Урбан Якша.

Британский политолог Урбан Якша: маленькой стране нужно балансировать

950
(обновлено 22:46 01.02.2016)
О формировании внешней политики Абхазии, роли России в Абхазии и развитии отношений Абхазии и Евросоюза рассказал в интервью Sputnik Абхазия политолог, аспирант Йоркского университета в Великобритании Урбан Якша.

Молодой ученый из Словении, аспирант Йоркского университета в Великобритании Урбан Якша исследует вопросы внешней политики Абхазии. В январе 2016 года он впервые приехал в республику, где уже провел ряд встреч с общественными и политическими деятелями.

Беседовала Астанда Ардзинба. 

— Урбан, мне известно, что вы приехали в Абхазию с целью научного исследования, расскажите об этом исследовании, о чем оно? 

— В прошлом году я поступил в аспирантуру Йоркского университета в Великобритании и сейчас пишу диссертацию о внешней политике Абхазии. Меня интересует то, как республика взаимодействует с другими странами и международными организациям, то есть ее многосторонние и двухсторонние связи. Кроме того, я изучаю, как участвует гражданское общество в формировании внешней политики, какая при этом роль ученых, в частности, историков. Я изучаю данную тему уже два года. Еще до поступления в аспирантуру я много бывал на Кавказе, жил полгода в Армении, где впервые и познакомился с вопросами де-факто государств, непризнанных или частично признанных государств. Посещал Нагорный Карабах, Приднестровье, Косово, Палестину. 

— Это ваш первый визит в Абхазию?

— Да, я первый раз в Абхазии, но, думаю, не в последний. Еще до приезда я много читал об Абхазии. Тем не менее, я не ожидал настолько красивой природы. Здесь просто замечательные пейзажи. Я был поражен. Народ здесь очень гостеприимный, это правда. В принципе, как и везде на Кавказе. Я здесь чувствую себя в своей тарелке. Может, потому что я уже привык к кавказской культуре. Я сам словенец, но мой дедушка из Македонии. Мне кажется, что культуры на Кавказе и на Балканах похожи. 

 Вы провели в республике ряд встреч, удалось получить полезную информацию?

— Я встречался с министром иностранных дел, но еще не виделся  с некоторыми другими ключевыми игроками внешней политики Абхазии в прошлом и настоящем. Кроме того, нужно определенное время, чтобы анализировать полученный материал. Могу сказать, что в научной литературе и в СМИ на Западе встречается такая точка зрения, что Абхазия полностью зависима от России, это некое марионеточное государство, так же как Южная Осетия и Приднестровье. 

Я встречался с людьми, которые так или иначе связаны с формированием внешней политики республики. В частности, с общественными деятелями, а также с рядом политиков, в том числе с политическими деятелями прошлых лет. У них очень большой опыт в этой сфере. Они работали в сфере внешней политики даже во время войны. Всегда интересно узнать, какая у них точка зрения, какие взгляды. Это невозможно вычитать в какой-либо книге. 

 Вы, кстати, упоминали, что читали об Абхазии перед приездом. В Европе доступна литература, из которой можно подробнее узнать о республике?

— Можно найти информацию в научной литературе, которой становится понемногу все больше. Сейчас уже достаточно много в Европе написано о грузино-абхазском конфликте. Я, безусловно, интересуюсь и этой темой, хотя в область моих научных исследований входит преимущественно послевоенное время, когда непосредственно формировалась внешняя политика страны. Временные рамки моего исследования: 1999 год, когда абхазский народ по итогам проведенного референдума объявил о своей независимости, и до 2015 года. 

 Разве, это не превалирующее мнение?

— В научной литературе нет. Может быть, в СМИ это мнение доминировало в 1990-х годах, но в 2000-х годах ситуация поменялась. Однако в контексте событий на Украине возобновилась информационная война, и дискурс о полной зависимости Абхазии от России вернулся. Снова стали говорить, что у Абхазии нет своей внешней политики, а интересы Абхазии и России во всем совпадают. 

 А у вас какое мнение по этому вопросу? 

— Конечно, Абхазия ограничена в своих возможностях проводить внешнюю политику. Абхазия лишь частично признанное государство. Ее признало шесть стран — членов ООН. Между тем, есть неофициальные связи, которые Абхазия может использовать, чтобы проводить внешнюю политику. Здесь существенную роль играет абхазская диаспора в Турции и крепкие связи с Северным Кавказом, в частности, с абазинами и черкесами. У Абхазии есть экономические связи, в том числе даже в Евросоюзе. Есть культурные связи с различными странами. Абхазия может пользоваться всеми этими инструментами, чтобы проводить свою внешнюю политику. 

 Некоторое время назад  в республике был дискурс о том, должна ли быть внешняя политика Абхазии многовекторной. Противники такого подхода утверждали, что это невозможно для маленькой страны. Как вы считаете, действительно ли так?

— Абхазия хоть и маленькая страна, но она расположена в очень сложной геополитической зоне. Мне кажется, и это касается всех маленьких государств, которые находятся в подобных регионах, им придется балансировать. Им всегда нужно будет находить баланс между государствами, которые на этой территории распространяют свое влияние. Опять можно сравнить Кавказ с Балканами. Например, Словения тоже в прошлом и сейчас вынуждена балансировать между интересами определенных стран. 

В Абхазии инициатива к многовекторной политике проявилась особенно сильно во время президентства в республике Сергея Багапш. Но оказалось, что в частности со стороны Евросоюза не последовало много политических инициатив. То есть, Европа тогда не проявила активного интереса к Абхазии. Думаю и сейчас абхазское общество разделено по вопросу, нужно ли развивать отношения с другими странами или достаточно лишь отношений с Россией.

 Думаю, подписание договора о стратегическом партнерстве с Российской Федерацией во многом определило ориентиры Абхазии…

— Россия играет для Абхазии очень важную роль, не только в политической, но в экономической сфере. У вас очень много российских инвестиций в стране. Но самое главное, Россия играет важную роль для безопасности Абхазии. Тем не менее, я думаю, что договор о союзничестве с Россией не ограничивает Абхазию в том, чтобы развивать отношения с другими государствами. Если у них будет к этому интерес. 

 Каким вы видите развитие отношений Абхазии с европейскими странами? 

— Надо понимать, что под обобщающим словом Европа, подразумевается 28 разных государств. У них разные культуры, разные интересы. Мне кажется, что здесь многие, говоря о Европе, думают о ней как об одном государстве. Тем не менее, не скажу, что у нас нет единой внешней политики в ЕС, есть много сложностей выработать отдельную позицию во внешней политике. В частности, очень маленький интерес, который Европа некогда продемонстрировала в отношении Абхазии тоже связано с внутренней политикой Евросоюза. 

Кроме того, в настоящее время Европа находится в сложной ситуации. Вы знаете об ухудшении отношений между ЕС и Россией. Также в Европе сейчас миграционный кризис, да и экономическая ситуация, особенно на юге, в таких странах как Греция и Испания, оставляет желать лучшего.  Это причины, по которым Европа, возможно, проявляет достаточно маленький интерес к отношениям с Абхазией. 

 Что в вашей родной стране, Словении, или в стране, где вы учитесь, в Великобритании, знают об Абхазии? Мне кажется очень мало, разве не так?

— К сожалению, придется с этим согласиться. И в Словении, и в Великобритании, мне кажется, и в большинстве стран мира очень мало знают об Абхазии. Когда я сказал семье, что собираюсь поехать в Абхазию, дедушка взял атлас и тщетно пытался найти на нем Абхазию. Тем не менее, у меня есть друзья, которые уже бывали в Абхазии. Могу сказать, что понемногу развивается народная дипломатия. Хотя еще некоторое время в Европе был развит стереотип, что здесь и на Кавказе в целом живут дикие племена с автоматами, ситуация неблагоприятная, и якобы иностранцу здесь находиться небезопасно. Это представление со временем развеялось, и теперь на Кавказ европейцы едут даже в туристических целях. 

К вопросу о преодолении информационного барьера. Если я попаду, например, в США, Латинскую Америку или в Африку, то там очень мало знают и о Словении. Хотя она – признанная мировым сообществом страна, но маленькая и достаточно молодая. Вообще, я вижу много общего в истории Абхазии и Словении. Тем не менее, думаю, что Абхазии лучше всего использовать опыт Тайваня или Северного Кипра. 

 Не существует ли в Европе стереотип, что в Абхазии небезопасно находиться?

— На сайте МИД Великобритании написано, что по грузинским законам незаконно въехать в Грузию из России через Абхазию, поскольку нет никакого официального пограничного контроля. Если въехать в Грузию, в этом случае вы можете столкнуться с уголовным преследованием. Кроме того, отмечается, что в республике небезопасно. Безусловно, это пугает многих европейцев, которые хотели бы приехать в Абхазию. Существуют также практические проблемы, например, международная страховка. То есть что-то с тобой случиться здесь, это не войдет в страховку. Но не думаю, что это серьезная проблема, чтобы воочию увидеть Абхазию. Все это стереотипы. Со своей стороны могу сказать, что в Абхазии совсем не опасно. Если сравнить, например, с Нагорным Карабахом, то там намного сложнее ситуация, несмотря на прекращение огня, инциденты на линии соприкосновения постоянно происходят, и солдаты на границах умирают. Здесь ситуация спокойная, во многом этому способствует роль, которую играет Россия в республике. 

— Мне известно, что у вас в планах посещение стран, которые контактируют с Абхазией по вопросам внешней политики. Какие именно это страны, с кем вы намерены там встретиться?

— Действительно. Я хочу изучить внешнюю политику некоторых государств в отношении Абхазии. В частности, внешнеполитическую линию России, США и Евросоюза в отношении вашей республики. После Абхазии я поеду в Москву, где пробуду около месяца. Буду встречаться с представителями российского МИД. Позже у меня намечена поездка в Брюссель, в европейских структурах и институтах я намерен узнать об отношениях с Абхазией. Та же задача стоит в Вашингтоне. 

 Не могу не спросить, каким вы видите решение грузино-абхазского конфликта? Есть ли реальная вероятность того, что Грузия подпишет договор о неприменении силы и признает Абхазию?

— Это сложный вопрос для меня. Известно, что переговоры в Женеве сейчас находятся на мертвой точке. Есть разные предложения о том, как их оживить. Можно поменять формат, и вместо нескольких сторон можно сделать двухсторонние переговоры между Грузией и Абхазией. Но, мне кажется, это не выход из сложившейся ситуации. Проблема еще в том, что в Грузии сейчас активно говорят о том, что Абхазия – это оккупированная территория, и не Абхазия – сторона конфликта, а Россия. Это, безусловно, обижает жителей Абхазии. 

 Но, например, уже тема вашей диссертации опровергает подобное мнение. Все-таки у Абхазии есть внешняя политика, получается?

— По моему мнению, не стоит сравнивать все постсоветские де-факто государства. Они все разные. Например, зависимость Южной Осетии от России совсем другая тема, нежели зависимость Абхазии от России. Не стоит сравнивать Абхазию и с Нагорным Карабахом, который полностью зависит от Армении, они очень интегрированы в Армению. Конечно, в экономическом и политическом смысле Абхазия зависима от России. И как уже говорил, в сфере обеспечения безопасности Россия в республике играет очень важную роль. Кроме того, большинство граждан Абхазии имеют второе российское гражданство. Но это не значит, что у Абхазии вообще нет своей внешней политики или, что Абхазия является оккупированной страной. 

950
Теги:
внешняя политика, политологи, международные отношения, исследования, наука, Евросоюз, МИД Абхазии, Абхазия, Турция, Россия, Брюссель, Великобритания, Словения, Грузия, США

Талибы наступают, США бомбят города: 100 тысяч беженцев только начало

200
(обновлено 20:57 26.07.2021)
Исламская Республика Афганистан продолжает крутое военно-политическое пикирование. Разнонаправленные интересы конфликтующих сторон разрывают страну и народ.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Военно-воздушные силы США бомбят афганские города, талибы развивают наступление – и те, и другие "попутно" уничтожают мирных жителей. Растет поток афганских беженцев в Центральную Азию, и Таджикистан готов принять 100 тысяч человек. Вблизи границ Афганистана сосредоточиваются для серии масштабных маневров войска Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана и России.

Военно-воздушные силы Афганской армии в понедельник нанесли удар по позициям талибов в окрестностях города Талукан, который расположен в 46 километрах от границы с Таджикистаном – уничтожены более 20 боевиков. О пострадавших мирных гражданах не сообщается, но в тесной застройке "сопутствующие потери" неизбежны.

Миссия ООН (UNAMA) отмечает, что в первой половине 2021 года число жертв среди гражданского населения ИРА достигло 5183 человека (1659 убиты и 3254 ранены). Это на 47% больше, чем в январе – июне 2020 года. Причем 46% от числа убитых и раненых – женщины и дети, а 25% – жертвы правительственных сил.

ВВС США увеличили количество авиаударов в поддержку Афганской армии. Американский генерал Кеннет Маккензи обещает в ближайшие недели продолжить бомбардировки, и предсказывает афганскому правительству "тяжелые испытания". Ранее в Пентагоне сообщили, что 21 и 22 июля американцы нанесли более четырех авиаударов в Афганистане.

В свою очередь талибы осудили удары ВВС США и отметили, что в результате бомбардировок в Кандагаре и Гильменде погибли не только боевики, но и мирные жители. "Талибан"* намерен "твердо защищать свою территорию" и развивать наступательные операции в случае продолжения войны. 

Окончания войны ничто не предвещает. Активные боевые действия отмечены в провинциях Нангархар, Пактика, Логар, Газни, Кандагар, Герат, Балх, Джаузджан, Саманган, Сари-Пуль, Гильменд, Бадахшан, Кундуз и Баглан. Правительство ИРА объявило комендантский час в 31 из 34 провинций, чтобы воспрепятствовать передвижению боевиков в ночное время.

При этом военнослужащие Пакистана свободно передвигаются в приграничных районах Афганистана, находящихся под контролем талибов, то есть взаимодействуют с "Талибаном"*. Губернатор восточной провинции Нангархар Зия-уль-Хак Амархейль сегодня сообщил, что в числе убитых боевиков обнаружены тела 39 выходцев из Пакистана. Ранее Sputnik сообщал об особой роли Исламабада в развитии движения "учеников".

Удар по Центральной Азии

Талибы расширяют подконтрольные территории. Терроризируют местное население, считают рабами женщин и детей вновь захваченных районов. Мирные жители крайне обеспокоены новыми суровыми правилами, насильственными браками, а также вербовкой несовершеннолетних "джихадистов".

Боевики ищут и уничтожают "предателей", сотрудничавших с США. Ранее в провинции Хост талибы без суда и следствия обезглавили 32-летнего переводчика Сухайля Пардиса. Неслучайно заявки на иммиграционные визы в США подали 20 тысяч афганских переводчиков. Газета The Wall Street Journal 22 июля сообщила о намерении Вашингтона разместить 35 тысяч афганских переводчиков и членов их семей на американских базах в Катаре и Кувейте. Очевидно, не все коллаборационисты смогут или успеют воспользоваться визами и "арабским гостеприимством" США.

Ранее афганский президент Ашраф Гани заявил, что талибы – поддерживают тесные связи с "Аль-Каидой"*, с пакистанскими группировками "Джаиш-е-Мухаммад"*, "Лашкар-е-Тайба"* и намерены превратить страну в убежище для террористов. МИД России разделяет эту позицию. Действительно, в Афганистане действуют три десятка различных террористических группировок, включая 10 тысяч боевиков ИГ*. "Аль-Каида"* присутствует в 15 афганских провинциях. Эта "гремучая смесь" обещает мирному населению длительную военную турбулентность, вне зависимости от правительства в Кабуле – действующего или гипотетического талибанского. Международный терроризм в Афганистане просто так не исчезнет.

Потенциал растущего потока афганских беженцев огромен. Напомню, в период "эмирата" 1996 – 2001 годов только в неподконтрольной талибам провинции Панджшер находились около 500 тысяч беженцев из "оккупированных" центральных и южных районов страны. Эти люди практически голодали, не хватало еды и воды, но власть талибов была еще хуже. Если завтра вытесненные "исламским эмиратом" с родной земли сотни тысяч афганцев окажутся в Центральной Азии, гуманитарный кризис в сопредельных Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане станет грозной реальностью.

Замглавы Комитета по чрезвычайным ситуациям Таджикистана Эмомали Иброхимзода в пятницу заявил, что республика готова принять и разместить на полигонах Минобороны РТ более 100 тысяч афганских беженцев. Цифра вполне реалистичная, но не окончательная, и до конца 2021 года может оказаться в десять раз больше – ударит по всем странам Центральной Азии. Варианты решения подобной проблемы необходимо прорабатывать заранее и сообща.

Клин клином вышибают

Талибы обещали не нарушать границ сопредельных стран, но боевые действия на севере Афганистана развиваются по своим законам, и все же "переползают" на территорию Центральной Азии. Поэтому Россия и ее союзники предпринимают ряд военных мер противодействия. Отряды "Талибана"*, как и другие террористические группировки, лучше всего понимают язык тяжелой артиллерии.

Военные учения стран Центральной Азии и России вблизи афганской границы – превентивная мера, и служат сохранению региональной стабильности – с учетом самых негативных сценариев развития событий в Афганистане. Специальные соединения российских Вооруженных сил в августе и сентябре проведут девять совместных маневров с войсками Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана. Организация по масштабу сопоставима с переброской нескольких российских дивизий и бригад к украинской границе в апреле 2021 года, то есть речь идет о десятках тысяч военнослужащих и сотнях единиц боевой техники.

Министры обороны России и Таджикистана Сергей Шойгу и Шерали Мирзо 24 июля обсудили ситуацию на таджикско-афганской границе, и совместные меры по нейтрализации угроз. Ташкент с 23 июля самостоятельно проводит учения на южном направлении с привлечением до 230 тысяч военнослужащих из состава действующей армии и призванных из резерва ВС РТ. Подразделения 201-й российской военной базы в Таджикистане также решают задачи плановых и внеплановых маневров.

Совместная российско-узбекская группировка войск 30 июля – 10 августа отработает "задачи сохранения территориальной целостности государств Центрально-Азиатского региона" на границе с Афганистаном в Сурхандарьинской области Узбекистана. Россию представят сибирская бригада специального назначения и военнослужащие миротворческого соединения, а также штурмовики Су-25СМ объединенной российской военной базы в Кыргызстане.

Почти синхронно, войска России, Узбекистана и Таджикистана 5 – 10 августа отработают элементы контртеррористической операции на полигоне Харб-Майдон в Хатлонской области на юге Таджикистана. Россию представят войска 201-й военной базы (только профессионалы-контрактники), усиленные новой бронетехникой, и располагающие сирийским боевым опытом. Собственно, две крупные многонациональные войсковые группировки на территории соседних областей двух республик будут решать общую задачу во взаимодействии, выступят одним фронтом.

Аналогичным образом будет проведена войсковая операция в случае проникновения отрядов "Талибана"*, "Аль-Каиды"*, ИГ* и других террористических группировок на территорию стран Центральной Азии.

* – террористическая организация, запрещенная в РФ.

200

Такого еще не было: что происходит с ценами на АИ-92 и АИ-95

9369
(обновлено 08:16 26.07.2021)
На одной из крупнейших бирж, Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой, подорожал бензин. Топливо обновило исторические максимумы. Взлетают в цене АИ-92 и АИ-95.

СУХУМ, 26 июл - Sputnik. Чтобы сдержать рост цен на топливо, правительство России намерено пойти на кардинальные меры — запретить экспорт. Поможет ли это, читайте в материале Ирины Бадмаевой для РИА Новости.

Пошли в рост

Впервые в истории АИ-95 стоит более 60 тысяч рублей за тонну, АИ-92 — 57 с половиной тысяч.

Не отстает и дизельное топливо. В июне — рекорд последних лет: 51 666 рублей за тонну. В июле — небольшой откат. Но на этой неделе цены снова пошли в гору и превысили 51 тысячу.

Аналитики называют несколько причин. Прежде всего — подорожавшую нефть и увеличившийся спрос на горючее. В разгаре сезон отпусков: многие отправились отдыхать на автомобилях, участились авиаперелеты. Сказывается и плановый ремонт нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). К тому же сократилось производство бензина.

Толкают цены вверх и колебания курс рубля. Ранее вице-президент по стратегическому развитию "Лукойла" Леонид Федун заявил, что топливо подешевеет, только если укрепится национальная валюта.

Еще недавно Минэнерго уверяло, что ситуация под контролем. Замминистра Павел Сорокин прогнозировал стабилизацию котировок к концу этого месяца. По его словам, как только НПЗ заработают на полную мощность, цены опустятся.

Пресс-служба ведомства сообщала, что с поставками бензина на внутренний рынок проблем нет — ситуация, по крайней мере, не хуже допандемического уровня. Ежедневно через биржу проходит 30 с половиной тысяч тонн.

Однако очередной скачок заставил скорректировать мнение. Если рост продолжится на следующей неделе, экспорт топлива запретят, пригрозил глава Минэнерго Николай Шульгинов. Или же придется регламентировать объемы и уровни цен на оптовом рынке.

Остановить рост любой ценой

Если правительство все же наложит запрет на поставки бензина за границу, то цены не изменятся до конца лета или даже сентября, считает Антон Гринштейн, эксперт информационно-аналитического центра компании Hamilton.

В случае если ограничений не будет, то 92-й к осени подорожает до 45,95 рубля за литр, а 95-й приблизится к отметке 51. К концу года темп роста ускорится — до 46,80 и 52 рублей соответственно.

Но министр энергетики все же настроен оптимистично. "Текущий рост биржевых оптовых цен на бензин не окажет значительного влияния на динамику розничной стоимости на заправках для конечного потребителя", — сказал Николай Шульгинов.

Для сдерживания с 2019 года запустили так называемый демпфирующий — предотвращающий колебания — механизм, напомнил глава ведомства. Действует он так: рассчитывают разницу между экспортной ценой топлива и индикативной внутренней. Если она положительная (то есть продавать за границу выгоднее, чем поставлять на внутренний рынок) — крупные нефтяники получают субсидии. Если отрицательная, то компании платят в бюджет.

Между тем независимые заправки такого маневра лишены. Они попросту терпят убытки. Так продолжается с марта, и сейчас они на грани банкротства. В 2021-м в России работают 23 тысячи АЗС. Треть принадлежит крупным нефтяным компаниям. Остальные — независимые.

В розничном секторе высокая конкуренция, но все упирается в правило, по которому рост стоимости топлива на автозаправках не должен превышать инфляцию. Тем временем мировая экономика восстанавливается, увеличивается спрос. Оптовые цены пошли резко в гору, к ним подтягиваются розничные. Но они ограничены инфляцией. В результате доходность АЗС ниже той суммы, которая необходима для покрытия текущих расходов, уплаты налогов, оплаты кредитов и так далее.

По данным исследовательской группы "Петромаркет", общую убыточность торговли на АЗС 92-м бензином наблюдают с начала года. Околонулевая маржинальность реализации АИ-95 — с марта. К середине июля средняя по стране чистая маржа розничной продажи 92-го составила минус 1,3 рубля за литр. А 95-го и летних сортов дизельного топлива — минус 30 копеек за литр. Если крупные нефтяные компании могут компенсировать потери в других видах бизнеса, то у "мелких лавочников" такой возможности нет.

Демпфер: лечит или калечит

По словам руководителя аналитического центра Независимого топливного союза Григория Баженова, правила ценообразования лишь купируют рост оптовых и розничных цен. Поэтому в будущем подорожание неизбежно.

На рынок влияет фискальная политика — скажем, если повышается налоговая нагрузка на внутренний рынок, то она же падает на экспорт. Это тоже разгоняет оптовые цены. А поскольку крупные нефтяники доминируют на локальных рынках и они не переписывают табло, независимые АЗС следуют за ними. С 2014-го по 2021-й акцизы на бензин и дизельное топливо выросли практически в три раза. Это заложено в Налоговый кодекс, они индексируются примерно на четыре процента ежегодно.

Экспортная пошлина снизилась на 95 процентов с 2014 года. Понятно, что в такой ситуации поставлять за границу более выгодно.

Демпфер в правительстве обсуждают постоянно. Так, в мае скорректировали его параметры для нефтепродуктов. Минэнерго рассчитывало, что в июне рост цен остановится на весь год. Но этого не произошло. Вице-премьер Александр Новак 22 июня провел совещание с топ-менеджерами нефтяных компаний. Решили все-таки не предпринимать кардинальных шагов на рынке топлива. По крайней мере, не регулировать его до получения итогов третьего квартала.

Аналитики считают: нынешние изменения цен, возможно, вынудят правительство поторопиться. Власти попытаются сдержать рост на бирже и в рознице через договоренности с крупнейшими нефтяными компаниями.

Впрочем, никакой демпфер не сработает, если разница между экспортными и внутренними ценами останется значительной. Сейчас по АИ-95 превышение составляет почти 13 тысяч рублей за тонну, или 21,5 процента.

По мнению аналитиков, необходим механизм, при котором нефтепереработчикам будет все равно, куда направлять на продажу топливо — на отечественный рынок или на внешний.

9369

Прирост зараженных коронавирусом в Абхазии за полгода превысил 100 процентов

32
(обновлено 18:00 27.07.2021)
По данным на 26 июля, в Абхазии зафиксирован 21 061 заболевший коронавирусом, из них 579 дети, выздоровели 16 763 человека, скончались 289.

СУХУМ, 27 июл – Sputnik. Общий прирост числа заболевших коронавирусной инфекцией с января по июль составил 117%. Об этом в интервью телеканалу "АбазаТВ" рассказал министр здравоохранения Эдуард Бутба в понедельник 26 июля.

По словам министра, только с 21 по 26 июня прирост заболевания составил 24,5%.

На стационарном лечении в медучреждениях находятся 323 человека, по стране развернуто 376 коек. Бутба отметил, что абсолютное большинство пациентов зависят от подачи кислорода.

Глава Минздрава обратил внимание на беспрерывную работу врачей и медработников в сложной ситуации. По его словам, ковидный центр испытывает максимальные нагрузки, а врачи работают в авральном режиме, практически не выходя из красных зон.

"Раньше, когда были пиковые нагрузки, приезжали российские врачи, сейчас приходится мобилизовать внутренние резервы, и медсообщество получает сильную нагрузку в моральном и физическом плане. У них тоже есть семьи, дети, но, учитывая тот рост, который есть, они уезжают в красную зону", - сказал он.

Бутба отметил, что в медучреждения принимаются все, кто нуждается в помощи, вне зависимости от гражданства. По его словам, зачастую зараженные туристы предпочитают выезжать за пределы Абхазии для лечения. Министр подтвердил, что был случай, когда родственники привезли отдыхающего в Инфекционную больницу, где он скончался от остановки сердца.

Глава Минздрава рассказал, что есть дни, когда одновременно нескольким пациентам требуется назначать дорогостоящие препараты.

"Есть критерий назначения дорогостоящих препаратов, все это решается консилиумом на месте, врачами. У нас есть списки пациентов, которые получили такие лекарства, все фиксируется в историях болезни. Помимо стационарных больных, много амбулаторных пациентов, которые лечатся у участковых врачей. Каждый день мы на связи с амбулаторным центром. Раньше у них были нагрузки на 80 человек в день, сегодня это 120 человек в сутки", - добавил он.

Прокомментировал министр и сбой работы компьютерного томографа в Гудауте. Он объяснил, что перебои связаны с перепадами электричества. На данный момент уже установлены стабилизаторы, российские специалисты находятся в Гудаутском госпитале, чтобы "нивелировать ошибки, которые происходят в программировании, и запустить КТ".

По мнению главы Минздрава, для предотвращения дальнейшего распространения инфекции, необходимо полностью запретить проведение культурно-массовых мероприятий, ограничить работу рынков, ввести масочный режим со штрафами за его несоблюдение, перевести на удаленный режим работы сотрудников старше 60 лет.

32
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии