Цхинвал после разрушений

"Пятидневная война" и ее значение для региональной политики

907
(обновлено 10:30 20.08.2018)
Эксперт Фонда стратегической культуры, научный сотрудник Центра изучения Кавказа, Центральной Азии и Урало-Поволжья ИВ РАН Андрей Арешев рассуждает о том, какое влияние оказала "пятидневная война" на межгосударственные отношения в регионе.

Андрей Арешев, Sputnik

Еще в марте 2008 года президент Михаил Саакашвили заявил: "Грузия никогда не была такой сильной, как сегодня, она до сих пор не имела таких возможностей для защиты единства государства, и у нее до сих пор не было такой дисциплинированной и обученной армии. Сегодня нам по плечу сразиться с любым противником".

Нападение на Южную Осетию в августе 2008 года стало грубейшим нарушением международных норм и гуманитарных принципов, привело к подрыву посреднических усилий международных организаций, в частности, ОБСЕ. Попытка реализовать операцию "Чистое поле" была предпринята вопреки предостережениям Москвы, а также неоднократным обещаниям самого официального Тбилиси не начинать войну с Цхинвалом и решать проблемные вопросы переговорным путем.

Логическим последствием "пятидневной войны" стало официальное признание 26 августа Российской Федерацией Республики Южная Осетия и Республики Абхазия в качестве независимых государств, следствием чего стал разрыв грузино-российских дипломатических отношений и ряд иных последствий для региональной стабильности и безопасности. Прежде всего, речь идет о нагорно-карабахском конфликте, который вот уже более двух десятков лет является стержневым (однако далеко не единственным) "камнем преткновения" между Армений и Азербайджаном.

Купалба о кодорских трофеях: грузины уже поделили Абхазию>>

Армения

В Армении начало военных действий в Южной Осетии вызвало серьезную обеспокоенность. Длительное время республика находится в блокаде с северного и западного направлений, и грузинский транзит имеет для нее чрезвычайно важное значение.

Учитывая как транзитную зависимость, так и политико-правовые аспекты, связанные с неурегулированным нагорно-карабахским конфликтом, в оценке событий августа 2008 года прежние руководители Армении были предельно осторожны, стремясь к поддержанию сбалансированных отношений с обеими противостоящими сторонами.

19 сентября 2008 года тогдашний посол Армении в Белоруссии Олег Есаян заявил, что его страна не будет рассматривать вопрос признания независимости Абхазии и Южной Осетии до международного разрешения вопроса о Нагорном Карабахе: "Признание независимости других государств без признания независимости Нагорного Карабаха – это нонсенс".

Третий президент Серж Саргсян в начале 2011 года также напомнил о большом прецедентном значении Абхазии, Южной Осетии, а также Косово для Нагорного Карабаха: "…Мы не можем признавать ни Абхазию, ни Осетию, ни Косово, не признавая Нагорно-Карабахскую Республику. Никто нас просто не поймет. Тогда возникает вопрос – а почему не признавать Нагорно-Карабахскую Республику? А потому, что это будет последним шагом. Признание Нагорного Карабаха будет, если Азербайджан начнет боевые действия. Мы не признаем… Нагорно-Карабахскую республику де-юре, потому что ведем переговоры".

Первый президент Левон Тер-Петросян в интервью телекомпании А1+ прямо заявил: "…Никто не может спорить с тем, что войну развязала Грузия, и сделала она это с целью ликвидировать Республику Южная Осетия. Никто не может оспорить также, что Россия, своим решительным вмешательством спасла югоосетинский народ от геноцида. Если бы помощь России запоздала хотя бы на шесть часов, сегодня бы Южная Осетия не существовала".

По мнению армянского эксперта Давида Петросяна, "признав в нынешней ситуации независимость этих двух образований, Армения также может получить угрозу для безопасности армянского национального меньшинства в Грузии, как в самом Тбилиси, так и в армянонаселенном регионе Самцхе-Джавахетии. Насколько известно, обо всех этих причинах информированы не только в Москве, но и в Сухуме и Цхинвале, и с пониманием относятся к позиции официального Еревана".

При этом периодически в армянской прессе появляется информация о возможном посредничестве Еревана в вопросе нормализации грузино-российских отношений.


Так, Армения заинтересована в успешном продвижении российско-грузинских переговоров о транзитных коридорах, в том числе через территории Абхазии и Южной Осетии. Но это традиционно встречает сопротивление Азербайджана, пользующегося всеми имеющимися у него рычагами давления на грузинские власти.

Наконец, собственно военная составляющая конфликта не могла не быть обойдена вниманием армянских экспертов с учетом опасности возобновления широкомасштабных военных действий вокруг Нагорного Карабаха.

Несмотря на активное использование сторонами дальнобойной артиллерии, РСЗО и боевой авиации, "пятидневная война" вновь подтвердила, что основной исход боевых действий решается именно в ближнем "контактном" бою, отмечает заместитель директора Института Кавказа (ныне посол Армении в Румынии) Сергей Минасян. Именно от слаженности, технической оснащенности, состояния боевого духа и морально-психологической мотивировки небольших подразделений противостоящих сторон решается исход локальных вооруженных конфликтов.

Данное обстоятельство нашло полное подтверждение в период "четырехдневной войны" в апреле 2016 года, ставшей серьезным испытанием и одновременно придавшей заметный импульс процессам военного строительства в Армении и Нагорном Карабахе.


Азербайджан

Вполне логично, что драматические события августа 2008 года и все, что происходило впоследствии, воспринимается в Баку (равно как в Ереване и Степанакерте) через призму собственных интересов и тактических расчетов.

Начало Грузией широкомасштабных военных действий в Южной Осетии на неофициальном уровне встретило понимание со стороны азербайджанских политиков и экспертов. Впрочем, официально власти Азербайджана публично действия Москвы не осудили, высказавшись разве что в пользу реализации известного плана Медведева – Саркози. Небезызвестный блок ГУАМ (членами которого являются обе кавказские страны) оказался не в состоянии даже выработать осуждающее Россию совместное заявление, а президента АР Ильхама Алиева не было на митинге в Тбилиси 12 августа (на который поспешили главы государств Прибалтики, Польши и Украины).

При этом в июле 2009 года было опубликовано официальное заявление МИД Азербайджана, согласно которому граждане страны должны посещать Южную Осетию и Абхазию через грузинские контрольно-пропускные пункты.

В целом стратегия официального Баку в трактовке практически любого вопроса определяется необходимостью решения карабахской проблемы на условиях территориальной целостности республики в бывших советских границах, что созвучно подходам грузинских властей. Помимо энергетического и военного сотрудничества (включая трехсторонние форматы с участием Анкары), эти параллели определяют близость подходов двух стран к оценкам августовских событий 2008 года и их политико-правовых последствий.

"У официального Баку и вообще в Азербайджане по всем этим вопросам, не только по Осетии и Абхазии, но, кстати, и по вопросу о Косово однозначная реакция, – считает глава Центра исследований "Восток – Запад" Оруджлу. – Азербайджан был в составе миротворческого контингента НАТО в Косово, когда западные страны стали признавать его независимость. Азербайджан мгновенно принял решение о выводе своего контингента из Косово".

При этом сотрудничество с Тбилиси не мешает Баку сохранять нормальные отношения с Москвой. Риторика официальных лиц Азербайджана (чего нельзя сказать о некоторой части прессы) существенно отличается от высказываний их грузинских коллег, что обусловлено более сбалансированным внешнеполитическим курсом прикаспийской страны и ее тесными связями с Россией по многим вопросам, включая военно-техническое сотрудничество. Официальные лица открытой критики позиции Москвы стараются избегать.

Но комментируя недавнее признание Абхазии и Южной Осетии Сирийской Арабской Республикой, глава пресс-службы МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев вновь подчеркнул приверженность территориальной целостности и суверенитету Грузии "в пределах признанных на международном уровне границ на момент вхождения этой страны в ООН".

Турция

Турецкое руководство попыталось воспользоваться российско-грузинским кризисом для упрочения собственных позиций на Кавказе. Но весьма оперативно выдвинутая в ходе поездки в Москву 13 августа 2008 года премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом "Платформа стабильности и сотрудничества на Кавказе", содержавшая ряд противоречивых идей, изначально оказалась политически нереализуемой.

20 августа турецкий лидер официально представил "Платформу" в Баку, акцентируя внимание на безопасности трубопроводов Баку – Тбилиси – Джейхан и Баку – Тбилиси – Эрзерум.

Исходный принцип документа в части территориальной целостности государств Кавказа в их советских границах явно не соответствовал новым реалиям, а предлагаемый диалог о региональной безопасности носил достаточно абстрактный характер. Хотя инициатива Анкары нашла определенный отклик в Баку и Ереване, более сдержанную реакцию она встретила в Вашингтоне. Если в свое время президент Турции Демирель вел переговоры с президентами Грузии и Азербайджана о региональной системе безопасности на Кавказе с участием США и Евросоюза, то в "Платформе" Эрдогана речь шла только лишь о Турции, России, Азербайджане, Грузии и Армении.

Разумеется, в Тбилиси предсказуемо отказались от обсуждения возможных новых форматов региональной безопасности.

Некоторой напряженности в отношениях Анкары с американским союзником способствовал и отказ турецких властей на период "пятидневной войны" пропустить через черноморские проливы направлявшиеся к берегам Грузии военные корабли с гуманитарной помощью.

Выступая в 2009 году в Центре международных стратегических исследований в Анкаре, тогдашний президент страны Абдулах Гюль заявил: "…произошедшее в Грузии свидетельствует, что замороженные в этом регионе конфликты могут взорваться в любой момент".

Расширение российско-турецкого сотрудничества в энергетической и военно-технической сфере изначально не могло повлиять на позицию члена НАТО Турции по вопросу о признании новых реалий в Закавказье. В некоторых турецких средствах массовой информации можно было встретить рассуждения на тему возможного признания Южной Осетии и Абхазии "в обмен" на признание Россией турецкой Республики Северный Кипр. Однако это означало бы еще один повод для прямой конфронтации с партнерами по НАТО, на которую турецкие лидеры, несмотря на радикально антизападную риторику некоторых из них, вряд ли готовы идти.

Турция по-прежнему способствует перевооружению грузинской армии (хотя, по-видимому, несколько менее активно, нежели до "пятидневной войны"), а также реализует на территории соседней страны (в частности, в Аджарии) ряд амбициозных проектов.

Контакты с Республикой Абхазия, в основном при посредстве абхазо-адыгской диаспоры на территории Турции, поддерживаются на неофициальном уровне. Более 20 лет, несмотря на отсутствие дипломатических отношений между Сухумом и Анкарой, в Турции функционирует абхазское представительство, основными задачами которого являются укрепление и развитие контактов с местной диаспорой, привлечение инвестиций, а также текущие дипломатические задачи. Турецкие бизнесмены, преимущественно абхазского происхождения, реализуют на исторической родине ряд успешных проектов в сфере гостиничного бизнеса и сельского хозяйства.

Иран

Попытки иранского посредничества в урегулировании кавказских конфликтов (прежде всего нагорно-карабахского) всегда носили ограниченный характер. Будучи вовлечены в жесткую конфронтацию с Соединенными Штатами и их региональными союзниками, иранцы традиционно выступают против вмешательства в региональные конфликты внешних игроков (например, под предлогом размещения в конфликтных регионах "международных миротворческих сил").

Несмотря на непростой характер грузино-иранских отношений в постсоветский период, в значительной степени обусловленный прозападной ориентацией грузинских властей, ожидать от Тегерана каких-либо резких шагов на югоосетинском и абхазском направлении едва ли целесообразно. "Мы осудили грузинскую агрессию… и объявили о том, что мы готовы выделить средства на восстановление Абхазии и Южной Осетии, – заявил в 2010 году тогдашний посол Ирана в Москве Реза Саджади. – Но признание независимости таких объектов в этом регионе пока не входит в основную политику Исламской Республики Иран. Мы считаем, что это провоцирует другие войны и кровопролития".

Определенная активизация контактов между Тбилиси и Тегераном в 2010-2011 гг., равно как и робкие попытки налаживания контактов в энергетической сфере, вызвала непонимание со стороны американских партнеров Грузии. А многочисленные учения США и НАТО на грузинской территории тем более не могут способствовать углублению регионального сотрудничества с участием Ирана.

В ходе состоявшейся в конце 2017 года во Владикавказе международной конференции "Иран – Северный Кавказ: история и перспективы сотрудничества" преемник Саджади, Мехди Санаи обозначил заинтересованность своей страны в сотрудничестве с Южной Осетией в области образования и науки, что нашло поддержку у российских участников.

Представляется, что взаимодействие Ирана с признанными Россией государствами Кавказа будет расширяться за счет проектов в области гуманитарного, возможно, экономического сотрудничества. В случае с Осетией акцент делается на общее индоевропейское наследие, языковое родство, давние культурно-исторические связи.

Региональные процессы

Важным следствием "пятидневной войны" стала активизация посреднических усилий Москвы, направленных на предотвращение военной эскалации нагорно-карабахского конфликта.

Согласно принятой 2 ноября 2008 года Майендорфской декларации президентов России, Азербайджана и Армении, стороны конфликта брали на себя обязательство решать его "исключительно мирными средствами". Однако гонку вооружений это не остановило.

Неудача переговоров в Казани летом 2011 года стала прологом раскручивания крайне опасной спирали противостояния, приведшей, после ряда инцидентов, к продолжавшимся со 2 по 5 апреля 2016 года вооруженным столкновениям в Нагорном Карабахе.

В контексте политико-дипломатических последствий "пятидневной войны" 2008 года следует также упомянуть попытку нормализации двусторонних армяно-турецких отношений, вызвавшую резкое противодействие со стороны Баку и настороженность Грузии, опасающейся потерять эксклюзивный статус коммуникационного коридора по линии Восток – Запад.

Тем не менее, определенные торгово-экономические связи между Турцией и Арменией существуют и поддерживаются через Грузию, расположенную на кавказском "перекрестке дорог".

Разделительные линии, возникшие по итогам этнополитических конфликтов на территории бывшего советского Закавказья в процессе и после распада Советского Союза, усугубляются сегодня сложными взаимоотношениями между глобальными и региональными игроками, что предельно затрудняет выработку эффективной модели региональной безопасности.

На взгляд автора, вполне можно согласиться с теми экспертами, которые видят одной из причин развязывания грузино-российской войны отсутствие сколь-либо ясно и четко обозначенных "красных линий", пересечение которых одной или другой стороной повлечет за собой непредсказуемые последствия. И пока они не будут должным образом оформлены, нет оснований считать, что уроки десятилетней давности в полной мере извлечены и усвоены сторонами конфликта.

907
Теги:
Вооруженный конфликт в Южной Осетии (2008), Михаил Саакашвили, Южная Осетия, Грузия, Турция, Азербайджан, Армения, Абхазия, Россия
Темы:
Абхазия: победить войну (42)

Многонациональная провокация в Грузии AgileSpirit 2021: цели и средства

281
(обновлено 20:46 23.07.2021)
Совместные учения сил обороны Грузии и армии США в Европе и Африке AgileSpirit 2021 состоятся в период с 26 июля по 6 августа в пяти учебных точках.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Многонациональные учения AgileSpirit в Грузии разрушают региональную стабильность, подталкивают народы Южного Кавказа к вражде и войне, служат интересам США и их союзников по НАТО.

Совместные учения сил обороны Грузии и армии США в Европе и Африке AgileSpirit 2021 состоятся в период с 26 июля по 6 августа, в пяти учебных точках – на полигоне и в аэропорту Вазиани, на авиабазе Сенаки, на тренировочных площадках Орфоло и Сорта. Воздушным и морским транспортом в Грузию уже доставлена бронетехника Армии США, которая собственно и является "бенефициаром" маневров.

Декларативная цель AgileSpirit 2021 – повышение оперативной совместимости между войсками 15 участвующих стран – не выдерживает критики. Совмещаться особенно нечему. Учения немногочисленные и фактически двусторонние – американо-грузинские, ведь из 2500 участников – 700 американских и 1600 грузинских воинов. Если оставшиеся 200 "штыков" разделить на чертову дюжину других стран-участниц, получим в среднем примерно 20 человек под каждым флагом. Такое представительство вряд ли послужит росту качества многонациональных боевых операцийпод девизом: "Сила через партнерство".

Очевидно, реальная цель учений –изучение регионального ТВД американским военным командованиеми новые провокации в отношении РФ и ее союзников на Южном Кавказе. Достаточно посмотреть на географическую карту Кавказа, чтобы понять: очередная демонстрация силы США и партнеров адресована исключительно России.

Американская армия представлена командованиями: специальных операций США в Европе, 21-м поддержки театра военных действий, 7-й армии, 173-й воздушно-десантной бригады, 1-й пехотной бригады, ВВС США в Европе, Национальной гвардии штата Джорджия, и другими. Если все подчиненные войска этих командований внезапно окажутся в Грузии, может произойти все что угодно.

В программе AgileSpirit 2021 – отработка взаимодействия на командных пунктах бригад, полигонные упражнения с боевой стрельбой на уровне батальона "в реалистичной учебной среде".

Самые яркие эпизоды –воздушно-десантная операция с участием Грузии, Великобритании, Польши, а также некие совместные действия сил специальных операций Грузии, США, Великобритании, Румынии и Польши на полигоне Сорта.

Чем будут заниматься остальные участники – из Азербайджана, Германии, Латвии, Литвы, Эстонии, Канады, Италии, Испании, Турции, Украины – пока неизвестно. Однако альянс официально считает Россию главной военной угрозой вплоть до 2030 года, и это – концептуальная и тактическая основа пребывания "варягов" в Грузии.

Десятый "дух"

Маневры AgileSpirit 2021 несут прямые угрозы безопасности мирного населения. К примеру, эстонские партнеры нередко жгут лес в районе учений, украинские воины способны случайно обстрелять грузинские селения – как у себя дома, американский спецназ привычен к штурмам мирных сельхозпредприятий. А для начала, колонны грузинской бронетехники заблокируют магистрали Сенаки-Леселидзе и Хашури-Ахалцихе-Вале.

Учения AgileSpirit проходят в мирной, относительно благополучной Грузии с 2011 года, и нынешний эпизод – десятый по счету. Начиная с 2018-го,игры AgileSpirit проводятся раз в два года (в 2020-м помешала пандемия).

Военные маневры США и альянса отражают не заботу о безопасности грузинского народа, и не стремление "вернуть утраченные территории". Иностранные войска десятилетиями используют Грузию для создания сети "опорных баз", дестабилизации, и гарантируют лишь рост военно-политического напряжения на Южном Кавказе.

Вашингтон упрямо подталкивает Тбилиси ко второму вооруженному конфликту с Москвой, хотя итоги грузинской операции "Чистое поле" августа 2008 года никто не забыл.

Независимая Грузия вправе еще сто лет идти "курсом в НАТО", перевооружаться и развивать "операционную совместимость", но безопасность "мятежных" с грузинской точки зрения соседей подкреплена экономической и военной мощью России. Москва не раз откровенно предупреждала об опасности сближения Тбилиси с НАТО, и ответно-встречное стратегическое планирование Генерального штаба ВС РФ ни для кого секретом не является.

Маневры альянса в грузинских горах чреваты тяжелыми потерями и последствиями для всех участников. Да, и в целом милитаризация никогда не способствовало развитию и процветаниюстраны.

Перевооружение и "отрыв"

Небольшая и небогатая Грузия с населением около 3,9 миллиона человек в мировом рейтинге военной мощи занимает 92 место – после Чада и Зимбабве.

Грузинская армия насчитывает 20 тысяч действующих военнослужащих. В составе сухопутных войск имеются четыре боеспособные бригады, на вооружении состоят 163 танка, около 156 САУ и буксируемых орудий, 50 ракетных установок. Количество танков и артиллерии за три года заметно снизилось, зато Грузия успешно развивает свою систему ПВО, ориентируясь на современные и дорогостоящие стандарты НАТО. И для чего-то закупает сотни противотанковых ракет.

Республике никто не угрожает, вооружение избыточно (средства контроля воздушного пространства охватывают радиус до 470 километров – над западной частью Черного моря и соседними странами, включая юг России, Абхазию и Южную Осетию).

Протяженность грузинской территории с запада на восток – 440 километров, с севера на юг – менее 200 километров. Бессмысленно тратить сотни миллионов лари на развитую систему ПВО, которая может пригодиться лишь для прикрытия развертывания войск США и НАТО в ходе крупномасштабной операции на Кавказе.

Одних только ПТРК Javelin американского производства Грузия приобрела на сумму более 75 миллионов долларов (72 пусковые установки и 410 ракет к ним), но оказалось, что этого мало, требуется новая партия.

Вызывают откровенное недоумение планы Тбилиси каким-то образом использовать военный потенциал НАТО – в непосредственной близости от границ России. Итоги всех недавних военных операций стран-членов альянса – в Югославии, Ливии, Афганистане, Ираке, Сирии – свидетельствуют лишь о несовместимости НАТО с региональной стабильностью и национальной безопасностью "подопытных" стран. Реальные угрозы подстерегают Грузию исключительно со стороны США и Североатлантического альянса.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров 23 июля заявил: "Вокруг нас пытаются сформировать пояс нестабильности, принуждая наших ближайших соседей, братские нам народы делать выбор – "либо ты с Западом, либо ты с Российской Федерацией". В корне деструктивная логика вражды, навязанные западными партнерами перевооружение, "отрыв" Грузии от России, военно-политические "отношения" с Западом без обязательств – путь в тупик.

281

Иск России в Европейский суд: контратака

72
(обновлено 16:00 23.07.2021)
Генеральная прокуратура России 22 июля подала первую в своей истории межгосударственную жалобу в Европейский суд по правам человека.

Ольга Сухаревская, магистр внешней политики, правовед – для Sputnik

В иске содержится 10 претензий к Украине в нарушении Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ, на мой взгляд, в силу своей пристрастности и ангажированности вряд ли может стать местом, где иск России будет рассмотрен объективно. Тогда для чего это сделано и каковы перспективы документа?

Вопрос ребром

Практика подачи межгосударственных исков в ЕСПЧ относительно нова. Этот суд ориентирован на рассмотрение обращений граждан против своих стран в сфере нарушения прав человека. Тем не менее, в практике Европейского суда имеется 24 межгосударственных жалобы. Из этого, очевидно, и исходила российская сторона, направив консолидированную жалобу в адрес Украины.

В иске высказывается целый ряд претензий в нарушении Украиной, в период после насильственной смены власти в 2014 году, прав человека.

Среди них, в частности:

  • гибель мирного населения, незаконное лишение свободы и жестокое обращение с людьми, в том числе на Майдане, в Одессе и Донбассе;
  • гибель людей при обстрелах сопредельной российской территории;
  • подавление свободы слова и инакомыслия;
  • дискриминация русскоязычного населения;
  • лишение жителей Донбасса избирательных прав;
  • уничтожение MH17 вследствие того, что Украина не закрыла воздушное пространство над зоной боевых действий.

Кроме того, Киев обвиняют в водной блокаде Крыма, что нанесло экономике полуострова ущерб на 1,4 триллиона рублей.

В свете этого Генпрокуратура требует от Украины прекратить блокаду Крыма, ограничение прав национальных меньшинств и отменить запрет на вещание русскоязычных каналов и ограничение доступа к интернет-платформам и печатным изданиям на русском языке.

Как и ожидалось, в уверенном в своей безнаказанности Киеве российская жалоба вызвала скепсис и усмешку. Как заявил глава МИД Украины Дмитрий Кулеба, "не вмешиваясь в правосудие ЕСПЧ, я могу заверить, что у этого иска нет никаких шансов, чтобы быть удовлетворенным. И подан он Россией с пропагандистской целью. Никаких результатов, кроме информационного шума и потраченного времени суда на написание ответа, от этого иска не будет".

Правда, на месте горе-дипломата я бы не была настолько самоуверенной.

Примером может служить иск Грузии против России в ЕСПЧ, по итогам 12-летнего рассмотрения которого суд вынес вердикт, что "на Российскую Федерацию не может возлагаться ответственность по Конвенции о защите прав человека и основных свобод за инциденты, произошедшие в ходе отражения российскими военнослужащими нападения грузинской армии на миротворческий контингент и местное гражданское население в период с 8 по 12 августа 2008 года".

Кроме того, европейский суд не поддержал обвинения грузинской стороны о якобы имевшем место вторжении российских вооруженных сил на территорию Южной Осетии 7 августа 2008 года, то есть до нападения грузинских военных на Цхинвал.

Это только лишний раз подтверждает, что международные судебные инстанции никогда не выносят однозначных решений, формулируя свои приговоры в стиле "и вашим, и нашим". Украина уже столкнулась с подобными печальными последствиями в споре с Румынией по поводу острова Змеиный (и лишилась львиной доли континентального шельфа). Но история явно ничему не учит украинский МИД.

Жалоба российской Генпрокуратуры является своеобразным ответом на девять украинских исков и откровенно односторонние резолюции ПАСЕ по Украине.

По словам официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, "пусть эти самые структуры, которые финансируются и постоянно о себе заявляют как о моральной истине в последней инстанции, попробуют не увидеть весь массив материалов, который был направлен".

То есть, получив российский иск, судебному органу Совета Европы придется предметно обсуждать факты нарушения прав человека на Украине на основе документов, а не фантазий и политических интриг парламентских делегаций стран Восточной Европы и их сторонников из Западной. И от того, как поведет дело ЕСПЧ, напрямую зависит его международный авторитет.

Факты преступлений Киева уже зафиксированы

При этом нельзя сказать, что Россия в процессе судебного разбирательства с Украиной в сфере прав человека находится в полном одиночестве.

Насильственная украинизация и ассимиляция национальных меньшинств и русскоязычного большинства на Украине, носящие системный характер на уровне национального законодательства, не остались без внимания. За последние годы на Украине принят закон об образовании, фактически запретивший получение начального, среднего и высшего образования на родном языке.

Это уже вызвало негодование Румынии, Венгрии и Польши, а также отмечено в Резолюции ПАСЕ. По мнению Ассамблеи, закон "влечет за собой серьезное сокращение прав, ранее признававшихся за "национальными меньшинствами" в том, что касается их собственного языка обучения". В ПАСЕ рекомендовали киевским властям "переосмыслить проблему образования на языках меньшинств, используя в качестве примера гибкую модель двуязычного образования для всех людей, принадлежащих к "коренным народам Украины" и "национальным меньшинствам" без какой-либо дискриминации".

Киев не выполнил ни одной из рекомендаций ПАСЕ. Более того, были приняты дискриминационные нормы закона "О функционировании украинского языка как государственного", принуждающие под угрозой штрафов и уголовного преследования сотрудников всех организаций, политических партий и предприятий всех форм собственности говорить лишь на украинском.

Эта вопиюще дискриминационная норма, оставляющая людям право говорить на родных языках лишь у себя на кухне, на днях была признана Конституционным судом Украины соответствующей основному закону. В дополнение к этим репрессивным нормам принят закон "О коренных народах", выбросивший из правового поля почти все проживающие на Украине народы, имеющие за пределами Украины свою государственность.

Большой объем доказательств нарушения прав человека, совершения военных преступлений в Донбассе, применения пыток и внесудебных преследований, нарушения свободы слова, избирательных и социальных прав граждан содержат доклады Управления верховного комиссара ООН по правам человека.

Последний обзор ситуации с правами человека в Украине (1 февраля — 30 апреля 2021 года) фиксирует такие нарушения, как отрезание граждан от пенсий, социальных услуг, образования, работы и здравоохранения на территории Украины, продолжение работы тайных тюрем СБУ, отсутствие прогресса в расследовании преступлений в Одессе, на Майдане и политических убийств (например, Олеся Бузины), обвинения в госизмене оппозиционных партий и закрытие оппозиционных телеканалов. ООН также призывает Верховную Раду "разработать закон о защите меньшинств и, в частности, их языковых прав".

Самое любопытное, что Киев на законодательном уровне признал, что действительно осуществляет сознательную дискриминацию "лиц донбасской национальности", передав ряду международных организаций решение о дерогации, т.е. временной приостановке действия отдельных положений конвенций в сфере защиты прав человека.

Под нож отправлены право на правовую защиту, свободу и личную неприкосновенность, гарантии отсутствия произвольных арестов и внесудебных расправ. Ликвидируется равенство всех сторон в судебном процессе, а также презумпция невиновности. У граждан страны отнимают право на свободный выбор места жительства, свободу передвижения, возможность покидать свою собственную страну и в неё въезжать.

Социальные обязательства в соответствии с Европейской социальной хартией ликвидированы в части положений об обеспечении прав трудящихся зарабатывать себе на жизнь по свободно избранной специальности, равной оплаты труда мужчин и женщин, предоставления женщинам оплачиваемого предродового и послеродового отпуска. Предполагается лишение инвалидов и лиц с ограниченными возможностями права на социальную интеграцию и участие в жизни общества, права на жильё и защиту от нищеты и социального отторжения. Эти правовые ограничения касаются "зоны АТО", что само по себе является дискриминацией по месту жительства и прямо запрещено положениями международного права в сфере защиты прав человека.

Так что доказательств, в том числе и на уровне международных организаций, вполне достаточно для предметного рассмотрения иска даже в том случае, если ЕСПЧ решит игнорировать аргументы российской стороны.

Есть ли перспективы?

Россия наверняка сможет доказать целый ряд обвинений. В частности, насильственная ассимиляция и нарушение прав национальных меньшинств не вызывают сомнений и у ряда международных структур. Перспективным также выглядит обвинение в нарушении избирательных прав жителей Донбасса, также зафиксированных в требованиях международных резолюций.

В части же ситуации в Донбассе, водной блокады Крыма, уничтожения мирных граждан на Майдане, в Одессе, Мариуполе 9 мая 2014 года доказать свою позицию будет сложнее. И не только вследствие того, что подконтрольные Западу международные структуры считают Крым и Донбасс территорией Украины, а действия России – "оккупацией и аннексией".

ЕСПЧ в силу своих полномочий не компетентен принимать решения в вопросах мира и войны, территориальной целостности государств и прочих вопросов международного права в области военных конфликтов. Это больше относится к компетенции Международного уголовного суда, юрисдикцию которого по событиям на Украине после государственного переворота легкомысленно признал Киев. Поскольку РФ не является членом МУС, отвечать за военные преступления в Гааге будут именно украинские каратели и представители власти. Впрочем, мы немного отдалились от темы.

УВКПЧ ООН ранее признал немеждународный характер украинского конфликта: "Составители документа вслед за Международным уголовным судом констатируют, что на август 2014 года "уровень организации вооруженных группировок, функционирующих в Восточной Украине, включая ЛНР и ДНР, к тому времени достиг степени, достаточной для того, чтобы считать эти группировки сторонами немеждународного вооружённого конфликта". Таким образом, ЕСПЧ может воспользоваться возможностью избежать сложных решений и объявить преступления в Донбассе, события в Одессе и на Майдане внутренним делом Украины, не входящим в предмет рассмотрения международного иска.

В этой части обвинений более перспективными выглядят частные иски жителей Донбасса и Крыма к Украине, отражающие нарушение их личных прав и ущерба, нанесенных вследствие проведения АТО и ООС, а также водной блокады Крыма.

Безусловно, процесс грозит растянуться на многие годы, если не десятилетия, т.к. ЕСПЧ будет всячески избегать любых решений, неблагоприятных для Украины. Но в ходе разбирательства можно зафиксировать в судебном порядке целый ряд преступлений украинских властей, массовые факты нарушений прав человека и оценить само качество европейского правосудия. А это уже является аргументом для граждан европейских стран, ищущих справедливости в ЕСПЧ и оценки эффективности организации.

72
Виталий Зверев

Академик Зверев рассказал, кто тяжелее переносит новый штамм коронавируса

0
(обновлено 20:52 23.07.2021)
Вирус COVID-19 уже никуда не исчезнет, он распространился по всему миру, с ним надо научиться жить и быть готовыми к тому, что могут возникнуть новые еще более агрессивные мутации, чем "дельта", отмечает известный российский микробиолог, академик РАН Виталий Зверев.
Академик рассказал, кто тяжелее переносит новый штамм коронавируса

Пока нет никаких оснований утверждать, что новый индийский штамм коронавируса и его разновидность "дельта" вызывают более тяжелую инфекцию, скорее, всплески заболеваемости этим штаммом в разных странах связаны с другими факторами, отметил научный руководитель Института вакцин и сывороток имени Мечникова Виталий Зверев на youtube-канале "Научная Россия".

К примеру, в Индии, несмотря на большое количество вакцинированных, высокий уровень заболеваемости связан с сильнейшим расслоением общества, "прививаются одни слои, а болеют совсем другие", отметил ученый. Также и в США заболеваемость была среди наиболее бедных слоев, которые неправильно питаются и имеют массу хронических болезней, отметил академик.

"Ожирение, прежде всего. Тяжелее всех (новый штамм COVID ― Sputnik) как раз переносят люди с нарушенной массой тела. То есть люди с повышенным индексом массы тела, с ожирением. А еще это, как правило, те люди, которые страдают и диабетом, и нарушением кровообращения. Дети вообще не болеют или болеют очень легко. И болеют те дети, которые тоже страдают каким-то хроническим заболеванием. Либо это какая-то форма рака, либо тот же диабет, с ожирением у нас, к несчастью, детей много, они могут тяжело перенести эту инфекцию", ― сказал Зверев.

С вирусом надо научиться жить, потому что он попал в человеческую популяцию и никуда не исчезнет, подчеркнул микробиолог.

"Конечно, не будет таких условий пандемии, которая существует сейчас, не будет локдаунов, но заболеваемость будет каждый год, определенный процент людей будет болеть, в эту категорию людей, для которых он потенциально опасен, будут приходить все новые и новые люди. Те, кто сегодня молодой и здоровый, завтра будет пожилым и больным. Жизнь так устроена. Ну и сам вирус никуда не исчезнет – он распространился по всему миру, он во всех странах", ― рассказал Зверев.

Медикам за все время удалось ликвидировать только вирус натуральной оспы, "и то потому что была надежная вакцина, весь мир собрался, все сотрудничали, и были только отдельные очаги в Африке и Азии, и то понадобилось 20 лет", напомнил ученый.

"Главное, к чему мутации могут привести, к тому, что вирус станет более агрессивным и будет вызывать более тяжелые поражения. Это может случиться, но пока не случается. И я предположу, что и не случится, что он будет реагировать на те вакцины и вирусные препараты, которые будут использоваться", ― сказал ученый.

 

0