Илья Гуния

Илья Гуния: кто-то бежал с фронта, а другие бежали за танками врага

4270
(обновлено 10:43 18.08.2015)
Председатель республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов "Аруаа", кавалер ордена Леона Илья Гуния рассказал в интервью Sputnik о том, как абхазские ополченцы отбивали у врага танки практически без оружия и о том, какое место юмор занимает на войне.

О первых днях войны и самых тяжелых моментах военного времени рассказал в интервью Sputnik председатель республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов "Аруаа", кавалер ордена Леона Илья Гуния. Беседовала Наала Авидзба.

— Где вас застала новость о том, что началась война?

— Дома. В тот момент я работал на телевидении, а это был первый день моего отпуска. Я, счастливый, потому что, наконец, в отпуске, проснулся где-то к двенадцати часам дня. Меня разбудила мать, сказав, что уже полдень, никто столько не спит. Она сварила мне мамалыгу, я встал, включил машинально телевизор, сел за стол, взялся за кусок мамалыги и слышу по телевизору голос Зураба Аргун. Слышу что-то про войну. Вот так и держа кусок, посмотрел, все сразу понял, положил его на место, оделся и побежал на работу. Так началась война. Домой я больше не вернулся.

— Что произошло дальше?

— Я сразу приехал на телевидение. Там у меня в сейфе лежал в то время автомат. Перед войной было неспокойно. Было нагнетание обстановки, и месяца за два-три я уже сказал: "По-моему, будет война". Тогда у нас был абхазский полк, у меня там были друзья, и мы решили выделить оружие на охрану абхазского телевидения. По ночам мы охраняли телевидение, автомат хранился у меня.  Когда началась война, у меня, естественно, первая мысль была о том, что в сейфе автомат. Я бегом ринулся на телевидение, а там уже ажиотаж.   

На Красном мосту уже были первые бои, когда я попал туда. Там стояла наша гвардия, наши ополченцы. Там же и отняли самый первый танк, подбили на подступах к Красному мосту. Когда я пришел, танк уже был на нашей стороне, его пытались починить, наши ребята возились в башне. На Белом мосту стояли наши, те точки, что можно было занять, заняли. Соприкосновения уже не было, то была проверка боем. Никто еще не знал, точно ли это война. Грузины остановились в районе, где  сейчас "Айтар", там у них была база. Кто-то попытался сюда проникнуть. После первого захвата танка больше попыток пока не было. И мы формировались, и они, видимо, не ожидали сопротивления.

После этого я вернулся на телевидение. Эвакуация его не происходила пока, начались переговоры. В ту ночь, я помню, первый снаряд, выпущенный танком, попал прямо в герб, который висел на Совмине. Приехала грузинская делегация, на переговоры поднялись в Совмин. Мы всю ночь стояли под аркой здания. Закончилось тем, что вышел Константин Константинович Озган и сказал, что договорились об отходе на 3-километровую зону от Красного моста. Для меня было понятно, что война началась.

Потом мы отошли на "универсам". Там был первый обстрел с вертолета и раненые, которых я видел. Для меня там пришло понимание того, что война началась, потому что уже есть погибшие, раненые.

Илья Гуния во время Отечественной войны народа Абхазии.
© Фото : Марина Барциц
Илья Гуния во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг.

— Как удавалось обороняться в эти первые военные дни при том, что оружия практически не было?

— Только метров через 100 можно было увидеть, что кто-то держит какое-то оружие. У кого что-то было, вышли чуть вперед, кто не имел – в надежде, что достанут. Кто-то поехал в Гудауту и оттуда привез оружие. Те, у кого было оружие более или менее совместно мобилизовались. Автоматы были на пересчет. Самый большой удар приняла на себя наша гвардия. Они смогли сделать более организованный удар, зная как действовать.

— В таких сложных условиях было ли место ощущению брошенности на произвол судьбы, страха?

— Тогда об этом не думаешь, страх приходит потом. Наверно было больше романтики, мы ведь о войне судили по фильмам, по рассказам. Ты ведь с ней не сталкиваешься и не ощущаешь опасность войны. Страх – это когда ты понимаешь, какие могут быть последствия. А тогда  молодой парень, 20-22 года, который о войне никогда не думал, он просто не мог ощущать страх. Когда через одного держали автомат, у кого-то охотничье ружье, и мы считали, что это вполне нормально. Чего это мы там не можем защитить, думали мы, еще как можем. И это чувство оставалось очень долго. Даже когда мы были за Гумистой, у нас были два-три БМП, которые заводились через раз, и по два снаряда гранатомета, мы ездили по всему фронту. 

— Что  вызывало самое большое беспокойство?

— Единственные переживания  — у меня оставались родители на Новом районе, родственники. Мне хотелось побыстрее всех вывезти из города. Хотелось, чтобы все уехали, чтобы здесь никого не было. При всем этом я еще умудрился сделать так, что мои родители еще и остались на Новом районе. Я надеялся, что они возьмут и уедут, а у них тоже, видимо, инстинкт самосохранения не сработал и они остались, а мы оказались за Гумистой. Но потом все благополучно закончилось.  Отец, когда еще можно было переходить Гумисту, переходил. Мать сказала ему: "Ты сидишь дома и не знаешь, где твои сыновья, давай ищи их". Я увидел его так идущим по дороге в Эшере, он искал меня. Я очень удивился. Он спросил, все ли со мной в порядке, и, убедившись, что все хорошо, сказал, что пойдет обратно. Я пытался его не отпускать, сказав, что вывезем маму, но он ответил: "Нет, там твоя мать, я пошел". Сейчас это смешно. Но тогда не верилось до конца, многими не осознавалось, что такое война до самого конца. Пока мы не увидели первые смерти, убитых, раненых, кровь. Постепенно сознание начало переворачиваться и стало ясно, что это не игра.

Илья Гуния во время Отечественной войны народа Абхазии.
© Фото : группа в Facebook "Памяти павших за Родину"
Илья Гуния во время Отечественной войны народа Абхазии.

— У вас были профессиональные военные навыки?

— В армии я не был. Все навыки я получил исключительно на войне. Навыки были у ребят, надо было смотреть, учиться, быстро перенимать. Кто был трактористом, мог сесть за штурвал БМП.  Пару раз стрельнул, посмотрел, все приходило с опытом. А когда впереди опасность, учишься очень быстро, времени на раздумья нет.

— Как вы стали воевать в составе танкового экипажа?

— Где-то в октябре 1992 года мы сели на БМП, у нас были "единички". БМП-1 она называлась. Для нас это был верх всего. И у нас был один танк, отобранный на Красном мосту, который ребята починили за ночь, поменяли на нем мотор. БМП у нас было всего 4 штуки.  Мы пересели, начали ездить, с Нижней Эшеры, в Верхней Эшере, если был снаряд, стреляли. Так как снарядов не было, мы больше пыжились, показывали, вот какие мы лихие. После наступления в Гагре у нас появилась техника, и тогда уже  и танковый батальон образовали, и подразделение. Было время, что и во время войны, когда нам пришла техника, мы выезжали в Гудауту, подготавливали экипажи для молодых. Потом все уже было более или менее грамотно сделано.

— Что абхазские бойцы могли противопоставить вражеским танкам? Каким образом удавалось их отбивать?

— Были случаи, когда люди пытались взять танк с ножом. В начале был момент войны, когда грузинская техника прошла через  Гумисту. Часть людей с фронта убегала в сторону Гудауты, а другая часть с криками "вы здесь танки не видели?" бежала в направлении танков, чтобы их захватить. На таких людях и держится, которые могли напасть на танк без ничего или рассуждать так, что если залезть на дерево, а с него прыгнуть на броню, когда танк проходит мимо и накрыть чем-нибудь окна, через которые он смотрит, то возможно он остановится. Это не шутки, такие попытки были, это реально происходило. Сегодня это звучит как сказка и смешно, а мы серьезно думали, как это можно сделать. Делали горючие смеси, чтобы можно было подрывать танк. Бутылки, бензин, масло, песок. Думали, что все это должно гореть, бросали, не горело, потом делали заново.

Фотография времен Отечественной войны народа Абхазии. Третий слева стоит Илья Гуния.
© Фото : группа в Facebook "Памяти павших за Родину"
Фотография времен Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. Третий слева стоит Илья Гуния.

— Как в военное время повели себя ваши соседи, друзья грузинской национальности?

— По-разному. У нас были соседи, два брата грузина, мы росли в одном доме на Новом районе. Они были помладше меня, началась война, и они там сохранили, по крайней мере, не давали грабить абхазские дома. Они не воевали. Был другой, с которым мы еще больше дружили. Тот с автоматом в руке защищал единую Грузию. Было и такое. Кто-то вообще уехал. 

— Что было самым страшным моментом на войне?

— Самые страшные моменты, это когда рядом с тобой убивают людей. Я потерял многих своих друзей. Тех, с кем я с детства дружил, потерял всех. Самое страшное было смотреть на то, как он рядом с тобой погиб, у тебя сердце разрывается и тебе хочется просто встать и кинуться на врага. Страшнее всего было привозить их семье домой. 

— Что вы испытывали, когда вам приходилось, защищая свой город,  разрушать здания?

— Никогда об этом не задумывался. Стрелял там, где враг, и сгорит дом или что-либо еще не имело значения. Единственный раз, когда я об этом задумался, был тогда, когда мы уже брали город Сухум и стояли в районе обезьяньего питомника по улице 8 марта. Мы были на БМП, а в Совмине засели грузины и стреляли с верхних этажей, так что наши не могли подойти. Кто-то связался по рации и спросил, кто видит Совмин. Один из наших ребят сказал, что видит. Ему сообщили, что надо обстрелять, на что он ответил: "Я не буду стрелять в это красивое здание". То есть он отказался, после чего я вышел на связь и сказал, что тоже его вижу, но надо, так надо. Я нечаянно сжег и дом Гиви Камуговича Агрба. Это была девятиэтажка, которая стоит перед Совмином с задней части, она находилась прямо на линии, я попал практически в его квартиру. У нас ходила шутка, он говорил: "Ты должен мне квартиру".

Здание – это то, что человек сделал руками. Если надо разрушить здание, чтобы сохранить одну человеческую жизнь, надо сделать это.

— Юмору находилось место даже в самое тяжелое время?

— Юмора было очень много во время войны. Что самое удивительное на войне и юмор, и веселье, и слезы находились очень близко друг от друга всегда. Юмор может быть был дурацким, но это же нервное состояние. Казалось, вот чуть-чуть хорошо, и ты смеешься, закатываясь. Без юмора очень сложно на войне. Оптимизм должен быть в человеке.

Илья Гуния во время Отечественной войны народа Абхазии
© Фото : группа в Facebook "Памяти павших за Родину"
Илья Гуния во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг.

 

4270
Теги:
Отечественная война народа Абхазии (1992-1993), АРУАА, Илья Гуния, Азия, Весь мир, Абхазия
Темы:
День начала Отечественной войны народа Абхазии (15)

Грузия для НАТО: что отдает и что получает

431
(обновлено 20:25 20.01.2021)
Сигналы новой администрации из Вашингтона свидетельствуют о развитии антироссийской повестки, желании создать вокруг РФ "огненное кольцо" проблем. Корректируются планы "сдерживания" России. Будут задействованы и бывшие советские республики.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Президент Грузии Саломе Зурабишвили 20 января улетела с визитом в Брюссель, где намечены официальные встречи с лидерами ЕС и НАТО. Накануне этой знаковой командировки с заранее проработанной повесткой и подготовленными вариантами решений генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил о вероятном вступлении Грузии в альянс как о деле почти решенном: "Грузия хочет стать членом НАТО, и Россия не сможет этому помешать. Станет ли Грузия членом НАТО – решать Грузии и Североатлантическому альянсу, и только им, потому что все остальное будет нарушением суверенных прав суверенного государства. Не России решать, как будет вести себя Грузия".

Саломе Зурабишвили еще в 2018 году определила приоритетами своего президентства обеспечение вступления Грузии в ЕС и НАТО. Вместе с тем она отмечала: «Грузия бомбила свое население в 2008 году, на что нет права ни у одного президента». Уроженка и до выборов гражданка Франции Зурабишвили на заре грузинского президентства могла быть недоинформированной и противоречивой в высказываниях, но прошло два года. Наступило время взвешенных и судьбоносных для Грузии решений.

Затянувшийся диалог

22 января грузинский лидер будет участвовать в заседании комиссии НАТО – Грузия, но Брюссель вступление республики в альянс не гарантирует. Здесь необходимо вспомнить непростой путь протяженностью более трех десятилетий. В 2001 году парламент принял постановление о начале процесса вступления страны в Североатлантический альянс. Прошло еще 19 лет, а Грузия находится на стадии сотрудничества «интенсивный диалог». До вступления в альянс остается подготовительный «план действий по членству», который все более напоминает линию горизонта – видимую и недосягаемую из-за скептического отношения к Грузии ряда европейских государств НАТО. Тенденция тревожная для генерального курса. Что-то пошло не так. Признать ошибки – страшно, остановиться – позорно, продолжать – опасно.

Альянс официально считает Россию главной военной угрозой – сегодня и на перспективу до 2030 года (вторую позицию занимает Китай, третью – международный терроризм). НАТО готовится к обновлению своей Стратегической концепции, в которой Россия и Китай будут прямо названы врагами Запада.

При этом западные стратеги традиционно предпочитают воевать с РФ опосредствованно, чужими руками. Вступление в НАТО гарантирует грузинскому народу не безопасность, а скачок военно-политического напряжения в регионе, рост вероятности вооруженных конфликтов на абхазском и юго-осетинском направлениях. С другой стороны, легко представить реакцию Вашингтона на вступление суверенных Мексики или Канады в организацию типа ОДКБ.

Не учитывать позицию России по вопросу расширения НАТО на постсоветском пространстве невозможно. Если альянс имеет некое право на размещение своей передовой линии обороны в Афганистане, Ираке, Ливии, то и Россия имеет такое же право – и оно уже реализовано в Сирии. Возможно, в Тбилиси питают иллюзии, что иностранные войска альянса однажды вернут Абхазию и Южную Осетию. Вероятность такого развития событий практически равна нулю, и август 2008 года – яркое тому подтверждение.

В свете особых отношений с Россией важный союзник НАТО – Турция – совершенно не заинтересована в эскалации конфликтов в Черноморском регионе. Напомню, влиятельная абхазская диаспора в Турции активно поддерживала Сухуми в ходе войны с Грузией, и эта кровная связь с годами лишь крепнет (мухаджиры иногда возвращаются). Анкаре удобнее планомерно подчинять Тбилиси экономическими методами, нежели отвоевывать для Грузии жизненное пространство и новый статус в НАТО.

Расходный материал

Реальные угрозы подстерегают Грузию исключительно со стороны Североатлантического альянса. За примерами пренебрежительного и циничного отношение старших партнеров к младшим далеко ходить не надо. Так, Соединенные Штаты планово выводят свои войска из Афганистана, а грузинский 32-й батальон 3-й пехотной бригады в составе более 870 военнослужащих в начале января убыл в порядке ротации (американскими бортами) из аэропорта Тбилиси в Исламскую республику – для защиты авиабазы Баграм, в рамках небоевой миссии НАТО "Решительная поддержка".

Если американцы уходят из страны, в которой талибы идут к власти (уничтожая существующий государственный проект ЕС и США), кого же там в течение шести месяцев будут поддерживать грузинские военнослужащие под командованием подполковника Тариела Махарашвили? Очевидно, они с большим риском для жизни лишь прикрывают отход союзников. Достаточно унизительная миссия охранников афганского аэродрома не имеет никакого отношения к обеспечению безопасности Грузии.

Еще одна опасная особенность НАТО – навязывание младшим партнерам максимально возможного для их бюджета количества дорогостоящего американского оружия. Это программный приоритет альянса на ближайшие 10 лет. И Тбилиси ежегодно закупает несоразмерное военно-политической обстановке количество вооружений – противотанковых гранатометов, систем ПВО и других. Даже если в Грузии станет много больше американского оружия и объектов альянса, республика вряд ли когда-нибудь займет полноправное место в рядах НАТО.

Идет "игра в одни ворота". Иностранные войска десятилетиями используют грузинскую территорию для дестабилизирующих регион маневров и создания "опорных точек". Грузия не имеет Военно-морских сил, их функции выполняет Служба береговой охраны МВД. На фоне пандемии коронавируса особенно настораживают деятельность биологических лабораторий Пентагона на грузинской земле и защита Центра Лугара президентом Зурабишвили. Как уже отмечалось выше, грузинские солдаты много лет защищают интересы Пентагона в Афганистане. В качестве благодарности звучат заклинания об исторической роли Грузии в мировой политике, уверения в наличии "общих ценностей" и в приверженности альянса территориальной целостности и суверенитету республики. Старшие партнеры даже безвизовый въезд в ЕС для грузинских граждан организовали. Небольшая и небогатая Грузия с населением 3,7 млн человек тратит около 2% своего ВВП на военные нужды, а дальше – неизбежное возвращение в реальность – тупик вне ЕС и НАТО.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

431

Никаких поблажек: что ждать от Байдена России и миру

353
(обновлено 08:55 20.01.2021)
Четыре года Дональд Трамп держал в напряжении партнеров, ближайших союзников и стратегических противников США.

СУХУМ, 20 янв - Sputnik. От Джо Байдена ждут в первую очередь "возвращения к нормальности": к международным соглашениям, контролю над вооружениями и традиционной дипломатии. Какими будут первые шаги 46-го президента США, читайте в материале Софьи Мельничук РИА Новости.

Первым делом

Дональд Трамп оставил непростое наследие. Американское лидерство пошатнулось, союзнические отношения трещали по швам — под критику партнеров по НАТО. Масла в огонь подливали угрозы тем, кто решится вести дела с "ревизионистами и стратегическими противниками" — Россией, Ираном и Китаем.

И теперь важнейшая задача Байдена на международной арене — восстановить утраченные позиции. Советы звучат со всех сторон: оставить контингент НАТО в Афганистане, сократить программы вооружений, во имя сотрудничества с Пекином закрыть глаза на нарушения прав человека.

И неудивительно, что Байден, который в большой политике без малого полвека, выбрал себе опытных помощников. Среди них — экс-заместитель госсекретаря Энтони Блинкен на посту главы Госдепа и опытный дипломат Брет Макгерк: он займется вопросами Ближнего Востока в Совете по нацбезопасности.

На дальневосточном направлении поработает "архитектор американского разворота в Азию" Курт Кэмпбелл. В ближайшем окружении и знаток России — бывший посол в Москве Уильям Бернс. Он станет первым карьерным дипломатом в кресле главы ЦРУ.

Оружие под контроль

Некоторые проблемы не терпят отлагательств. Договор о стратегических наступательных вооружениях между Россией и США — одно из последних оставшихся ограничений — истекает в феврале 2021-го.

Администрация Трампа в последние месяцы активно консультировалась с российской стороной, но проблему пока не решили. Джо Байден уверял, что в случае победы продлит СНВ-3 и использует договор как базу для новых соглашений.
Глава российского МИД Сергей Лавров накануне напомнил, что Москва ждет "конкретных предложений по этой теме". Он надеется согласовать детали до 5 февраля, а Байдена называет специалистом в сфере разоружения.

"Пожалуй, это единственная срочная задача в области российско-американских отношений", — говорит Андрей Кортунов, глава Российского совета по международным делам. Он уверен: санкционное давление сохранится. Поводом для его усиления могут стать события, связанные с возвращением в Россию Алексея Навального. "Думаю, найдутся и другие причины", — добавляет Кортунов. Вопрос в том, поднимет ли президент ограничения на качественно новый уровень.

Однако есть и возможности для укрепления сотрудничества — экологическая повестка, Ближний Восток, Арктика. Кроме того, у Байдена руки не связаны расследованием о сговоре с Кремлем. Но это не означает, что политик примется активно налаживать контакты, предупреждает Кортунов.

Кризис пройдет, проблемы останутся

В Европе с нетерпением ждут возвращения американцев в Парижское соглашение по климату. И это далеко не единственный повод для облегченного вздоха европейских лидеров — вместе с Трампом уйдет и неприятная манера общения в стиле "Америка превыше всего".

Тон изменится уже на саммите НАТО, который в 2021 году состоится в Брюсселе.

Однако не надо переоценивать нанесенный Трампом ущерб, замечает Андрей Кортунов: "Высказывания были жесткие, но НАТО укрепляло восточный фланг, и программы противоракетной обороны развивались".

Да и проблемы от смены формулировок не исчезнут: слова словами, политика — политикой, подчеркивает эксперт. Вашингтон будет все так же настаивать на увеличении ассигнований в бюджет НАТО и втягивать членов альянса в противостояние с Китаем, чему в Европе совсем не рады.

Останутся противоречия и по торговому соглашению с ЕС, и по "Северному потоку — 2". Прогнозировать ситуацию здесь сложно. Может, Байден проявит гибкость, чтобы не ссориться с Германией, или, наоборот, Берлин пойдет на уступки Вашингтону. В целом отношения улучшатся, но возвращения ко временам Барака Обамы ждать не стоит, заключает Кортунов.

След "ястребов"

Проблемным направлением остается Китай, с которым Трамп так и не завершил начатую в 2018-м торговую войну. В последние недели команда госсекретаря Майка Помпео вводила новые санкции и обвиняла Пекин в нарушении прав человека, распространении коронавируса, краже технологий, несправедливых торговых практиках и нарушении международных норм.

"Администрации Байдена достается тяжелое наследие. "Ястребы", которые четыре года отвечали за китайское направление, впопыхах делают все, чтобы отношения не вернулись в прежнее русло", — говорит консультант Московского центра Карнеги Темур Умаров.

Он полагает, что Байден постарается снизить градус напряжения. "К Китаю сейчас слишком много внимания, тема взаимосвязей политизирована, сторонам сложно спокойно принимать решения. Новая команда будет развивать более точечную и гибкую стратегию", — поясняет эксперт.

Годы работы Трампа не пройдут бесследно и для всей Азии. "Тут Байден постарается навести порядок, восстановить уверенность союзников в нерушимости альянсов. Но сомнения в искренности американских намерений вряд ли исчезнут", — считает Умаров.

Сторонники в регионе Штатам понадобятся и для налаживания отношений с Северной Кореей. Трамп трижды встречался с Ким Чен Ыном, но не убедил его разоружаться. В преддверии инаугурации — официально к окончанию съезда Трудовой партии Кореи — из Пхеньяна пришли известия о создании мощной подводной ракеты, а октябре 2020 года в стране показали новую межконтинентальную баллистическую "Хвасон-16".

Зыбкий Восток

На Ближнем Востоке Трампу удалось примирить Израиль с четырьмя арабскими странами, укрепить сотрудничество с Саудовской Аравией и разрушить иранскую ядерную сделку.

И хотя основное внимание переместится в Азию, полагает Руслан Мамедов, координатор ближневосточных проектов Российского совета по международным делам, конфликтный потенциал в регионе большой. "Взять хотя бы Сирию — тут напряженность между США и Россией рискует вырасти", — говорит он.

Кроме того, Байден пересмотрит отношения с Саудовской Аравией. Новый глава Белого дома намерен прекратить поддержку саудитов в войне в Йемене и "удостовериться, что США не разменивают свои ценности на вооружения и нефть". "Контактов Кушнер — ибн Салман (зять Трампа Джаред Кушнер и Мохаммед ибн Салман Аль Сауд, наследный принц СА. — Прим. ред.) не будет, но появятся новые. Скорее всего, отношение к Эр-Рияду ужесточится", — прогнозирует Мамедов.

В то же время есть вероятность, что подход к Ирану смягчится. Байден, будучи вице-президентом в администрации Барака Обамы, участвовал в заключении иранской ядерной сделки в 2015-м. Сам он готов к диалогу с Тегераном, но помешать может конгресс — и здесь мнения двух партий сойдутся.

Мамедов без оптимизма относится к восстановлению Совместного всеобъемлющего плана действий. "Уже сейчас стороны выдвигают новые условия: в Иране говорят о компенсации, которую американцы должны заплатить за санкции. Те указывают, что иранцы сперва должны вернуться к сделке и тому уровню обогащения урана, который в ней предусмотрен", — отмечает Мамедов.

Однако в первую очередь команде Байдена предстоит решить внутренние проблемы. Ведь уходит только Дональд Трамп. Эпидемия, экономический кризис, обострившиеся расовые и социальные споры остаются. На первом плане сейчас — здоровье и благосостояние американцев, а главное — гражданский мир и согласие. Внешняя политика подождет.

353

Прогноз погоды в Абхазии на выходные 23 и 24 января

0
(обновлено 21:42 22.01.2021)
В выходные дни погоду Абхазии будет определять область повышенного атмосферного давления.

СУХУМ, 22 янв - Sputnik. В предстоящие выходные 23 и 24 января в Абхазии ожидается переменная облачность, без осадков, сообщает отдел гидрометеорологии Государственного управления Абхазии по экологии и охране природы.

Отмечается, что погоду Абхазии будет определять область повышенного атмосферного давления.

Атмосферное давление – 770 миллиметров ртутного столба.

Ветер – 2-7 метров в секунду.

Температура воздуха ночью от 0°С до +5°С, днем от +5°С до +10°С.

Температура морской воды +10°С.

Относительная влажность воздуха – 50-70 процентов.

0
Темы:
Погода в Абхазии - 2021