Спасти каштан Абхазии: в Институте экологии открыли новую лабораторию

394
(обновлено 16:21 08.09.2021)
Лаборатория создана в рамках проекта "Улучшение благоприятных условий для здоровья лесов, растений и животных в Абхазии в рамках ENPARD III" при поддержке Европейского союза и продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН.

СУХУМ, 8 сен – Sputnik, Бадрак Авидзба. Лаборатория биоиндикация и микологии, работа которой направлена на спасение каштановых лесов Абхазии, открылась в Институте экологии в среду 8 сентября. 

"Мы работали над созданием этой лаборатории на протяжении последних двух лет, изучали передовой опыт по лечению болезни каштана – Cryphonectria parasitica. Мы изучали опыт Турции, Швейцарии", – сказала глава проектного офиса продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН Кыял Арабаева.

Она также рассказала, что образцы коры каштана из Абхазии, которая заражена болезнью, отправили в Швейцарию.

"Наши коллеги из Федерального института леса Швейцарии изучили материал и обнаружили гиповирулентные штаммы болезни и выслали нам. На протяжении последних двух месяцев нам удалось этими гиповирулентными штаммами привить каштановые деревья в Абхазской лесной научно-опытной станции и в Сухумском районе. Мы привили 20 деревьев каштана, и результаты мы увидим весной", - говорит Арабаева.

Эксперт продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН по вопросам болезней и вредителей Михаил Кирия отметил, что каштановые леса в Абхазии находятся под угрозой серьезного распространения грибкового заболевания Cryphonectria parasitica.

"Это достаточно давно происходит с нашими лесами, много десятилетий, и благодаря созданию этой лаборатории, впервые в Абхазии мы можем здесь на месте проводить исследования этого заболевания и использовать тот опыт, который существует в мире для решения данной проблематики", - подчеркнул он.

Наиболее успешным методом был выбран поиск гиповирулентных штаммов заболевания и последующее их распространение в лесах республики.

"В данной лаборатории мы провели такие исследования, выделили гиповирулентные штаммы, смогли их размножить и провели первые опыты по прививке каштановых деревьев. Результаты первых работ мы ожидаем увидеть весной, в будущем лаборатория продолжит заниматься этой работой и будет фокусироваться не только на изучение именно Cryphonectria parasitica, но, возможно, и других грибковых болезней, может быть, и сельскохозяйственных культур", - сказал Кирия.

Создание лаборатории стало возможным благодаря партнерским усилиям Института экологии Абхазии и продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН.     

"Основным условием создания данной лаборатории было паритетное участие, институт полностью взял на себя техническую подготовку помещения для размещения необходимого оборудования,  продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН со своей стороны его предоставила. Кроме того, команда лаборатории, которая была создана и укомплектована штатом института прошла обучение в научно-исследовательском институте карантина растений в Москве, где освоила все методы исследований", - заметил Кирия.

Директор института экологии Роман Дбар в свою очередь сказал, что создание лаборатории – серьезное событие для института.

"Благодаря абхазскому офису продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН мы имеем высокотехнологичное оборудование. Очень важным для любой лаборатории является оборудование и методология, но не менее важным конечно является человеческий ресурс. При поддержке ФАО, а также коллег из Научно-исследовательского института карантина растений в Москве, мы получили возможность подготовки наших специалистов, которые обучились методикам", - рассказал он.

Дбар также добавил, что все сотрудники новой лаборатории выпускники Абхазского государственного университета. В будущем в лаборатории студенты АГУ будут готовить свои курсовые, дипломные работы, магистерские диссертации.

394

Такие обстоятельства: Бондаренко о квотах по вылову хамсы в осенне-зимнюю путину

6
(обновлено 11:12 21.09.2021)
О перспективах хамсовой путины в Абхазии и о квоте, рекомендованной к вылову в осенне-зимнюю путину 2021-2022 годов, в эфире радио Sputnik своим мнением поделился Альберт Бондаренко, президент Федерации рыболовного и охотничьего спорта республики.
Бондаренко о квотах по вылову хамсы в осенне-зимний период

Седьмая сессия абхазо-российской комиссии по рыбному хозяйству завершила свою работу подписанием протокола, в котором, в частности, определены объемы рекомендованного вылова хамсы в осенне-зимнюю путину 2021-2022 годов.

Общедопустимый улов на предстоящую хамсовую путину 31 тысяча тонн и рекомендованный вылов – 25 тысяч тонн при общем запасе в 90 тысяч тонн.

Решение седьмой сессии абхазо-российской комиссии по рыбному хозяйству вступит в силу после принятия постановления Кабинетом министров Абхазии.

"Мне кажется, это максимальное количество хамсы, которую можно вылавливать у Черноморского побережья, потому как еще с советских времен проводимые исследования говорят о том, что от общего объема можно вылавливать не более 25%. Ни в коем случае не больше, иначе поголовье хамса будет значительно уменьшаться, что у нас произошло два года назад, когда рекомендациями было выдано 22-25 тысяч тонн, а мы выловили 70 тысяч тонн. Один год море было полупустое. В прошлом году хамсовая путина как таковая не состоялась, потому что был перевылов хамсы, и не было остальной рыбы. Если мы не будем следовать правилам, мы увидим пустое море", - отметил Бондаренко.     

Президент Федерации рыболовного и охотничьего спорта республики поделился своим прогнозом на вылов хамсы на этот год.

"Я думаю, что в этом году вылов будет проходит так же, как и все остальные годы, потому что ни одного эколога,  который может контролировать количество выловленной рыбы, не присутствует на корабле. Ни один эколог никогда не присутствовал на заводах при отгрузке рыбы. Огромнейшее количество заводов нерентабельно, если каждому дадут по четыре или пять тысяч тонн. Чтобы завод проработал в ноль, им надо семь-восемь тысяч тонн переработать. Тут простая математика. Нужно умножить семь-восемь тысяч тон на количество заводов, и мы увидим ту квоту, которую они должны выловить, чтоб заплатить просто за свет, зарплаты", - сказал Бондаренко.  

Полную версию интервью слушайте в аудиофайле.    

6
Война народа Абхазии 1992-1993 годов

Маленькие радости и огромный ужас: эпизод наступления на Сухум

70
Во время Отечественной войны народа Абхазии 16 сентября 1993 года началось заключительное наступление абхазской армии на Сухум. Операция завершилась 27 сентября освобождением столицы Абхазии.

На третий или четвертый день наступления на Сухум, когда нам вместе с разведротой удалось овладеть Учхозом, появилась необходимость выровнять линию фронта. Получалось так, что по правую сторону трассы мы вышли вперед, а по левой стороне глубоко отстали, практически у моста. Было принято абсолютно правильное решение, и уже вечером Сухумский батальон перебежал трассу и начал продвигаться вперед к Сухуму по левую сторону от дороги.

Певец Лев Лещенко
© Sputnik / Владимир Трефилов

Шли скрытно в колонне по одному. Уже смеркалось. Прямо впереди меня шел Дима Гогуа с гранатометом наперевес. Я всегда его очень просил обязательно и во весь голос предупреждать меня о том, что собирается стрелять, так как меньше всего хотелось погибнуть от реактивной струи при выстреле. По тропе мы подошли к небольшому домику. Неожиданно оттуда раздался крик: "Абхазе бимовидан!" (Абхазы идут! - груз.), и началась беспорядочная стрельба. Дима, предупредив, сходу выстрелил в упор по крыльцу дома. Началась перестрелка.

Видимо, мы нарвались на авангард грузинской обороны. Открыли ответный шквальный огонь и стали громко орать: "Аллах акбар!". Дело в том, что этот клич шокирующе действовал на грузин. Мы знали, что это вызывает панику в их рядах и часто прибегали к такой уловке, хотя на тот момент батальон состоял почти на все сто процентов из коренных сухумчан, и соответственно ярых мусульман среди нас было мало. Но раз это помогало, то мы в контактном боестолкновении использовали эту хитрость.

Бой был скоротечный и успешный для нас. Враг быстро ретировался, и мы продвинулись далеко вперед. В тот вечер вышли возле поста ГАИ к дороге на Новый район. Уже было совсем темно, мы решили закрепиться на этих позициях, чтобы с утра понять, что делать дальше. Распределили людей в круговую оборону в домах и стали ждать. Грузины не особо тогда контратаковали, видимо, тоже хотели разобраться в создавшейся ситуации уже на рассвете. Выдвинув вперед дозоры по два-три человека, мы расположились в подвалах домов, чтобы хоть немного отдохнуть.

Сладкий клад

© Foto / предоставлено Алексеем Ломия
Нам еще повезло с тем, что рядом с тропой был небольшой родничок, так что смогли пополнить запасы питьевой воды. Дом, в котором оказался я, принадлежал какому-то греку, который работал в морпорту и имел непосредственное отношение к поставкам в Абхазию дефицитных импортных продуктов, об этом я узнал позже. Какова была наша радость, когда в гараже мы нашли ящики сгущенки, индийского чая "Три слона", различные джемы и даже сироп "Дона" - очень популярный до войны. Можно было сказать, что мы шиковали! После трех дней полуголодного состояния есть хлеб с джемом, потягивая сгущенку и запивая все это сиропом, разведенным родниковой водой, было настоящим праздником.

Ночь прошла относительно спокойно. Как мы, так и неприятели периодически постреливали на любой шорох, как бы демонстрируя, что мы еще тут. Утром мы отчетливо поняли, что подошли совсем вплотную к дороге. И неожиданностью для нас стало, что у врага тут вторая линия обороны.

Какие же они продуманные и осторожные были! Это были самые настоящие окопы, даже накрытые сверху бетонными плитами. И это почти в километре от Гумисты. Как же они нас боялись!

По рации нам сообщили, что впереди наблюдается какое-то оживление, заметна перегруппировка сил. Видимо, они всерьез были обеспокоены нашим прорывом, что подтянули резервы, и часам к 10 началась контратака. Где-то на возвышенности работал крупнокалиберный пулемет. Сверху, в Новом районе, послышался гул тяжелой техники. Это был танк. Прикрываясь от нашей артиллерии длинной девятиэтажкой, он вышел практически на прямую наводку и стал бить. Это нечто жуткое! Сидишь в кирпичном домике, считаешь выстрелы, причем мгновения между выстрелом и разрывом снаряда практически сливаются, что втройне усиливает грохот.

На наше счастье, основной мишенью танкист выбрал пятиэтажку, ее сейчас называют "домом Павлова". Как бывший бээмпэшник, который знает, как сложно попасть в цель, которая ниже горизонта наклона ствола, могу предположить, что он в нас не стрелял лишь потому, что не мог еще ниже навести орудие. Скорее всего, так. Но любого нормального человека выбьет из колеи, когда прямо над тобой пролетает снаряд и разрывается в каких-то 50-70 метрах. Так мы и отбивали атаки под грохот взрывов. Я и Дима вышли на сторону дома, откуда хорошо видно было врага. На второй этаж поднималась бетонная лестница, под которой было обустроено что-то вроде кирпичного сарая. Я быстро сообразил, что это очень выгодная позиция.

Попался на живца

На уровне высоты человеческого роста выбил два кирпича из кладки и получил отличную бойницу. Теперь передо мной, как на ладони, была дорога, которая вела к трассе. Дело в том, что вдоль дороги грузины нарыли окопов, но саму дорогу от моего укрытия до трассы не перекопали. И они были вынуждены в этом месте перебегать по открытому отрезку, оказываясь на пару секунд под обстрелом. От меня это было в метрах 30-40, то есть на расстоянии выстрела практически в упор. Я перестал отвлекаться на всех врагов и стал подкарауливать тех, кто отважился на перебежки. Тем более что они сами давали знать о том, что сейчас кто-то побежит, открывая беспорядочный огонь для прикрытия своего бойца. Меня они еще не вычислили. Так и продолжалось часа два-три. Они перебегают, а я, как в тире, стреляю по бегущим мишеням. Видимо, результативно, так как на какое-то время интенсивность перебежек сократилась. И вдруг они все одновременно открыли стрельбу. Вот тут я и попался на живца. После двух-трех ответных очередей увидел какую-то вспышку, услышал взрыв, и сразу наступила тишина.

Контузия

Очнулся я от того, что лежу на полу, а Дима надо мной, трясет меня и что-то кричит. Это я понимаю по артикуляции, но слышать ничего не слышу. Произошло то, что должно было произойти. Нельзя было так долго стрелять, не меняя позиции. Они установили мое положение и выстрелили из гранатомета. Снаряд попал в кирпичную стену на уровне живота. Меня спасли предусмотрительность и то, что я хорошо знал, что такое кумулятивный снаряд. Смысл в том, что он попадает в твердое препятствие, пробивает небольшое отверстие, и в эту дыру под огромным давлением врывается огненный заряд, сжигая все живое вокруг. Но я, видимо, предполагая такое, приставил к стене массивную деревянную дверь. Вот и получилось так, что меня струей просто откинуло вместе с дверью метра на два назад, но никаких ранений не было. За исключением ушибов от падения и сильной контузии - оглох на левое ухо. Так и хожу до сих пор, почти глухой на одну сторону.

Когда Дима убедился, что я живой и невредимый, он вернулся на свою позицию, а неприятель усилил обстрел. Стало понятно, что они готовятся выдавить нас. Уже плохо соображая, я решил, что, выбив из строя меня, они прорвутся, и бросился к своей развороченной огневой точке. Расплата не заставила долго ждать. Еще один выстрел из гранатомета пришелся чуть повыше, и меня засыпало обломками. Только после этого "последнего предупреждения" я сообразил, что пора менять позицию. Перешел в ванную и уже оттуда стал вести огонь.

Друг Тузик

Неприятель прекратил активные действия, наступило небольшое затишье, которое изредка прерывалось отдельными выстрелами и очередями. И вот тут мы познакомились с Тузиком. Может, его кличка была другой, но я его про себя прозвал так. Это был беспородный, но достаточно крупный пес. Видимо, его оставили хозяева, жил он под первым пролетом лестницы. Там было нечто вроде конуры, немалой по размерам. Он оказался очень дружелюбным. Ласкался, отчаянно вилял хвостом. Мы его накормили, благо было чем. И он стал нашим Тузиком.

Бедняга очень боялся взрывов, как любое живое существо. Как-то во время минометного обстрела мы стали прятаться кто куда. И так получилось, что пришлось спрятаться под лестничный пролет вместе с Тузиком. Там хоть и достаточно просторно было, но не для троих. Так вышло, что нога у Димы не поместилась в нашем укрытии, и именно в нее угодил небольшой осколок. Присутствие Тузика как-то скрашивало весь ужас происходящего. Конечно, мы пытались прогнать его подальше от стрельбы, чтобы он нашел более безопасное место, но он так к нам привязался, что все было бесполезно.

Обидные потери

Так прошли еще один день и еще одна ночь. Неприятель понял, что выбить нас не получится, может быть, догадался, что мы пока не собираемся продвигаться дальше вперед и начал изнурительные артобстрелы. То из Нового района начинала работать "Шилка", то минометы, то крупнокалиберный пулемет. Человек – уникальное существо. На четвертый-пятый день наступления мы совершенно перестали реагировать на взрывы, выстрелы. Лишь бы они были не по нам, умудрялись даже сладко спать под эту канонаду. Конечно, усталость накрыла всех. От переутомления появилась какая-то заторможенность. Многие, утратив осторожность, чуть ли не в открытую передвигались от дома к дому, что приводило к обидным потерям.

Нам казалось, что свою толику в освобождение города мы внесли сполна, но впереди нас ждало бессмысленное кровопролитное наступление на массив Гумиста.

70