Выпускающий редактор Sputnik Абхазия Изольда Хагба

Ди Каприо и "Оскар". Нет повести печальнее на свете…

1082
(обновлено 12:36 18.07.2016)
Об интриге быть "Оскару" в руках у Ди Каприо или не быть рассуждает колумнист Sputnik Изольда Хагба.

Интрига киносезона –Ди Каприо и Оскар. Вообще, складывается ощущение, что это и есть главная роль в жизни Ди Каприо – это его снисходительное безразличие к решению академии. А фанаты Лео по всему миру подогревают интерес к этой самой роли уже который год. То, что Оскар традиционно обходит Лео стороной, стало в Голливуде уже притчей во языцех.

Многим величайшим актерам не суждено было иметь "Оскара" в своей истории. И никто из них или их фанатов не сокрушается столь театрально над несправедливостью тяжелой доли непризнанных, сколь "дикапристы"(увидела это определение в сети, которое понравилось точностью подмеченного настроя фанатов).

Например, талантливый Уилл Смит вполне мог бы стать ее обладателем, так же, как и красавчик Том Круз. Но в случае с Уиллом Смит все еще может измениться на фоне скандала, который учинила его супруга, поддержав бойкот в защиту темнокожих актеров хештэгом #OscarsSoWhite ("Такой белый Оскар"). Биллу Мюррею только за "День сурка" бы отдала одну, не глядя. Не говоря уже о Джулианне Мур, или Джонни Депп, который точно заслужил ее за "Пиратов Карибского моря". И даже величайший комик всех времен Чарли Чаплин не был удостоен этой награды именно за актерское мастерство, хотя получил их целых три, но за другие заслуги. Этот длинный список можно продолжать, и все эти замечательные актеры все еще остаются любимчиками киноманов всего мира.

Почему столько разговоров только вокруг Лео? И почему номинация именно Ди Каприо — ежегодная интрига?

Абхазский сегмент в фейсбуке тоже переживает за судьбу Лео и пестрит заголовками о предстоящей церемонии награждения. Не остались в стороне и острословы всех мастей, которые закидали сеть колкостями на эту тему. Некоторые даже усмотрели связь между названием фильма, за который Лео номинируется в этом году — "Выживший", и долгой многострадальной дорогой Лео к заветной статуэтке.

Что ж, а критики и букмекеры, впрочем, как и в предыдущие годы, считают, что никогда еще шансы Лео не были так высоки, как в этом году. Оправдаются ли прогнозы знатоков или Ди Каприо снова останется не у дел – вопрос вопросов. И даже война в Сирии и теракты по всему миру ушли на второй план, по крайней мере, если судить по ленте в фейсбуке.

Помнится, фанаты как-то скандировали, что это "не у Лео нет "Оскара", а у "Оскара" нет Лео". И с этим можно соглашаться или нет, но актер он действительно талантливый и на редкость работящий, что не может не вызывать уважение.

Одним словом, поживем – увидим. Как раз подоспела информация о том, что "Ленфильм" готов снять Лео в роли Ленина, как он ранее и высказывал пожелание. Правда, Ди Каприо хотел еще сыграть Путина и Распутина, но какие его годы…хотя за эти роли ему вряд ли светит заветная статуэтка.

1082
Теги:
статуэтки, номинации, кино, Оскар (премия), Леонардо Ди Каприо, США
Темы:
Дом Кино Sputnik (89)

Оружие в законе: что произойдет после 1 марта

2297
(обновлено 14:45 24.02.2021)
Колумнист Sputnik Алексей Ломия в своей второй колонке о вступающем в силу 1 марта законе "Об оружии" обращает внимание на самые важные детали документа.

В предыдущем анализе я затронул некоторые аспекты, связанные с введением в действие нового закона "Об оружии", который вступает в силу с 1 марта 2021 года. Отмечая положительные моменты, связанные с тем, что впервые за все послевоенное время предпринята попытка четко регламентировать эту немаловажную сферу и упорядочить оборот оружия в республике, хочется заострить внимание читателя на некоторых самых важных деталях закона.

Важно знать

Что же важно знать гражданам и особенно тем, кто является обладателями оружия, из нового закона? Не буду вдаваться в скучные вводные моменты, которые всегда наличествуют в законодательных актах такого типа, но обязательно пройдусь по самому актуальному.

Что очень важно - это то, что законодатель разъяснил, что именно подразумевается под словом "оружие" , что такое "боеприпасы", что такое "холодное оружие". Любой человек, которые не поленится и прочитает закон, точно будет знать, что именно он хранит или носит и, соответственно, какие могут быть последствия.

Думаю, что читателю важно знать, что подразумевается под "гражданским оружием". Государство вводит обязательные ограничения для этой категории, такие как невозможность вести огонь очередями и емкость магазина не свыше 17 патронов. Сюда входит: оружие для самообороны, спортивное оружие, охотничье, сигнальное, старинное, антикварное, представляющее культурную ценность и списанное. Учитывая нашу ментальность и обычаи, законодатель ввел понятие "холодного клинкового оружия, носимого с абхазской национальной одеждой".

Обладателям гражданского оружия необходимо знать, что, к примеру, на него нельзя устанавливать приспособления для бесшумной стрельбы, прицельные устройства (за исключением охотничьего), приборы ночного видения, нельзя носить его заряженным в населенных пунктах и во время митингов, парадов, массовых шествий, в нетрезвом виде, в объектах богослужения, образовательных учреждениях.

Приобретать гражданское оружие на территории Абхазии могут только лишь граждане республики, с некоторыми оговорками для лиц, зарегистрированных в установленном порядке как индивидуальные предприниматели и представители организаций.

Кому, что и когда можно

Отдельно следует подчеркнуть, что лицо, не являющееся резервистом Вооруженных сил Республики Абхазия, не может владеть автоматом, автоматической винтовкой, боевым оружием и пулеметом.

Особого внимания заслуживают возрастные цензы, которые ввел законодатель. Общепринятый момент дееспособности наступает по достижении 18-летнего возраста. Но приобрести с этого момента можно только гладкоствольное охотничье оружие. С 21-летнего возраста уже можно владеть и нарезным охотничьим оружием, и только лишь с 27-летнего возраста почти все ограничения снимаются, а гражданин получает право пополнить свой личный арсенал пистолетами и револьверами. Эти возрастные ограничения всегда были предметом споров и дискуссий. Бытовало мнение, что если мы призываем в армию с 18 лет, доверяем право управления автомобилем, который тоже является источником повышенной опасности, то почему нельзя снять все барьеры начиная с этого возраста. Видимо, возобладала та точка зрения, что личность должна устояться, достичь определенного уровня ответственности и самосознания.

Права и правила

Основанием для приобретения оружия является лицензия, которая выдается уполномоченным органом, которым, как и было раньше, осталось Министерство внутренних дел. Выдается на 10 лет. Требования стандартные: наличие прописки, медицинские показатели, знание правил безопасного обращения с оружием. Естественно, что закон ограничил выдачу лицензий лицам, состоящим на учете в психоневрологическом диспансере, наркоманам, лицам отбывающим наказание и с непогашенной судимостью, лишенным такого права судом и злостным нарушителям закона.

Лицензия не требуется для приобретения травматического, газового, пневматического оружия, электрошокеров, газовых распылителей и национального холодного оружия.

Особое внимание законодатель уделил правилам ношения гражданского оружия для самообороны. Если для ношения при себе травматического, газового, пневматического оружия не требуется специального разрешения, то в случае ношения нарезного оружия такое разрешение обязательно. Причем оговорены конкретные правила ношения, такие как ношение в кобуре, с недосланным в боевую часть патроном и скрытно.

Новым законом закрыты такие пробелы в законодательстве, где не совсем ясно и четко были отражены правила продажи и передачи оружия, а также его наследования.

Вполне прозрачно и понятно в законе отражены все нюансы, связанные с оборотом наградного оружия.

Таковы основные моменты нового закона "Об оружии". Хочется верить, что правильное и единообразное исполнение этого закона внесет положительный вклад в укрепление правопорядка.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

2297

Как заставить американцев воевать за химеру либеральной глобализации

36
(обновлено 11:51 24.02.2021)
Америка возвращается, говорит Джо Байден, имея в виду то, что при нем Штаты будут снова играть ведущую роль в мировой политике, отстаивании демократических ценностей и выстраивании отношений с союзниками.

То есть Штаты снова будут нести ответственность за глобальный мировой порядок, а времена национального эгоизма в стиле Трампа закончились, рассуждает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Этот громкий лозунг остальной мир принял к сведению — ну, давайте посмотрим, как это у вас получится в новых условиях.

Мир же изменился, причем еще до президентства Трампа, а Вашингтон сейчас снова попытается изображать из себя "царя горы", притом что гора уже вовсю осыпается.

Да, хотя внешние расклады неблагоприятны для Штатов, никакого другого сценария глобалистская американская элита не рассматривает — более того, радикальная часть истеблишмента вообще считает, что главные проблемы у страны не вовне, а внутри.

Потому что основное препятствие на пути к торжеству мирового либерального порядка и сохранению нынешнего положения Америки — не Россия или Китай, а сам американский народ.

Который не понимает своего счастья и своей миссии — и ему надо срочно все объяснить:

"Пришло время сказать американцам, что от глобальной ответственности им никуда не деться и что они должны думать не только о защите своей родины. Им необходимо понять, что цель НАТО и других союзов — защищаться не от прямых угроз интересам США, а от нарушения того порядка, который наилучшим образом служит этим интересам. Им нужно честно сказать, что задача поддержания мирового порядка бесконечна и чревата тяжелыми платами, но этот порядок предпочтительнее других альтернатив".

Кто должен это объяснять? "Это работа Джо Байдена и его новой администрации" — а кто это пишет? Роберт Каган — аналитик из Брукингского института, муж Виктории Нуланд, нового заместителя госсекретаря США.

То есть сама администрация дает себе установку и теперь будет ее выполнять любой ценой. Учить американцев любить созданный Америкой мировой порядок — чего бы им это ни стоило.

Статья Кагана в Foreign Affairs называется "Суперсила. Нравится вам это или нет!", и в ней проводится одна простая мысль: Америка очень сильная, настолько сильная, что не понимает всего масштаба своей силы и периодически хочет закрыться в своей крепости.

И только в этом ее слабость. Но нужно объяснить это американцам — и тем самым спасти мир, либеральные ценности и саму Америку.

В представлении Кагана американцы всю свою новейшую историю все время себя недооценивали:

"Большая часть исторических трагедий прошлого века была вызвана действиями великих держав, чьи устремления превышали их возможности. У американцев противоположная проблема. Их возможности к глобальному первенству превосходят их восприятие своего места и роли в мире".

Непонимание Америкой своей мощи и роли приводит к колебаниям американского курса — она периодически пытается уйти от ответственности за миропорядок и начать вести себя как нормальная держава:

"Это означало защиту своих граждан, своей территории, своего богатства и доступа к необходимым товарам. Это не предполагало борьбу за сохранение баланса сил в Европе или Азии, продвижение демократии или принятие на себя ответственности за проблемы в мире, которые напрямую не касались американцев. Этот континентально-ориентированный взгляд на вещи все еще царит и сегодня. Он не отрицает, что у Соединенных Штатов есть свои интересы, и предполагает, что это такие же интересы, которые преследует большинство стран мира".

Но Штаты уже век как не нормальная держава — и сейчас им нужно оставаться ей, восклицает Каган.

А опасность кроется в том, что Штаты, как это уже бывало, перестанут верить в свои силы, начнут уходить от своей роли — и это создаст иллюзию их слабости и спровоцирует ужасное:

"В результате американцы часто действовали плохо. Их американо-континенталистский взгляд на мир породил столетие диких метаний — безразличия, за которым следовала паника, мобилизаций и интервенций, за которыми следовали отступление и "отсиживание в окопах". То, что американцы называют относительно недорогие военные операции в Афганистане и Ираке "вечными войнами", является лишь одним из последних примеров их неготовности к сложному и бесконечному делу сохранения всеобщего мира и действий по предотвращению угроз".

И далее: "В обоих случаях американцы одной ногой "вышли за дверь уже в момент входа", что ограничивало их способность полностью контролировать сложные ситуации. Такой подход "шаг вперед, два назад", который повторяется снова и снова, сбивает с толку и вводит в заблуждение и союзников, и противников, причем часто до такой степени, что порождает конфликты, которых можно было бы избежать с помощью четкого и последовательного применения американской мощи и влияния во имя обеспечения мирного, стабильного и либерального миропорядка. Двадцатый век был усеян трупами иностранных лидеров и правительств, которые неверно оценили Соединенные Штаты, от Германии (дважды) и Японии до Советского Союза, от Сербии до Ирака. Если Америка хочет, чтобы такая же схема не присутствовала и в XXI веке — что наиболее опасно в конкуренции с Китаем, — то американцам нужно перестать искать "выходы из игры" и принять роль, которую им навязали судьба и их собственная сила".

Извращенный взгляд "железной" логики Кагана: американцы не должны испытывать колебаний в своей миссии, потому что как только они начинают дергаться, это провоцирует противников на авантюры, и Штатам приходится уничтожать их.

Непонятно, впрочем, что Каган имеет в виду под наложенным на себя американцами "ограничением", не позволявшим полностью контролировать ситуацию в Афганистане и Ираке. Мало бомбили? Нужно было применить ядерное оружие?

Недостаточно долго оккупировали? Двадцать лет мало — давайте сорок?

Понятно, чем он в реальности недоволен: глупые американцы "не готовы к сложному и бесконечному делу сохранения всеобщего мира".

Да, и у них опять упаднические настроения:

"Китайцы считают, что Соединенные Штаты находятся в упадке, и многие американцы с этим согласны. Опасность состоит в том, что по мере того, как Пекин наращивает усилия по осуществлению того, что он назвал "китайской мечтой", американцы начнут паниковать. Именно в такие времена и совершаются просчеты".

То есть Китай набирает силу, а американцы не реагируют, а потом, когда процесс уже зашел слишком далеко, вдруг запаникуют и ударят по Китаю? Но почему так вообще должно произойти — может быть, Китай угрожает американским интересам или захочет забрать себе Калифорнию?

Да нет, речь идет о китайском доминировании в Азии — почему-то непозволительном для крупнейшей и древнейшей азиатской державы.

Непозволительном с точки зрения 250-летних США? Конечно, нет — с точки зрения той наднациональной атлантической элиты, от лица которой, по сути, и вещает Каган. Американцы для нее — лишь инструмент, который надо правильно настроить на борьбу за собственное глобальное господство:

"Трудная правда заключается в том, что в реальном мире единственная надежда на сохранение либерализма внутри Америки и за рубежом — это поддержание мирового порядка, способствующего либерализму, и единственная сила, способная поддерживать такой порядок, — это Соединенные Штаты. Это не проявление высокомерия, а реальность, основанная на реальной оценке ситуации в мире. И это, безусловно, совсем не однозначное благо. Пытаясь сохранить этот порядок, Соединенные Штаты прибегали и будут прибегать к силе, иногда неразумно и неэффективно, с непредсказуемыми затратами и неоднозначными моральными последствиями. Вот что означает обладание мощью".

Но как же убедить американцев в необходимости нести это бремя? Напугать?

Так всегда и делали — тот же Каган вспоминает мало известный в России эпизод, когда в 1947 году (холодная война с СССР уже шла) американцы все равно отказывались поддержать Грецию (в которой разгорелась гражданская война — причем безо всякого вмешательства Москвы) и Турцию (на которую Сталин давил после 1945-го — но никакой угрозы войны не было):

"Тогда сенатор-республиканец Артур Ванденберг требовал от администрации Трумэна "напугать до чертиков американский народ", и Ачесон (госсекретарь) увидел целесообразность такой политики, как он потом признавал в своих мемуарах: "яснее ясного". Когда коммунизм был единственным врагом, все имело значение. Каждый акт был актом защиты".

Но сейчас страшилки уже не срабатывают. Россией пугали несколько лет, причем ее обвиняли и в манипуляции американскими выборами, однако все равно это не сильно сказалось даже на поддержке Трампа. Страх перед Китаем?

Но он тоже не слишком действует на американцев. Демонизация внешних противников не срабатывает.

Поэтому Каган предлагает пойти другим путем: чтобы и дальше поддерживать глобалистскую поступь Америки, нужно убедить американцев в том, что отказ от этой миссии приведет к катастрофическим последствиям.

Не только для всего мира, но в первую очередь для самих США:

"Их рецепты страдают необоснованным оптимизмом в отношении возможных альтернатив миропорядку, строящемуся под руководством США. Реалисты, либеральные интернационалисты, консервативные националисты и прогрессисты, похоже, воображают себе, что с миром будет все в порядке и интересы США будут так же хорошо защищены и без того, чтобы Вашингтон продолжал играть ту роль, которую он играл последние 75 лет. Но ни современная история, ни нынешнее положение в мире не оправдывает такой идеализм. Альтернатива американскому мировому порядку — это не шведский мировой порядок. Это не будет миром верховенства права и международных институтов или миром торжества идеалов эпохи Просвещения. Это будет мир вакуумов власти, хаоса, конфликтов и политических просчетов. Это будет по-настоящему жалкое зрелище".

То есть мир без Америки скатится в хаос? Кем должны быть американцы, чтобы поверить в это?

Тем более после того, как десятилетия политики интервенционизма не только не привели к процветанию и спокойствию в мире (посмотрите хотя бы на Ближний Восток), но и не сделали Америку внутренне более сильной и сплоченной.

Ровно наоборот — чем дольше американцы несли свое бремя мирового господства, тем больше обострялись внутренние противоречия и конфликты в США.

Может быть, разгадка в том, что интересы и цели глобалистской части американского истеблишмента и американского народа как такового противоречат друг другу — и чем дальше, тем острее будет становиться это противоречие?

И существование США как национального государства несовместимо с их ролью мировой "суперсилы"?

От понимания этого самими американцами будет зависеть будущее этого народа и его государства — и у Роберта Кагана нет аргументов, которые заставили бы американцев и дальше работать на чужие интересы.

Страх ведь уже не работает.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

36
Социальная сеть Фейсбук

"Россия не Австралия": чем закончится противостояние с Facebook

0
Канада и Австралия объявили войну Facebook, обязав соцсеть делиться доходами от рекламы. Марк Цукерберг вызов принял, но пострадали пользователи.

СУХУМ, 25 фев - Sputnik. Больше недели они не могут читать новости местных изданий через соцсеть. Противостояние интернет-компаний с Канберрой, как выяснила Галия Ибрагимова для РИА Новости, внезапно затронуло и Россию.

Канадская формула

"Оттава в авангарде битвы против Facebook и Google. Мы не отступим, даже если технологические гиганты заблокируют весь контент. Канада пойдет дальше Австралии", — пообещал министр наследия Канады Стивен Гильбо, курирующий разработку закона о взаимодействии новостных интернет-агрегаторов с местными издателями.

Законодатели создадут так называемую канадскую формулу — свод юридических положений, обязывающий интернет-гиганты платить "справедливую цену" за размещение публикаций локальных СМИ. Гильбо пояснил: канадские журналисты давно бьют тревогу и жалуются на падение доходов из-за действий соцсетей и новостных агрегаторов.

"Если мы обяжем "большую двойку" — Facebook и Google — платить, то наши СМИ заработают дополнительно до 490 миллионов долларов. Обратная ситуация, особенно в условиях пандемии, чревата дальнейшим падением доходов и рабочих мест в медиасфере", — объяснил канадский министр.

Опыт Австралии, обязывающий Facebook и Google заключать сделки с новостными агентствами и отчислять им средства за контент, канадцы хотят взять за основу. Но, учитывая специфику местных СМИ, адаптируют "австралийский кейс" под себя.

Гильбо отметил и подход Франции к этой теме — более деликатный, в отличие от ультиматумов австралийских властей. Париж призывает "большую двойку" заранее договариваться с местными журналистами об использовании контента.

"Мы пока решаем, какая модель для нас лучше. Полагают, что скоро пять, десять, пятнадцать стран примут аналогичные правила. Пойдет ли Facebook на разрыв отношений с Германией или Францией так же легко, как с Австралией или Канадой?" — задался вопросом Гильбо.

Цифровой кодекс Канберры

"Австралийский случай", на который ссылаются канадские власти, всколыхнул медиаиндустрию в начале февраля. Канберра разработала законопроект, обязывающий социальные сети и поисковые сервисы платить СМИ за показ местных новостей. Документ под названием "Кодекс ведения переговоров с новостными медиа и цифровыми платформами" призывает "большую двойку" заключать с австралийскими СМИ контракты и выплачивать авторские гонорары. Бонусы полагаются даже за размещение ссылок на новостные статьи.

Знамя Победы на здании Рейхстага в Берлине, архивное фото
© Sputnik / Владимир Гребнев

Facebook и Google сперва возмутились и обвинили австралийские власти в лоббировании интересов медиамагната Руперта Мердока. Он владеет ведущими СМИ в Америке и Европе, но наиболее весомые активы у него в Австралии. Мердок из Мельбурна, на родине ему легче отстаивать бизнес-интересы и влиять на власть. Пользователи соцсетей не раз язвительно называли австралийское правительство "подразделением медиахолдинга Мердока News Corp". Интернет-гиганты заявили, что магнат хочет нажиться на новом законе.

Австралийские власти пояснили: разработку закона ведут с подачи комитета по надзору за конкуренцией и потребительскими правами. Этот орган много лет наблюдает и оценивает, как Google и Facebook действуют на местном онлайн-рынке. В 2019 году его сотрудники представили доклад о том, как интернет-гиганты отбирают прибыль у локальных СМИ. Больше всего австралийских журналистов возмущает то, что рекламодатели отказываются от сотрудничества с медиа в пользу соцсетей и поисковиков, говорится в документе.

"Большая двойка" парировала: такая ситуация характерна для любой страны. Пользователи делятся на страницах новостями. Как правило, большинство ссылок — медиаконтент стран, откуда люди ведут аккаунты. В таком случае Google и Facebook во всех государствах присваивают себе доходы от рекламы, сделала вывод Канберра.

"Сложный выбор" Facebook

Законопроект прошел все этапы обсуждения и в ближайшие дни австралийские парламентарии планируют его утвердить. Правки возможны, но о серьезном пересмотре не может быть и речи, предупредили они. Google согласился на уступки: на той неделе он заключил трехлетний контракт с News Corp.

Мердок получит отчисления за выдачу в поисковике материалов собственных СМИ. Речь не только об австралийских медиа. Google добился права на использование контента ведущих американских и британских медиа, принадлежащих медиамагнату. Австралийские журналисты выяснили: за три года интернет-гигант заплатит News Corp до десяти миллионов долларов.

Facebook не уступил и пошел на обострение. Закон пока не принят, но соцсеть заблокировала австралийским пользователям доступ к новостям. Поделиться контентом местных СМИ они тоже не смогут. В бан попали страницы медучреждений и ведомств, отвечающих за ликвидацию чрезвычайных ситуаций. Власти обвинили платформу в шантаже, но она объяснилась.

"Непонимание австралийских властей, как строятся отношения между Facebook и издателями, завело всех в тупик. Мы оказались перед выбором: выполнять странный закон или перекрыть доступ к новостному контенту на наших платформах в Австралии. С тяжелым сердцем мы выбираем последнее", — говорится в сообщении соцсети.

Временный компромисс все же нашли. Австралийские власти пообещали не давить на соцсеть и позволить ей самостоятельно договариваться со СМИ. Марк Цукерберг переговорами доволен.

Случайный удар по России

Блокировка в Facebook австралийских СМИ неожиданно затронула и Россию. Так, главный редактор Russia Beyond Всеволод Пуля обнаружил, что все ссылки на публикации издания в соцсети попали в бан.

"Facebook ошибочно посчитал Russia Beyond австралийским изданием. Почему? Сложный вопрос даже для самой соцсети. Мы обратились в техподдержку, но долго дожидались ответа. Постили на странице издания мемы типа: "Facebook, выучи географию: Россия — это не Австралия". Подключили специалистов российского представительства. Но это мало помогло. Трафик просел на сорок процентов", — рассказывает Пуля.

Через неделю Facebook наконец ответил журналистам. Специалисты техподдержки признали ошибку, но пояснили: разблокируют ресурс не сразу, а после того, как бан снимут со всех австралийских СМИ. До сих пор, по признанию Пули, доступ к изданию закрыт, хотя австралийские власти и соцсеть пришли к компромиссу.

"Facebook проще перестраховаться и заблокировать все, что связано с Австралией. Единственное, что у Russia Beyond с этой страной общего, — один из наших админов несколько лет работал из Канберры. Сейчас он сотрудничает с нами из Венгрии. Но все эти детали мы указали на странице. Поэтому странно, почему нас приняли за австралийский медиаресурс", — недоумевает Пуля.

 

Цифровой суверенитет

Старший научный сотрудник Института США и Канады Павел Кошкин полагает, что дискуссия между властями и технологическими гигантами обострилась после блокировки Дональда Трампа в Twitter и Facebook.

"Интернет-компании дискредитировали себя неоднозначной политикой. Кейс с баном Трампа показал государствам, что такое технологическое давление и цензура. По сути, частные компании отправили в политическое небытие бывшего президента и уничтожили его как информационную личность. Опасения австралийских и канадских властей связаны как раз с тем, что соцсети фрагментируют интернет. А это чревато политическими последствиями", — рассуждает Кошкин.

Бан Трампа подтолкнул государства объявить борьбу с монополиями цифровых гигантов, полагает собеседник агентства. "Джо Байден пытается отыграть ситуацию и говорит о доверии в интернете. Но конфликт слишком далеко зашел, и быстро объединить людей хотя бы в соцсети невозможно. Нужно общественное обсуждение. Причем участвовать должны все стороны: и политики, и интернет-гиганты, и пользователи".

Собеседники агентства сходятся во мнении, что пока конструктивный диалог о будущем между странами и интернет-компаниями не получается: все прибегают к шантажу. Но очевидно главное — власти продолжат очерчивать границы государств и в цифровом пространстве. 

0