Художник, карикатурист Гарри Дочия

Гарри Дочия: вся хроника войны в моих 50 карикатурах

1189
(обновлено 09:21 21.09.2015)
О своих работах и о том, как война отразилась в его творчестве, рассказал в интервью корреспонденту Sputnik абхазский художник, художественный редактор журнала "Аҟазара" Гарри Дочия.

Абхазский художник Гарри Дочия родился в селе Гуп Очамчырского района в семье народного умельца, который изготавливал макеты абхазского двора. О роли искусства в жизни и о военном периоде в биографии художника Дочия рассказал в интервью корреспонденту Sputnik. Беседовала Анжелика Бения.

— Гарри Шалвович, расскажите, с чего начался ваш путь художника?

— С детства. Когда моей старшей сестре купили альбом с карандашами, а мне — нет, я ей позавидовал и начал больше нее рисовать. Потом еще моя учительница по русскому языку и литературе заставляла меня рисовать портреты писателей и поэтов, изображать сюжеты рассказов.

— Как получилось, что вы начали заниматься мультипликацией? 

— В 1979 году я поступил в художественное училище, окончил его в 1982 году. В том же году поступил в Тбилисскую академию художеств, которую окончил в 1989 году. Пока учился в академии, в 1985 году мне предложили заниматься мультипликацией. Выбрали одну из сложных тем — "Легенда о Рице".

Потом мы создали в Абхазии студию, сняли мультфильм "Аимак" (Куаблыху и черт). Мы много снимали, однако из-за отсутствия  нужной аппаратуры, пленка плохо проявлялась, были сложности и не получалось закончить работы.

Мультипликация — это работа коллективная.  Мультфильм  мы снимали здесь, проявляли в Тбилиси. Мультфильм "Аимак" в Абхазии приняли хорошо. Это был первый абхазский мультфильм, но судьба этого фильма такова, что мы его потеряли.

— Какие работы последовали дальше?

Мы продолжили, сделали еще четыре работы. Рисовали в Абхазии и почти год снимали в "Союзмультфильме". У нас был хороший оператор Кабул Расулов, который снимал мультфильм "Маугли". Хотели презентовать свои работы в Абхазии, но это был уже 1990-ый год. Мы привезли их и всего раз показали "Ахәаахәҭыҩцәа" ("Торговцы"), "Ламыс змам адәыӷба" ("Бессовестный поезд"), потом "Абгахәыҷи арбаӷьи" ("Лисичка и петух"), а также "Хҩык адагәацәа" ("Трое глухих"). Что-то лежит в архиве, а что-то потеряно, так как они были сняты на широкоформатной киноленте, а во время войны студия была разграблена. По сей день мы юридически существуем, но не можем работать.

— Если говорить об абхазских мультфильмах, есть  ли перспектива для создания новых работ в Абхазии?

— Мультипликацию в Абхазии нужно развивать, это нужно детям, чтобы они знали, что у нас очень богатый фольклор, много сказок. Тем более сейчас другие дети, у них есть современные гаджеты, планшеты, телефоны. Но, наверное, мы пока не готовы, сначала нужно преодолеть проблемы покрупней. То, как мы раньше занимались мультипликацией, на энтузиазме, так нельзя. Огромный труд вложила Рита Пация в создание студии анимационных фильмов. Могу сказать, что она пожертвовала свою карьеру ради создания студии и фильмов и по сей день мечтает возродить студию.

В нашу студию многие приходили и уходили, так как работа была трудоемкой. Многие не выдерживали, но остались мы — костяк, который поступил на высшие курсы мультипликаторов в 1991 году. Окончив с отличием курсы, мы планировали снять кукольный фильм. Были в Ташкенте. В то время известные ташкентские художники изъявили желание работать с нами. Куклы были сделаны ташкентскими мастерами. Мы представили эскизы, раскадровку, декорации, освещение. 

Было 14 августа — наш первый съемочный день, мы вышли на обед, включили телевизор, а там объявили о начале войны. Естественно, мы все бросили и приехали в Абхазию. Были сложности с приездом и в финансовом, и в другом плане. Режиссер, с которым мы работали, Валерий Жирнов уже начал заниматься с венгерской студией. У него было желание продолжить с нами работу, но судьба так сложилась, что не получилось.

— Ваша работа в мультипликации на этом остановилась? 

— Нет. Мы с Асидой Багателия и Баталом Джопуа подготовили экспериментальный фильм "Аҿарпын" ("Свирель"), в копилке есть еще пара работ. Я вижу, как мультипликация развивается. У нас есть художники, которые работают в этом направлении. К примеру, Астамур Квициния. По его работам я вижу, что он за год вырос в творческом плане. Думаю, если бы у него была нужная техника и группа, то он приступил бы к более серьезным работам. 

— Хотелось бы увидеть, что вы рисуете сегодня? О чем ваши работы?

Вообще, в академии я заканчивал ткачество, пять лет учился в этом направлении, но после окончания не занимался этим. Пока учился, решил, что буду заниматься мультипликацией. Между перерывами я занимался оформлением книжек, на что уходило много времени.

Чтобы выжить, мне пришлось вспомнить живопись. Я оформлял книги абхазских писателей и поэтов. Работал главным художником в издательстве, сейчас работаю художественным редактором в журнале "Аҟазара".

Я рисовал и понимал, что есть спрос на красоту, природу. Люди хотят, чтобы у них дома висели пейзажи Абхазии. Хорошо, когда есть спрос, но часто от этого устаешь.

— Как вы относитесь к тому, что художники продают свои работы?

— Мои картины продают себя сами. Я пишу то, что мне нравится, не то, что можно продать. Для меня очень важно писать то, что мне хочется, а не работать на заказ. Я пишу для себя.

Продавать свои работы не плохо, в  этом есть плюсы. У многих нет возможности выезжать в другие страны, для художника это важно, мы как бы варимся в своем соку.

Не хочу сейчас хвалиться, но если бы зажглись места расположения моих картин, то зажглось бы много точек на всем земном шаре. Мои картины находятся там, где, возможно, я не смогу побывать. Недавно мне писал американец из Афганистана, что у него есть мои картины.

Был еще такой случай, когда через полгода после войны мы организовали выставку, на которую попал первый зам секретаря ООН. У меня был шарж на Бутроса Гали, он его у меня выпросил, чтобы подарить Бутросу.

— Сейчас вы рисуете шаржи или комиксы? 

— Во время войны рисовал много карикатур. Около 50 работ подарил Абхазскому государственному музею боевой славы.  В карикатурах у меня есть вся хроника Отечественной войны народа Абхазии от самого первого дня.

— Давайте немного остановимся на этом периоде вашей жизни. В преддверии Дня Победы хотелось бы услышать ваши военные воспоминания.

— Как только мы услышали о том, что в Абхазии началась война, я и Асида Багателия из Ташкента приехали в Сочи. Я сразу понял, что попасть в Абхазию будет непросто, так как граница была закрыта. Приехал в Абхазию на теплоходе.

Когда прибыл в Гудауту, мне сообщили, что есть гостиница-реабилитация, в которой лежат молодые ребята, попавшие в первый бой. Тогда выключили свет, я не знал, куда идти, Гудаута мне была не знакома. Я встретил мальчика, который подсказал мне путь к гостинице. Я был шокирован увиденным. Там лежали ребята 18-19 лет, попавшие в первый бой, уже знакомые с адской болью, со смертью родственников и друзей. У меня попросили сигареты, кроме них у меня в кармане ничего и не было.

На второй день я пошел в пресс-центр. Я встретил там своих друзей, коллег. Мне сказали, что срочно нужно готовить ордена, медали и карикатуры. За ночь нарисовал несколько карикатур. Потом понял, что этим делу не поможешь. Мы грузили снаряды, разгружали гуманитарную помощь, потом попал в саперный батальон. После Мартовского наступления по приказу Владислава Ардзинба был создан отдел агитации и пропаганды, с того момента меня забрали с позиций. 

В начале июня из-за нехватки людей нас снова взяли на фронт. Мы были в одной группе с Николаем Джонуа. Мы собирали и приносили в штаб данные, которые не могли быть озвучены по рации.

— А как создавались военные карикатуры? 

— Рисовались они под впечатлением. Я рисовал все интересное и главное из того, что видел и слышал, потом это все «ксерили» и распространяли по боевым местам, работы вывозили и на переговоры, как дополнительное доказательство того, что происходило в Абхазии, и это имело определенный эффект на переговорах.

  • военные карикатуры Гарри Дочия
    военные карикатуры Гарри Дочия
    © Sputnik Анжелика Бения
  • военные карикатуры Гарри Дочия
    военные карикатуры Гарри Дочия
    © Sputnik Анжелика Бения
  • военные карикатуры Гарри Дочия
    военные карикатуры Гарри Дочия
    © Sputnik Анжелика Бения
  • военные карикатуры Гарри Дочия
    военные карикатуры Гарри Дочия
    © Sputnik Анжелика Бения
  • военные карикатуры Гарри Дочия
    военные карикатуры Гарри Дочия
    © Sputnik Анжелика Бения
  • военные карикатуры Гарри Дочия
    военные карикатуры Гарри Дочия
    © Sputnik Анжелика Бения
  • военные карикатуры Гарри Дочия
    военные карикатуры Гарри Дочия
    © Sputnik Анжелика Бения
  • военные карикатуры Гарри Дочия
    военные карикатуры Гарри Дочия
    © Sputnik Анжелика Бения
1 / 8
© Sputnik Анжелика Бения
военные карикатуры Гарри Дочия

Война оставила мне много военных карикатур. Когда в 1993 году в Бедии со стороны противника было много жертв, я по своему изобразил "Апофеоз войны" по Верещагину, назвал ее "Еще одна высота взята". Еще есть работа, которая была создана в период поражения грузин, когда они писали письма в ООН. Я ее назвал, как картину Репина "Запорожцы пишут письмо турецкому султану" ("Грузины пишут письмо в ООН"). И где-то в конце войны, в августе Валерий Гамгия (ред. – посмертно) и я  стали лауреатами первой степени премии "Летописи войны".

военные карикатуры Гарри Дочия
© Sputnik Анжелика Бения
военные карикатуры Гарри Дочия

Был период, когда наши ребята, не выдерживая обстрелов, бросали все. Мне пришлось нарисовать в течение трех часов большой плакат, на котором были изображены отступающие солдаты. Мы его поставили при въезде в город Новый Афон. По моему мнению, от таких плакатов был результат.

Одна из последних военных карикатур – "Парламент Грузии", на котором изображен Шеварднадзе, которого терзают собаки, смысл его взят из произведения "Гәараԥаа рписар" ("Гуарапский писарь") – "не охотничьих собак не бери на охоту".

— Что сегодня вдохновляет вас на творчество?

— Вдохновляет, когда в стране спокойно, тогда легко работается. Когда я вижу полную красок корзину, меня это вдохновляет, хочется быстрее их использовать.

— На ваших картинах не изображены люди, почему?

— Всегда рисовал только людей. И в мультипликации и в карикатурах без людей невозможно обойтись. На данный момент рисую только пейзажи. Я не хочу вмешивать людей в природу, мне нравится изображать природу без людей.

— Чье мнение о вашем творчестве для вас важнее всего?

— Мнение эксперта. Мнение людей, которые знают, что говорят, могут сделать конструктивное замечание.

— Есть ли учителя, художники, о которых вы можете сказать, что они оказали на вас большое влияние?

— К сожалению, наш курс в училище был большим и, как мне кажется, именно из-за этого я не получил нужного образования. Из-за неимения нужных инструментов, красок, мои возможности, как и возможности многих моих однокурсников, были ограничены. Учитель заставлял нас делать по 150 набросков в неделю, я думал, где я найду 150 листов, для меня это было слишком дорого. Поэтому приходилось хитрить и один лист разбивать на четыре.

Что касается Тбилисской академии, я попал туда в такое время, которое я называю перестройкой–перестрелкой, когда были сложные времена, митинги, когда ситуация была на грани войны. В тот период, я помню, что все то, что я рисовал, было на военную тематику. Даже в моей дипломной работе по мультипликации была какая-то стрельба. Мой учитель спрашивал меня, почему я все время стреляю.

Но я понимаю, что все это учило меня, лепило меня как творческого человека. Сейчас мне хочется все больше рисовать. И сегодня я понимаю, что все, что у меня есть в жизни и кем я сейчас являюсь, все это благодаря тому, через что я прошел.

1189
Теги:
картины, художники, карикатуры, Отечественная война народа Абхазии (1992-1993), Гарри Дочия, Азия, Весь мир, Сухумский район, Сухум, Абхазия

Онищенко: чем опасны биолаборатории США в странах бывшего СССР

76
(обновлено 21:09 17.05.2021)
Подконтрольные Пентагону научные лаборатории, расположенные в ряде стран СНГ и в Грузии, вызывают серьезное беспокойство официальной Москвы.

В России опасаются, что под видом изучения опасных инфекций в этих центрах разрабатывается биологическое оружие. Как функционируют такие учреждения, в интервью Sputnik рассказал бывший глава Роспотребнадзора, депутат Госдумы, врач-эпидемиолог Геннадий Онищенко.

Никита Чикунов, Sputnik

Неподконтрольное оружие

На сегодняшний день самым малоконтролируемым видом оружия массового поражения остается биологическое. Формальный надзор за ним обеспечивает Конвенция о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО), принятая еще в 1972 году, отметил Геннадий Онищенко. По его словам, в 1990-е годы страны, подписавшие этот документ, разработали механизм контроля за соблюдением положений Концепции. Однако его ратификация была заблокирована усилиями американской стороны.

Отсутствие строгого надзора привело к тому, что на территории республик бывшего СССР стали появляться американские биологические лаборатории, деятельность которых финансируется Министерством обороны США. Такие объекты сейчас действуют в Азербайджане, Армении, Грузии, Казахстане, Молдове, Узбекистане и на Украине.

"В этих лабораториях сидят высокопрофессиональные военные микробиологи. Конечно, они не разрабатывают что-то, предназначенное для защиты грузинских или азербайджанских детей. Они занимаются изучением природных вирусных очагов и вывозом штаммов. Их задача простая – сделать вирулентные (с высокой способностью к заражению – Sputnik) штаммы, которые могли бы легко сойти за местные", — подчеркивает специалист.

Особенно серьезное беспокойство в России, по словам Геннадия Онищенко, вызывает Центральная референс-лаборатория, расположенная недалеко от Алматы (Казахстан). Это учреждение оснащено самым современным оборудованием и входит в научную сеть Пентагона в Центральной Азии.

"Лаборатория – очень мощная, с самым высоким уровнем защиты. Там разрабатывают военные биологические рецептуры. К гражданскому здравоохранению Казахстана это место никакого отношения не имеет. В США практически не скрывают, что ведут активную биологическую программу на территории Казахстана", — замечает бывший глава Роспотребнадзора.

Катастрофические инфекции

В современных реалиях биологическое оружие становится одним из главных инструментов "гибридной" войны, считает Геннадий Онищенко. Пандемия коронавируса наглядно показала, какой урон может нанести инфекция.

"Мы убедились, что вирусы эффективны с точки зрения создания массового психоза, дестабилизации политической обстановки, обрушения экономик. Коронавирус нанес мировой экономике больший ущерб, чем любая война", — считает врач-эпидемиолог.

В то же время доказать искусственное происхождение вируса сейчас невозможно из-за неполного контроля за работой биологических лабораторий. Проверяющим показывают лишь то, что им "можно видеть", заключает он.

"Иногда грузинских специалистов наряжают в костюмы, и они ходят по этим лабораториям. Но в самое «сердце», в самые сокровенные места – их не пускают. Какие исследования там проводятся – никто не знает, потому что это военные исследования", — резюмирует спикер.

Беспокойство Москвы

В апреле минувшего года с резким заявлением в адрес американских биологических лабораторий выступила официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова.

Она допустила, что на этих объектах могут вестись разработки возбудителей опасных заболеваний в военных целях. В качестве примера Захарова привела Центр имени Ричарда Лугара в Грузии.

"Нельзя исключать, что в подобных лабораториях американцами ведутся работы по созданию и модифицированию различных возбудителей опасных заболеваний, в том числе и в военных целях", — сказала тогда представитель МИД РФ.

Позднее, в апреле 2021-го, схожее мнение в интервью газете "Коммерсантъ" выразил и секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев.

"Я предлагаю вам обратить внимание на тот факт, что в мире как на дрожжах растут все новые и новые биолаборатории, находящиеся под контролем США. Причем по странному совпадению — в основном у российских и китайских границ", — сказал он.

Секретарь Совбеза также добавил, что в прилегающих к "мирным санэпидстанциям" районах с определенной регулярностью выявляются вспышки заболеваний, нехарактерных для этой местности.

76

Денежные переводы из России: как мигранты спасают экономики стран СНГ

100
(обновлено 12:34 17.05.2021)
Переводы денег из России за рубеж признаны самыми выгодными в мире, а за минувший год их стоимость снизилась еще больше. Это помогло сохранить докризисный объем переводов в страны ближнего зарубежья и поддержать региональные экономики в период пандемии.

Продолжат ли тарифы на переводы снижаться и какую выгоду из низкой стоимости переводов извлекают страны-участницы СНГ – выяснял Sputnik.

© Sputnik / Константин Михальчевский

Никита Чикунов, Sputnik

Почти бесплатно

В 2020 году денежные переводы из России в страны ближнего и дальнего зарубежья оказались самыми выгодными в мире. Более того, за минувший год их стоимость уменьшилась с 2,11% до 1%, следует доклада Всемирного банка (ВБ) по вопросам миграции и развития.

В то же время средняя стоимость отправки 200 долларов для единого региона Европы и Центральной Азии, куда эксперты банка относят и Россию, составила 6,42%. Это более чем в два раза выше целевого ориентира в 3%, обозначенного международной финансовой организацией. Самыми дешевыми, по данным ВБ, стали транзакции из России в Грузию (1% от суммы), а наиболее дорогими – из Турции в Болгарию (около 12%).

В докладе отмечается, что пандемия не оказала существенного негативного влияния на объем денежных переводов в мире. По сравнению с 2019 годом показатель снизился всего на 1,6% — до 540 миллиардов долларов (во время финансового кризиса 2009 года объем переводов упал на 11%). Такие результаты во Всемирном банке объясняют тем, что экономическая ситуация в популярных для трудовых мигрантов странах была лучше ожидаемой.

Между тем, по данным Центрального банка РФ (ЦБ), в 2020 году в России фиксировался четырехлетний минимум по объему переводов за рубеж – 7,4 миллиарда долларов. Меньше было только в 2017-м – 7,3 миллиарда долларов. Причинами сокращения в ЦБ посчитали снижение курса рубля, падение общемировых цен на нефть и пандемию.

Больше всего переводов из России в прошлом году пришлось на страны СНГ – 6,2 миллиарда долларов. Во все страны ближнего зарубежья (включая Абхазию и Южную Осетию) поступило 6,46 миллиарда долларов – несколько больше, чем в 2019-м (6,42 миллиарда долларов).

© Sputnik
Денежные переводы из России в страны Ближнего зарубежья

Плюсы конкуренции

Постепенное удешевление трансграничных переводов – это общемировая тенденция последних двух-трех лет, обращает внимание исполнительный директор Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов Павел Шуст.

"Снижение стоимости транзакций фиксируется во всем мире на протяжении нескольких лет. Надо сказать, что 2020 год для России рекордным не был. Во втором и третьем кварталах переводы сильно дорожали – до 1,9%. Очень серьезное понижение мы увидели только в четвертом квартале", — объясняет он.

Среди причин этого эксперт выделяет переход на электронные каналы, которые обходятся платежным системам дешевле, чем прием и выдача наличных средств, а также организацию маркетинговых программ для привлечения новых клиентов.

Лидерство России, отмеченное Всемирным банком, стало результатом грамотного регулирования со стороны ЦБ РФ, уверяет исполнительный директор Национальной платежной ассоциации Мария Михайлова.

"Банк России старается максимально содействовать усилению конкуренции на российском рынке денежных переводов. Конкуренция между различными платежными системами сейчас предельно высока – именно этот фактор обеспечил кратное снижение стоимости транзакций", — говорит она.

Еще одна причина снижения стоимости переводов связана с повышающимся интересом банков к этой сфере, считает руководитель практики по оказанию консультационных услуг компаниям финансового сектора КПМГ в России и СНГ Наталия Ракова.

"Раньше в России доминировали системы денежных переводов, однако в последние время рынок становится интересен банкам. Они заключают трансграничные соглашения (с банками в других странах – Sputnik), позволяющие физическим лицам переводить деньги между организациями по сниженной ставке", — объясняет аналитик.

При этом стоимость в 1% выглядит заниженной, добавляет она. В расчетах Всемирного банка могли не учитываться конверсионные операции – обмен валюты одной страны на валюту другой.

"Банки и платежные системы иногда снижают номинальную стоимость переводов, в некоторых случаях до 0%. Тогда они зарабатывают на конверсии, например, при переводе рублей в доллары и из долларов в казахстанские тенге", — напоминает Наталия Ракова.

В ближайшей перспективе, если нынешняя ситуация на российском рынке не изменится в худшую сторону, стоимость переводов может дополнительно снизиться, предполагает Мария Михайлова.

Платежи спасают экономики

Во время пандемии денежные переводы стали огромной поддержкой для всех постсоветских стран. В особенности – для Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Поступления от трудовых мигрантов составляют одну из главных доходных статей для бюджетов этих государств, указывает директор Института социально-экономических исследований, доктор экономических наук Алексей Зубец.

"Основной источник поступления валюты для почти всех республик Центральной Азии – переводы мигрантов. В этих странах не произошло катастрофического обвала экономики во многом благодаря тому, что платежные системы в России исправно работали", — объясняет он.

Перед началом пандемии в России насчитывалось свыше 13 миллионов мигрантов из республик бывшего СССР. По данным Центробанка, в 2019 году в страны ближнего зарубежья было отправлено 6,42 миллиарда долларов или немногим меньше половины годового бюджета самого богатого российского региона – Москвы (15,7 миллиарда рублей в 2019-м). Эти деньги сыграли существенную роль в поддержке национальных экономик, отмечают опрошенные Sputnik эксперты.

В частности, важное место денежные переводы занимают в финансовых потоках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), считают в Евразийском банке развития (ЕАБР).

"Переводы из России – значительный источник поддержки покупательной способности населения в ряде стран Союза. В структуре ВВП Кыргызстана и Армении они составляют 23 и 8% соответственно. В других странах - Беларуси и Казахстане – они не играют такой важной роли, составляя менее 1% ВВП", — отмечали экономисты.

Доходы от поступлений трудовых мигрантов могут вырасти в несколько раз, если партнеры России по ЕАЭС, а в перспективе и другие страны СНГ, подключатся к Системе быстрых платежей (СБП) российского ЦБ. Сейчас такую возможность прорабатывает Беларусь, которая может присоединится к системе уже в середине 2022 года.

СБП заработала в России в 2019 году. Она позволяет переводить деньги по номеру телефона без комиссии (до 100 тысяч рублей) вне зависимости от банка отправителя и получателя.

"Присоединение к системе серьезно удешевит международные денежные переводы, в каком-то смысле даже сделает их бесплатными. Я думаю, этого бы очень хотели не только наши партнеры по ЕАЭС, но и другие страны СНГ, которые пополняют свой бюджет за счет переводов от трудящихся в России граждан", — резюмирует старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Дмитрий Офицеров-Бельский.

100

Еще 45 новых случаев COVID-19 подтверждено в Абхазии

0
Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на сегодняшний день составляет 15051 человек. Зарегистрировано 226 летальных случаев. Выздоровели 14031 человек.

СУХУМ, 17 мая - Sputnik. Диагноз коронавирусная инфекция подтвержден у 45 человек из 279 протестированных в Абхазии, сообщает оперштаб по защите населения от COVID-19.

В Гудаутской ЦРБ находятся на стационарном лечении 56 человек, у 44 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 19 человек, состояние здоровья 24 пациентов – средней степени тяжести.

В Сухумской инфекционной больнице 28 пациентов, 7 человек в тяжелом состоянии здоровья, в Очамчырской ЦРБ - 17, в Гагрской ЦРБ - 18, в Ткурчалской ЦРБ - 7 пациентов.

В Абхазии с 11 мая началась кампания по вакцинации от коронавирусной инфекции российским препаратом "Спутник V".

0
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии