Заслуженный артист Республики Абхазия Руслан Бебия

Руслан Бебия: "Шаратын" - моя боль, моя радость

1235
(обновлено 16:14 15.07.2015)
Заслуженный артист Республики Абхазия, заслуженный деятель искусств Чеченской республики, художественный руководитель и главный балетмейстер Ордена Леона Государственного ансамбля народного танца "Шаратын" имени Эдуарда Бебия Руслан Бебия рассказал в интервью Sputnik о своем творчестве и планах на будущее.

Заслуженному артисту Абхазии Руслану Бебия исполнилось 50 лет
О значении "Шаратына" и народного танца в своей жизни, рассказал Sputnik Руслан Бебия. Беседовал Саид Барганджия.

— Расскажите, когда вы начали танцевать?

— Примерно через год после того, как я родился, мои родители уехали учиться в Москву в ГИТИС, и все эти пять лет, что они учились, я жил в деревне. Когда они вернулись, я даже по-русски не умел разговаривать. Потом меня отправили в десятую школу и параллельно я начал танцевать, мне было примерно пять лет.

Меня никто не заставлял. Молодежь она и тогда была такая же как сейчас, заставить кого-либо было невозможно. Я просто с самого детства любил это дело. Я на своего отца смотрел, как на бога, удивлялся его трудоспособности. Из детства запомнилось, как я открывал концерт, посвященный открытию Абхазского телевидения. 

— Как ваша судьба сложилась после окончания школы?

— После школы я поступил в училище, которое закончил с отличием. Потом поступил в университет культуры. Пришло время службы. В Советской Армии я служил в военном ансамбле в Москве. Мне предлагали остаться в Москве, в том же военном ансамбле. Я, еще будучи солдатом, делал военные постановки, но я вернулся домой и сразу начал танцевать в коллективе, который создал мой отец Эдуард Бебия.

— Помните ли вы ощущения от своего первого в жизни концерта? 

— Свой первый концерт я даже не помню. Это было еще в школе, в возрасте пяти лет. Думаю, мое первое выступление состоялось на каком-то школьном мероприятии. Зато помню, что в школе меня даже не ждали на занятиях. Я всегда выступал на каких-то концертах.

— Танцами увлекались только вы, или ваши братья тоже продолжили дело отца?

— Вся моя жизнь связана с хореографией, так же и у них. Нас трое братьев, и мы все с детства танцевали, все трое поступили в училище, втроем закончили институт и отслужили в военном ансамбле, и все трое танцевали в "Шаратыне", где работаем втроем и по сей день. Детство у нас было одинаковое, мы все время были в труде. 

— Сколько лет вы танцевали в "Шаратыне"?

— В "Шаратыне" я протанцевал, наверное, где-то год. Потом начал работать балетмейстером. Получается я танцевал с 5 до 23 лет.

—  Вы были танцором, сейчас работаете балетмейстером. Бывает такое, что вам хочется начать снова танцевать?

— Нет, не бывает. Меня уже тянет к другому. Все старое я уже оттанцевал, начиная с  фламенко и кончая мексиканскими танцами. Я не говорю, что я Майя Плисецкая и все еще в танце, но, конечно, ножками пошевелить иногда хочется, и бывает, что где-то на свадьбе мы с друзьями танцуем. А так, чтобы вновь заниматься танцами профессионально, нет.

— Что для вас значит "Шаратын"?

— "Шаратын" — это моя боль, моя радость. "Шаратын" — в первую очередь, моя работа. Другой работы я себе не представляю.  Другого ничего мы семейно не умеем делать. Не только братья и сестры, а также наши жены и наши дети. Настолько все завертелось и закрутилось в клубок, что другой профессии быть не может.

— Как на "Шаратыне" отразилась война?

— Война нанесла огромный урон нашему коллективу. Трое шаратыновцев стали Героями Абхазии посмертно. Они были командирами батальонов. Это Руслан Кулава, Аркадий Чачхалия  и Даур Акаба. И еще семеро ребят погибло. За все это время, за эти двадцать лет, пока мы здесь выясняли, кто будет танцевать, кто будет у руля нашего государства, кто будет заниматься мукой и бензином, другие коллективы на Северном Кавказе здорово подросли. 

— Скоро у ансамбля будет юбилей, как вы планируете его отметить?

— 45 лет исполняется "Шаратыну". Это будет, конечно же, бесплатный концерт для всех желающих. Сейчас идет подготовка к юбилею. 

—  Готовит ли коллектив какой-нибудь сюрприз?

— Я вам первым скажу. Сейчас мы готовим новый танец к юбилею. У абхазов не было рыцарей, но я вычитал, что были люди духа, носящие черкеску (акумжэаа по-абхазски). Вот так скорее всего и будет называться наш новый танец. Мы будем танцевать его под совершенно новую музыку, авторами которой являются Денис Арухаа и Даур Аргун. Как только я услышал эту музыку, я решил, что ей пропадать нельзя, ее нужно обязательно использовать.

— Какой на вашей памяти самый запоминающийся фестиваль?

— Они все запоминаются. Например, на фестивалях в Турции мы пять раз занимали первое место. Но, конечно, самым запоминающимся был фестиваль в Африке, в Карфагене, когда наша девочка Эсма Чичба завоевала золотую корону, а ансамбль занял первое место. Потом была Южная Корея, Сеул. Несмотря на то, что там было представлено огромное количество стран, мы также одержали победу.

 Когда мы куда-то выезжаем, наши артисты, как волшебники, превращаются в других людей. Они делают такие вещи, которые я тут не вижу.

— Расскажите о себе, вне ансамбля.

— Ответ на этот вопрос всегда неудобный, но  тем не менее — это жизнь. Я женат, у меня три дочери, две из них танцуют, одна все-таки решила пойти другим путем и выбрала юриспруденцию. Конечно, помимо танцев, они получают образование. Сейчас самая младшая учится в десятом классе, но уже выше меня ростом, и она танцует, солирует.

— С какими проблемами сталкивается "Шаратын"?

— Самая большая проблема в "Шаратыне" заключается в том, что нам негде работать. В здании филармонии мы находимся временно.  Директору, Руслану Хаджимба, большое спасибо за то, что нас пока не выгоняют. Но после юбилея мы должны освободить филармонию. Нас 50 человек и все тут трескается от нашего одновременного нажатия ноги.

20 с лишним лет у "Шаратына", у Ордена Леона Государственного ансамбля имени Эдуарда Бебия нет совей репетиционной базы, проще говоря, простого спортивного зала с раздевалками, чтоб мы могли оставаться там допоздна и творить. 

— Скажите сколько человек за 45 лет прошли школу "Шаратына"?

— Мы обычно садимся за стол, берем ручку с тетрадью и начинам записывать всех, начиная с самых первых. Мой дядя, Вахтанг Возба, один из первых танцоров «Шаратына», записывает тех, кого он помнит, моя мать записывает тех, кого помнит она. Вот таким образом мы ведем список шаратыновцев. 

Около 380 человек – это те, кого мы вспомнили. А бывали такие, которые пришли, потанцевали год и ушли. Они тоже, однозначно, шаратыновцы, потому что этот год проливали вместе со всеми пот. 

— Как попасть в Государственный ансамбль народного танца "Шаратын"?

— Надо уметь танцевать. Надо уметь танцевать хотя бы чуть-чуть, всему остальному научим мы.

© Sputnik Томас Тхайцук, Саид Барганджия
Руслан Бебия рассказал Sputnik о том, как он пришел в хореографию


1235
Теги:
танцы, танцоры, юбилей, Государственный ансамбль народного танца "Шаратын", Руслан Бебия

"Государство утратило дееспособность": спасет ли Ливан революция

51
(обновлено 15:05 11.08.2020)
"Мы хотим падения режима!" — с таким лозунгом десятки тысяч человек вышли на улицы Бейрута после мощнейшего взрыва в порту.

СУХУМ, 11 авг -Sputnik. Некогда процветающая "ближневосточная Швейцария" погрязла в кризисе, и выхода из плачевного положения не видно. Что будет с Ливаном и как изменит ситуацию отставка правительства, читайте в материале Софьи Мельничук, Галии Ибрагимовой для РИА Новости.

Режим, пади!

Все выходные разъяренные горожане штурмовали здания министерств, возле МИД вывесили плакат "Бейрут — столица революции". Тысячная процессия дошла и до ливанского парламента. Начались столкновения с полицией. Применили слезоточивый газ, дубинки, резиновые пули. Стреляли даже боевыми — в воздух.

На центральной площади Мучеников демонстранты воздвигли бутафорные виселицы, на которых "казнили" картонные фигуры политиков.

В знак солидарности с протестующими пожарные отказались покидать свои станции, заблокировав водомеры. И чтобы придать законность их действиям, губернатор Бейрута Марван Абуд издал приказ, по которому пожарные могут выезжать только на вызовы о возгораниях.

Премьер-министр Хассан Диаб заявил, что выхода из структурного кризиса нет, и предложил досрочные парламентские выборы. Протестующие уверены: этого недостаточно. В затяжном кризисе, как и во взрыве, ливанцы винят политическую элиту.

Спустя три дня протестов власти выполнили одно из требований недовольных: правительство в отставку. О роспуске кабмина, однако, пока официально не объявил Диаб.

Тройной кризис

Эксперты, да и многие политики, уже давно называют Ливан failed state — несостоявшимся государством. В стране несколько лет бушует политический и экономический кризис, тяжелая ситуация в сфере здравоохранения.

Больницы и раньше не справлялись с наплывом пациентов из-за пандемии, а сейчас раненые и вовсе лежат на полу в коридорах. Свет включают по расписанию, врачи не могут лечить пациентов. Перебои с электричеством по всему городу.

За июнь ливанский фунт потерял 60 процентов на черном рынке, опустившись до 9,5 тысячи за доллар. Официальный курс — 1507,5, но по нему рассчитываются лишь за импорт зерна, топлива и медикаментов. Через порт Бейрута, который предстоит восстанавливать, проходила большая часть грузов: от кофе до автомобилей.

Ценники на продукты меняются ежедневно, из-за подорожания в армейском меню пропало мясо. Многие бизнесы закрываются, безработица, по некоторым данным, достигла 25-30 процентов. Отчаянное положение толкает людей не только на уличные акции, но и на самоубийства: недавно в центре Бейрута застрелился мужчина, процитировав в предсмертной записке песню времен гражданской войны 1975-1990 годов о бедности.

И все же главная проблема — государственная система. "Политика в Ливане себя дискредитировала, — говорит РИА Новости эксперт Российского совета по международным делам Григорий Лукьянов. — Эта сфера вообще в стране очень закрытая и не подразумевает ротацию. Так уже около ста лет. По сути, Ливан живет при тех же порядках, которые привели в семидесятые годы к гражданской войне".

Религиозные разборки

Недовольство властями — лишь верхушка айсберга. "Последние десятилетия правительство и парламент Ливана почти не занимались реальными делами, а подсчитывали, сколько и какая конфессия получила портфелей", — поясняет Андрей Чупрыгин, старший преподаватель факультета мировой экономики и мировой политики Школы востоковедения ВШЭ.

В 1943 году на высшие посты в государстве ввели религиозную квоту. Так, президентом должен быть христианин-маронит, премьером — суннит, а спикером парламента — шиит. Думали, что это поможет избежать межконфессиональных конфликтов, однако ожидания не оправдались. После гражданской войны 1975-1990 годов квоту формально упразднили, заключив так называемое Таифское соглашение. Но на деле ничего не изменилось.

"Все контролируют конфессиональные группировки старых элит, — подчеркивает Чупрыгин. — Когда в Таифе подписали соглашение, люди вздохнули с облегчением: наконец будет гражданское общество. Но до сих пор решения в стране принимают те же 25 семей, которые были у власти 30, 40, 80, 150 лет назад. Они не собираются сдавать позиции и делиться властью с кем бы то ни было, кроме единоверцев".

Григорий Лукьянов указывает на еще один немаловажный аспект: христиан и суннитов сильно раздражает движение "Хезболла". "Сформировался проиранский "Хезболастан" — государство в государстве. Там действуют другие законы, развивается параллельная экономика. Даже внешняя политика альтернативная, — отмечает Лукьянов. — "Хезболла" не заботят социально-экономические трудности, их волнует лишь борьба с Израилем".

Плата за влияние

В воскресенье главы 36 стран и организаций под эгидой ООН договорились на онлайн-совещании выделить Ливану гуманитарную помощь на 300 миллионов долларов. Ее предоставят напрямую людям, через международные организации, а не через ливанское правительство, чтобы избежать разбазаривания средств.

Это инициатива французского президента Эммануэля Макрона. Он прибыл в Ливан сразу после взрыва, что неслучайно, считает Андрей Чупрыгин. "Официально он приехал обсуждать условия предоставления помощи, однако вышел на улицу и заявил: "Я не дам денег элитам, я не позволю их разворовать". Эта прогулка послужила одним из триггеров протестов, зазвучали требования вернуть Ливан под протекторат Франции", — указывает эксперт.

Париж, по его мнению, хотел бы укрепить позиции в Ливане, это отзывалось бы во всем регионе, а сам Макрон стремится к лидерству в Европе, в том числе по вопросам Ближнего Востока.

Не стоит забывать и о том, что десятилетиями огромное влияние на Ливан оказывала Саудовская Аравия. Именно там и подписали Таифское соглашение. "Саудиты через семью бывшего премьера Саада Харири вкладывали в Ливан деньги. Сейчас они демонстративно ушли из страны, обидевшись, что Харири подал в отставку. Для Ливана это большой удар", — говорит Чупрыгин.

Традиционно важную роль в политической жизни Ливанской Республики играла Сирия. Попав под санкции, правительство САР пользовалось ливанской финансовой и логистической системой, чтобы поддержать экономику. Однако помочь соседу Дамаск пока никак не может, уточняет эксперт.

Наблюдатели спорят, не попадет ли Ливан, приняв иностранную помощь, в зависимость от внешних сил, но очевидно, что самостоятельно страна из кризиса не выберется. Одно из главных условий потенциальных спонсоров — проведение реформ. Однако в деньгах власти заинтересованы, а в изменениях — нет.

Утопические требования

Собеседники РИА Новости уверены: требования протестующих утопичны, а спасти страну от коллапса способно только гражданское общество.

"Уровень образования в Ливане существенно выше, чем во многих арабских странах. Там многочисленное городское население. Хорошо развиты СМИ разной направленности. Гражданское общество — единственная надежда в утратившем легитимность и дееспособность государстве", — рассуждает Григорий Лукьянов.

Андрей Чупрыгин добавляет: во время предыдущих протестов молодежь на улицах скандировала, что они — не сунниты или шииты, а именно ливанцы. На это указывает и Лукьянов: "Люди пытаются избавиться от навязанных конфессиональных клише. Есть понимание, что у всей арабской нации общие интересы".

Впрочем, для реального решения ливанских проблем необходима политическая воля, которой у нынешнего поколения руководителей страны нет. А у протестующих, в свою очередь, нет ни четкой программы, ни лидеров. Да и в условиях общемировой экономической рецессии правительство — не важно, нынешнее или новое — не в состоянии предпринять ничего, что кардинально улучшило бы ситуацию.

51

Российские гарантии возмездия агрессору: ракета "Скиф"

1520
(обновлено 11:34 11.08.2020)
Россия задействует ядерный потенциал в случае любой ракетной атаки по своей территории, потому что в полете невозможно определить содержание запущенной боеголовки.

Александр Хроленко, военный обозреватель

О готовности России применить ядерное оружие говорится в подготовленной Генштабом Вооруженных сил статье "Об основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания", которую на днях опубликовала газета "Красная звезда".

В качестве цели противника в такой ситуации будет рассматриваться уничтожение России, и "ответ будет сокрушительным". Одним из вариантов такого ответа может быть залповый пуск межконтинентальных баллистических ракет (МБР) донного базирования "Скиф", количество, точки базирования, ударная мощь и траектории полета которых известны лишь узкому кругу специалистов.

Чисто теоретически, противник может выследить и атаковать в зоне боевого патрулирования ракетные подводные крейсера стратегического назначения проекта 955 "Борей", нанести превентивный удар по 150 ракетным комплексам "Ярс" с гиперзвуковыми маневрирующими блоками индивидуального наведения "Авангард", поразить на подлете к рубежам пуска какое-то количество российских стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев. И даже в этом случае (невероятного везения) последует ответный удар из глубин Мирового океана. Нанести разоружающий (превентивный) удар по "Скифу" технологически невозможно.

Невидимая составляющая стратегических ядерных сил России, баллистические ракеты донного базирования "Скиф" способны годами находиться на боевом дежурстве (в режиме ожидания) на дне морском, а затем по команде поражать наземные и морские цели. Ракета отличается особой скрытностью в информационной сфере, что косвенно свидетельствует о высокой эффективности разработки ЦКБ "Рубин" и Государственного ракетного центра имени Макеева. Предположительно, "Скиф" является развитием известной МБР морского базирования "Синева", с усовершенствованными полетными характеристиками и новейшим искусственным интеллектом. Важнейшие преимущества "Скифа" – высокая боевая живучесть и относительно низкая стоимость эксплуатации.

Тайна в контейнере

Донная МБР "Скиф" относится к семейству ракет большой дальности для субмарин, и несет службу на дне морском в пусковом контейнере, который надежно защищает от огромного давления и агрессивной среды, обеспечивает связь с командным пунктом ВМФ. Создание герметичной и нержавеющей «упаковки», способной много лет оберегать ракету от проникновения соленой воды, было главной технической проблемой проекта. Зато сегодня легче найти иголку в стоге сена, чем "Скифа" в море.

Высокая скрытность и уникальная боевая живучесть достигаются установкой пускового контейнера МБР на больших глубинах, недоступных для торпед потенциального противника, способных эффективно ослабить даже ядерный удар по поверхности моря. Специальная субмарина доставляет ракету "Скиф" к месту базирования. Точку установки отследить существующими и перспективными средствами разведки невозможно.

 В ситуации боевого применения контейнер по сигналу продувает балласт (как подводная лодка), всплывает на заданную глубину, и ракета стартует к цели по своей программе. Если дальность МБР "Синева" – более 8000 км, можно предположить, что более совершенный "Скиф" летает дальше.

Заметим, что боевое дежурство во внутренних водах России не нарушает "Договор о морском дне" (1970 года), который запрещает размещение ядерного оружия на дне за пределами прилегающей к берегу 12-мильной зоны. К примеру, на арктическом шельфе и в прибрежных водах Тихого океана имеется много удобных глубоководных точек для установки донных МБР – максимально близко к целям на территории вероятного противника. И это не "российская угроза", а серьезный фактор сдерживания агрессивных устремлений Запада, претензий на Северный морской путь и природные богатства российской Арктики, Дальнего Востока и Курильских островов.

Преимущества МБР "Скиф" в экономической плоскости очевидны. Ядерные субмарины-носители ракет чрезвычайно дороги в производстве и эксплуатации, подготовка экипажей тоже обходится недешево. Ракета донного базирования способна без дополнительных затрат пережить по времени службы любую субмарину, и при этом сохранить изначальный боевой потенциал, способность к старту и точному поражению целей. Таков ответ России на объявленную коллективным Западом новую гонку вооружений на море.

Известно, что первое испытание "Скифа" состоялось в 2008 году, заводские испытания стартовали в Белом море летом 2013 года, а в 2017-м глава комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктор Бондарев заявил, что донная МБР уже "в арсенале" Вооруженных сил России. Следовательно, новая ракета уже проверена временем, и заслуживает нашего внимания.

Жертвы иллюзий

Российский президент Владимир Путин 2 июня утвердил "Основы государственной политики в области ядерного сдерживания". Согласно документу, потенциальный противник должен знать о неотвратимости возмездия за агрессию. И все же, Россия рассматривает ядерное оружие исключительно в качестве средства сдерживания.

Напомню, Соединенные Штаты в 1970-х годах отказались от идеи размещения ракет на дне, и взяли курс на размещение ракет средней дальности в Европе. В документах ядерной стратегии США появилась агрессивная доктрина достижения победы в ограниченной ядерной войне, за счет выигрыша в подлетном времени и системы передового базирования в Западной Европе.

По планам Вашингтона, более 570 твердотопливных ракеты Pershing-2 должны были доставить к целям в СССР ядерные моноблоки мощностью 80 килотонн на расстояние до 1800 км (до Москвы – за 8 минут).

То есть, сегодня история повторяется на ином технологическом уровне, и система передового базирования (Forward Based System) на наших глазах дрейфует из Германии в Польшу. Действия США в области стратегических вооружений направлены на реализацию концепции "глобального удара" с применением ядерных средств.

Соединенные Штаты и активисты НАТО пытаются военными инструментами "сдерживать" экономическое развитие и рост международного влияния России, которая значительно опередила коллективный Запад в области разработки и производства гиперзвуковых ракет, ядерных субмарин, истребителей 5-го поколения, подводных беспилотников типа "Посейдон" и других высокотехнологичных вооружений, гарантирующих поражение любому агрессору. Складывается парадоксальная ситуация, когда военные советники боятся советовать сумасбродным американским политикам, потому что видят разницу между доктринами и реальностью.

Почти два десятилетия Пентагон со своими союзниками проводил дорогостоящие военные операции в Афганистане, чтобы добиться победы над слабовооруженной террористической организацией "Талибан"*. В итоге США заключили с противником позорное для Американской армии мирное соглашение, и уходят, бросив на произвол судьбы существующее слабое государство – Исламскую Республику Афганистан. К сожалению, правильные выводы в Вашингтоне не сделали, и с энтузиазмом принялись "спасать Европу" от несуществующей российской угрозы. Однако "Скифы" и другие гаранты безопасности РФ не дремлют.

* – террористическая организация, запрещенная в РФ и ряде других стран.

1520

Шафир: мы живем в эпоху, когда журналисты попадают под раздачу, как никогда раньше

0
(обновлено 20:18 11.08.2020)
Вице-президент Международной Федерации журналистов, секретарь Союза журналистов России, руководитель международного отдела СЖР Тимур Шафир прокомментировал радио Sputnik ситуацию с задержанием журналистов в Белоруссии.
Шафир: мы живем в эпоху, когда журналисты попадают под раздачу, как никогда раньше

9 и 10 августа в Белоруссии были задержаны российские журналисты, освещавшие выборы президента республики. В числе которых был и Семен Пегов - поэт, военный корреспондент российских федеральных телеканалов, который с 2008 по 2013 годы жил и работал в Сухуме в телекомпании "Абаза-ТВ", писал для изданий "Нужная газета", "Чегемская правда", "Новый день".

На задержание представителей СМИ отреагировали в МИДе России. Официальный представитель российского МИДа Мария Захарова назвала действия белорусских правоохранителей непропорциональными в отношении российских журналистов. Союз журналистов России выразил решительный протест в связи с фактами задержания представителей российских СМИ в Белоруссии. Главный редактор RT и МИА "Россия сегодня" Маргарита Симоньян призвала власти Белоруссии и лично президента республики Александра Лукашенко освободить задержанных журналистов. Союз журналистов Абхазии также выступил с призывом к властям Белоруссии немедленно освободить журналистов, в том числе их бывшего коллегу Семена Пегова.

Вице-президент Международной Федерации журналистов, секретарь Союза журналистов России, руководитель международного отдела СЖР Тимур Шафир, комментируя радио Sputnik ситуацию с задержанием журналистов в Белоруссии, отметил, что накал агрессии в отношении представителей СМИ нарастает, и все больше вероятность того, что они могут попасть под раздачу.

"Мы сейчас находимся в ту эпоху, когда, благодаря в том числе новым технологиям, журналисты попадают под раздачу так, как никогда раньше. Кто бы мог сказать об этом полгода, год назад, что в Белоруссии произойдет такая ситуация, задерживают наших коллег, избивают, увозят в неизвестном направлении в непонятном состоянии. Мы находимся в очень тяжелый момент времени в этом отношении", - отметил Шафир.

0