Жанна Гвинджия, Ира Папба, Ляля Аршба. Гумиста, 1992 г.

Бесстрашная Ляля. История медсестры на абхазо-грузинской войне

1971
(обновлено 22:32 24.11.2015)
Проект "Ненарисованные воины" продолжается историей Ляли Аршба, ветерана Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов, медсестры, посмертно награжденной орденом Леона.

Наала Авидзба, Sputnik

60 портретов художника Руслана Габлия передают характер и чувства тех, кто защищал Абхазию. В рамках нового проекта информационного агентства Sputnik Абхазия "Ненарисованные воины" на ресурсах портала публикуются рисунки военных лет художника и очерки о защитниках страны.

Ляля Аршба родом из Ткуарчала. Как рассказал ее младший брат Роберт, после окончания Гупской школы она поступила в радиотехнический техникум в Ткуарчале, десять лет работала на заводе "Аргонавт" в родном городе.  

В момент начала войны Ляля жила и работала в Сухуме. В первые военные дни она перебралась в Верхнюю Эшеру к сестре, которая работала в ресторане в ущелье. Именно там создавал уже третий эвакуационный пункт организатор медико-санитарного батальона Батал Кобахия.  В своем рассказе "Лялька" он вспоминает день знакомства с Лялей Аршба. Это было 19 августа.

Аршба Ляля.
Рислан Габлия
Аршба Ляля.

"В то утро я начал подготавливать третий за эти три дня эвакопункт. Мне приглянулся стеклянный боковой бар ресторана "Эшера". Во-первых, там были две изолированные комнаты. Во-вторых, окна были во всю стену, и они смотрели прямо на город. Тогда никто и не мыслил, что мы покинули его надолго. 

Вокруг сновало много людей <…> В комнату, которую мы приводили в порядок,  зашли две девушки и сели тихо так в углу. Одна из них, маленькая, смуглая, с угрюмым и решительным лицом. 

— Ты живешь здесь? – спросил я скорее по инерции.

— Нет, я из Ткуарчала.

— Тебе надо ехать в Гудауту. Там собираются беженцы. Там что-нибудь предпримут для тебя.

— Мне незачем ехать в Гудауту, у меня в Эшере живут родственники, – не очень дружелюбно, можно сказать, даже грубовато, ответила она.

— В таком случае иди к родственникам, если это неопасно. Но сидеть здесь не надо. Нам надо подготовиться к работе.

Она помолчала. Немного сдвинулась с дивана. Переглянулась с подругой. Я не стал ее донимать. Наверное, ошалела от стрельбы. Придет в себя, уйдет, подумал я.

Ляля Аршба. Перед вылетом в Ткуарчал. Гудаута, 1993 г.
Ляля Аршба. Перед вылетом в Ткуарчал. Гудаута, 1993 г.
 

К вечеру смотрю, смуглая все еще сидит. Перспектива оставлять ее на ночь мне совсем не нравилась. Уже несколько дней мы не спали, а она упорно сидит на диване. Так, пожалуй, до него не доберешься. Но она не уходит. Те несколько дней, что мы помогали раненым, мне показались  вечностью, и я с усталостью фронтового врача сказал:

— Тут, между прочим, могут начать стрелять, и будет небезопасно.

— Ну и что же? Вы же здесь!

— Мы,  между прочим, врачи и бойцы, — сказал я, странно, но я почти был в этом уверен.

— Я тоже врач.

— Ты что медицинский окончила?

— Нет.

— А что?

— Техникум, радиотехнический.

— Ну, так может, пойдешь в штаб, радистом?

— Можно подумать, вы тут все врачи.

Да, она не зря тут тихо сидела! Внимательно прислушиваясь к разговорам, видимо, уяснила для себя, что мы все собрались тут кто угодно, только не медики", — делится воспоминаниями автор рассказа. 

Ляля не ушла, несмотря на все "попытки и интриги" Батала Кобахия, причиной которым было стремление оградить ее от опасности. 

"Потихоньку она стала убирать на эвакопункте, подносить медикаменты, воду <…> Проходя частенько мимо меня, она демонстрировала, что никуда не собирается уходить. Но  мне не до нее было. Бог с ней, пусть ходит! Потом привык к ней и стал следить, чтобы не осталась голодной. Как-то, раздобыв где-то первые 10 комплектов формы, я стал распределять их между девушками. Ребята, которые работали с нами на машинах для вывоза раненых, даже и не претендовали на них. Ясно, что в первую очередь надо одеть девушек. Нехорошо, что они тут бегают по горам в широченных юбках. Лялька сидела в углу и совсем не смотрела в нашу сторону. Ну, просто совсем в другую.

— Арахь бааи! ("Поди сюда" по-абхазски — ред.) – сказал я ей. 

Встрепенулась.

— Исымаукыи уара, иуҭахыи? Сыуҧырхагома? (Ну, что ты достаешь меня, что тебе надо от меня? Мешаю я тебе что ли?— ред.)

— Форму возьми, нечего тут форсить в гражданских панталонах. 

Я, конечно, язвил. На ней было надето что-то вроде джинсов. Именно что-то вроде. Потому как за эти три-четыре дня, и потом неизвестно, когда она в Эшеру к родственникам приехала, то, что на ней было надето, уже было нечто среднее между штанами и панталонами, неизвестного цвета и происхождения.

Она встрепенулась. Вдруг спинка выпрямилась. Как лань, засеменила ко мне. Не пробежала, а засеменила. Видно было, что так и не осознавала еще вполне то, что я принимаю ее в группу, раз уж предлагаю самое ценное, что мы на тот период добыли на разбомбленном складе в Нижней Эшере: 10 глянцевых роб со штанами типа галифе моды времен Великой Отечественной войны. Иначе как воспринимать, что я ей предлагаю форму? У девушек и ребят потеплели глаза. Они уже давно заметили мой полный и демонстративный "игнор". 

— На, возьми. Приоденься. 

Потом посмотрел на нее, улыбнулся и так ласково съязвил:

— Все равно, слишком маленький размер, никому и не подойдет. 

Видимо, привыкнув уже к моему отношению, не моргнув глазом, не пикнув, она быстренько выхватила робу из моих рук, не веря до конца, что действительно может быть ее обладательницей".

Практически сразу Ляля стала самым незаменимым человеком для всех. Она систематизировала имеющийся перевязочный материал, насобирала носилок, на которых полеживали уставшие от боев ополченцы, аккуратненько сложила их у эвакопункта и бдительно следила за тем, чтобы их никто не трогал, что было весьма важно, вспоминает Кобахия. 

"Мало того, она тут же принялась вымывать нашу операционную, так ее окрестили бойцы, и через пару дней в ней был почти стерильная чистота и порядок. Все время только и слышно было:

— Лялька, где бинты? Лялька, где носилки? Ляля, есть что-нибудь поесть? Ляля….".

Батал Кобахия отмечает в рассказе, как Ляля рвалась с ним на выезды, но он предпочитал ездить сам. Ляля была недовольна, считая, что он снова пытается лишить ее прав, ограждая от опасности, к которой она готова. 

В один из дней, когда случился танковый прорыв, он выехал со всеми бойцами. 

"Опять жуткий обстрел. Останавливаю машину, и вдруг оттуда выходит слегка ошарашенная перестрелкой, но с полной решимостью на лице Лялька. Оказывается, она украдкой залезла в непросматриваемый салон,  и, как мышка, молчала всю дорогу. Но было уже поздно что-то обсуждать, и поэтому я сделал вид, что ничего страшного не происходит, и пусть она приготовится к бою и оказанию помощи нуждающимся. Мы стали все у оврага, но и он уже не защищал нас от обстрела. Я в тот день впервые за 10 дней после начала войны нашел время постирать свои вещи. А был я в ту пору в белоснежных штанах, желтой майке и босоножках. Именно в этом фривольном одеянии меня застала война на раскопках в Сухумской крепости <…> В таком виде я и попал на передовую, и в нем пришлось провести первые дни своего боевого крещения <…> Так вот, именно перед выездом я, наконец-то, постирался и весь в белом и чистом оказался на передовой, врасплох, перед обстрелом. Вдруг слышим все команду: 

– Ложись! Прижмитесь к оврагу все!

Куда ложись? Да я ведь штаны запачкаю! Ни за что! Все залегли, я один, весь в белоснежном, с ужасом стою, но не решаюсь кинуться на землю. Вдруг новый шквал и оглушительный грохот, перебиваемый криками: 

– Хейлага, уҽкажь! (сумасшедший, ложись! — ред.)

Но, по всей видимости, я настолько оглох, что не в состоянии был оценить реальное положение вещей. Как бы не так, едва сквозит в голове, не стану валять чистые штаны в грязи. Вдруг неожиданно Лялька  вскакивает, как рысь на добычу, хватает меня и, опрокидывая лопатками на землю,  прикрывает меня всем телом:

– Ты что? Ты в своем уме? Ты что себе позволяешь? Ты что на меня накинулась? Ты что не видишь, что я могу запачкаться? Вот погоню тебя, будешь мне знать свое место! – рычу я и пытаюсь освободиться. Но не тут то было:

– Молчи, слушай! Лежи спокойно! – и замахнулась ручонкой на меня, прижимая теснее к земле. 

И сколько воли и силы в голосе. И я вдруг осознаю, что происходит вокруг. Затихаю, пытаюсь снять ее со своей груди и прикрыть собою, но мне не удается. В ней столько силы, да и веса. Ничего себе, а ведь совсем мышонок. Потом, когда все закончилось, и мы все стали тихо подниматься и отряхиваться, я заглянул в ее глаза и понял. Господи, до чего же они лучистые, и какие искорки в них, и какая она высокая и красивая, и какой чудный цвет лица. И вдруг я понял, что ее жизнь – это самое бесценное, что сейчас есть  рядом со мной, с нами. И не я ее прикрыл, а она меня. Она, вдвое меньше меня ростом, да и весом.

Девочка, совсем еще ребенок. Лялька, будто читая мои мысли, вдруг говорит тоном ласковым, но не терпящим возражений:

— И совсем я не ребенок! И теперь одного тебя мы не пустим сюда. Тебе нужны помощники. Не для тебя одного только война, мы тоже в ней. Не бойся за нас. Друг друга и будем оберегать! Думаешь, если мы женщины, у нас сил нет что ли? Мы крепкие, выдержим все и вместе с вами будем! Не смотри, что я такая маленькая. Это ростом таким меня всевышний наградил. Но я жилистая. И силы во мне есть. Я знаешь как наравне с братьями землю пахала во время сева. Они за мной не поспевали. 

С того дня Лялька  забросила эвакопункт, выезжая по множеству раз в любое время суток везде, где слышались залпы и шли бои, поскольку раций тогда было мало и не на всех позициях, и мы не всегда могли знать, есть  ли там кто-нибудь, нуждающийся в нашей помощи".

Это был не первый случай, когда Ляля, не слушая никого, тайно отправлялась туда, где нужна была помощь. Во время грузино-абхазских столкновений в 1989 году, рассказал брат Ляли Роберт, мужчины не взяли ее с собой на линию обороны. Но молодая девушка, переодевшись в мужскую одежду, надев шапку, тайком забрав ружье брата, отправилась на мост через Галидзгу. Там, в Очамчырском районе, ополченцы остановили продвижение грузин на Сухум.  

О ее бесстрашии в один голос говорят все, знавшие Лялю. Гурам Квициния, водитель скорой помощи, вспоминает, что она совершенно не знала страха. 

"Был такой случай, мы находились в Эшере, в школе, там был штаб. Собаки уже начали забегать в подвал, и мы уже знали, что начнется минометный обстрел. Они чувствовали. А Ляля пошла в это время за водой. Это чуть подальше было. Я кричу ей: "Давай быстрее, сейчас обстрел начнется!" И так получилось, что она осталась снаружи. Она стоит, и вокруг начинают взрываться снаряды. Шага она не сделала, не легла, не испугалась".  

В мартовском наступлении Ляля Аршба и ее боевая подруга Мзия Абухба, которую все называли мама-Мзия, в течение нескольких дней под дождем, в грязи, под градом пуль оказывали раненым помощь прямо у реки и поднимали их в блиндаж к трассе, пишет Батал Кобахия.

Мзия Абухба и Батал Кобахия
© Фото : Абхазская интернет-библиотека
Мзия Абухба и Батал Кобахия. Архивное фото.

Медсестра Нанули Хагба рассказала о том, как во время наступления интернациональная группа с Ибрагимом Ягановым спускалась к Гумисте, чтобы помочь бойцам. Точную дорогу они не знали, и именно Ляля Аршба провела их к реке.

"После жуткого  марта Лялька смолкла. Она услышала, что дети в блокадном Ткуарчале голодают. Перестала есть мясо. Потом перестала есть сладкое, сахар. Постепенно перешла на один хлеб. Наши уговоры не помогали. Она решила так и делала так, как решила. Обет, говорит, дала, что пока не поедет в Ткуарчал, есть не будет ничего. Однажды она приехала в Гудауту и слегла. Молчит. Я тогда в перерывах между боевыми действиями пытался отправить на Восточный фронт кое-какие медикаменты, которые перевозили на вертолетах. Был май месяц. Иногда на вертолетах отправлялись и ополченцы в Ткуарчал. Мест свободных всегда не было. Очень сложно было в него сесть. Лялька вдруг решительно мне говорит:

– Я должна поехать домой, в Ткуарчал. Ты отпусти меня. Поговори с начальством, если ты захочешь, меня сразу же посадят в вертолет. Я только родных увижу, посею кукурузу, время уже подошло, и сразу же вернусь. Братьям, наверное, некогда. С оружием они, не до посева. А старики мои уже не в силах. Ведь ты знаешь, без тебя и мамы-Мзии, да и без всех вас, но вас особенно, я уже не смогу и дня быть. Все сделаю и вернусь. Чувствую я, что, если не поеду, совсем мне плохо будет. 

Нет, нет, и нет! Не пущу я ее, не пущу, и все. Я не могу больше думать о вертолете. После 14 декабря, когда сбили вертолет с женщинами и детьми, мысль о полете туда просто сводила меня с ума. Я уговаривал ее недели две. Она уже больше лежала, обессиленная от недоедания, и вдруг сказала тихо:

– Завтра я перестаю пить воду, если ты мне не дашь слово, что отправишь меня домой. 

И я знал, что она так и поступит. И я помог ей уехать. За день до вылета она попросила, чтобы я ее окрестил в церкви. 

– Жаль, нельзя, чтобы ты был крестным братом, так мне было бы ближе. Ну, тогда будешь моим крестным отцом, хотя у меня к тебе чувство, как будто я старшая сестра. 

И что-то в этом было. За семь месяцев, что мы были вместе, она мне уже была как сестра, и как будто бы и не младшая. Медсестра. Сестра. Моя сестра", — вспоминает Батал Кобахия. 

Нанули Хагба рассказывает, как все просили Лялю остаться в Ткуарчале, не приезжать обратно. 

"Она успела вспахать поле и засеять его, хотя все отговаривали ее, ссылаясь на то, что рановато для посева кукурузы, привела в порядок свой дом, увидела родных и через неделю решила вернуться", — пишет Батал Кобахия. 

14 июня 1993 года над Марухским перевалом был сбит вертолет МИ-8. Останки Ляли похоронили у родственников в Эшере. После завершения боевых действий родные перезахоронили ее в Ткуарчале. 

В памяти всех, кто ее знал, Ляля Аршба осталась молодой, бесстрашной девушкой, готовой в любую минуту ринуться в наибольшую опасность, рискуя собой ради других.

Аршба Ляля.
Руслан Габлия
Аршба Ляля.

1971
Теги:
Абхазия, Батал Кобахия, Отечественная война народа Абхазии (1992-1993), война, герои, воспоминания, медсестры
Темы:
"Ненарисованные воины" (41)

Украинско-американские учения Rapid Trident 2021 угрожают Европе дестабилизацией

29
Вашингтон и Киев готовятся к коалиционным операциям против "страны-агрессора" – с боевой стрельбой, высадкой воздушного десанта и ударами беспилотников на Яворовском полигоне.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Многонациональные учения Rapid Trident проходят с участием шести тысяч военнослужащих ВСУ, Пентагона и ряда стран НАТО. Украинско-американский "ответ" на стратегические учения РФ и РБ "Запад-2021" выглядит малоубедительным. Провокационный сценарий маневров Rapid Trident 2021 угрожает дестабилизацией, прежде всего, соседним европейским странам и самой Украине, которая с высокой вероятностью может повторить судьбу разоренного войной Афганистана.

На территории Львовской области 20 сентября стартовали украинско-американские учения Rapid Trident 2021, которые "впервые в истории" проходят "с реальной боевой стрельбой" многонациональных батальонов 15 стран-участников. Планируется совместное десантирование украинских и американских солдат из военно-транспортных самолетов С-130 ВВС США. И привлечение оперативно-тактических беспилотников, которые будут подниматься с территории Польши, перелетать через государственную границу и выполнять задачи на Украине. Маневры продлятся 12 дней, и завершатся 1 октября.

Шесть тысяч участников – состав всего лишь одной бригады, с такими силами на Европейском театре военных действий делать нечего. И все же, воздушные десанты,трансграничные задачи ударных беспилотников НАТО– свидетельствуют о наступательном характере операций и агрессивной сути Rapid Trident 2021.Разумеется, сопредельные Россия и Беларусь учтут эти факты, примут компенсационные меры.

Украинско-американские военные игры на Яворовском полигоне представляются Киеву последовательными "шагами в НАТО". Число иностранных участников ежегодных маневров Rapid Trident постепенно растет (в 2020-м превысило четыре тысячи военнослужащих). Украинское руководство допускает начало военного конфликта на территории Восточной Европы – с участием "многонациональных сил НАТО", под покровительством Вашингтона. Вероятно, в Киеве свято верят во вторую Крымскую войну, без учета современных реалий и вооружений.

Украинская территория используется для "передового присутствия" иностранных войск вблизи российских границ. При этом западные партнеры не спешат обозначить хотя бы примерные сроки вступления Украины в НАТО.Фактически страна превращена в зону колонизации и военной интервенции США.

Колониальные радости и надежды

Командование ВСУ проверило боеготовность механизированной бригады, подразделений Нацгвардии, Госпогранслужбы, усилило системы ПВО "на северном направлении". Подразделения радиотехнических и зенитных ракетных войск выдвинулись на боевые позиции в Черниговской области – сопредельной с Брянской (РФ) и Гомельской (РБ) областями.Служба безопасности иМВД Украины также провели учения по нейтрализации "вражеских диверсионных групп" в Черниговской и Сумской областях, вблизи границы с Россией.

Украинские СМИ возбужденно сообщают об отработке пересечения границы подразделениями НАТО (Drangnach Osten), о первых в истории боевых стрельбах многонационального батальона (не ясно, чем партнеры раньше занимались), о совместном американско-британско-украинском десантировании и предстоящей оценке альянсом шести подразделений ВСУ (тактическая группа Сил спецопераций, роты радиационной, химической и биологической защиты). Представим, даже не уровень боеготовности, а степень холопства украинских войск, сдающих экзамены "оценщикам НАТО", которые совсем недавно получили пинка от талибов, потерпели позорнейшее военное поражение в Афганистане.

Между тем, продолжением Rapid Trident 2021 на Украине станут (22 – 30 сентября) маневры "Объединенные усилия-2021" с участием ВСУ и 11 стран НАТО – всего 12 тысяч военнослужащих (преимущественно украинских), 85 танков и 50 тяжелых артиллерийских систем, а также боевая авиация Канады, Румынии, Словакии. Вроде бы, мышиная возня. Для сравнения, российско-белорусские стратегические учения "Запад – 2021" проходили на 15 военных полигонах, с привлечением около 200 тысяч военнослужащих и 1500 единиц боевой техники. Однако стратеги в Вашингтоне и Брюсселе просчитывают и планируют развитие конфликтов на перспективу, на годы вперед.

Под надуманным предлогом "усиления военной активности России" и ее растущей "непредсказуемости" американцы поставляют украинской армии противотанковые комплексы Javelin, крупнокалиберные снайперские винтовки, военную технику. Не слишком большие партии не самого современного вооружения. США готовы потратить за год на ВСУ около 60 млн долларов. Достаточно для "подогрева" конфликта в Донбассе, и маловато для реального военного строительства – в мировом рейтинге военной мощи Украина занимает 25-е место, и находится между Вьетнамом и Таиландом. ВСУ необходимы Западу для постоянного военного напряжения у границ России – без большой войны, но ведь однажды Киев может выйти из-под контроля Вашингтона.

© Sputnik / Стрингер

Натовские стандарты

В недавнем интервью секретарь украинского Совета нацбезопасности и обороны Алексей Данилов призвал западных партнеров к "активным действиям" на антироссийском фронте, и заявил, что ВСУ в состоянии очистить территорию Донецкой и Луганской областей, а также Крыма от местного населения – миллионов российских граждан. Чрезвычайно опасные для Европы призывы и сценарии. Реакция РФ на подобные авантюры вполне предсказуема. В ситуации реального военного конфликта с "государством-агрессором" украинская армия будет разбита в короткий срок, и "партнеры" ничем не помогут (потому что живут под прицелом российских ракетных комплексов). Подразделения ВСУ будут очень быстро бежать до Ла-Манша (кому повезет). Регулярные совместные учения НАТО на Украине, ужимки и прыжки с парашютом, дорогие "Джавелины" и бюджетные надувные лодки для спецназа ВСУ – подобны салу в мышеловке.

Верховная Рада в 2019 году конституционно закрепила курс страны в НАТО, и Украина стала шестым государством-партнером альянса с расширенными возможностями. Однако прозападный курс и натовские стандарты совершенно не гарантируют внешнеполитических успехов и военных побед. На долгом пути в альянс Грузия, к примеру, больше потеряла, чем обрела. Умные учатся на чужих ошибках, остальные танцуют на граблях – с "быстрым трезубцем" в руках.

После государственного переворота 2014 года Украина явно и тайно получила от зарубежных партнеров немало оружия и миллиарды долларов "на укрепление ВСУ". Однако "манна небесная" будто бы миновала Украину транзитом, и западное оружие обрело новых владельцев в странах Азии и Африки – по старым схемам распродаж советских арсеналов.

Полнейшая безысходность в области военного строительства усугубляется смелыми планами Киева по "возвращению Крыма" и другими бредовыми идеями в области внешней политики.

Подписывайтесь на канал военного обозревателя Александра Хроленко в Telegram

 

29

Небывалая в истории резня: остановят ли убийства ради забавы

907
(обновлено 10:04 18.09.2021)
На Фарерских островах за день убили почти 1500 дельфинов. Страшные кадры поразили весь мир.

СУХУМ, 18 сен - Sputnik. Вода в океане побагровела от крови — столько дельфинов за один день не убивали никогда. Массовая резня на Фарерских островах возмутила не только защитников природы: даже Союз китобоев назвал это "ошибкой". В охоте по какой-то причине участвовали новички без навыков — животные долго умирали от увечий. Споры о жестокой традиции островитян вспыхивают каждый год, но на этот раз у приверженцев обычая не осталось аргументов в его пользу. Подробнее читайте в материале Татьяны Мишиной для РИА Новости. 

Слишком много убийств

Белобрысый мальчик лет пяти растерянно вертит головой — повсюду десятки, сотни изрезанных дельфинов. Взрослые, по пояс в воде, вытягивают на берег очередную тушу. Наконец мама подходит к нему и отворачивает в сторону. Рядом еще несколько детей — весело заглядывают под плавники. Некоторые фотографируются, чуть отодвинувшись от огромного пореза через всю шею. Большинству дельфинов выпустили кишки — тут же, на берегу.

В прошлое воскресенье стаю белобоких дельфинов загнали в самый большой фьорд Северной Атлантики. Окружая, лодки вытесняли их на мелководье пляжа Скалаботнур острова Эстурой. Там животных резали ножами. На кадрах видно, как дельфины плещутся в воде, покрасневшей от крови, и десятки людей наблюдают за происходящим на суше. Туши потом раздадут местным жителям, разделать их они должны сами. Но значительную часть сбросят  море — никому не нужно столько мяса.

Бойня повторяется каждый год. Но в этот раз люди словно сорвались с цепи. Масштабы шокировали даже самих местных жителей. Датский депутат от Фарерских островов, Сюрдур Скаале, в понедельник посетил пляж Скалаботнур, поговорил с людьми и признал — они в ужасе. При этом все было законно — общины сами решают, когда им устраивать охоту. Хотя лицензия, а значит, и навыки были не у всех. Многих животных увечили неумелыми ударами.

Морской биолог Бьярни Миккельсен подсчитал: столько дельфинов за один день на Фарерах никогда не убивали. Нечто похожее творилось в далеком 1940-м. Но вообще такой размах характерен для XIX века: 900 убитых — в 1879-м, 856 — в 1873-м: местные скрупулезно записывают свои "успехи". Для них это гордость.

Однако сейчас даже председатель Ассоциации китобоев Фарерских островов Олавур Сюрдарберг признал, что "убийства были чрезмерными". Планировали добыть почти в десять раз меньше.

Все "озадачены и шокированы", объяснил Трондур Олсен, журналист фарерской общественной телекомпании Kringvarp Foroya. И задал телезрителям вопрос, должны ли убийства дельфинов продолжаться. Чуть больше половины ответили "нет", но треть сказали "да". При этом добычу китов-лоцманов хотели бы продолжить 80 процентов опрошенных.

Речь о крупных океанических дельфинах, которые немного уступают по величине косатке. Именно на них исторически охотились на островах — ради костей, мяса и жира. Таких китов активно истребляли по всему ареалу обитания, но сейчас забой разрешен только на Фарерах и в Гренландии.

Излюбленный обычай мужчин

Фареры называют овечьими островами (этих животных там в два раза больше, чем людей), но существенную часть дохода приносит рыболовство. По официальным данным, в среднем каждый год вылавливают около шестисот китов-лоцманов. Белых дельфинов — меньше: 35 в 2020-м и десять в 2019-м.

Но официальный регламент, который установил правила проведения гринда (охоты), появился только в 1948-м. Забивать животных позволено на специально отведенных для этого пляжах и по предварительному разрешению. Коммерческий промысел — вне закона.

Защитники традиции говорят, что это устойчивый способ добычи пищи на природе и важная часть культурной самобытности. Первый аргумент не выдерживает критики. Были времена, когда одна туша могла прокормить семью. Но сейчас островитяне почти не употребляют это мясо, что наглядно показал опрос, проведенный зоозащитной организацией PETA.
Ненужные куски выкидывают обратно в океан. К тому же мясо и жир опасны для здоровья — в них накапливается много ртути.

Однако островитяне на критику внешнего мира отвечают упреком: огромные скотобойни ничуть не гуманнее охоты на китов. Свой способ убийства они считают щадящим. Гарпун давно запрещен, поэтому берут копье, которым перерезают спинной мозг, а затем — шею. Якобы при использовании этого метода на убийство нужно "меньше секунды".

На самом деле это не так, настаивают зоозащитники. Охота может превратиться в затяжную хаотичную резню, что и видно на многих записях. Дельфинов убивают долго и на глазах у сородичей, выброшенных на берег. У этих млекопитающих сложное социальное поведение — они прекрасно осознают, что происходит с их окружением.

И только с аргументом про "культурную самобытность" никто не спорит — острова, хоть и входят в Датское Соединенное Королевство, предоставлены сами себе. Расположенные в тысяче километров от метрополии, они — еще и офшор. Копенгаген регулирует только внешнюю политику, оборону, юстицию и финансовые дела.

Впрочем, и сама Дания известна странным отношением к животным. В 2014 году в зоопарке Копенгагена умертвили совершенно здорового жирафа Мариуса. Тысячи людей просили не делать этого, но животное прилюдно расчленили и скормили львам. А вскоре усыпили и самих львов — из-за переселения нового самца в вольер. На этот раз демонстрировать мертвые туши не стали. "Не всех наших животных разделывают на публике", — отметил пресс-секретарь зоопарка.

Переломный момент

Самый ярый противник кровавой традиции — некоммерческая организация Sea Shepherd, которая борется за сохранение и спасение морских видов. Она расположена в США и функционирует в основном за счет пожертвований. Основатель Пол Уотсон — один из первых участников Greenpeace. Но ушел оттуда, считая, что действовать нужно решительнее.

Впервые Sea Shepherd пыталась сорвать охоту в 80-х. Тактика заключалась в том, чтобы мешать китобойным суднам загонять животных на мелководье. Остановила полиция. Несколько раз активистов арестовывали.

Многие годы Sea Shepherd противодействовала китобойному промыслу в Японии — благодаря этому организация и стала известной. Хотя эффект от их акций противоречив. Исследователь Дзюн Морикава пишет, что тактика зоозащитников лишь укрепила решимость Японии продолжать программу — поскольку раздражала даже сторонников запрета охоты.

В нулевые популярность передачи "Китовые войны" канала Animal Planet вдохновила организацию вновь побороться на Фарерах. В операции "Жестокие острова" использовали катера, водные мотоциклы, дельтаплан, легковой автомобиль и фургон. Все снимали на камеру для телешоу "Китовые войны: Берега викинга". И действительно, за два месяца патрулирования не убили ни одного животного. Китобои грозили активистам, называя их провокаторами, но столкновений не было. Стоило Sea Shepherd покинуть острова — и бойня возобновилась.

"Каждый раз мне грозили арестом, обещали посадить на десять лет, но отпускали, — рассказывал Пол Уотсон. — На самом деле там много противников охоты, молодые люди не хотят иметь ничего общего с этой традицией. А пожилые беспокоятся из-за высоких показателей ртути в китовом мясе и не едят его".

Сейчас страницы Sea Shepherd в соцсетях пестрят ужасающими фотографиями, сотни тысяч людей пишут о варварстве китобоев. Организация в защиту океана Blue Planet создала петицию против этой практики — там стоят подписи более полумиллиона человек. Фонд защиты китов призывает весь мир бойкотировать продукцию датских компаний.

Фарерский журналист Трондур Олсен признается: критику слышали всегда, но на этот раз внимание мирового сообщества буквально обрушилось на острова. Жуткая резня не осталась незамеченной — может быть, наконец наступил переломный момент.

907

Полицейский рассказал, как ему удалось обезвредить напавшего на университет студента

0
(обновлено 22:44 20.09.2021)
Младший лейтенант ДПС Константин Калинин в подробностях рассказал, как ему удалось обезвредить преступника, который напал на Пермский государственный университет.

По словам сотрудника полиции, он забежал в здание учебного заведения и увидел вооруженного молодого человека, после чего крикнул ему: "Бросай!" – но убийца не подчинился и попытался выстрелить в инспектора ДПС. Ответным огнем преступник был ранен.

Восемнадцатилетний студент ПГНИУ Тимур Бекмансуров устроил стрельбу в Пермском госуниверситете. Он пробрался на территорию учебного заведения и открыл огонь.

Погибли шесть человек. Ранены до 28 человек. Чтобы спастись, те, кто был в здании, выпрыгивали из окон.

Сам стрелявший, раненный в результате задержания, был госпитализирован.

Читайте также:

0