Режиссер Эсма Апсны на съемочной площадке.

Кинорежиссер Эсма Апсны: я не боялась снимать фильм против ИГ

1 / 2
2623
(обновлено 13:19 22.02.2016)
О том, как абхазка по происхождению Эсма Апсны решилась снять фильм о запрещенном в России и ряде других стран" Исламском государстве", обсудил с молодым режиссером для Sputnik Лев Рыжков.

Известный британский режиссер Алан Паркер говорил, что кино – это зеркало жизни. Но жизнь – процесс очень непростой. И бывают в жизни, например, такие темы и явления, снимать фильм о которых не решится ни один продюсер. Например, ни одна статусная кинокомпания никогда не сделает фильм о том, как происходит вербовка в ряды запрещенного в России и ряде других стран "Исламского государства". Страшно такое снимать.

А юная, хрупкая девушка из Петербурга, абхазка по происхождению, взяла да и сняла фильм, на который никогда бы не хватило духу ни одному из серьезных кинематографистов. Фильм называется "Темная сторона разума". А девушку-режиссера зовут Эсма Апсны. Журналист Sputnik Лев Рыжков пообщался с Эсмой и узнал о риске, которому подвергалась съемочная группа, о чудесах на съемочной площадке и многом другом.

Группа риска — идеалисты

— Эсма, взяться за тему вербовки молодежи в ИГ вас заставил какой-то конкретный случай?

— Таких случаев много. Я слышу о них. Лично у меня друзей, которые завербованы, нет. Но я очень много знаю людей, проживающих, например, в Узбекистане. И я знаю, что оттуда в Сирию уезжают даже целыми семьями. Это немыслимо звучит, но они уезжают. И дело не в том, что это люди какие-то глупые. А в том, насколько профессионально действуют вербовщики. 

Режиссер Эсма Апсны.
© Фото : из архива Эсмы Апсны
Режиссер Эсма Апсны.

Кроме того, я состою в нескольких интернет-сообществах. И там я встречаю много реальных жизненных историй. Вот, допустим, такая: юноша с девушкой поженились. Каким-то образом его завербовали. Но он тащит молодую жену за собой. И она решается на то, чтобы анонимно написать в группе: "Что мне делать?" Потому что муж потерял свою личность. Стал другим человеком. 

— А в Абхазии есть вербовщики ИГИЛ?

— Абхазия очень маленькая, и там все друг друга знают. Я не слышала, чтобы у нас были вербовщики, чтобы кто-то уехал в Сирию. Абхазия застрахована ввиду малых размеров. Все на виду. Все друг друга знают. И новости распространяются очень быстро. Скрыть что-то очень сложно. А настоящие зоны риска – мегаполисы. Москва, мой родной Санкт-Петербург.

— А почему так происходит?

— Обыватель думает, что добровольцев набирают в Дагестане, в Чечне. Но по-настоящему вербуют – в Москве! Ведь в Москву съезжается очень много людей. И вот родители отправляют туда детей-отличников, которые всегда учились на пятерки, прилежных, которые не курили даже сигареты, не пили и приходили домой в девять часов вечера. А потом мама своего ребенка не узнает. Его будто подменили. И некоторое время спустя он оказывается в Сирии. Я знаю о таких случаях.

Был громкий случай, когда студентка из Москвы поехала в ИГ. И я догадываюсь, почему это происходит даже с детьми из благополучных семей. 

— И почему?

— Потому что человек был одинокий. Он может быть очень хороший, замечательный. Но он одинокий. И очень слаб в своей религии, то есть в православии. А когда человек слаб в своей религии, ему очень легко навязать другую. 

— То есть в группе риска – молодые одинокие девушки?

— Это студенты первого, второго, третьего курсов. Подростковый возраст не до конца закончился. Психика неустойчива, неуравновешенна, ценности до конца не закрепились. Такими людьми очень легко манипулировать. И обычно в таком возрасте люди – максималисты с упрощенной, утрированной картиной мира. Они – легкие жертвы. 

— Как можно предотвратить побег чада в ИГИЛ?

— Чтобы ничего этого не было, родителям надо больше внимания уделять своим детям. Уделять внимание надо не только деньгами. Я понимаю, если человек 24 часа на работе, сложно вникнуть в проблемы ребенка. Но раз уж вы родили человека, надо быть с ним друзьями. Это не значит, что ребенок должен приходить и рассказывать все подряд: с кем кушал, завтракал, гулял. Но он должен вам доверять. 

— Получается, воевать в Сирию едут исключительно чистые душой люди?

— Туда едут две категории людей. Первая — это люди наивные, добрые, чистые, жертвы искаженной информации. И когда они туда приезжают, уже обратного пути нет. На 99,9% никто не возвращается. А вторая — люди, которые прекрасно понимают, куда они едут и зачем, которые далеки от духовных ценностей.

Я знакома со свидетельствами людей, которые каким-то чудом вернулись из Сирии. Так вот, им было стыдно. Один из них, глубоко верующий человек, говорил: "Я боялся, что умру, окажусь перед Богом, а он спросит, а за что ты умер? И среди кого? Среди убийц и насильников. Я вообще считаю, что нет худшего греха, чем прикрываться именем Бога". 

— А бывает такое, что у человека проблемы с деньгами, и он заработать хочет?

— Многие едут исключительно из-за денег. А ИГИЛ платит очень хорошие деньги. Но не факт, что вы сможете их потратить. 

Съемки с Божьей помощью

— А как у вас родилась идея фильма "Темная сторона разума"?

— Идея родилась в соавторстве с Валидом Алькобпланом. Это мой друг, который учится в Санкт-Петербурге на врача. Мы давно дружим, еще со второго-третьего курса. У него мама из Саудовской Аравии, папа живет в Дубае. Мы с Валидом одновременно пришли к мысли, что надо про ИГ снять. В один день. Это странно, но это так. Мы по телефону созванивались. И вот как-то в один день это пришло. Я не могу даже сказать, кто именно автор идеи.

И мы начали писать сценарий короткометражного фильма. А это было сложно, потому что я – православная, а Валид – мусульманин. А мы хотели снять про исламский мир, и этот фильм должен не обидеть чувства людей, не задеть их, а, наоборот, возвысить религию. Очень многие удивлялись, говорили: "Почему ты, православная, снимаешь про мусульман?" Я считаю, что Бог – один, и главное, чтобы человек шел правильным путем, к добру.

— Насколько я знаю, фильм вы сняли на собственные средства?

— Никто не хотел помогать. В Дубае у многих людей есть финансовые возможности. Но они не хотели. Потому что они понимали, что участие в съемках, возможно, принесет им много проблем. Они по-своему Валида как-то отговаривали. Но он сказал: "Я все равно пойду до конца. Я все равно это сделаю". 

— То есть продюсером был Валид?

— Да. Он же сыграл главную роль. Другие люди просто не соглашались.

— Ему угрожали?

— Да. Такое было. Во время съемок неоднократно звонили и говорили: "Вы что делаете? Играетесь? Ну, мы вам поможем в таком случае. И для вас это закончится не наилучшим образом". Но мы шли до конца. 

— А съемочную группу легко было собрать?

— Мне было съемочную группу сложно собрать, потому что многие не понимали – кто такие ИГИЛ, что это? Они говорили: "Нас это не касается, мы далеко!" Но ведь на самом деле мировые войны из-за такой "мелочи", из такой крупицы и разрастаются. На самом деле ИГ — очень кровожадный враг, очень страшный. И если все время закрывать глаза, завтра он постучится в нашу дверь. Или даже не постучится, а выломает. Уже спасения нигде будет не найти. 

Поэтому я считаю, что равнодушие — большой грех. Один совершает зло. Другой думает: "А, ладно! Меня это не касается!" Но равнодушный будет за это наказан. Ведь бездействие — это тоже действие. 

У нас в фильме нет титров. "Темная сторона", наверное, – единственный фильм в мире, где, можно сказать, нет титров. Я с уважением относилась к выбору людей. Переспрашивала по два раза. Ведь это ответственность не только за свою жизнь, но и, возможно, за жизнь близких. В общем, в фильме нет никаких фамилий, кроме трех. Моей, Валида и оператора. Тот долго сомневался, но потом присоединился к нам. Решил, что гордиться сделанным можно.

— А почему, Эсма, именно вы такая бесстрашная?

— А чего бояться? Страшно, мне кажется, прожить бессмысленно жизнь. Вот это страшно. И потом я – верующий человек. И для меня важнее послесмертие. Не знаю. Для меня важны добрые поступки, благородство.

— Сами съемки проходили легко или трудно?

— Если я вам скажу, вы можете не поверить. Нам помогал Бог. Это правда. У нас были очень сжатые сроки. Мы не могли себе позволить то время, которое нам бы хотелось. И нам Бог все давал. Я много снимала. "Темная сторона…" — не первая моя работа. Но с такой помощью я сталкивалась впервые.

— То есть подворачивались возможности?

— Абсолютно! Мы снимали прошлым летом в Санкт-Петербурге. Причем это было самое худшее лето, которое я помню. 17 июля шел снег. А мы снимали три дня. И в дни съемок было солнце. Можно сказать, конечно, что – да, это стечение обстоятельств. Но это было бы неправдой. 

Еще бывали определенные моменты… Допустим, мы приезжаем на локацию. А главный герой надел не ту обувь. Надо ехать обратно. И тогда мы не успеем. И тут понимаем, что он должен быть босым. Он ведь молится. И было много таких моментов. Получается, либо мы самые везучие люди в мире, что маловероятно, либо нам кто-то помогал. 

— Расскажите, сколько можете, о сюжете фильма.

— Это история двух друзей, одного из которых вербуют в ИГ. Он думает, что станет мучеником. Второй – его лучший друг – объясняет, что он идет по неправильному пути, и к мученичеству это не имеет никакого отношения. Он будет не жертвой, а, наоборот, палачом. И он находит слова, чтобы отговорить своего друга. Но люди, которые занимались вербовкой, этому не рады по той причине, что они теряют достаточно большую сумму. И тогда они решают отомстить. 

— То есть концовка трагическая?

— Не скажу. Могу только сказать, что она заставляет задуматься, и уже каждый зритель может понять сам – плохо или хорошо закончилась история. 

— А где можно посмотреть ваш фильм?

— Мы хотим отправить фильм на фестивали. А потом обязательно выложим в интернет. Обязательно. Люди могут посмотреть. Но это попозже. Для тех, кто не знает — если выкладываешь фильм в интернет, на фестиваль его отправлять уже нельзя.

Стояла перед Фазилем как школьница

— Эсма, а расскажите о себе? Как вы пришли в кинематограф?

— Я училась в Санкт-Петербурге в Институте кино и телевидения у Виктора Семенюка – Царство ему Небесное. Он был заслуженный документалист и очень безжалостный, строгий тиран. Но я чувствовала, что он на самом деле любит и меня, и то, что я делаю. Но он был очень жесток. И когда я его спрашивала, почему он так с нами обращается, он говорил, что жизнь будет обращаться еще жестче. Я ему благодарна, потому что он меня закалил. 

Скоро буду получать диплом, надеюсь, получу — во ВГИКе у Юрия Кары. Он полная противоположность моему первому наставнику. Теперь я учусь делать художественные фильмы. Юрий Викторович — очень мягкий, добрый наставник, все время подбадривает. 

Первые мои работы, естественно, были документальными. Если коротко, то все мои документальные фильмы о людях, которые прошли очень сложные испытания в жизни. А затем у меня были короткометражные художественные работы.

Режиссер Эсма Апсны
© Фото : из архива Эсмы Апсны
Режиссер Эсма Апсны

— Правда, что вы экранизировали Фазиля Искандера?

— Да. Он мне подарил права на рассказ "Ремзик". В Абхазии Фазиль Абдулович – национальный герой. Президента найти легче, чем его. Но мне достали его номер телефона. И я позвонила. Подняла его супруга, Антонина. Я пришла к ним в гости. И они подарили мне права на экранизацию. Мы никакие документы не подписывали. Потому что абхазы, и слово у нас дороже. 

Потом я сняла работу, привезла. Стояла как школьница. Невероятно волновалась. Потому что я прекрасно видела погрешности в фильме. Думала, что Фазиль Абдулович, возможно, их замечает.

— И что он сказал?

— Он мало разговаривает в связи со своим возрастом. Но есть люди, от которых исходит невероятная энергия, заряжающая все вокруг. Мне его улыбка и глаза сказали больше всяких слов. А его жена сказала, что это хорошая работа. Ей понравилось. Кое-какие помарки подправила. Ей понравился очень закадровый голос. А я очень большое внимание уделяю таким вещам. Потому что я себе не прощу, если я сниму плохой фильм. 

— А снимали "Ремзика" в Абхазии?

— Да. У меня удивительные дети снимались. Один в главной роли, но он был городской. И был деревенский мальчишка-каскадер. Он ездил на лошадях, прыгал с обрыва. Оператор снимал так, чтобы зритель не распознал подмены. Вообще, мы в моем дебютном фильме показывали детей, животных и людей, которым за 80 лет, да еще и с каскадерскими трюками. В общем, все, чего не надо делать начинающему режиссеру. 

— А какие съемки оказались самыми сложными?

— Эпизод про старичков. Дело в том, что я не могу голос повысить на пожилого человека. И как-то жестко им не скажешь – они начинают нервничать. И поэтому общалась мягко. Как с маленькими детьми. А у них висят петлички-микрофоны. А я им говорю: "Вот это сделайте, а потом выходите из кадра, вас не видно. Но не разговаривайте!" Значит, они все сделали, сыграли. Выходят и начинают сами себе бурчать под нос: "Ой! Я не очень сказала. У меня челюсть надо поправить!" 

— Снимали в деревне?

— Мы начали в Сухуме. Потом переехали в села, Акуаскьа и дальше. Очень хорошо помогали местные жители. Я вообще нечасто в своей жизни встречала людей обеспеченных, готовых пожертвовать чем-то ради чего-то благого… А вот человек, который не имеет, готов последнее отдать. И ты даже не хочешь это брать, а он настаивает. Последнее несет для хорошего дела.

— Этот фильм где-то показывали?

— В Абхазии. По телевидению. У меня с ними договоренность. Я им даю для показа фильмы. Они их не запускают в интернет. Они прокручивают  "Ремзика" в год по нескольку раз. 

— А фамилия Апсны – это псевдоним? Или настоящая?

Моя настоящая фамилия Хурхумал. Когда я назвала себя Апсны (Абхазия), я не отрекалась от настоящей фамилии. Просто я подумала, что если мои работы заслужат внимание людей, то люди будут узнавать о моей малой родине. И это также вечное напоминание о том, что я не имею права на ошибку. У меня уже были случаи, когда мне предлагали хороший заработок. Но эти поверхностные фильмы были для меня неприемлемы. 

Может быть, я выбрала самый сложный путь, самый долгий. Возможно, благодарный. Возможно, нет. Я не знаю. Время покажет. 

2623
Теги:
фильмы, режиссеры, Исламское государство, Эсма Апсны, Абхазия, Россия

Онищенко: чем опасны биолаборатории США в странах бывшего СССР

89
(обновлено 21:09 17.05.2021)
Подконтрольные Пентагону научные лаборатории, расположенные в ряде стран СНГ и в Грузии, вызывают серьезное беспокойство официальной Москвы.

В России опасаются, что под видом изучения опасных инфекций в этих центрах разрабатывается биологическое оружие. Как функционируют такие учреждения, в интервью Sputnik рассказал бывший глава Роспотребнадзора, депутат Госдумы, врач-эпидемиолог Геннадий Онищенко.

Никита Чикунов, Sputnik

Неподконтрольное оружие

На сегодняшний день самым малоконтролируемым видом оружия массового поражения остается биологическое. Формальный надзор за ним обеспечивает Конвенция о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО), принятая еще в 1972 году, отметил Геннадий Онищенко. По его словам, в 1990-е годы страны, подписавшие этот документ, разработали механизм контроля за соблюдением положений Концепции. Однако его ратификация была заблокирована усилиями американской стороны.

Отсутствие строгого надзора привело к тому, что на территории республик бывшего СССР стали появляться американские биологические лаборатории, деятельность которых финансируется Министерством обороны США. Такие объекты сейчас действуют в Азербайджане, Армении, Грузии, Казахстане, Молдове, Узбекистане и на Украине.

"В этих лабораториях сидят высокопрофессиональные военные микробиологи. Конечно, они не разрабатывают что-то, предназначенное для защиты грузинских или азербайджанских детей. Они занимаются изучением природных вирусных очагов и вывозом штаммов. Их задача простая – сделать вирулентные (с высокой способностью к заражению – Sputnik) штаммы, которые могли бы легко сойти за местные", — подчеркивает специалист.

Особенно серьезное беспокойство в России, по словам Геннадия Онищенко, вызывает Центральная референс-лаборатория, расположенная недалеко от Алматы (Казахстан). Это учреждение оснащено самым современным оборудованием и входит в научную сеть Пентагона в Центральной Азии.

"Лаборатория – очень мощная, с самым высоким уровнем защиты. Там разрабатывают военные биологические рецептуры. К гражданскому здравоохранению Казахстана это место никакого отношения не имеет. В США практически не скрывают, что ведут активную биологическую программу на территории Казахстана", — замечает бывший глава Роспотребнадзора.

Катастрофические инфекции

В современных реалиях биологическое оружие становится одним из главных инструментов "гибридной" войны, считает Геннадий Онищенко. Пандемия коронавируса наглядно показала, какой урон может нанести инфекция.

"Мы убедились, что вирусы эффективны с точки зрения создания массового психоза, дестабилизации политической обстановки, обрушения экономик. Коронавирус нанес мировой экономике больший ущерб, чем любая война", — считает врач-эпидемиолог.

В то же время доказать искусственное происхождение вируса сейчас невозможно из-за неполного контроля за работой биологических лабораторий. Проверяющим показывают лишь то, что им "можно видеть", заключает он.

"Иногда грузинских специалистов наряжают в костюмы, и они ходят по этим лабораториям. Но в самое «сердце», в самые сокровенные места – их не пускают. Какие исследования там проводятся – никто не знает, потому что это военные исследования", — резюмирует спикер.

Беспокойство Москвы

В апреле минувшего года с резким заявлением в адрес американских биологических лабораторий выступила официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова.

Она допустила, что на этих объектах могут вестись разработки возбудителей опасных заболеваний в военных целях. В качестве примера Захарова привела Центр имени Ричарда Лугара в Грузии.

"Нельзя исключать, что в подобных лабораториях американцами ведутся работы по созданию и модифицированию различных возбудителей опасных заболеваний, в том числе и в военных целях", — сказала тогда представитель МИД РФ.

Позднее, в апреле 2021-го, схожее мнение в интервью газете "Коммерсантъ" выразил и секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев.

"Я предлагаю вам обратить внимание на тот факт, что в мире как на дрожжах растут все новые и новые биолаборатории, находящиеся под контролем США. Причем по странному совпадению — в основном у российских и китайских границ", — сказал он.

Секретарь Совбеза также добавил, что в прилегающих к "мирным санэпидстанциям" районах с определенной регулярностью выявляются вспышки заболеваний, нехарактерных для этой местности.

89

Денежные переводы из России: как мигранты спасают экономики стран СНГ

104
(обновлено 12:34 17.05.2021)
Переводы денег из России за рубеж признаны самыми выгодными в мире, а за минувший год их стоимость снизилась еще больше. Это помогло сохранить докризисный объем переводов в страны ближнего зарубежья и поддержать региональные экономики в период пандемии.

Продолжат ли тарифы на переводы снижаться и какую выгоду из низкой стоимости переводов извлекают страны-участницы СНГ – выяснял Sputnik.

© Sputnik / Константин Михальчевский

Никита Чикунов, Sputnik

Почти бесплатно

В 2020 году денежные переводы из России в страны ближнего и дальнего зарубежья оказались самыми выгодными в мире. Более того, за минувший год их стоимость уменьшилась с 2,11% до 1%, следует доклада Всемирного банка (ВБ) по вопросам миграции и развития.

В то же время средняя стоимость отправки 200 долларов для единого региона Европы и Центральной Азии, куда эксперты банка относят и Россию, составила 6,42%. Это более чем в два раза выше целевого ориентира в 3%, обозначенного международной финансовой организацией. Самыми дешевыми, по данным ВБ, стали транзакции из России в Грузию (1% от суммы), а наиболее дорогими – из Турции в Болгарию (около 12%).

В докладе отмечается, что пандемия не оказала существенного негативного влияния на объем денежных переводов в мире. По сравнению с 2019 годом показатель снизился всего на 1,6% — до 540 миллиардов долларов (во время финансового кризиса 2009 года объем переводов упал на 11%). Такие результаты во Всемирном банке объясняют тем, что экономическая ситуация в популярных для трудовых мигрантов странах была лучше ожидаемой.

Между тем, по данным Центрального банка РФ (ЦБ), в 2020 году в России фиксировался четырехлетний минимум по объему переводов за рубеж – 7,4 миллиарда долларов. Меньше было только в 2017-м – 7,3 миллиарда долларов. Причинами сокращения в ЦБ посчитали снижение курса рубля, падение общемировых цен на нефть и пандемию.

Больше всего переводов из России в прошлом году пришлось на страны СНГ – 6,2 миллиарда долларов. Во все страны ближнего зарубежья (включая Абхазию и Южную Осетию) поступило 6,46 миллиарда долларов – несколько больше, чем в 2019-м (6,42 миллиарда долларов).

© Sputnik
Денежные переводы из России в страны Ближнего зарубежья

Плюсы конкуренции

Постепенное удешевление трансграничных переводов – это общемировая тенденция последних двух-трех лет, обращает внимание исполнительный директор Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов Павел Шуст.

"Снижение стоимости транзакций фиксируется во всем мире на протяжении нескольких лет. Надо сказать, что 2020 год для России рекордным не был. Во втором и третьем кварталах переводы сильно дорожали – до 1,9%. Очень серьезное понижение мы увидели только в четвертом квартале", — объясняет он.

Среди причин этого эксперт выделяет переход на электронные каналы, которые обходятся платежным системам дешевле, чем прием и выдача наличных средств, а также организацию маркетинговых программ для привлечения новых клиентов.

Лидерство России, отмеченное Всемирным банком, стало результатом грамотного регулирования со стороны ЦБ РФ, уверяет исполнительный директор Национальной платежной ассоциации Мария Михайлова.

"Банк России старается максимально содействовать усилению конкуренции на российском рынке денежных переводов. Конкуренция между различными платежными системами сейчас предельно высока – именно этот фактор обеспечил кратное снижение стоимости транзакций", — говорит она.

Еще одна причина снижения стоимости переводов связана с повышающимся интересом банков к этой сфере, считает руководитель практики по оказанию консультационных услуг компаниям финансового сектора КПМГ в России и СНГ Наталия Ракова.

"Раньше в России доминировали системы денежных переводов, однако в последние время рынок становится интересен банкам. Они заключают трансграничные соглашения (с банками в других странах – Sputnik), позволяющие физическим лицам переводить деньги между организациями по сниженной ставке", — объясняет аналитик.

При этом стоимость в 1% выглядит заниженной, добавляет она. В расчетах Всемирного банка могли не учитываться конверсионные операции – обмен валюты одной страны на валюту другой.

"Банки и платежные системы иногда снижают номинальную стоимость переводов, в некоторых случаях до 0%. Тогда они зарабатывают на конверсии, например, при переводе рублей в доллары и из долларов в казахстанские тенге", — напоминает Наталия Ракова.

В ближайшей перспективе, если нынешняя ситуация на российском рынке не изменится в худшую сторону, стоимость переводов может дополнительно снизиться, предполагает Мария Михайлова.

Платежи спасают экономики

Во время пандемии денежные переводы стали огромной поддержкой для всех постсоветских стран. В особенности – для Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Поступления от трудовых мигрантов составляют одну из главных доходных статей для бюджетов этих государств, указывает директор Института социально-экономических исследований, доктор экономических наук Алексей Зубец.

"Основной источник поступления валюты для почти всех республик Центральной Азии – переводы мигрантов. В этих странах не произошло катастрофического обвала экономики во многом благодаря тому, что платежные системы в России исправно работали", — объясняет он.

Перед началом пандемии в России насчитывалось свыше 13 миллионов мигрантов из республик бывшего СССР. По данным Центробанка, в 2019 году в страны ближнего зарубежья было отправлено 6,42 миллиарда долларов или немногим меньше половины годового бюджета самого богатого российского региона – Москвы (15,7 миллиарда рублей в 2019-м). Эти деньги сыграли существенную роль в поддержке национальных экономик, отмечают опрошенные Sputnik эксперты.

В частности, важное место денежные переводы занимают в финансовых потоках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), считают в Евразийском банке развития (ЕАБР).

"Переводы из России – значительный источник поддержки покупательной способности населения в ряде стран Союза. В структуре ВВП Кыргызстана и Армении они составляют 23 и 8% соответственно. В других странах - Беларуси и Казахстане – они не играют такой важной роли, составляя менее 1% ВВП", — отмечали экономисты.

Доходы от поступлений трудовых мигрантов могут вырасти в несколько раз, если партнеры России по ЕАЭС, а в перспективе и другие страны СНГ, подключатся к Системе быстрых платежей (СБП) российского ЦБ. Сейчас такую возможность прорабатывает Беларусь, которая может присоединится к системе уже в середине 2022 года.

СБП заработала в России в 2019 году. Она позволяет переводить деньги по номеру телефона без комиссии (до 100 тысяч рублей) вне зависимости от банка отправителя и получателя.

"Присоединение к системе серьезно удешевит международные денежные переводы, в каком-то смысле даже сделает их бесплатными. Я думаю, этого бы очень хотели не только наши партнеры по ЕАЭС, но и другие страны СНГ, которые пополняют свой бюджет за счет переводов от трудящихся в России граждан", — резюмирует старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Дмитрий Офицеров-Бельский.

104

Еще 45 новых случаев COVID-19 подтверждено в Абхазии

0
Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на сегодняшний день составляет 15051 человек. Зарегистрировано 226 летальных случаев. Выздоровели 14031 человек.

СУХУМ, 17 мая - Sputnik. Диагноз коронавирусная инфекция подтвержден у 45 человек из 279 протестированных в Абхазии, сообщает оперштаб по защите населения от COVID-19.

В Гудаутской ЦРБ находятся на стационарном лечении 56 человек, у 44 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 19 человек, состояние здоровья 24 пациентов – средней степени тяжести.

В Сухумской инфекционной больнице 28 пациентов, 7 человек в тяжелом состоянии здоровья, в Очамчырской ЦРБ - 17, в Гагрской ЦРБ - 18, в Ткурчалской ЦРБ - 7 пациентов.

В Абхазии с 11 мая началась кампания по вакцинации от коронавирусной инфекции российским препаратом "Спутник V".

0
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии