Правозащитники объявили войну Google и Facebook: для России это хорошо

129
(обновлено 19:59 24.11.2019)
"Бизнес-модели компаний Google и Facebook угрожают правам человека", написала в своем отчете на 60 страниц самая известная правозащитная организация Amnesty International.

Игорь Ашманов для РИА Новости

"Платформы Google и Facebook несут общественную опасность. Бизнес-модели этих компаний, основанные на слежке, вынуждают людей идти на "сделку с дьяволом", в силу которой они могут пользоваться своими правами человека в Сети, лишь подчинившись системе, построенной на нарушении этих прав. В первую очередь они включают беспрецедентное посягательство на неприкосновенность частной жизни, из которого вытекает ряд побочных последствий, представляющих серьезную угрозу для целого ряда других прав, начиная со свободы убеждений и их выражения и заканчивая свободой мысли и правом на недискриминацию".

В отчете также указывается, что Google и Facebook предоставляют своим пользователям "якобы бесплатный доступ", но вместо этого "требуют от людей передать свои личные данные" (перевод RT).

В конце в отчете даются рекомендации государству и частным компаниям. Если сказать кратко: надо уважать приватность, государство должно защитить граждан, саморегуляция отрасли не работает, частные компании надо принудить к правильному поведению железной рукой.

Удивительно то, что правозащитная организация, всегда вроде бы боровшаяся против государственного влияния на свободу слова, яростно призывает кардинально усилить государственное регулирование интернета, постоянно анализировать алгоритмы и код медийных платформ силами государственных экспертов, проводить аудит их разработки и внутренних политик и тому подобное.

Почему этот отчет некоммерческой организации стоит обсуждать? Amnesty International всегда была идеологической перчаткой на руке американских спецслужб, элементом "мягкой силы" США, как и Greenpeace, WWF и прочие "правозащитные" и "экологические" организации. Если внезапно эта организация начинает воевать с лидерами IT-отрасли внутри США и прямо нападает на Facebook и Google, то это не потому, что глава организации (представивший отчет) внезапно прозрел, испытал просветление, катарсис, сатори и обратился к добру.

Он что, не читал серию разоблачений Сноудена несколько лет назад? Он не читал серию сливов "Викиликс" про слежку АНБ и ЦРУ за всем миром, утечку Vault 7? Конечно, читал. Они же выступали в защиту Ассанжа из "Викиликс", запертого в посольстве и облыжно обвиненного в нелепых "изнасилованиях шведских проституток без презерватива".

Собственно, они и ссылаются на разоблачения Сноудена от 2013 года на странице 24 своего отчета. Но сейчас конец 2019 года, казалось бы. А где они раньше были?

Если Amnesty внезапно вспомнила о слежке и обратила свой праведный гнев на Facebook — значит, это часть политической войны в США, где эта организация — перчатка на руке одной из политических сторон. Вероятно, вызовы Марка Цукерберга в конгресс и сенат на регулярную порку — не работают.

То есть позиция Amnesty — это позиция истеблишмента США (того, который борется с Трампом, скорее всего).

Что тут можно сказать по существу.

Да, FB, Instagram, Whatsapp, YouTube, конечно, следят за всем миром. И манипулируют вниманием аудитории, создавая "информационные пузыри" вокруг пользователей. Это было известно и десять лет назад. Кроме того, они занимаются слежкой для нужд государства США: по "Акту о свободе" от 2015 года (бывший "Патриотический акт" от 2001-го), они сдают все данные пользователей спецслужбам США. Это также известно уже больше десяти лет (вспомните утечки Сноудена и "Викиликс", публикации в Guardian и другие).

Последнее десятилетие это мало кого беспокоило в США. Что же вдруг произошло?

А вот что: в предыдущие два-три года оказалось, что социальное пространство не вполне подконтрольно его создателям американцам — то есть все же в нем присутствует какая-то свобода слова, заявленная как одна из базовых ценностей западного мира. Это крайне неожиданно и неудобно. Особенно потому, что в западных СМИ это давно не так, там провели зачистку, выгнали из профессии журналистов, кто не понял, всем все окончательно объяснили. Теперь центральные СМИ эффективно контролируемы, делают то, что прикажут – продвигают ЛГБТ, глобальное потепление, Грету Тунберг, прием мигрантов в Европу, химические "атаки" в Сирии, Русских хакеров™, Хиллари Клинтон, протесты в Гонконге, травлю Харви Вайнштейна и вообще все, что нужно для актуальной политической повестки.

Но неконтролируемая свобода слова в соцсетях — в том числе свобода слова для идеологических оппонентов (русских, Трампа, турков, северокорейцев, венесуэльцев — неважно) и просто масс несогласных — больше не устраивает западный мир и его флагман США. На фоне быстрой деградации "мягкой силы" и развала идеологии либерализма на Западе начинает энергично вводиться довольно жесткая цензура для защиты построенной непосильным трудом идеологической машины.

Но прямо называть цензуру цензурой нельзя, это вековое табу, поэтому, как обычно, используются другие слова, эвфемизмы. Прежде всего это тема fake news, которые якобы очень засоряют эфир, и которая сама по себе — фальшивка. Западные СМИ сами являются главными производителями фальшивок, вбросы и вранье встроены в их метаболизм. А новый термин fake news — ярлык, который используется для клеймения всего, что не укладывается в нужную идеологическую модель. Именно под предлогом борьбы с fake news, Русскими хакерами™ на Западе вводится цензура и открытое ручное управление медийным полем.

Большие медийные компании, интернет-гиганты вообще-то не являются идеологическими врагами США, они — свои, довольно лояльны к правительству США и являются носителями и доставщиками идеологии либерализма по миру. Их топ-менеджеры входят во все правительственные структуры США, занимающиеся безопасностью, у них огромное количество контрактов и совместных стартапов с Пентагоном, ЦРУ и АНБ, они ежесекундно отдают терабайты данных пользователей разведке и участвуют в информационных атаках за пределами США. Они — стратегическое оружие США, они оперируют в медийном пространстве планеты единодушно, без когнитивных разрывов — против Китая, России, Ирана, Сирии, Йемена, Саудовской Аравии, Турции, КНДР, Венесуэлы и тому подобных.

Но в самих США — раскол, страна разделилась. Неожиданная "цифровая" победа Трампа в 2016-м (против всех прогнозов и опросов в офлайне) и возможность ее повторения через год ожесточает борьбу. Идет война за "цифру" как самый мощный инструмент политического влияния. Стороны сцепились и катаются по полу, стараясь первыми дотянуться до этого пистолета.

Поводами для давления на условных "цукербринов" были "вмешательство русских в выборы" и fake news. Теперь найден новый предлог (новое buzz word) для атаки на FB и Google с целью сделать их совсем ручными. Это "манипуляция информацией" и "нарушение приватности" — какой сюрприз.

Медийные игроки все понимают и пытаются успеть выслужиться. Они только что сами, самостоятельно (на прошлой неделе) принесли веревку и намылили ее: сами создали интерфейсы для спецслужб, позволяющие тем своими силами удалять "фальшивые сообщения о выборах", то есть дали спецслужбистам США автоматизированные рабочие места для прямого, непосредственного удаления контента в FB, Twitter и так далее — без суда, по своему усмотрению. И со снятием ответственности с медийных платформ за контроль над контентом.

Но, видимо, структура момента такова, что нужно бежать еще быстрее, времени мало, давление на цифровых гигантов все время усиливается. Поэтому попросили подключиться и "правозащитников", вспомнили внезапно про права пользователей.

Все буквы и даже некоторые слова в отчете Amnesty International — в общем-то правильные. Как вообще правильны общие слова обо всем хорошем. Их можно читать, учитывать и даже частично использовать — но с осторожностью, чтобы не запачкаться о соседствующие с ними ложь и лицемерие. И надо помнить, что обращены они не к нам, это домашняя разборка.

Какие тут уроки для нас? Действительно, накопление и использование данных о пользователях в социальных сетях, поисковиках, мессенджерах, со смартфонов и с камер на улицах происходит пока в серой правовой зоне. Это мы и так знали, впрочем.

Более того, у нас ситуация сложнее, чем в США, так как почти половина всех аккаунтов пользователей у нас — не в отечественных интернет-сервисах, а в американских. Это дополнительный риск слежки и манипуляции со стороны противника, потому что США и его медийные гиганты для нас — прямой идеологический враг.

Граждане не могут себя защитить сами от слежки, манипуляции, нарушения приватности. У них недостаточно понимания, осознания проблемы и средств защиты. А коммерческие компании не имеют никакой мотивации сами себя ограничивать, тут Amnesty International совершенно права. Это должно делать государство. В программе "Цифровая экономика" неспроста заложено создание в 2020-м законов о больших данных, об общедоступных данных пользователей и тому подобное.

Нам, поскольку мы не США, нужно заботиться также об ограничении влияния и слежки заграничных медийных платформ, привести их к общему юридическому знаменателю Российской Федерации.

Конечно, нужно ожидать, что здесь наши и западные правозащитники будут парадоксально против: потому что Facebook — это у кого надо Facebook. С их точки зрения, в США он должен быть ограничен (ну раз так велит правительство США), в России — нет. Собственно, мы это видим уже сейчас: недавние законопроекты об интернете в России, зачастую буквально повторяющие некоторые очень правильные и гневные филиппики той же Amnesty, уже вызывают шторм возмущения нашей прогрессивной общественности. Что позволено Юпитеру — быку нельзя.

А нам нужны свои законы о данных пользователей и обязанностях медийных платформ, не искаженные политическими нуждами сцепившихся в США политических годзилл.

Можно ожидать, что идеологическое противостояние в США продолжится, достигнет пика на выборах в 2020-м, но и потом никуда не денется. Там раскол примерно пополам, сквозь всю страну. Если же они, паче чаяния, сумеют договориться между собой по идеологии и стратегии развития США, а потом полностью привести к покорности Facebook и Google, ввести внешнее ручное управление контентом и алгоритмами соцсетей, как предлагается в отчете Amnesty International, то для нас это будет только хуже.

Пусть лучше они еще подерутся там у себя года два-три, нам больше-то и не надо.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

129

Россия предложила Западу большую сделку в Сети

32
(обновлено 15:46 31.07.2021)
Россия считает необходимым заменить Будапештскую конвенцию о компьютерных преступлениях 2001 года.

СУХУМ, 31 июл - Sputnik. С Будапештской конвенцией полностью согласны западные страны, однако он устарел и действующих правовых инструментов недостаточно. О деталях российской инициативы читайте в материале Ксении Мельниковой для РИА Новости.

Универсальное решение

МИД и Генпрокуратура вместе с другими профильными ведомствами подготовили проект универсальной конвенции о борьбе с киберпреступностью. Документ передал в ООН замгенпрокурора Петр Городов.

"Преступное использование ИКТ создает широкие возможности для осуществления других форм преступной деятельности, включая компьютерные атаки на объекты критически важной инфраструктуры, компьютерный шпионаж, сексуальную эксплуатацию детей в сети Интернет, терроризм, мошенничество, незаконный оборот персональных данных, отмывание денежных средств", — говорится в проекте.

Двадцать лет назад в столице Венгрии приняли конвенцию о компьютерных преступлениях. Под документом подписались США, Япония, Австралия, Израиль, а также страны — члены Совета Европы, кроме России.

В Москве не понравилась статья 32 о "трансграничном доступе к хранящимся компьютерным данным". Это позволяет спецслужбам проводить операции в компьютерных сетях других государств, не ставя в известность официальные власти. В России небезосновательно указывали на угрозу безопасности и суверенитету. Совет Европы впоследствии скорректировал документ, но Москва позицию не изменила.

Многие государства считают, что в киберпространстве не должно быть границ. В России полагают, что правительства разных стран могут устанавливать собственные правовые режимы, но при этом сотрудничать, соблюдая взаимный суверенитет.

К тому же Будапештская конвенция попросту устарела. Там, к примеру, речь идет всего о девяти возможных киберпреступлениях. А Россия выделила уже 23 категории. В том числе несанкционированный доступ к персональным данным, создание и распространение вредоносных программ, фальсифицированных лекарств, склонение к самоубийству, детская порнография, подстрекательство к подрывной или вооруженной деятельности, незаконный оборот оружия, реабилитация нацизма, оправдание геноцида или преступлений против мира.

Москва предлагает создать новые структуры и механизмы, как на национальном — круглосуточные контактные центры, так и на международном уровне — проводить конференции стран-участниц. Понадобится секретариат и международная техническая комиссия из 23 членов.

Не устает предлагать

Поддержат ли проект, пока не ясно. В 1998-м Россия с трибуны ООН первой предупредила мир о рисках киберпространства.

В 2011-м представила проект конвенции "Об обеспечении международной информационной безопасности", главная цель которой — предотвращение кибертерроризма и кибермошенничества, а также конфликтов в IT-пространстве. Не поддержали. Зато многие положения этого проекта вошли в документы, принятые в ШОС, СНГ и ОДКБ.

Шесть лет спустя Москва разработала еще одну конвенцию. И снова Запад был против. За двадцать лет там подогнали законодательство под будапештское соглашение, поэтому в Европе готовы говорить о его модернизации, но не замене.

В ООН при активном участии Москвы сформировали комитет по разработке конвенции о противодействии использованию ИКТ в преступных целях. На днях туда поступила копия российского предложения. К 2023-му может появиться глобальная конвенция. Так что не исключено, что основой этого документа послужит как раз российский проект.

"Мировое сообщество сталкивается с киберпандемией"

Россия открыта для сотрудничества в сфере кибербезопасности. Этот вопрос не раз обсуждали с США. Еще в 2013-м президенты Владимир Путин и Барак Обама договорились о взаимодействии в области информационно-коммуникативных технологий. Подготовили двусторонние механизмы для обмена информацией.

А на первой встрече Путина и Дональда Трампа американский лидер предложил создать двустороннюю экспертную группу для анализа кибербезопасности. Но, вернувшись в Вашингтон, передумал. Потом сотрудничество и вовсе прекратилось.

Противодействие киберугрозам обсуждали на недавнем саммите в Женеве, напомнил в статье для журнала "Россия в глобальной политике" министр иностранных дел России Серей Лавров.

"Откровенный и в целом конструктивный разговор (Джо Байдена и Владимира Путина) завершился договоренностью начать предметный диалог о стратегической стабильности при важнейшей констатации недопустимости ядерной войны, а также достижением пониманий о целесообразности консультаций по вопросам кибербезопасности", — указал глава МИД.

Однако между Москвой и Вашингтоном сохраняются глубокие противоречия, подчеркивает старший эксперт Центра перспективных управленческих решений, консультант ПИР-Центра Олег Шакиров. "Особенно по таким вопросам, как атрибуция в киберпространстве, возможность применения норм международного гуманитарного права к кибератакам. Это усугубляется все новыми примерами использования ИКТ в военных и разведывательных целях, публичными обвинениями и угрозами", — пояснил он в беседе с РИА Новости.

Двусторонние механизмы для обмена информацией имеются. "Но непонятно, как ими пользуются. Они конфиденциальные. Россия неоднократно предлагала США возобновить сотрудничество.

Есть и многосторонний формат, который развивается в разных организациях, главная из них — ООН. Добиться общего понимания государств того, как вести себя в киберпространстве, сложно. Это небыстрый процесс", — считает собеседник.

И все же стоит поторопиться. Москва прямо говорит, что мир сталкивается с самой настоящей киберпандемией. В 2019-м потери глобальной экономики от кибератак достигли 2,5 триллиона долларов. К 2022-му может быть и восемь триллионов. По прогнозам Сбербанка, из-за киберпреступников российская экономика в 2021-м недосчитается шести триллионов рублей.

32

Боевые роботы России делают мир людей лучше

112
Способные самостоятельно действовать в боевых условиях роботы с искусственным интеллектом – сегодняшний день Российской армии.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Роботизированные комплексы вооружений все активнее внедряются в войска, используются во всех средах боевого применения, и не только на учениях.

Масштабные трехдневные маневры инженерных войск с применением роботизированной техники 30 июля завершаются в Западном военном округе (ЗВО). Учения охватывают шесть субъектов Российской Федерации, 12 полигонов и участок реки Ока. Задействованы более 8 тысяч военнослужащих и около 1500 единиц техники, включая робототехнические комплексы разминирования "Уран-6" и пожаротушения "Уран-14".

В одном из эпизодов учений ЗВО, на полигоне Мулино в Нижегородской области инженерные подразделения совместно с Воздушно-десантными войсками отработали штурмовые действия в плотной городской застройке, при поддержке роботов серии «Уран». При этом подразделения использовали боевой опыт, накопленный в Сирии.

У инженерных войск своя специфика – ломать и строить. Вместе с тем в Российской армии создаются первые подразделения в составе десятков автономных ударных роботов. Тактика их боевого применения отрабатывается не только на полигонах.

На прошлой неделе опубликована видеозапись уничтожения сирийских террористов российским боевым роботом "Соратник". Бронированная гусеничная 7-тонная машина на территории САР поддерживала Силы специальных операций ВС РФ – в дневное и ночное время точно поражала отдельных боевиков и транспортные средства "джихадистов".

Ранее российский министр обороны Сергей Шойгу рассказал о начале серийного производства в стране боевых роботов с искусственным интеллектом, которые способны воевать самостоятельно: "Появились уже не просто экспериментальные образцы, а роботы, которых действительно можно показывать в фантастических фильмах".

Оснащение войск подобными машинами – одно из приоритетных направлений. В Минобороны РФ создано специализированное управление, ответственное за внедрение боевых роботов. Развитие искусственного интеллекта в России выходит на новый уровень, и это требование времени. В новейших вооружениях всех видов и родов войск стремительно возрастает значение автоматизированных систем.

Прорыв в будущее

Победы в вооруженных конфликтах отдаленного будущего уже сегодня обеспечивают несколько российских оборонных предприятий, на которых производят боевых роботов для Воздушно-космических сил, Военно-морского флота и Сухопутных войск. Рассмотрим наиболее известные образцы.

Упомянутый выше "Соратник" впервые "засвечен" на международном военно-техническом форуме "Армия-2016". Предназначен для огневой поддержки войск, разведки, патрулирования территорий и охраны объектов, разминирования и разграждения, ретрансляции, подвоза боеприпасов и топлива.

Робот несет мощное вооружение: 40-мм или 30-мм гранатометы, 12,7-мм или 7,62-мм пулеметы, четыре противотанковых управляемых ракеты или реактивные огнеметы «Шмель». Особенно эффективен и полезен "Соратник" при штурме укреплений, в ходе различных спецопераций. При необходимости, два "Соратника" могут обмениваться информацией на поле боя. Это боевая автоматизированная система способна круглосуточно действовать в любых климатических условиях. Скорость – до 40 км/час, запас хода на одной заправке – 400 км.

Ударный гусеничный дрон "Уран-9"также проверен в боевой обстановке. Впервые представлен широкой общественности на параде Победы в Москве в 2018 году. Предназначен для ведения разведки, огневой поддержки войск, и уничтожения боевой техники противника.

Грозная 12-тонная бронемашина несет комплекс управляемого вооружения "Атака": противотанковые ракеты, реактивные огнеметы "Шмель", 30-мм автоматическая пушка, 7,62-мм пулемет. Машина обладает стелс-защитой, системой предупреждения о лазерном облучении и другими уникальными характеристиками. Западных аналогов не существует, специализированный журнал The National Interest признал безусловное превосходство российских технологий.

Если говорить о полноформатных танках, то "Уралвагонзавод" занимается двумя модификациями роботизированных дронов на базе Т-72Б3, а Госкорпорация "Ростех" создала роботизированную версию Т-14 "Армата" с искусственным интеллектом (решение об открытии огня принимает человек). В первом случае речь идет о модернизации существующих "пилотируемых" Т-72 (проект "Штурм"). Роботизированные танки максимально автономны и защищены (включая средства РЭБ), каналы связи с командованием зашифрованы.

Беспилотный танк Т-14 на гусеничной платформе "Армата" в июле успешно прошел тестовые испытания. Создание полностью роботизированных основных боевых танков эксперты называют настоящим прорывом для российской оборонной промышленности. Машина практически все делает сама, человеку остается только подтвердить ее выбор цели для поражения. Вероятно, будет создана и экспортная модификация основного боевого танка с искусственным интеллектом.

Опыт применения танковых подразделений в Сирии доказал необходимость одновременного присутствия на поле боя нескольких типов роботизированных комплексов – легких, средних и тяжелых. Роботизированные танки должны прикрывать друг друга огнем, устойчиво взаимодействовать друг с другом в сети, обмениваться информацией. Подразделения многофункциональных роботов появятся в российских войсках к 2025 году. С другой стороны, вскоре Россия испытает беспилотный летательный аппарат с ракетным вооружением для истребления танков.

В этом ряду особняком стоит подводная система "Посейдон" с ядерным двигателем, которая без преувеличения гарантирует уничтожение любой цели или страны-агрессора в целом. По действующей государственной программе вооружений (до 2027 года) Россия построит три субмарины, на борту каждой из которых будет до шести "торпед Судного дня".

Значение автоматизации

Боевые роботы позволяют сохранить человеческие жизни, и они способны быстрее принимать правильные решения, обеспечивать победу над противником "не числом, а умением" во всех средах боевого применения – на суше, в воздухе и в море.

Согласно концепции развития и боевого применения робототехнических комплексов, на период до 2025 года доля роботов в общей структуре вооружения и военной техники Российской армии достигнет 30%.

Значительная часть этих систем станет полностью автономными, работающими под управлением искусственного интеллекта. Российским программистам, конструкторам и инженерам осталось совсем немного пройти до полной автономизации боевых роботов, то есть замкнуть систему получения информации с поля боя и сложный аппарат автономного принятия решений.

Завершающий этап роботизации – единая автоматизированная система управления войсками. В области высокотехнологичных вооружений Россия лидирует, однако "партнеры" не жалеют многих миллиардов долларов, чтобы догнать и перегнать.

В ближайшие десять лет Пентагон намерен потратить 2,4 млрд долларов только на подготовку к кибервойнам будущего. США нацелены на совершенствование сетецентрических боевых действий, и настойчиво модернизируют вооруженные силы и средства применения современных военных технологий.

Разработкой перспективных систем искусственного интеллекта для Пентагона занимается агентство DARPA, которое ежегодно проводит «соревнования» автономных роботов (после 2015 года – в закрытом режиме). Предназначение таких машин на поле боя – высокотехнологичное уничтожение противника. Миролюбивая Россия официально признана главной военной угрозой НАТО до 2030 года, ей приходится сдерживать «партнеров» высокотехнологичными, эффективными и понятными средствами.

Подписывайтесь на канал военного обозревателя Александра Хроленко в Telegram

112

Общее число случаев COVID-19 в Абхазии превысило 22 тысячи

287
(обновлено 23:16 31.07.2021)
Диагноз коронавирусная инфекция подтвержден у 172 человек из 595 протестированных в Абхазии.

СУХУМ, 31 июл - Sputnik. Общее число случаев коронавирусной инфекции с начала пандемии в Абхазии составляет 22083, сообщает оперштаб по защите населения от COVID-19.

Отмечается, что зарегистрировано 307 летальных случаев, выздоровели 17806 человек.

В Гудаутской ЦРБ находятся на стационарном лечении 169 пациентов, в тяжелом состоянии 39 человек, состояние здоровья 46 пациентов – средней степени тяжести.

© Sputnik / Леон Гуния
COVID - 19 в Абхазии

В Сухумской инфекционной больнице 42 пациента, 20 человек в тяжелом состоянии здоровья, в Очамчырской ЦРБ - 26, в Гагрской ЦРБ – 49, 11 человек в тяжелом состоянии здоровья, в Ткуарчалской ЦРБ – 15 пациентов.

287
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии