги

На 2020 год в бюджете Фонда инвалидов было заложено более 120 миллионов. Но за 10 месяцев в Фонд поступило всего 70 миллионов. Из них уже потрачено чуть больше 63 миллионов. Эти деньги ушли на лечение инвалидов и покрытие долгов Фонда.

За последние четыре-пять лет у Фонда инвалидов накопилось более 20 миллионов рублей долгов. По словам Эмзария Ашуа, когда в медучреждениях России и Абхазии "слышали про Фонд, то возникало отторжение".

"За последние четыре месяца работы мы эти долги закрыли. Сейчас наш Фонд никому ничего не должен. Слава богу, работа идет. С нами хотят работать, с нами заключают договора медучреждения России. За восемь месяцев мы вылечили 221 человек. За два месяца 40 человек отправили на лечение. Все они, слава богу, здоровые вернулись домой. В общем итоге за десять месяцев мы потратили 63 миллиона рублей на каждого, кого отправили лечиться. Такой работы в Фонде никогда еще не было, если честно признаться. Никогда не было, чтобы за десять месяцев вылечили 221 человека, тем более при таких тяжелых условиях", – подчеркнул Ашуа и добавил, что в Фонде всегда есть деньги на лечение и реабилитацию инвалидов Отечественной войны народа Абхазии, так как теперь все средства будут предназначены для них.

2883

Коронавирус подтвержден еще у 111 человек в Абхазии, один пациент скончался

342
(обновлено 00:32 06.12.2020)
Общее число выявленных на 5 декабря случаев коронавируса в Абхазии достигло 6511. Выздоровели 4645 человек, скончались 87.

СУХУМ, 5 дек - Sputnik. За прошедшие сутки на наличие коронавирусной инфекции в Абхазии проверили 442 человека, диагноз COVID-19 подтвержден у 111 из них, один человек из числа ковид-положительных скончался, сообщает оперштаб по коронавирусу.

Пациентка 58 лет была доставлена в Гудаутский госпиталь 2 декабря с двусторонней полисегментарной пневмонией и, несмотря на медицинскую помощь, умерла 4 декабря. У женщины был сопутствующий сахарный диабет.

© Sputnik / Леон Гуния
COVID-19 в Абхазии

На данный момент в Гудаутской больнице на стационарном лечении находятся 102 человека, у 88 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 19 человек, состояние здоровья 33 пациентов – средней степени тяжести.

© Sputnik / Леон Гуния
COVID-19 в Абхазии

В Сухумской инфекционной больнице 34 пациента с подтвержденным диагнозом COVID-19, состояние здоровья двоих пациентов тяжелое.

В мобильном многопрофильном госпитале Минобороны России проходят лечение 47 пациентов с подтвержденным диагнозом новой коронавирусной инфекции. Состояние здоровья 43 пациентов – средней степени тяжести, в тяжелом состоянии четыре человека.

Оперативный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции призывает граждан Абхазии соблюдать все необходимые меры предосторожности, чтобы избежать заражения.

342
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии

Дифференцированный подход: омбудсмен рассказала, как наладить учебный процесс

607
(обновлено 00:30 06.12.2020)
Конференция директоров, учителей и методистов столичных школ на тему "Дистанционное обучение, возможности и проблемы" прошла в Сухуме 4 декабря.

О том, какие вопросы на ней обсуждались, как может быть организован учебный процесс, почему не имеет смысла противиться дистанционному образованию, рассказала на радио Sputnik омбудсмен Асида Шакрыл.

Sputnik

Уже второй учебный год в Абхазии практически срывается из-за пандемии коронавируса и постоянно продлеваемого карантина. В сентябре 2020 года абхазские школьники возобновили учебу, но чуть больше месяца спустя их снова отправили на карантин из-за того, что эпидобстановка в стране стала ухудшаться, а заболевших среди учителей и учеников было немало.

Сегодня задача Министерства просвещения - наладить учебный процесс, учитывая сложившуюся ситуацию, считает уполномоченный по правам человека Асида Шакрыл.

"Понятно, что учителя беспокоятся, потому что дети не осваивают весь необходимый материал. Например, в Российской Федерации есть мнение, что надо детей оставить на второй год из-за того, что материал не смогли освоить.

В нынешней ситуации нам надо принимать срочные меры. Понятно, что мы не готовы к иным формам обучения. Но сейчас серьезно готовится онлайн-платформа для обучения. Поэтому надо всем объединиться и сделать все, чтобы учебный процесс возобновился", – отмечает Шакрыл.

По ее мнению, если не получается организовать учебный процесс в традиционной форме, то необходимо бросить все свои силы на то, чтобы наладить онлайн-обучение.

"Очень много дискуссий по этому поводу. Часто говорят о всех минусах онлайн образования. Можно в таком же количестве привести плюсы этого онлайн-обучения. Мы не находимся в такой ситуации, когда можем выбрать лучшую форму обучения. Это вынужденная мера. У нас нет другой альтернативы. Если мы не можем пустить детей в школу, значит, мы должны думать над тем, как заменить эту форму обучения и дать детям образование",  – уверена она.

Омбудсмен уточнила, что речь не идет о том, чтобы сделать онлайн-обучение постоянным, это временное явление на период пандемии. И сейчас все вдруг заговорили о такой форме "не потому что эта концепция кому-то понравилась, а потому что мы столкнулись с такой серьезной угрозой".

По мнению Асиды Шакрыл, если не использовать онлайн-площадку, то хуже будет только самим школьникам.

"И что мы имеем в конечном результате? В результате мы имеем то, что дети просто не учатся. И учителя не смогли в этой ситуации что-то иное придумать. Иное не получается. Это цена жизни и здоровья наших людей. Если мы сегодня закрываем школы, мы понимаем, что рост заболеваемости пойдет вверх. Даже сейчас, когда есть такие ограничения, все равно пошел рост заболеваемости. Это зимний период, холода, сезонные инфекций и плюс сама коронавирусная инфекция, которая ведет себя абсолютно непредсказуемо. Это вопрос сохранения нации. У нас нет адекватной статистики, чтобы мы понимали, какая сейчас ситуация в стране, – считает она. – Задачей конференции было подумать над тем, что не хватает для того, чтобы эффективно приступить к онлайн-обучению, какие проблемы, какие у нас есть возможности".

Дифференцированный подход

В Абхазии многие учителя и родители против дистанционного образования. Омбудсмен призналась, что понимает, почему бытуют такие настроения. В республике много проблем, связанных с онлайн обучением.

Уполномоченный по правам человека считает, что в Абхазии необходимо использовать индивидуальный, дифференцированный подход при организации учебного процесса.

"Без дифференцированного подхода, мы не сможем выстроить эффективную модель. Нам надо, например, 11-й класс - выпускники, которые уже определились с будущей профессией, занимаются по определенным предметам, значит, им надо по этим предметам посещать школу. И тогда получается, что в классах будет по пять человек. К 11-му классу можно было бы применить такой подход. Но все опять-таки очень индивидуально. Или же, например, сельские школы. В них сегодня не так много учеников. Но почему бы не оставить эти школы работать? Можно придумать, как наладить учебный процесс в этих школах. Или же младшее звено учащихся. Тоже можно подумать, как организовать их учебный процесс в школе. Насчет среднего звена мы говорили с директором АГТРК Ириной Агрба. Они готовы помочь, предоставить свои возможности для того, чтобы по центральному телевидению, например, шли бы какие-то лекции, уроки. Тогда можно было бы продумать несколько дней для семинарских занятий", – пояснила Шакрыл.

Сейчас в Абхазии готовится онлайн-платформа для обучения школьников. По словам омбудсмена, интернет-провайдеры готовы помочь.

"Они готовы дать возможность получить доступ к этой платформе как учителям, так и учащимся. Сегодня нужно использовать все существующие возможности, а не сопротивляться этому. Ну, будем мы сопротивляться онлайн-обучению и что получим? Мы сегодня имеем то, что дети не учатся. Единой одинаковой концепции здесь быть не может", – уверена Асида Шакрыл.

Асида Шакрыл считает, что в республике необходимо провести анализ ситуации, в какой школе какой подход можно использовать. Как она отметила, карантин в школах продлили до 12 января, однако никто не может гарантировать, что затем в стране будет благополучная ситуация.

"Поэтому нам нужно сегодня делать все, что в наших силах. Если будет благополучная ситуация, значит, дети пойдут в школу. Мы будем счастливы, рады. А если нет, то мы будем сопротивляться? – задается она вопросом. – Сегодня учителя предлагают проводить уроки три на три. Например сначала одни класс занимается три дня, потом другие и так далее. Но насколько эта форма обеспечит нормальный учебный процесс? Вряд ли они восполнят все пробелы и смогут эффективно успевать по программе. Я бы предостерегла от создания видимости образования".

Уполномоченный по правам человека отметила, что необходимо остерегаться ложной информации и не приукрашивать ситуацию.

"Еще до объявления карантина в школах мы слышали и по центральному телевидению и от Министерства просвещения о том, что дети ходят в школу. Но, когда я промониторила ситуацию, выяснилось, что 60-70 процентов детей не ходит. И сейчас нет уверенности, что после снятия карантина дети будут посещать школу. Мы видим, какая ситуация вокруг, люди болеют, умирают. Родители опасаются, и немалая их часть не будет отправлять своих детей в школу. То есть это все равно сорванный учебный процесс", – добавила она.

607