Руслан Габлия.

Художник Руслан Габлия: на войне люди без масок, обнажены, настоящие

1010
(обновлено 13:18 21.04.2017)
Габлия – автор более 60 портретов участников боевых действий в Абхазии. Истории героев его рисунков военных лет будут представлены на страницах портала Sputnik Абхазия.

Астанда Ардзинба, Sputnik

Художник Руслан Габлия рассказал Sputnik о месте творчества на войне, портретах бойцов и тумане, спасшем немало жизней. Габлия – автор более 60 портретов участников боевых действий в Абхазии. Истории героев его рисунков военных лет будут представлены на страницах портала Sputnik Абхазия.

"Рассвело. Стал виден горизонт. За ночь побережье и предгорья окутал снег. Все белое. Чисто, красиво. Понимаю, что война, а следов ни войны, ни людей нет. Только белый, нетронутый покров".

За беседой в одной из аудиторий Сухумского художественного училища Руслан Габлия вспоминает о войне. Художник описывает утро 30 декабря 1992 года после бессонной ночи, когда он готовился участвовать в наступлении, идти в первый раз "человека убивать, Сухум освобождать".

С таким упоением любоваться девственным снегом в разгар войны может только художник. В Абхазии снег – это всегда событие. Вот и наступление пришлось отменить, люди вязли в снегу, техника застревала. Погода часто вносила свои коррективы, вспоминает художник. Когда попытка освободить город все же была предпринята, случилось это уже 5 января, к часу дня на дорогу опустился густой туман.

"Я не знаю, как мы оттуда выбрались бы, если б не туман. Наступление явно провалилось, надо было отходить, но нас бы всех перестреляли. А тут туман, в двух метрах никого нельзя было увидеть. Густой такой, можно было автомат снять и повесить. Мы встали в полный рост и ушли".

За спиной художника скульптура женщины на фоне яркого сине-желтого полотна, на столе желтое восковое яблоко, на полу у стены та же нагая в дюжине экземпляров, по всей видимости, кисти студентов. Художник замечает мой взгляд.

"Каждый рисует по-своему. Хоть сотню человек посади рисовать одну и ту же натуру, да хоть с одного и того же ракурса, все равно все по-разному нарисуют".

Много мастер-классов Габлия провел в этих стенах. Сейчас он курирует студентов четвертого курса. Его подопечные готовятся к защите дипломных работ.

"Я 30 лет преподаю, сейчас этот курс выпущу и ухожу. Хватит преподавать, буду работать в своей мастерской".

Художник было отвлекся, но воспоминания снова нахлынули, и прошлое в очередной раз за время беседы взяло верх над реальностью.

"А ведь перед войной никто и не предполагал, что придется в действительности погибать. Я иллюстрировал книгу покойной Риммы Хашба. Ее стихи, а на обложке были мои кошки. Это был мой первый опыт в качестве иллюстратора. В понедельник я должен был получить гонорар, ждал этого с нетерпением, а в пятницу началась война. "Ҵиҵикәакәа" книжка называлась".

Детская книжка все же была издана, но случилось это уже после войны, через несколько лет. А до тех пор народу Абхазии предстояло пройти через самые сложные месяцы своей истории. Войну еще нужно было пережить. С той роковой пятницы и до четверга Победы было еще долгих 413 дней.

Руслану Габлия в августе 1992 года было 35 лет. К тому времени он уже окончил тбилисскую Академию художеств и был членом Союза художников Абхазии и СССР. Он добровольно перед войной вошел в ряды отдельного полка внутренних войск Абхазии, который в народе назывался "8-ой полк", или "Абхазская гвардия".

"Это была не совсем армия, но мы учились там стрелять. Пахло войной, и пойти в гвардию был мой осознанный выбор. Я пытался таким образом продемонстрировать, что мы готовы дать отпор, если придется. Предостеречь, но вовсе не воевать с кем-то. Я, наивный, не думал, что будет полномасштабная война с Грузией, со страной, в которой я семь лет учился, там, где у меня были друзья, знакомые".

Художник остановился, словно перебирая в памяти воспоминания, тишину в аудитории нарушали только проезжающие по улице Ардзинба автомобили.

В один момент руководство республики приняло решение расформировать Абхазскую гвардию, дабы не накалять обстановку. Руслан Габлия вернулся к своим обычным занятиям.

"Помню, нас человек шесть, идем по пыльной дороге с места дислокации гвардии в селе Нижняя Эшера, а на встречу УАЗ едет, и бородатый старик, высунувшись из окна машины, стал кричать, завидев нас: "Куда вы? Как вы могли отдать свои автоматы? Вы не понимаете, что будет война? Возвращайтесь!" Мы отвечали, что там, в верхах, договорились, что бояться нечего".

А вскоре художник, только что закончивший иллюстрировать свою первую книгу, узнал о начале войны по телевизору из выступления Владислава Ардзинба.

"Это было дико, что они поставили гаубицы и стреляли по нам запрещенными игольчатыми снарядами. Я слов не подберу, я вообразить это не мог, не мог поверить. Равносильного противодействия с нашей стороны не было, нам было нечем отвечать, но они не унимались".

В первые дни войны Габлия пытался было совместно с другими художниками рисовать агитационные плакаты и карикатуры в Гудауте. Свою семью он успел вывезти в Гудаутский район еще в первый день войны. После он стал разгружать корабли с продовольственной помощью из России.

"Моя спина до сих пор помнит эти 75-килограммовые мешки", — качает головой и улыбается художник.

Через пару месяцев Габлия записался во второй отдельный мотострелковый батальон и отправился на фронт. После неудачной наступательной операции в январе, которая стала для него боевым крещением, его батальон, как и вся Абхазская армия, готовился к новой атаке. Бойцы батальона заняли позиции вдоль Гумисты от верхнего моста до 13 поста, то есть, на всей территории села Верхняя Эшера.

"Январь. Февраль. Март. Целый день сидишь в окопах. Обстрел иногда случается, иногда нет".

Именно в этот период Габлия стал рисовать портреты бойцов и окружавших его людей. Способствовала этому случайная встреча на позициях с художником Василием Мхонджия, который и подарил Габлия писчую бумагу и карандаш.

"Что рисовать? В голове хаос. Потом появились портреты. Я просил незнакомых людей позировать. Всего 15-20 минут, больше времени не уходило на один рисунок".

Кого-то художник рисовал в Гудауте, куда посменно солдаты ездили передохнуть, кого-то на линии фронта. Как правило, самые интересные моменты возникали именно на передовой, рассказал Габлия.

Вид на нижнюю часть Кодорского ущелья.
© Sputnik / Илья Питалев

"Я рисовал парня, который играл в шахматы. Он играет, я рисую, и начинается обстрел. Снаряды падают, но никто из нас и виду не подает, рисунок не закончен, и партия не сыграна. Я же все время думаю: "Лучше перестань". Пока осколок не сбил ферзя, он не встал. На рисунке у него глаз не видно, они опущены, я его просил смотреть на меня, но он был увлечен игрой. А у меня выбора не было, завтра кого-то из нас могло не стать, надо было успеть".

К пятилетию победы в фойе Русского театра драмы в Сухуме Руслан Габлия провел выставку портретов участников войны. Многих из тех, кто был изображен на рисунках, до долгожданной Победы так и не дожили. К их портретам люди несли красные гвоздики.

"Я рисовал девушку, которая пила чай без сахара. Ее родные находились в блокадном Ткуарчале, где люди умирали от голода. Она в знак солидарности ничего сладкого не ела, ничего вкусного. Погибла".

Художник вспоминает, что на открытие экспозиции пришел Первый президент Абхазии Владислав Ардзинба. Он узнавал многих бойцов на портретах, а потом выкупил все рисунки для музея Боевой Славы. Во время войны Габлия встречался с Владиславом Ардзинба лишь однажды, после провалившегося 5 января наступления на Сухум.

"После январского наступления мы собрались писать письмо Владиславу. Тогда все было как-то неорганизованно, много людей погибло. Мы были возмущены и хотели, чтоб он знал, что происходило на самом деле".

Собравшись, солдаты долго думали над текстом письма, после же решили идти на прием к Верховному главнокомандующему лично. Выбрали делегатов, среди них был и Руслан Габлия.

"Пустили к Ардзинба только двоих из нас. Я объяснял, почему у нас не получилось выполнить поставленную задачу, и смотрел на его как-то мгновенно посеревшее лицо. Он встал, насыпал на ладонь горсть таблеток и все разом запил водой. Так обидно стало, что мы человека расстроили".

Мартовское наступление было еще более неудачным, чем январское. В батальоне Габлия погибло 82 человека. И художник, вспоминая свой январский визит к главнокомандующему, думал о Владиславе, о том, как он воспримет эту новость.

"Я верил Владиславу, все мы верили. Мы знали, что он не ошибется. Хотя у противника был значительный перевес, мы все равно верили в победу. Мы тогда еще не говорили, о независимой и свободной Абхазии, мы говорили: "Надо Сухум освободить!" Наш город за рекой, и мы не можем в него войти, это было ужасно".

Окно в маленькой аудитории на втором этаже училища пришлось закрыть, чтобы шум с улицы не мешал работе видеокамеры. И когда художник переставал говорить, в комнате, в которой еще пахло гуашью, наступала мгновенная тишина.

"На войне тоже не всегда бомбят. Бывали солнечные дни. Помню, свадьбу сыграли, воин женился на медсестре. Есть на войне место любви, и творчеству место находится. Это помогает жить дальше".

© Sputnik Томас Тхайцук, Астанда Ардзинба
Габлия рассказал о том, как выбирал героев для фронтовых рисунков

Писать войну Габлия было неинтересно, сражений и баталий на его полотнах не найти. Но вместе с тем война вторглась в подсознание художника и отображалась так или иначе во всех его работах.

"Меня спрашивали, почему палитра моя так потемнела. А я и не замечал, мне казалось, я использовал те же тона, что и раньше. Только после 10 лет, я стал осознанно высветлять свою палитру, последние годы она светлая. Хотя может и не настолько, какой могла быть, если б не было войны".

До начала Отечественной войны народа Абхазии Габлия в составе этнографической экспедиции ездил по селам республики и рисовал портреты старцев. Он старался успеть запечатлеть на бумаге каждого из них, чтобы с уходом их из этого мира не канул образ, который не повторится уже никогда.

"Я сокрушался до войны, что таких лиц, как раньше, уже нет. Все стали гладкие, круглые, никакие. А на старых фотографиях люди другие, внутренне самодостаточные, решительные. На войне же я встретил людей, видевших и счастье, и трагедию, и предательство, и мужество. На их лицах не было масок, они обнажены, они настоящие. Посмотрите хронику войны, какие там благородные лица".

Оригиналы рисунков художник никому не отдавал, если только удавалось сделать копию по приезде в Гудауту, но подлинники бережно хранил.

"Человек не запрограммирован умирать, он создан для жизни. Тем более в молодом возрасте, в каком мы были тогда, о какой смерти думать? Столько было людей, которых я не успел нарисовать, а они ушли. Больше всего я жалею о тех, кого уже никогда не нарисую".

Нет на рисунках художника военных лет и Султана Сосналиева (государственный и военный деятель Абхазии, полковник ВС СССР, генерал-лейтенант ВС Абхазии –  ред.).

"Я как-то сутки охранял блиндаж, в котором жил Султан Сосналиев. Все это время думал предложить ему попозировать, но так и не решился. Момент был такой, было не до сантиментов".

А несколько лет назад Габлия участвовал в работе над бронзовым бюстом генерал-лейтенанта Сосналиева, который будет установлен в парке Боевой Славы в память о видном государственном и военном деятеле Абхазии.

27 сентября 1993 года, ровно 22 года назад, Абхазская армия в ходе сентябрьской наступательной операции сумела войти в Сухум. К вечеру того же дня город был освобожден.

"Когда взяли Сухум, исход войны был ясен, и дальше я не пошел. Сухум был моей целью. Первым делом я отправился в свою мастерскую. Нашел ее разгромленной, они даже порвали мои семейные фотографии. Но я был дома, я был на месте".

Рисунки Руслана Габлия военных лет, всего около 60 портретов, после экспозиции в музее Боевой Славы в селе Нижняя Эшера, где они выставлялись многие годы и уже начали желтеть и портиться, были вновь переданы автору. Сейчас портреты хранятся в личном архиве художника в Сухуме.

За каждым рисунком — человек и его история, его война и мир, его боль и радость. Истории героев рисунков Руслана Габлия будут представлены на страницах портала Sputnik Абхазия.

1010
Теги:
бойцы, герои, портреты, художники, война, Азия, Весь мир, Абхазия
Темы:
"Ненарисованные воины" (41)
По теме
Проект Sputnik Абхазия "Ненарисованные воины" запустят 30 сентября

Нефтедобыча

Оставит без копейки: Байден подписал сланцевикам приговор

138
(обновлено 14:07 27.01.2021)
В 2020-м в США обанкротились почти 150 сланцевых производителей. Большинство игроков оказались не в состоянии пережить пандемию коронавируса. Рухнул спрос на энергоносители, обвалились нефтяные котировки.

СУХУМ, 27 янв - Sputnik. Минувший год ознаменовался волной поглощений и банкротств американских сланцевиков. Новый президент способен довести сектор до настоящего коллапса. Джо Байден обещал оставить отрасль без финансирования — сланцевое бурение не вписывается в его зеленый курс. Последуют массовое сокращение рабочих мест, обрушение нефтедобычи и потеря энергетической независимости, которую десять лет добивались сланцевики, пишет Наталья Дембинская для РИА Новости.

Волна банкротств

В 2020-м в США обанкротились почти 150 сланцевых производителей. Число газовых и буровых установок неуклонно сокращалось, компании приостанавливали работу. Большинство игроков оказались не в состоянии пережить пандемию коронавируса. Рухнул спрос на энергоносители, обвалились нефтяные котировки.

Пострадали в первую очередь те, у кого проблемы возникли еще до ковида: они влезли в долги в условиях острой нехватки инвестиций. Уолл-Стрит с 2018-го охладела к отрасли, рассудив, что прибыли там практически никакой, большинство проектов глубоко убыточны.

А в минувшем году, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), инвестиции в сланцевую добычу году рухнули более чем вдвое — до 45 миллиардов долларов.

Дешевая нефть многим не оставила шансов на выживание. Сейчас ситуация улучшилась незначительно. По оценкам EIA, средняя цена Brent в 2021-м не превысит 45,62 доллара, а западно-техасской WTI — 43,31. Сланцевикам же нужно как минимум 50. По прогнозу KPMG, до конца года разорятся 250 компаний.

Пострадали не только небольшие игроки, но и гиганты. В их числе Whiting Petroleum и California Resources, пионер сланцевой отрасли Chesapeake Enеrgy, крупнейший сланцевый производитель Extraction Oil & Gas, обслуживающая компания Hornbeck Offshore Services.

Вслед за банкротствами — волна поглощений. В конце года состоялись две крупные сделки на общую сумму 17 миллиардов долларов: Pioneer Natural Resources приобрела Parsley Energy вместе с миллиардными долгами, а Сonoco Phillips — Concho Resources, которая потеряла более половины стоимости и еле держалась на плаву.

Однако эксперты предупреждали: слияния и поглощения не увеличат добычу. Для отрасли это лишь способ выживания.

Рекордное обрушение

По прогнозу Управления энергетической информации EIA (входит в Минэнерго), сланцевая добыча опустится с нынешних 11,3 миллиона баррелей в день (что и так на 2,5 миллиона меньше докризисного показателя) до 7,5 миллиона. Сокращения производства ждут в шести из семи наиболее продуктивных сланцевых бассейнов, где сосредоточена трудноизвлекаемая нефть: Баккенском, Игл-Фордском, Пермском, Анадаркском, Ниобромском и Аппалачинском.

Согласно январским оценкам Fitch, сланцевая отрасль еще два-три года не сможет вернуться к докризисным уровням — производители озабочены оптимизацией затрат и возвратом инвестиций, а не ростом добычи.

В то же время аналитики отмечают: Байден способен окончательно похоронить все надежды на восстановление. Хотя мировое лидерство США по добыче нефти — заслуга именно сланцевиков.

Угробит отрасль

Новый президент — сторонник зеленого курса. Байден планирует существенно сократить финансирование сланцевых компаний, поскольку намерен достичь "нулевых выбросов" в атмосферу к 2050 году.

Согласно предвыборной программе демократа, правительство не будет выдавать лицензии на применение технологии гидроразрыва пласта на территории общественных земель. Это достаточно серьезно: почти 13 процентов природного газа добывают на землях федеральной собственности. По мнению экспертов S&P Global Platts, такими темпами к концу 2024-го добыча нефти и газа в США обрушится до двух миллионов баррелей в день.

Байден уверяет, что он не против самой технологии, но не согласен с ее субсидированием. Однако экологически чистая система электроснабжения сократит спрос на ископаемое топливо, и повышение себестоимости лишит производителей прибыли.

Еще одно следствие — масштабное сокращение рабочих мест. В нефтегазовой промышленности до кризиса были заняты порядка десяти миллионов человек, из-за пандемии и закрытия скважин уволили около ста тысяч.

"Подумайте, какой разрушительный эффект это окажет на нашу экономику. Поразмыслите над тем, каково это — снова впасть в энергетическую зависимость", — предупреждал еще в апреле президент газовой компании CNX Resources Corporation Ник Делулис.

Но к нему не прислушались. Байден, похоже, собирается поставить крест на всей "сланцевой десятилетке" — когда США добились энергетической независимости и статуса нетто-экспортера, наводнив мировой рынок сланцевой нефтью.

Читайте также:

 

138
Город Ракка, Сирия. Архивное фото

Террор вернулся на Ближний Восток: чем ответит западная коалиция

152
(обновлено 10:20 27.01.2021)
В Ираке, где американцы три года назад провозгласили победу над "Исламским государством"*, снова неспокойно.

СУХУМ, 27 янв - Sputnik. За последние две недели радикалы совершили серию терактов. Самый резонансный — взрыв в торговом центре в Багдаде и нападение на шиитских ополченцев. Вылазки боевиков участились и в Сирии. Почему международная коалиция во главе с США так и не разгромила терроризм на Ближнем Востоке, читайте в материале Галии Ибрагимовой для РИА Новости.

Победа за победой

Победу над ИГ* в Ираке и Сирии американцы объявили еще три года назад. Дональд Трамп хвалился, что, в отличие от Барака Обамы, практически покончил с проблемой в регионе. Оставалось зачистить отдаленные участки, провести выборы и зажить по канонам демократии. Но все оказалось сложнее. Сторонники ИГ* совершали теракты, хотя формально больше не контролировали территории.

В 2019-м игиловцы напомнили о себе — напали на иракские провинции Анбар, Салах-эд-Дин, Дияла и Ниневия. Теракты прогремели и на северо-востоке Сирии, подконтрольном американским военным. В прошлом году исламисты атаковали трассу в Дейр-эз-Зоре.

Взрывы прогремели недалеко от нефтегазовых объектов, погибли люди. США объяснили, что борьба с терроризмом в этой провинции — прерогатива курдов. Американцы же отвечают там за безопасность трубопроводов.

В предвыборной риторике Трамп приписывал себе победу над ИГ*. При этом обещал сократить до минимума контингент на Ближнем Востоке.

Если Дамаск все время упрекал американцев в незаконном пребывании, то в Багдаде к ним относились лояльнее — Вашингтон все еще консультирует иракские вооруженные силы. Более того, в Киркуке действует база США. Прошлой зимой ситуация вокруг нее едва не привела к войне.

Жители Ирака потребовали вывода американских военных и устроили возле базы акции протеста. Трамп обвинил в подстрекательстве соседний Иран и непосредственно главу Корпуса стражей Исламской революции — элитного подразделения иранской армии — генерала Касема Сулеймани.

Во время одного из визитов в Багдад именитого военного убили по приказу президента США. Тегеран пообещал отомстить. Иракцы потребовали немедленного закрытия американской базы. Эскалацию едва сдержали.

За неделю до окончания президентского срока Трамп сократил американский контингент до двух с половиной тысяч человек. Теперь тревогу забил Багдад — не так просто бороться с террористами.

Иракская головоломка

Но не только американцы помогали властям Ирака противостоять ИГ*. Значимую помощь оказывают Силы народной мобилизации ("Аль-Хашд аш-Шааби", араб.) — шиитские, езидские и христианские негосударственные военные группировки. Крупнейшая — шиитская "Катаиб Хезболла". Впрочем, их лидеры заявляли, что борются не только с игиловцами, но и с Международной коалицией во главе с США.

Пентагон обвинял шиитские подразделения в связях с Ираном. При этом признавал: не все иракские шииты ориентированы на Тегеран. Большинство на стороне Багдада и лояльны иракскому духовному лидеру шиитов Али Систани. Не устраивало американцев и то, что Силы народного ополчения поддерживают официальный Дамаск и помогают Асаду уничтожать ИГ*.

"Катаиб Хезболла", в свою очередь, критиковала США за то, что те мешают бороться с ИГ*. В начале января американцев заподозрили в воздушных атаках на иракских шиитов в провинции Бабиль. Но позже выяснили, что нападения совершили игиловцы.

Террористы вывели из строя линии электропередачи, обесточив север Ирака.

На прошлой неделе боевики ИГ* совершили двойной теракт в Багдаде: смертник взорвал себя в многолюдном торговом центре "Баб-эш-Шарки" возле главной городской площади, погибли более 30 человек. Параллельно радикалы атаковали КПП в сирийском городе Эль-Кунейтра, а еще раньше обстреляли рейсовые автобусы в провинции Хама.

Самым резонансным стало нападение игиловцев на подразделение Сил народного ополчения. Террористы устроили засаду в провинции Салах-эд-Дин на севере Ирака. Погибли 11 шиитских военных, включая командира.

Премьер-министру Ирака Мустафе Каземи пришлось объясняться. До серии терактов он отправил в отставку несколько высокопоставленных силовиков, ответственных за борьбу с терроризмом. Новые атаки он связал с попытками исламистов сорвать подготовку к парламентским выборам. "Мы не допустим новых терактов. Проблемы с безопасностью решим оперативно", — пообещал Каземи.

На следующий день иракские военные начали контртеррористическую операцию "Месть мучеников". В шиитских подразделениях поговаривают, что теракты — месть самому Каземи. Игиловцы якобы никогда не смирятся, что Ираком управляет человек, много лет проживший в США и Великобритании. Кроме того, он руководил Национальной разведывательной службой Ирака. Исламисты видят здесь связь с западными спецслужбами.

Раскол элит

"Можно говорить о победе над ИГ* как территориальным образованием. Действительно, земли Ирака и Сирии сейчас в основном под контролем властей. Но до победы над идеологией радикального исламизма и терроризма пока далеко. Игиловцы действуют подпольно. Это серьезно дестабилизирует обстановку, и последние теракты — тому доказательство", — объясняет координатор ближневосточных проектов РСМД Руслан Мамедов.

По мнению политолога, внутренняя ситуация в Ираке усугубляет обстановку. "Долгое время в стране не было правительства. Каземи стал премьером в результате соглашения элит, но по-прежнему многие иракские политики против него. Ситуация в экономике плачевная, с поставками нефти — проблемы. Говорить об авторитете правительства не приходится".

Основные оппоненты Каземи — шиитские ополченцы, симпатизирующие Ирану. Их всегда считали главными борцами с ИГ*. Но эксперт обращает внимание: после убийства главы КСИР ситуация изменилась. "Ирак всегда был заложником американо-иранских противоречий. А убийство Сулеймани совсем обострило ситуацию. Иракские шииты на границах, откуда террористы и совершали вылазки, отказались обеспечивать безопасность. Поэтому терактов стало больше", — рассуждает Мамедов.

Если Джо Байден найдет общий язык с Ираном, ситуация улучшится, полагает он. Симпатизирующие Тегерану шиитские группировки снова займутся безопасностью на рубежах. Ужесточение американо-иранской риторики, наоборот, приведет к хаосу в Ираке и сопредельных государствах.

Консультации, да и только

Специалист по Ближнему Востоку Алексей Хлебников напоминает: Байден считал преждевременным провозглашение победы над ИГ*. Не исключено, что новая администрация Белого дома активизирует работу Международной коалиции.

"Позиционное фронтовое противостояние с исламистами завершилось в 2018-м. Сейчас в пустыне действуют разрозненные группировки, применяя тактику партизанской борьбы. Теракты — ее часть. Идеология ИГ* никуда не делась и еще даст о себе знать", — уверен Хлебников.

Он считает, что американцы не пойдут на увеличение контингента в Сирии и Ираке — эти страны могут рассчитывать в основном на консультативную помощь Запада. Эксперт подчеркивает: без вовлечения местного населения в борьбу с террористами, улучшения экономической ситуации и консолидации элит рано говорить об окончательном разгроме исламских радикалов.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

152

В жюри конкурса Андрея Стенина-2021 вошли лидеры мировой фотоиндустрии

0
(обновлено 11:23 28.01.2021)
В 2021 году соискатели будут бороться за призовые места в четырех номинациях – "Главные новости", "Спорт", "Моя планета", "Портрет. Герой нашего времени".

СУХУМ, 28 янв - Sputnik. Международный конкурс для молодых фоторепортеров имени Андрея Стенина назвал состав своего звездного жюри.  

В 2021 году в него вошли представители крупнейших СМИ мира и титулованные фотографы, в разные годы уже оценивавшие работы участников конкурса им. Стенина.

Среди них -  фотодиректор журнала "Штерн" (Stern) Андреас Трамп (Германия); Рут Айххорн (Германия), независимый куратор и фоторедактор, в прошлом  -  фотодиректор немецкой версии журнала "ГЕО" (GEO); основатель и координатор ежегодного Фестиваля этической фотографии в Лоди (Festival della Fotografia Etica) Альберто Прина (Италия); фоторедактор старейших изданий Южной Африки "Кейп Таймс" (Cape Times) и "Кейп Аргус" (Cape Argus) в составе медиагруппы "Индепендент Медиа" (Independent Media) Йэн Лэндсберг (ЮАР); двукратный обладатель ведущей фотопремии мира, World Press Photo, специальный фотокорреспондент РИА Новости Валерий Мельников (Россия); Юрий Козырев (Россия), многократный обладатель ведущих международных фотопремий, со-основатель международного агентства фотографии "Нур" (Noor).

"Я благодарен и для меня почетно быть приглашенным в жюри конкурса им. Стенина. Это -  уже сложившаяся команда со своим авторитетом, своими взглядами, концепцией, условиями, да и с легендой. Андрей был хорошим фотографом, прекрасным профессионалом. Очень важно об этом помнить.  Для меня любой конкурс – это честное подведение итогов: просматривая все, что сделал за год, ты понимаешь свои плюсы и минусы. Есть также и объективные обстоятельства – например, этот год был сложным для всех нас", - сказал Юрий Козырев, российский фотограф, со-основатель агентства Noor Images.

В 2021 году соискатели будут бороться за призовые места в четырех номинациях – "Главные новости", "Спорт", "Моя планета", "Портрет. Герой нашего времени". Во всех номинациях участники смогут подать по одной работе в двух категориях, "Одиночная фотография" и "Серия". Прием работ продлится до 28 февраля на сайте stenincontest.ru на русском, английском и китайском языках.

"В этом году я буду среди членов жюри Международного конкурса фотожурналистики имени Андрея Стенина. Несколько лет назад я уже работал в составе жюри этого конкурса.  И уже тогда, несмотря на то, что конкурс еще только набирал свои обороты, было прислано очень большое количество сильных и очень интересных работ. Тогда для меня это был первый опыт работы в международной команде жюри, в которую входили представители медиаиндустрии всего мира. Я очень надеюсь, что в этом году мы также увидим большое число сильных, интересных и разнообразных работ, тем более, что минувший год был не простым и для России, и для всего мира. Я хочу пригласить к участию в нашем конкурсе всех фотографов, кому есть что показать в своих фотографиях, и рассказать миру о том, как они прожили этот год", - отметил Валерий Мельников, двукратный обладатель премии World Press Photo, специальный фотокорреспондент медиагруппы "Россия сегодня".

Призовой фонд конкурса в 2021 году составит 125 000, 100 000 и 75 000 рублей за первое, второе и третье место в каждой номинации. Обладатель высшей награды конкурса имени Стенина — Гран-при — получит 700 000 рублей.

Не менее важной станет и возможность для молодых фоторепортеров показать свои работы на российских и международных площадках – выставочное турне лауреатов конкурса стало уже его неотъемлемой частью и включает несколько десятков городов в Европе, Азии, Латинской Америке, Африке, на Ближнем Востоке.

С 2018 года в число экспозиционных площадок конкурса входит нью-йоркская штаб-квартира главной международной организации по укреплению мира и безопасности всех стран, Организации Объединенных Наций (ООН).  С 2019 года выставки конкурса проходят также и в Совете Европы в Страсбурге.

0