В Москве прошел вечер памяти Константина Симонова

Великий абхаз Константин Симонов

674
(обновлено 18:43 01.01.2017)
В конце минувшей недели в Москве, в Музее серебряного века Московская абхазская диаспора провела памятный вечер в честь столетия поэта и писателя Константина Симонова. О том, какое отношение к Абхазии имеет классик советской литературы рассказал колумнист Sputnik Лев Рыжков.

Небольшое, уютное помещение музея тем вечером превратилось в настоящий симоновский мемориал. Была стойка с репринтным изданием книги "Симонов в Абхазии", были фотографии Константина Симонова на стенах. Но самое главное – была молодежь: парни и девушки из Московской абхазской диаспоры. 

Сам вечер оказался неожиданно далек от скуки и академизма. Перед собравшимися выступила оперная дива, заслуженная артистка РФ и народная артистка Абхазии Алиса Гицба. Аккомпанируя себе на рояле, она исполняла на абхазском языке романсы на стихи Есенина. Выступала молодая певица, звезда мюзиклов Рамина Заде.

Но центром вечера были воспоминания о Константине Симонове и его жизни в Абхазии. Мемуарами делились писатель, просветитель Денис Чачхалиа (именно в его переводе на абхазский звучали на вечере стихи Есенина) и атташе по культуре посольства Республики Абхазии Татьяна Гулиа – дочь великого писателя Георгия Гулиа. Многие мемуары вообще звучали впервые. "А сейчас я вам расскажу то, чего никому не рассказывал", то и дело начинал свой рассказ Денис Чачхалиа.

Зал слушал, затаив дыхание. А мы поделимся с вами некоторыми неизвестными историями из жизни советского классика на солнечной земле Абхазии.

Внимание вождя

В Абхазии Константин Симонов дружил с семьей Гулиа. Он сам признавался, что Абхазия для него началась со знакомства с Дмитрием Иосифовичем Гулиа – основоположником абхазской письменной литературы. Его сын Георгий Гулиа – продолжил дело отца и стал классиком абхазской литературы. 

В 1948 году журнал новый мир издал повесть Георгия Гулиа "Весна в Сакене". Константин Симонов – большой друг семьи, положил журнал с повестью на стол Сталину. 

"Кто такой этот Гулиа?" — спросил Иосиф Виссарионович у своего референта. Тот передал вопрос по инстанциям. В результате дом семьи в Сухуме оказался оцеплен НКВД. За отцом и сыном установили наружное наблюдение. В доме на всякий случай сушили сухари и готовились к самому худшему. 

Но в один прекрасный день "наружка" пропала, сгустившиеся тучи развеялись. Как выяснилось, повесть Сталину понравилась. Позже за это произведение Георгий Гулиа получил Сталинскую премию.

День рождения коровы

Дочь классика абхазской литературы Татьяна Гулиа вспоминала, что в Гульрипше было очень много детей. Когда работал Симонов, детвору выдворяли из его дома. Но Константин Михайлович вовсе не был суровым дядькой. Когда было время и случалось хорошее настроение, он устраивал детские праздники. 

Один раз отмечали день рождения собаки. В другой раз – "именинницей" стала корова. А Константин Михайлович придумывал детям конкурсы. Например, Татьяна Георгиевна вспоминает, что совершенно точно был конкурс "Кто быстрей почистит воблу".

По тормозам!

"Однажды мы поехали в горы, — вспоминает Татьяна Гулиа. – Константин Михайлович с женой, и мы – всей семьей. Мужчины сидели за столом, а потом сели за руль и уехали в горы. И Лариса – жена Константина Михайловича, и моя мама беспокоились. И вдруг мужчины возвращаются, подъезжают, за рулем — папа. И оба выпадают из машины. Мама возмущается: "Как же так! Из-за стола, за руль, в горах!" 

Константин Михайлович решил успокоить: «Валя, не беспокойся! Я переживал, что Георгий едет очень быстро, и тормозил». И показывает ботинок с совершенно стертой подошвой. Да, они порой откалывали такие номера, которые близким трудно было терпеть.

Симонов заступался за папу в 1949 году, когда Георгий Дмитриевич написал историческую повесть "Черные гости". Официальный Тбилиси поднял тогда большой шум, устроил на папу самые настоящие гонения. Его обсуждали на заседаниях Союза писателей. Но папе повезло – Симонов его отстоял. Папу даже не посадили, хотя к тому все шло».

О гонениях на абхазский язык

"В 1947 году абхазский язык подвергался преследованиям, — вспоминает Денис Чачхалиа. — Детей в школах таскали за уши, ставили их в угол на зерна кукурузы, даже если они говорили на абхазском не в классе, а в коридоре или на футбольном поле. 

Первыми возмутились абхазские писатели и написали в ЦК КПСС. После этого авторам письма пришлось скрываться. И так совпало, что именно в это время великим абхазским поэтом Багратом Шинкуба была закончена поэма "Мои земляки". Баграт Шинкуба написал о современном колхозе, о том, как хорошо трудиться на свое социалистическое отечество. 

Я не помню подробностей, но именно Симонов сделал так, что поэма была переведена на русский язык и опубликована в Москве. Это был недвусмысленный намек провинциальным властям на мнение Москвы. Только после этого поэма была опубликована на абхазском".

Тогда же появилась великая книга Баграта Шинкуба "Последний из ушедших". Кто знает, какова была бы ее судьба, если бы не вмешательство Симонова?

"Была опасность, что этот исторический роман будет истолкован не так, как надо, — рассказывает Денис Чачхалиа. – А Баграт Шинкуба не понаслышке знал, что такое репрессии и гонения. Поэтому он понял, что нужно очень быстро сделать подстрочный перевод "Последнего из ушедших". 

Мы бросили все. Баграт Васильевич сделал так, чтобы мне дали вольное хождение в редакцию "Советской Абхазии", я приходил к нему. Он выходил к секретарше, говорил: "Меня нету". И мы с ним садились. И для меня это было счастье – работать над этим великим произведением. Я был горд за свою культуру. 

Так что Константин Симонов и поэт Яков Козловский переводили роман на русский язык с моего подстрочника. По большому счету нужно было имя Симонова, чтобы книга стала "неприкосновенной". Поэтому Козловский переводил, а Симонов правил. И когда книга вышла, Симонов устроил на заводе ЗИЛ в Москве конференцию по роману. Нужен был резонанс, который, как броня, защитит этот роман. 

И Баграт Васильевич дал мне задание – как корреспонденту обслужить это мероприятие. Я поехал в Москву, записывал от руки, потом ночью написал заметку, позвонил в Сухум секретарше редакции, которая ждала этого звонка, продиктовал написанное. Утром газета вышла уже с материалом о "Последнем из ушедших". Вот таким образом был спасен великий абхазский роман. 

О гостях

К Симонову в Абхазию приезжали самые разнообразные гости. Например, Александр Трифонович Твардовский – большой поэт, редактор журнала "Новый мир". В 60-х над его головой стали сгущаться тучи. Он опубликовал очень много рискованных вещей. Например, "Один день Ивана Денисовича" Александра Солженицына. Он приезжал к Симонову искать защиту. И, очевидно, нашел. 

К слову, именно в "Новом мире" Твардовского впервые опубликовался Фазиль Искандер с повестью "Созвездие козлотура". И как знать – не стало ли это результатом поездки редактора в Абхазию?

Бывал в гостях и великий чилийский поэт, нобелевский лауреат Пабло Неруда вместе с женой. В Абхазии им очень нравилось. Они все сравнивали Черное море с родным Тихим океаном. Звали Симоновых и Гулиа в гости, в Чили. Но не сложилось. К власти на родине Пабло Неруды пришел Пиночет. И через десять дней после переворота великий чилийский поэт умер при самых загадочных обстоятельствах.

Было еще много теплых, уютных и познавательных воспоминаний. 

В Абхазии Симонова – помнят и чтят. Ведь получается, что если бы Константин Михайлович не любил Абхазию и ее людей, мы бы так и не узнали бы ни Фазиля Искандера, ни Георгия Гулиа, ни Баграта Шинкуба, ни их прекрасных произведений.

674
Теги:
писатели, юбилей, Московская абхазская диаспора, Денис Чачхалия, Константин Симонов (политолог), Москва
Темы:
"Абхазский след" (38)

Террорист убил учителя, а Европа убивает себя сама

279
(обновлено 11:16 19.10.2020)
В пятницу во Франции около учебного заведения в коммуне Конфлан-Сент-Онорин произошло убийство преподавателя. Предполагаемый нападавший был застрелен сотрудниками полиции в соседней коммуне Эраньи.

После кошмарного убийства учителя радикалом-исламистом Франция задалась сакраментальными русскими вопросами: кто виноват и что делать, пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

В связи с первой темой французским журналистам оказался наиболее интересен момент, каким образом чеченская семья из России вообще получила статус политических беженцев. Выяснилось, что она переехала во Францию в 2008 году, где ее ходатайство об убежище несколько лет рассматривалось властями — и в результате было отклонено. Однако в 2011-м Национальный суд по вопросам права убежища отменил это решение. Ну а чуть больше полугода назад — по достижении совершеннолетия — будущий убийца автоматически получил собственный вид на жительство.

В общем, совершенно обычная история в современной Европе.

Что касается второго вопроса, то тут бескомпромиссно выступили французские власти, заверив сограждан, что они не намерены сворачивать с выбранного пути борьбы с исламизмом.

Роковой урок, на котором 47-летний Самюэль Пати в рамках занятия по свободе слова показал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала Charlie Hebdo, прошел в начале октября. Тогда же состоялось выступление Эммануэля Макрона, вызвавшее серьезный резонанс далеко за пределами страны. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил своего французского коллегу в "открытой провокации" и посягательстве на свободу совести.

Именно в этой речи французский лидер объявил войну "геттоизации" Франции, "исламистскому сепаратизму" и анонсировал масштабный план по борьбе с закрытыми, варящимися сами в себе этническими и религиозными анклавами. Кстати, именно система образования — главное направление кампании. В частности, планируется практически полный запрет домашнего образования и жесткое выкорчевывание "нелегальных школ, которыми зачастую руководят религиозные экстремисты".

После произошедшего теракта нередко звучали удивленные и даже местами осуждающие мнения российских комментаторов в адрес убитого учителя, который продемонстрировал 12-14-летним ученикам откровенно оскорбительные для некоторых из них карикатуры.

Важно понимать, что это была не просто личная инициатива Пати — он действовал в рамках программы и установок французской системы образования. На том злосчастном занятии преподаватель, пытаясь сгладить острый момент, заранее предупредил учеников о содержании изображений, которые покажет, и предложил выйти из класса тем, кому это неприятно.

Самое удивительное, что французское государство и впрямь считает подобный подход эффективным в борьбе за секуляризацию, интеграцию меньшинств и размывание сформировавшихся в стране гетто.

Ведь можно без особых проблем предугадать реакцию подростков, выросших в замкнутой этнической среде, выдернутых из частных школ под руководством имамов-экстремистов и посаженных за парту государственного учебного учреждения, где им на уроке покажут нарисованную картинку обнаженного мужчины с подписью, что это пророк Мухаммед. И дело даже не столько в том, что кто-то из них решит повторить путь 18-летнего чеченца, сколько в том, что трудно придумать более надежный способ навсегда вызвать у молодых людей глубочайшее отторжение и отвращение к европейским ценностям, культуре и образу жизни.

Инициатива Макрона вызвала крайне бурную реакцию не только в исламистских кругах, но и у противоположного — либерального — лагеря, который усмотрел в предложениях французского президента недопустимое наступление на права и свободы граждан.

Самое ироничное и печальное, что все три стороны этого противостояния на самом деле говорят на одном языке — языке радикализма и нет принципиальной разницы между исламистским экстремизмом, левацко-политкорректным либерализмом и секуляризмом в крайних формах, что ныне практикует французское государство. Для решения действительно острой и давно назревшей проблемы Франция прибегает к тем же методам максимально грубой промывки мозгов, что и исламисты, правда, шансов, что они сработают, у нее куда меньше.

В свое время Европа подарила миру удивительную — потому что работающую — концепцию свободы, которая выражена в популярнейшей формуле, согласно которой свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого.
Существуют разные интерпретации этой мысли, но все они так или иначе сводятся к тому, что даже самое свободное общество предполагает определенные ограничения для каждого своего члена.

На практике это вылилось в то, что система западной демократии в своем классическом виде воспринимает маргинальными и неприемлемыми любые крайние и непримиримые в своей крайности точки зрения — будь то правые, левые, красные, белые или серо-буро-малиновые. А общественный и политический консенсус в такой системе делает ставку на компромисс и взаимоуважение, в том числе уважение к чужим убеждениям, верованиям и ценностям.

Нет никакого противоречия в том, чтобы, борясь с религиозным экстремизмом, не допускать и уж тем более не пропагандировать в государственных школах вакханалию воинствующего безбожия, целенаправленно оскорбляющего верующих. Точно также государство может стоять на страже неприкосновенности частной жизни человека вне зависимости от его сексуальной ориентации, но при этом жестко блокировать любые попытки проникновения нетрадиционных сексуальных практик в общественную жизнь, будь то гей-парады или пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних.
Одно другому никак не противоречит.

Но, похоже, Запад просто забыл об этом. И можно быть уверенным, что взятая им ныне на вооружение концепция, подталкивающая людей к радикализации, а общество — к непримиримости и углублению раскола, даст свои фатальные плоды.

279

Назад, к бедности: Всемирный банк грустит, Китай полон оптимизма

169
(обновлено 14:19 18.10.2020)
По данным Всемирного банка, обратно в нищету по итогам 2020 года будут отброшены 88-115 миллионов человек. И вернуться к исходной, вчерашней точке удастся разве что лет за десять.

Самый, наверное, обсуждаемый сейчас повсюду международный документ — это сообщение Всемирного банка о том, что в 2020 году мир резко обеднел и с этим надо что-то делать, пишет колумнист РИА Новости Дмитрий Косырев. Документ, и особенно итоговый призыв, явно обращен к предстоящей ежегодной встрече "Группы двадцати" (лидеров ведущих экономик мира), но в нем масса фактов, интересных также всем и каждому.

И самый эффектный факт в том, что мы, то есть мир, очень хорошо жили в последние два-три десятилетия, но мало кто это замечал: к хорошему привыкаешь. С начала 1990-х годов доля людей в мире, живущих за чертой абсолютной бедности (1,9 доллара в день), снизилась с 35 до 8,4%: фантастический успех, прежде всего благодаря Китаю, где разбогатели около 700 миллионов. На начало года "экстремально бедных" оставалось только 9,2% населения планеты, или 689 миллионов человек. Говорили о том, что к 2030 году будет полная победа — мир без нищеты.

И вот, сообщает нам ВБ, пришел 2020-й — и кривая на графике впервые надломилась. Обратно в нищету по итогам года будут отброшены 88-115 миллионов человек. И вернуться к исходной, вчерашней точке удастся разве что лет за десять (если повезет).

Причины банк обозначает так: сочетание военных конфликтов, перемен климата и пандемии. Важнее всего последний фактор. Здесь надо смотреть на детали: раньше типичный супербедный был жителем какой-то отдаленной деревни в Африке южнее Сахары. Сейчас больше всего пострадали совсем другие страны — "среднего дохода", где будет теперь помещаться до 82% только что обедневших.

Это прежде всего Индия, Бангладеш, Нигерия и прочие. Портрет отброшенных сегодня в нищету такой: это скорее городские жители, работали в "неформальном секторе" и на каких-то производствах, "на которые более всего оказали влияние локдауны и ограничения в перемещении". Индия, напомним, известна наиболее длительными и жесткими карантинами из всех прочих стран мира. Всего, получается у банка, на грани выживания в ближайшее время окажется в 150 раз больше людей, чем умерло от самой пандемии.

Все в целом по масштабу напоминает потери, которые мир обычно несет после какой-нибудь мировой войны. Собственно, множеством экспертов уже было сказано, что Третья мировая давно идет, просто она ведется новыми методами — без боевых действий как таковых (не считая региональных конфликтов). Это война ценностей и подходов к глобальному и местному управлению, неразрывно слитая с борьбой разных лобби и отраслей экономики за то, кто из них будет дальше диктовать людям, как им теперь следует жить.

Резкий рост крайней бедности — только часть такого процесса, можно было бы вспомнить обеднение среднего класса в относительно небольшой группе западных стран, называющих себя развитыми. Или очень странную кампанию по заселению Европы или США мигрантами под разговоры о "врожденном расизме белого человека". Или прочие кампании, направленные на уничтожение нормальной жизни обществ. Раньше такая перезагрузка всей системы происходила по итогам массовых боевых действий (пир победителей), сейчас обходится без них.

Беспрецедентность происходящего наводит на мысли, что призывы ВБ "что-то сделать" с рывком бедности не каждый в сегодняшнем мире услышит — не до того. Ну хотя бы США — кто-то еще думает, что Америка с ее нынешними проблемами способна улучшать мир? Хотя министры финансов G20 очень серьезно отнеслись к идее продлить мораторий на обслуживание внешнего долга наименее развитых стран еще и на 2021 год. Но это капля в море проблем.

Единственная из великих держав, делающая оптимистические заявления насчет способности человечества успешно и дружно пройти через нынешнюю черную полосу, — это Китай. Например, идея построить "процветающий, чистый и красивый мир" достаточно типична для китайских внешнеполитических заявлений (в данном случае речь об инициативах по части экологически дружественных технологий). Но Пекину удается в лучшем случае декларативно обозначить направление, в котором он хотел бы идти вместе с партнерами. Или возглавить движение, хотя лидерство — такая штука, которую нужно предлагать очень аккуратно.

А вот если речь о практических и результативных действиях, то с этим сложнее. На минувшей неделе Китай, например, провел акцию в ООН — инициировал совместное заявление 26 стран в Третьем комитете (по социальным и гуманитарным проблемам). Двадцать шесть (включая Россию) — это страны, против которых вводили санкции США с союзниками, хотя список неполный. Мысль заявления проста: санкции надо немедленно снять. Поскольку они всегда ухудшают положение населения стран, против которых вводятся. И нынешний момент — тот самый случай, когда с санкциями пора распрощаться.

Но всем же понятно, что никто ничего снимать сейчас не будет, сколько бы ни было "новых бедных". В конце концов, что там Третий комитет — 23 марта к тому же призывала комиссар ООН по правам человека, а 26 марта — Генеральный секретарь ООН. А потом и вся Генассамблея большинством голосов.

Да это уже, видимо, и физически невозможно — снимать санкции. Журнал The Atlantic насчитывает 7967 штук санкций США против каких угодно стран, правда, по состоянию на май 2019 года. А с тех пор добавились (в этом октябре) санкции, например, против 18 иранских банков, то есть, по сути, против тех, кто с ними будет иметь дело. И еще много других. Основания — да никому уже они давно не интересны. И как — с чисто технической точки зрения — можно отменить всю эту кучу документов, которые и перечислить-то не одного дня дело?
Обычно по итогам мировых войн все подобное старье разом сметают в прошлое. Но Третья мировая еще явно не закончена, так что и противостояние санкциям, и связанная с ним борьба с внезапно обострившейся бедностью еще не скоро завершатся.

169

"Заговор классиков". Бестужев-Марлинский. Писатель взбесившейся судьбы

0
(обновлено 10:30 25.10.2020)
Фаталист. Искатель приключений. Его считали Пушкиным в прозе. Активный декабрист. Вывел войска на сенатскую площадь. Отделался якутской ссылкой. Переведен на Кавказ. Вновь офицер. Безумный ловелас и автор повести "Фрегат Надежда". Погиб в Адлере в бою с горцами.

Виктор Ерофеев – современный классик мировой литературы, хочет повторить подвиг Менделеева – создать периодическую таблицу, но не химических элементов, а русских писателей и поэтов.

"Заговор классиков". Бестужев-Марлинский. Писатель взбесившейся судьбы

В проекте "Заговор классиков" мы говорим об уникальном явлении культуры – русском литературном ренессансе. По своему значению он не уступает итальянскому возрождению. Наши классики, от середины 18 века до наших дней, создали систему всемирно значимых ценностей, открыли Россию миру. "Мила нам добра весть о нашей стороне, - писал Державин - Отечества и дым нам сладок и приятен". Наконец, наши писатели помогли, как говорил Достоевский, "найти в человеке человека". Давайте определим их поиски и открытия.

Слушайте подкасты РИА Новости

0