Обошлось без рук: Москве нет смысла вмешиваться в дела Абхазии

2668
(обновлено 17:24 22.05.2019)
О периоде турбулентности в абхазской политике и позиции Москвы в этом вопросе рассуждает политолог Евгений Крутиков.

Евгений Крутиков, политолог, специалист по безопасности – для Sputnik Абхазия

Абхазия в очередной раз входит в период турбулентности, что стало уже привычкой накануне президентских или парламентских выборов в республике. На этот раз причинами для резкой и моментальной радикализации взглядов и напряжения ситуации стали и дата проведения выборов, и неожиданная болезнь основного кандидата от объединенной оппозиции Аслана Бжания. И это при том, что спокойствие, взаимоуважение и соблюдение демократических процедур – едва ли не главные критерии, с которыми подходят к любым выборам в Абхазии московские наблюдатели.

Выбор или пляж

Президентские выборы в Абхазии были назначены на 21 июля – разгар курортного сезона, и так уже третий раз подряд. Это не самое разумное решение, хотя и согласующееся с Конституцией республики. Некоторые абхазские политики даже называют его "выстрелом в ногу", поскольку экономика Абхазии в основном состоит из курортных доходов, с которых республика может кормиться затем и в "не сезон".

Конечно, напрямую внутриабхазские проблемы российских туристов еще ни разу не затрагивали. Всякое бывало, но только не это. Но в атмосфере резко возросшей конкуренции между российскими курортными регионами, включая Крым, к которым информационно периодически подключается Турция, любая напряженность в Абхазии приводит к экономическим потерям.

Парламент республики первоначально отказался перенести дату выборов на осень, что и вызвало резкий всплеск уличной активности – от митинга у здания Парламента до краткосрочного перекрытия автомобильной трассы из России в Сухум. Блокада дороги у Бзыбского КПП в начале курортного сезона вызвала резко негативную реакцию населения Абхазии, а представители курортного ведомства уже успели сообщить о том, что якобы "туристы стали сдавать путевки". Но дело не только в экономике. Появились требования о досрочной отставке действующего президента Рауля Хаджимба, то есть позиции радикализуются на глазах.

Генпрокуратура Абхазии допросит семью Аслана Бжания в Москве>>

Сейчас главный кандидат от оппозиции, бывший глава Службы государственной безопасности и известный бизнесмен Аслан Бжания и его охранники находится на лечении.

Оппозиция и жители родного для Бжания села Тамыш требуют полного расследования происшествия. При этом президент Хаджимба призывает "сочувствовать" Аслану Бжания и его семье, не перегревая ситуацию радикальными призывами типа перекрытия дорог, всеобщей забастовки и бессрочного митинга. Он также утверждает, что внутри самой объединенной оппозиции давно шли разговоры о замене Бжания на другую фигуру, и якобы на фамильных сходах обсуждались конкретные имена.

В свою очередь представители оппозиция говорят, что дело не только в Аслане Бжания, а в "выдвинем другого – его тоже отравят". В такой атмосфере взаимных завуалированных обвинений радикализация лозунгов и эскалация напряженности – вполне реальная перспектива, вне зависимости от того, какие именно медицинские данные будут в конце концов обнародованы.

При чем здесь Москва

В либеральной среде почему-то сложилась убеждение, что Москва обязательно должна поддерживать какую-либо из сторон конфликта. Или не конфликта, а гражданского противостояния, но обязательно по каким-то причинам встать на чью-то сторону. Это вообще расхожее заблуждение, причем многослойное.

Во-первых, уже давно прошли те времена, когда в Москве (имеется в виду в первую очередь профильное подразделение администрации президента) вдруг начинали яростно поддерживать того или иного кандидата, партию в Южной Осетии и Абхазии. Такая неоднозначная практика действительно имела место в прошлом, но ни к чему хорошему не приводила.

Во-вторых, в Абхазии такая тактика давала скорее обратный результат, чем желаемый. Внутренняя жизнь Абхазии и Южной Осетии очень многообразна и не укладывается в стереотипные схемы управления.

В-третьих, для российской политики не так глубинно важно, какие персоналии участвуют в политических баталиях в республиках. Отношения между Россией и Абхазией и Южной Осетией стабильны и не зависят от смены конкретных лиц. Ни в Абхазии, ни в Южной Осетии не существует политических течений или отдельных фигур, которые выступали бы за смену курса в отношениях с Россией – это просто немыслимо. Потому и нет смысла Москве во что-то вмешиваться или навязывать свою волю.

Но была и есть необходимость внимательно относиться к соблюдению демократического процесса, нормальной преемственности власти и сохранению спокойствия и единства в республиках. Кстати, в Абхазии практически все политические силы, включая оппозиционные, также говорят о необходимости сохранить единство народа, несмотря на любые временные обстоятельства.

Потому и не существует никакой дихотомии Хаджимба\Бжания или кто-либо еще. Так вопрос вообще не ставится. Это, в конце концов, выбор абхазского народа, связавшего свою судьбу с Россией.

Абхазия потеряла до полутора миллионов рублей из-за перекрытия дороги в Бзыби>>

Ясно, что история с болезнью Бжания пока до конца не прояснена и все еще вызывает много вопросов. И было бы хорошо, если бы все прояснилось в ближайшее время, чтобы избежать дальнейшей радикализации взглядов.

А для переноса даты выборов требуется согласованное решение президента и Парламента, которое должно быть вынесено не под давлением митингов и забастовок, а в ходе консультаций со всеми сегментами абхазского общества, включая и традиционные.

2668
Темы:
Акция протеста абхазской оппозиции (47)

Коридор войны: почему предложение Москвы по Сирии возмутило Вашингтон

30
"Борьба резолюций" по Сирии в Совете Безопасности ООН завершилась. Москва и Пекин накладывали вето на проекты западных стран, российские же варианты отклоняли большинством голосов. В итоге приняли компромиссный документ.

Кто в результате одержал дипломатическую победу, разбирался корреспондент РИА Новости Антон Лисицын.

Временная мера

Дискуссия началась 8 июля, когда Москва и Пекин ветировали проект, представленный делегациями Германии и Бельгии и предусматривающий поставки гуманитарной помощи через контрольно-пропускные пункты "Баб-эс-Салям" и "Баб-эль-Хава".

Госсекретарь США Майк Помпео тут же заявил, что Москва и Пекин злоупотребляют правом вето, и обрушился и на официальный Дамаск. "Асад, Россия и Китай лишают сирийцев продовольствия и лекарств, ухудшая и без того ужасную ситуацию на местах", — негодовал чиновник.

Это не останется без последствий, пригрозил он. "Напрасно Россия и КНР рассчитывают на то, что им все сойдет с рук", — заключил Помпео.

"Настаивать на одном пропускном пункте цинично, это пренебрежение интересами простых людей", — вторил ему пожелавший сохранить анонимность дипломат некоей европейской страны в комментарии катарскому телеканалу "Аль-Джазира".

Со своей стороны полпред Василий Небензя подробно объяснил, почему на Смоленской площади отвергли немецко-бельгийский вариант. Он напомнил, что трансграничная помощь задумывалась как "чрезвычайная временная мера, которую Совет Безопасности одобрил, чтобы оказать гуманитарную поддержку охваченной конфликтом стране".

"Пришло время постепенно сворачивать этот механизм с тем, чтобы заменить его на гумпоставки, которые будут осуществляться в соответствии с принципами, обозначенными в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 46/182", — указано на сайте представительства России.

Эта резолюция подразумевала, что гуманитарная помощь перейдет под контроль государства. Вполне логично: по мере того как армия восстанавливала власть Дамаска в Арабской Республике, чрезвычайные меры утрачивали актуальность.

Небензя подчеркнул: Россия представила свой проект. В нем механизм гумпомощи сохранялся еще на полгода, поставки — через "Баб-эль-Хава".

Но 9 июля Совбез отклонил этот документ. На следующий день все повторилось: Пекин и Москва ветировали западный вариант, а российский не получил одобрения на голосовании. Наконец, 12 июля, с пятой попытки, Совбез принял резолюцию о продлении трансграничных поставок через пункт "Баб-эль-Хава" на год.

Закрыть границу для оружия

Беспокойство Москвы, Пекина и Дамаска связано с тем, что через северную границу страны снабжают всем необходимым боевиков, воюющих с правительством.

Рейзан Хеду, курдско-сирийский общественный деятель из Африна, относится скептически к идее поставок через неподконтрольную Дамаску территорию. "На мой взгляд, для некоторых стран вопрос о пересечении границ так важен, потому что они хотят придать легитимность на международном уровне своим вооруженным силам под видом подразделений, обеспечивающих безопасность гумпомощи", — рассуждает он.

"Я говорю о турецко-сирийской границе, которая с 2011 года открыта для боевиков-террористов, через нее идут оружие и боеприпасы", — уточняет Хеду. Он считает, что те, кто действительно хочет облегчить положение сирийского народа, должны "убрать всех террористов и закрыть границу для оружия, работать над тем, чтобы вернуть каждого сирийца домой, поддержать внутриполитический диалог".

В начале июля РИА Новости сообщало, что беженцы из разных провинций Сирии, находящиеся в лагерях на севере страны, голодают. В беседе с корреспондентом агентства они отметили, что боевики оппозиции отрезали их от источников питьевой воды, не пропускают гуманитарную помощь. Поступающее продовольствие вооруженные люди распродают втридорога.

"Действительно, миллионы сирийцев очень нуждаются, — говорит журналист-международник Аббас Джума. — И Москва как никто заинтересована в том, чтобы помочь остановить войну. Ведь Россия борется не с дымом, но с огнем. А как прекратить войну, если боевиков обеспечивают оружием и деньгами?"

По его словам, оппозицию снабжают именно через погранпереходы, на закрытии которых настаивает Москва.

"Функционирование неподконтрольных Дамаску пунктов поддерживают силы, не заинтересованные в стабилизации ситуации в Сирии", — уверен Джума.

"Россия намерена затушить пожар войны на Ближнем Востоке, — повторяет он. — Поэтому важно лишить базы тех, кто обостряет конфликт".

Два аргумента

Российский востоковед Константин Труевцев объясняет, что речь идет о гуманитарных коридорах в зоне боевых действий. "Если есть желание помочь Сирии, можно делать это напрямую, значительная часть границы уже контролируется государством, а не террористами и военными других стран. Возникает вопрос: кого поддерживают — население или какие-то вооруженные группы?" — отмечает он.

Нередко боевики перехватывали гуманитарный груз и раздавали своим или продавали местным втридорога, добавляет Труевцев.

"Западные коллеги твердят, что режим в Сирии коррумпирован, Дамаску нельзя доверять. Никто не отрицает, что злоупотребления везде могут быть, но в целом, когда помощь распределяется через государственные каналы, в присутствии нашей военной полиции, прозрачность выше. Прозрачность высока и в районе совместного российско-турецкого патрулирования. О чем можно говорить с так называемой оппозицией, когда там несколько группировок дерутся за то, кто займется мародерством?" — задается вопросом востоковед.

Заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ-ВШЭ Дмитрий Суслов напоминает, что "сирийская война началась и велась при поддержке из-за рубежа, которая могла носить только трансграничный характер".

"У России два главных аргумента. Политический — гумпомощь без контроля Дамаска подрывает легитимность сирийского правительства. Многие западные страны не признают Асада, хотя он вернул контроль над 90 процентами территории страны. Но Москва заинтересована в том, чтобы с ним работали".

Через эти коридоры идут грузы для боевиков, особенно в провинции Идлиб, там действует группировка "Хайят Тахрир аш-Шам"*, продолжает эксперт. Второй, прагматический аргумент, заключается в том, что Россия хотела бы все это прекратить.

Пятый проект резолюции, по словам эксперта, — компромисс "со значительной долей позиции России и Китая". Москва и Пекин победили в главном: остался один переход, а не два. Однако в документе нет взаимодействия с Дамаском, не сняли односторонние санкции с Сирии. В целом Совбез реализовал наиболее реалистичный вариант для всех сторон.

*Организация признана террористической и запрещена в России постановлением Верховного суда Российской Федерации.

30

Суверенное решение и ящик Пандоры: турецкие эксперты о новом статусе Святой Софии

88
(обновлено 13:59 14.07.2020)
Государственный совет Турции в пятницу 10 июля отменил решение правительства страны от 24 ноября 1934 года о статусе музея Айя-Софьи (Святой Софии) и постановил зарегистрировать как мечеть.

Турецкие эксперты в беседе со Sputnik Турция прокомментировали принятое Государственным советом Турции постановление. О том, как они оценивают превращение собора Святой Софии в мечеть и какие последствия можно ожидать от этого решения, читайте в материале Sputnik.

Во имя ислама или политики?

Журналист, главный редактор телеканала TELE 1 Мердан Янардаг во время беседы со Sputnik Турция заявил, что превращение Собора Святой Софии в мечеть смело можно считать политическим решением. По его словам, Турция не нуждается в новой мечети.

"В Стамбуле достаточно мечетей и имеющиеся мечети не наполняются даже во время пятничного намаза. В то время как Голубая мечеть не заполняется, не стоит и думать о том, что это произойдет в Святой Софии после того, как из музея ее превратят в мечеть. Территория Ирана составляет 1 миллион 600 тысяч квадратных километров, что более чем в два раза больше чем у Турции. Население Ирана, согласно последней переписи населения, больше населения Турции на три-четыре миллиона человек. При этом количество мечетей в Турции в два раза больше, чем в Иране. Если сейчас в Турции, где мечетей в два раза больше, чем в Иране, исламском государстве, они до сих пор возводятся, то можно говорить о том, что за открытием значительной части этих мечетей стоят политические цели, направленные на использование религиозных чувств общества", - подчеркнул Янардаг.

Журналист также отметил, что решение создать новую мечеть было принято для отвлечения общественного внимания.

"Конечно, это смешно, создавая мечети, думать, что страна будет развиваться и процветать. Если учитывать тот факт, что мечети не являются символом развития и процветания, при наличии такого числа мечетей, прибавление к ним новой не является попыткой удовлетворить религиозные потребности. Не стоит считать, что-то, что делается, имеет иные цели, кроме как достижение узких идеологических целей", - подчеркнул он.

В свою очередь профессор кафедры богословия Анкарского университета Мехмет Хайри Кырбашоглу заявил, что решение изменить статус Святой Софии является внутриполитическим вопросом.

"Мы вынуждены говорить о том, что столкнулись целиком и полностью с внутриполитическим вопросом. Это вопрос не религии, а политики, даже пиара. Здесь очень заметна проведенная работа, консультации и подготовка этого решения. Однако прогнозы о том, какими будут последствия этого в краткосрочной и долгосрочной перспективе, произведены не были",- отметил профессор.

Кроме того, он подчеркнул, что превращение Собора Святой Софии вряд ли решит социально-политические проблемы в стране.

"Но решит ли превращение Святой Софии в мечеть такие проблемы, как коррупция в Турции, проблему безработицы, испорченности, несправедливости при распределении доходов, поляризации, разжигания ненависти? Какую из этих проблем оно решит? Мусульмане каждый божий день совершают намаз в Мекке, Медине, Мечети Султанахмет и будут совершать в Святой Софии. Изменилось ли при этом к лучшему содержание мусульманства, повысилось ли качество? Наоборот. Мы усердно молимся, но при этом процветают все виды бесправия, несправедливости, взяточничества и коррупции. И это относится не только к нам, а ко всему мусульманскому миру. Что касается индекса коррупции, то мусульманские страны находятся в конце рейтинга стран по коррупции. Турция за год спустилась на девять пунктов. Что от того религиозен ты или нет? Что изменится от того, совершаете вы намаз в Святой Софии или нет? Согласно Корану, намаз – это то, что удерживает людей от совершения зла. Этот аят зачитывается каждую пятницу, но многие не знают его смысла",- заявил турецкий богослов.

Он также указывает на проблему того, что в Турции религия используется в качестве политического инструмента.

"В Турции религиозность должна быть полностью переоформлена. Власти знают это и потому ждут 80 лет, чтобы привязать к себе массы. Если намаз, совершаемый тобой на протяжении 80 лет, не сделал из тебя человека, то намаз в Святой Софии сделает? Это просто комично, но я не думаю, что это продлится очень долго, ведь в Турции политика основана на религии и национализме, и это удобный инструмент. Это повлечет за собой много негативных последствий как на национальном, так и на международном уровне. Оставить Святую Софию в статусе музея было бы более приемлемо с точки зрения мирового наследия. Второй Святой Софии нет. У нее такая особенность. Ее строительство завершилось всего за 30 лет до рождения Пророка", - заключил Мехмет Кырбашоглу.

Риски санкций

Депутат от Народно-республиканской партии, юрист Али Озгюндуз в беседе с корреспондентом Sputnik указал на то, что Святая София имеет символическое значение как для мусульман, так и для православных.

"До того, как было вынесено данное решение Святая София не являлась храмом. Она была закрыта для совершения молитв, это была мечеть, используемая в качестве музея. Кроме того, в одной из ее частей поклонения все же производились. А с принятием этого решения Святая София стал полностью открытой для совершения молитв. Я полагаю, что она, сохранив облик музея, продолжит свое существование в качестве мечети и музея одновременно. Кроме того, я не считаю, что в следствии этого решения Турция столкнется с какими-либо санкциями, ведь это решение связано с правом Турции на суверенитет. Однако, конечно, бесспорно, собор Святой Софии является общемировой ценностью. Если даже данное решение вызовет жесткую реакцию со стороны русской и греко-киприотской православной церквей, по сути, собор Святой Софии имеет такое же символическое значение для мусульман, как и для православных. Вот уже 70-80 лет в контексте этого символического значения продолжаются разговоры о "разрыве цепей вокруг Святой Софии". С принятием решения политические исламисты в Турции лишились одного из трех основных политических компонентов. Этими основными компонентами политических исламистов были вопрос о ношении платка, наличие мечети на площади Таксим и существование собора Святой Софии в качестве мечети. Раз по всем трем моментам было достигнуто решение, я не знаю, какой политический компонент будет использован далее", - заявил Али Озгюндюз.

В свою очередь политолог Онур Эрим отметил, что споры о решении по собору Святой Софии будут носить долгосрочный характер.

"Негативные реакции последуют из разных стран, но прежде всего из Греции и России, где большинство населения составляют православные. Данное решение приведет к тому, что страны, в особенности на Западе, которые не испытывали к Турции особых дружественных чувств, и находящиеся там группы со схожим мнением, получат шанс создать новый фронт против Турции. Я считаю, что в это будут вовлечены Западная Европа, США и даже находящиеся там евангелисты. Эти дебаты не закончатся за несколько недель", - подчеркнул Эрим.

Политолог также добавил, что есть множество причин для противостояния Турции, и после решения по Святой Софии это противостояние может перерасти в некую кампанию.

"Весьма вероятно, что будет создаваться такая атмосфера, словно "Турция наносит ущерб мировому культурному наследию, намерена нанести урон христианскому храму или совершить "жестокость по отношению к культуре". Однако на данный момент сложно сказать точно ждут ли страну санкции или нет, и какими они будут. По-моему, несмотря на то, что прошли века, есть те, кто хотел бы, чтобы Стамбул продолжал оставаться "Константинополем", те, кто не может смириться с тем, что город является турецким и мусульманским. Однако критика может открыть ящик Пандоры, ведь культурное наследие Европы и Балкан, главным образом Греции и Испании, знает много случаев уничтожения. Так, многое было сделано неправильно, в том числе превращение мест поклонений в выставочные площадки. А Турция, в том числе османского периода, в этом вопросе достаточно невинна. Во времена Османской империи были сохранены оригинальные фрески и облики, они не были уничтожены, как это было в случае с перечисленными мною странами. Поэтому при начале подобных дискуссий наибольшие потери понесут именно они", - пояснил Эрим.

Святая София была основана христианским императором Юстинианом и была открыта 27 декабря 537 года. Собор более тысячи лет был самым большим храмом в христианском мире.

Собор Святая София после захвата Константинополя османами и падения Византийской империи в 1453 году переделан в мечеть, но с 1934 года здание по декрету основателя современного турецкого государства Кемаля Ататюрка стало музеем и было включено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

88

Такие обстоятельства: Барциц о влиянии пандемии на экспорт из Абхазии

0
Торговый представитель Абхазии в России Олег Барциц в эфире радио Sputnik Абхазия рассказал, как последствия пандемии коронавируса отразились на экспорте товаров из республики.
Такие обстоятельства: Барциц о влиянии пандемии на экспорт из Абхазии

Пандемия оказала негативное воздействие на всю мировую экономику, пошатнулась и финансовая система в том числе в самых благополучных, развитых странах мира, считает Барциц.

"Ото всюду приходят тревожные данные о том, что сворачиваются объемы производства, сворачивается торговая активность различных крупных игроков на мировом экономическом рынке. О сокращении, об уходе с рынка объявляют крупнейшие торговые сети. Это отражается и на торговом взаимодействии различных стран, поскольку закрытие границ не способствует торговой активности. Это коснулось и экономики нашего стратегического партнера Российской Федерации, с которой мы связаны весьма тесно, в том числе экономически. Разумеется, это не могло обойти стороной и абхазскую экономику. Экономика Абхазии пребывает в весьма сложной ситуации. И настойчивые усилия правительства Абхазии по выходу из этого сложного положения, конечно, вызывают уважение. Однако, мы являемся свидетелями того, что эти трудности не будут преодолены быстро. Наша финансовая, наша банковская сферы испытывают очень серьезное воздействие этих негативных процессов. Разумеется, это отразится и на наших торговых отношениях с Россией, поскольку основной рынок сбыта, основной наш торгово-экономический партнер – это Россия", - отметил Барциц.

Торгпред считает, что Абхазии необходимо увеличивать торговые отношения с Россией, об этом он неоднократно заявлял и ранее.

"Необходимо исправлять внешний торговый баланс, который существует сегодня - надо больше производить и надо больше продавать. Это необходимое условие для развития национальной экономики. И здесь возникают основные сложности. Когда складывается такой неблагоприятный фон, общая конъюнктура в экономике негативная, нам, как небольшой стране с большими сложностями в экономической и финансовой сфере, будет очень сложно говорить о повестке развития. Я бы сейчас говорил о повестке стабилизации, повестке экономического выживания. Здесь многое будет зависеть от руководителей экономического блока, от позиции нашего бизнес-сообщества, от того, насколько быстро мы сумеем мобилизовать наши усилия, собраться и отвечать адекватно на эти вызовы времени. На мой взгляд, сейчас необходимо не сокращать усилия в создании сырьевой и производственной баз. При всех сложностях необходимо правильно выстроить приоритеты наших усилий – необходимы вложения в сельское хозяйство, в агропромышленное производство. Альтернативы этому нет. Как бы ни было сложно, мы должны понимать, что  Абхазия – это аграрная страна. При всем том, что принято считать туризм локомотивом национальной экономики, я все-таки глубоко убежден, что мы обязаны наращивать наш аграрный потенциал", - считает Олег Барциц.

По мнению торгового представителя, кризис, помимо того, что несет трудности и лишения, является еще и определенным стартом для реализации скрытых возможностей.

"При всем негативном фоне, который сейчас складывается в экономике, я все-таки вижу, как нарастает активность наших фермеров, наших крестьян. Люди в значительной степени начинают думать о том, что нужно возвращаться к возделыванию земли, к закладке новых площадей, к культивированию новых культур. В этой плоскости лежит значительная часть возможностей по выходу из этого глобального кризиса", - подчеркнул Барциц.

0