Лесничий.

Посадить лес, построить забор, воспитать преемника

688
(обновлено 12:30 23.11.2015)
Даур Джергения, главный лесничий Пицундо-мюссерского заповедника, посвятил лесу 45 лет жизни.

Астанда Ардзинба, Sputnik.

Главный лесничий Пицундо-Мюссерского заповедника Даур Джергения живет в Гудауте. Каждое утро он встает в шесть утра и едет в офис, расположенный в роще у въезда в Пицунду, а после этого отправляется осматривать подконтрольную ему территорию.

В лесу в кабинете

Отправляясь на съемку лесничего, вся съемочная группа гадала, какой будет встреча. Все предположения сводились к тому, что нас встретит мужчина с густой бородой. Он выйдет прямо из чащи леса и проведет нас к своему деревянному домику, где будет чай из железных кружек, дрова в печи и отсутствие электричества.

Но как оказалось, офис лесничего – это не деревянная сторожка в чаще леса, а кабинет в современном здании, который, справедливости ради надо отметить, расположен действительно в лесу, да не в простом, а заповедном.

Главный лесничий Пицундо-Мюссерского заповедника Даур Джергения живет в Гудауте. Каждое утро он встает в шесть утра и едет в офис, расположенный в роще, у въезда в Пицунду, а после этого отправляется осматривать подконтрольную ему территорию.

"Рабочий день у нас ненормированный, определенного времени начала рабочего дня нет. Но я привык вставать рано", — поясняет он.

В кабинете лесничего на столе и на полках множество книг: лесная энциклопедия, справочник лесничего, раритетные альбомы с черно-белыми фотографиями растений, произрастающих в заповеднике. Снимки сделаны более полувека назад, но сохранились в хорошем состоянии.

В конторе Пицундо-Мюссерского заповедника.
© Sputnik / Илона Хварцкия
В конторе Пицундо-Мюссерского заповедника.

Здесь лесничий проведет около часа, он заполнит документацию, связанную с рубкой и посадкой деревьев. Красная книга на рабочем столе Даура Дорофеевича – это история болезни каждого дерева на территории заповедника, а также план и отчетность лесничего за десятилетия.

"У каждого дерева есть свой номер. Если оно заболело, его необходимо подлечить, а все проделанные работы нужно отмечать в книге. Когда дерево спилено, упало  или получило механические повреждения от града, это также записывается", — рассказал лесник.

В конторе Пицундо-Мюссерского заповедника.
© Sputnik / Илона Хварцкия
В конторе Пицундо-Мюссерского заповедника.

В конце ноября для лесников наступает горячая пора, начинается отопительный сезон, поэтому увеличивается опасность несанкционированных вырубок леса. В это время года Даур Джергения каждый день объезжает территорию заповедника в поисках браконьеров.  

Лесное дело в стране

Даур Дорофеевич посвятил лесу 45 лет жизни. Окончив Московский лесотехнический институт, он вернулся на родину и всю свою жизнь работал по специальности.

Пока лесник рассказывает журналистам о тонкостях своей редкой и романтической профессии, в контору приходят подчиненные лесничего — "мастера леса". В Пицундо-Мюссерском заповеднике, площадь которого около четырех тысяч гектаров земли, трудится всего 12 человек.

Эти люди — энтузиасты, проработавшие в профессии десятки лет. Только энтузиазмом можно объяснить приверженность любимому делу, в то время как зарплаты в конторе не более трех тысяч рублей.

"Мастер леса, к примеру, получает  1500 рублей в месяц. Инженер-лесопатолог – это терапевт леса, он определяет, какие болезни появились в лесу, как от них избавиться. Его работа необходима в заповеднике, а зарплата у него смешная. К нам не идет молодежь, неперспективно. Передать свое дело скоро будет некому", — сетует лесничий.

Раньше в Абхазском государственном университете был факультет лесного хозяйства, восемь лет назад его закрыли из-за невостребованности. Не было желающих учиться, рассказывает Даур Дорофеевич.

В конторе Пицундо-Мюссерского заповедника.
© Sputnik / Илона Хварцкия
В конторе Пицундо-Мюссерского заповедника.

"С развалом Советского Союза институт лесничества был обезличен до минимума. Так было не только у нас, но и в России, и в других странах бывшего СССР. Но в Абхазии еще и война была, после которой структура совсем пришла в упадок. До того довели, что главенствующие роли в управлении лесхоза стали занимать люди, далекие от профессии лесовода, которые не знают, как дерево растет, и ольху от дуба не могут отличить", — рассказал Джергения.

Когда в 1976 году Даур Дорофеевич вернулся с учебы в Москве и стал устраиваться в лесхоз в родной Гудауте, ему пришлось пройти конкурс на получение должности лесничего. Критерии в те годы были высокие: помимо профессиональных и личных качеств, требовалось обязательное высшее образование и стаж три года в системе лесного хозяйства.

"К каждому лесничеству было привязано два-три, а то и пять сел. В этих селах своего лесничего все знали, он был очень уважаемым человеком. Сегодня все это, к сожалению, утрачено. Мне после войны сказали на прежнем месте работы, что, чтобы дерево срубить и продать, высшее образование не надо иметь. О чем тут говорить", — отметил лесничий.

В 1994 году Даур Дорофееевич ушел из Гудаутского лесхоза, не вдаваясь в подробности, он объясняет коротко — "мои принципы и методы и нового руководства не совпадали". В 1996 году Джергения стал одним из инициаторов создания Рицинского реликтового национального парка. Позже его перевели ближе к морю, в Пициндо-Мюссерский заповедник.

"Чтобы восстановить авторитет лесничего, государство должно повернуться лицом к этой структуре. Надо привлекать молодежь к профессии. Да, мы уйдем, и свято место пусто не бывает, но надо, чтоб работать пришли компетентные люди", — отметил Джергения.

Если не говорить о низкой зарплате, то работу лесничего невозможно не любить, признался Даур Дорофеевич.

"Ты постоянно имеешь связь с живой природой. В этом очень много души", — сказал лесничий.

В лесу у кромки моря

Пицундо-Мюссерский заповедник располагается в приморской части страны, он занимает часть Пицундского полуострова и склоны Мюссерской возвышенности. Особый климат территории, теплый, влажный, субтропического типа, с чертами средиземноморского, способствует произрастанию знаменитой пицундской сосны. Далее, на юго-востоке и выше 300 метров над уровнем моря это реликтовое дерево не растет.

Именно сосновая роща, которая протянулась вдоль берега почти на 7 километров и в глубь полуострова на 900 метров, составляет основу заповедника. Впервые Пицундская сосновая роща была взята под охрану в 1885 году. Вплоть до 1914 года она принадлежала монастырю, затем находилась в ведении Гудаутского лесничества, а в 1926 году была объявлена заповедной.

Пицундские сосны уникальны, они представляют собой редчайшие экземпляры старинной понтийской флоры третичного периода. Встретить эти деревья можно исключительно на Черноморском побережье Абхазии.

Помимо сосны, в заповеднике произрастает более 800 видов растений, среди них немало реликтовых и эндемичных (ограниченных в своем распространении небольшой областью). Двадцать видов растений, произрастающих в Пицундо-Мюссерском заповеднике, занесены в Красную книгу.

Помимо реликтовой рощи сосны, в заповеднике охраняется колхидский самшит, расположенный в равнинной части полуострова, и нагорные дубравы иберийского дуба, местами с земляничным красным деревом, достигающим здесь до одного метра в диаметре и 16 метров высоты, а также древовидным вереском до 7 метров высоты.

Даур Дорофеевич показывает, что море наступает, разрушает и затопляет берег, что вызывает гибель многих экземпляров сосны и самшита.

Грабинник и другие вредители

Море – это не единственная угроза леса. Не меньшую опасность представляет человек, рассказал лесничий. На территории заповедника расположены государственные дачи, гостиницы и пансионаты. Тысячи туристов отдыхают здесь круглый год. Вот группа отдыхающих оставила мусор после пикника и недотушила костер.

"Сосновую рощу нужно огородить. Поставить качественный забор, оставив предварительно пути выхода от города к морю через рощу, чтоб жители и туристы могли выходить на пляж, но саму рощу надо обезопасить от постоянных посещений. Иначе мы потеряем сосну", — сказал Джергения.

Лесоводы уже не раз предоставляли правительству республики соответствующий проект и план.

"Общая сметная стоимость забора — до 30 миллионов, но и это не смогли за десять лет найти. Пицундская сосновая роща трижды в истории выгорала полностью и самостоятельно восстанавливалась, одна надежда на природу", — отметил лесничий.

Мы обходим прибрежную территорию заповедника. Даур Дорофеевич знакомит нас с главным вредителем заповедника. Это кусты грабинника, из-за которых нет отдыха лесничему уже многие годы. Дело в том, что густые заросли этого кустарника не дают сосне, говоря на языке профессионалов, самопроизводиться.

"Семена сосны не доходят до земли, грабинник слишком густой, он не позволяет появиться новым росткам. Мы видим, что под этими соснами нет молодняка", — объясняет лесничий.

Такие участки леса необходимо расчищать, но дополнительных средств в конторе нет. Сотрудники трудятся бесплатно, ради общей благой цели, помощь им оказывают работники пансионата. Однако справляться с угрозой самостоятельно, небольшими силами, без специальной техники невозможно, рассказал Даур Дорофеевич.

Живет в Пицундско-Мюссерском заповеднике и большой  сосновый лубоед, который поедает крону деревьев, после чего дерево гибнет, и его необходимо срубить. Этот страшный зверь всего пять миллиметров длиной, тем не менее, он предоставляет лесникам немало хлопот, рассказал Даур Дорофеевич.

Главный лесничий Пицундо-Мюссерского заповедника Даур Джергения.
© Sputnik / Илона Хварцкия
Главный лесничий Пицундо-Мюссерского заповедника Даур Джергения.

Лесничий с гордостью показываем нам, что на некоторых расчищенных участках прибрежного леса у пансионата в Пицунде лесники посадили молодые сосны. Через десятилетия здесь вырастет новый лес, отметил Джергения.

"Труд лесника не заметен ему самому, результат будет только через десятки лет. Я могу и не увидеть, как вырастут все деревья, которые я посадил. Я тружусь ради будущих поколений", — рассказал он. 


688
Теги:
природа абхазии, лесничий, леса, лесничество, профессии, Абхазия
Темы:
Спецпроект Sputnik "Страна мастеров" (91)
Загрузка...

Орбита Sputnik