Последнее поколение звездных мальчишек

Последнее поколение звездных мальчишек

289
(обновлено 12:40 18.07.2016)
В пятьдесят пятую годовщину полета Юрия Гагарина колумнист Sputnik Владимир Бегунов размышляет о том, что человечество разучилось мечтать и предало звезды.

Мой друг,  писатель Сергей Левин, как-то, когда давал мне интервью после выхода своей книги “Космос”, назвал нас, тридцати-сорокалетних, последним поколением звездных мальчишек. “Что ты имеешь ввиду?“ — спросил я. “Детвора больше не мечтает стать космонавтами”, – ответил он.

Подготовка корабля к старту. Космодром Байконур.
© Sputnik / Скрынников

Сейчас, в 2016 году, это более чем очевидно. Средний телескоп сегодня стоит как дешевый смартфон, но телескопы не выходят в первые строчки продаваемых гаджетов. А когда-то, лет в тринадцать, мы просыпались в пять утра, чтобы в полшестого попасть в школу еще по темноте и смотреть на Луну в старенький тридцатикратный телескоп из окна кабинета физики. Это было волшебство. Фантастические романы, которые я читал вечерами, становились реальностью сквозь объектив, в котором были видны лунные кратеры. 

Спустя десять лет, я работал журналистом в районной газете и познакомился со старичком, который собирал телескопы из подручных материалов. Свой первый прибор он сделал еще в молодости из линз от очков. “Дядь Вась, — позвонил я ему как-то вечером, — сегодня великое противостояние Марса. Вы будете наблюдать? Я к вам в полночь подойду!” —  “Вов, у тебя все в последний момент. Почему раньше не предупредил? Все хорошие телескопы я сыну отдал, он на набережной в Анапе подрабатывает. С отдыхающих по сто рублей стрижет за взгляд на Туманность Андромеды. Приходи, конечно, есть одна труба, но на ней настроечный винт сорван, намучаемся!” 

Ночью мы вытащили телескоп во двор многоэтажки. Детвора знала дядю Васю и понимала, что он не пропустит этого события. Нас окружила ватага мальчишек, сонные родители наблюдали за ними с балконов. Сорванный винт доставлял кучу неудобств. Мы настраивали телескоп на участок неба и приглашали детей по одному. Надо было смотреть в объектив и ждать, а потом через него проносился шарик Марса. Потом снова перенастраивали телескоп. Процесс был долгий, но никто не расходился. Родители звали детей с балконов, а они упрашивали: “Мам, ну еще немножко, сейчас и до меня очередь дойдет!”

Еще спустя несколько лет, судьба меня свела с директором обсерватории Кубанского госуниверситета. Мы познакомились на одном из виртуальных форумов, и я напросился в гости. Собрал друзей ночью, и мы поехали. Погода нам не благоволила, наблюдать в огромный телескоп из-за облачности можно было Луну да пару двойных звезд на небольшом, чистом от туч участке неба. Потом мы сидели, разговаривали о звездах и пили кофе. При обсерватории был небольшой музей. С нами был ребенок, ему дали подержать в руках метеорит, а я смотрел на него, и мне казалось, что этот пятилетний мальчик держит в руках Вселенную.

Как-то я попал на пресс-конференцию космонавта Сергея Ревина и спрашивал его о “космической бытовухе”, системе подготовки космонавтов…

Космос — это навсегда. В моем детстве новости с орбиты шли в программе “Время” десятиминутным блоком. Собственно, кроме космоса, культуры и спорта смотреть-то больше ничего и не стоило. Сегодня снимки с марсохода стали обыденными и не вызывают сенсации и дискуссий. 

Человечество разучилось мечтать и предало звезды, вместо блокбастеров прошлых лет про покорение далеких миров, люди все больше снимают кино про поющих гномов, а смартфоны победили телескопы. Вместо стремления ввысь, человечество погрузилось в виртуальную реальность и растворилось в ней, как золото в царской водке.

289
Теги:
звезды, космонавтика, Россия

Поездка президента РФ В. Путина в Берлин для участия в Международной конференции по Ливии

Как Эрдоган и Путин могут помочь Палестине

18
(обновлено 10:17 13.05.2021)
Президент Турции Реджеп Эрдоган предложил Владимиру Путину вместе содействовать прекращению разгорающегося конфликта вокруг Иерусалима.

Причем не только добиваться вмешательства Совбеза ООН: турецкий лидер высказал "идею отправки международных сил безопасности в регион для защиты палестинских гражданских лиц", как об этом говорится в сообщении турецкой стороны о прошедших переговорах, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Турция — наследник Османской империи, еще сто лет назад владевшей и Иерусалимом, и всей Палестиной. А Россия — преемник Российской империи, защищавшей христиан на Святой земле, и Советского Союза, поддерживавшего арабов в их борьбе за создание палестинского государства. За годы, прошедшие после начала нашей операции в Сирии, Россия и Турция, сотрудничая и споря, противодействуя и находя компромиссы, стали самыми активными игроками на Ближнем Востоке, но по плечу ли им вечная проблема Иерусалима? И вопрос палестино-израильского конфликта в целом, ведь он считается в принципе нерешаемым. Да и с кем его решать? Кто на самом деле стороны конфликта?

Было бы еще полбеды, если бы речь шла просто о споре арабов и евреев за святой для трех религий город, но сама борьба за Иерусалим является средоточием, переплетением всех важнейших глобальных противоречий, символом кризиса миропорядка. Того миропорядка, во время расцвета которого было создано государство Израиль и стал развиваться арабо-израильский конфликт.

Отняв у умиравшей Османской империи Палестину, британцы способствовали расширению еврейской иммиграции на Святую землю — иудеи хотели вернуться на потерянную ими две тысячи лет назад родину. Вопрос о том, как они будут там уживаться с арабами, никого не волновал: считалось, что как-нибудь договорятся после ухода англичан. После катастрофы европейского еврейства в ходе Второй мировой войны вопрос создания на территории Палестины двух государств, Израиля и арабской Палестины, стал консенсусным для двух противоборствующих сторон, СССР и Запада.

Но начавшиеся тут же войны между арабами и евреями не позволили создать Палестину, а после 1967-го, когда Израиль занял Восточный Иерусалим, включавший в себя старый город, все стало совсем плохо. Если раньше, по решениям ООН, Иерусалим должен был стать особой административной единицей под управлением международного сообщества, то теперь началась постепенная экспансия Израиля, решившего забрать его себе не только физически, но и юридически.

Аннексия должна была закрыть вопрос о принадлежности города, но до недавнего времени практически никто в мире не признавал Иерусалим израильским. Однако в позапрошлом году его признали Штаты — с оговоркой, что в будущем у палестинского государства появится некая столица в восточно-иерусалимских пригородах. План Трампа был отвергнут и палестинцами, и исламским миром в целом: как потому, что предлагаемые им новые границы Палестины представляли собой разделенное надвое решето (сектор Газа и Западный берег реки Иордан, продырявленный множеством израильских анклавов из незаконных поселений), так и из-за отказа арабам в праве на столицу в Иерусалиме. Нынешний конфликт по символическому совпадению начался накануне дня Аль-Кудс, то есть дня Иерусалима, отмечаемого всеми мусульманами 7 мая.

Еще 4-го числа начались столкновения в восточно-иерусалимском районе Шейх-Джаррах — израильская полиция пыталась выселить несколько семей палестинцев из их домов, чтобы отдать их евреям. На следующий день на Западном берегу был застрелен 16-летний палестинец, а 7-го начались столкновения на Храмовой горе и израильские военные штурмовали мечеть Аль-Акса. Не просто в день Аль-Кудс, но и в конце священного месяца Рамадан — несложно предсказать реакцию исламского мира на происходящее. Кадры радостно пляшущих на фоне пожара на Храмовой горе иудеев лишь убеждали исламский мир в том, что Израиль хочет захватить и разрушить их святыни и возвести на их месте свой так называемый третий храм. Начались обстрелы Израиля с территории Сектора Газа (в итоге пять убитых израильтян) и удары израильской армии по Газе (больше 50 убитых), беспорядки и столкновения уже в городах со смешанным населением в самом Израиле. Все идет к новой интифаде — то есть к всеобщему восстанию палестинцев.

Можно, конечно, искать причины нынешнего обострения в различных актуальных причинах: во внутриполитическом кризисе в Израиле (Нетаньяху понимает, что надвигающиеся пятые за два года парламентские выборы ничего не изменят, и готов к маленькой победоносной войне ради того, чтобы переломить ситуацию в борьбе за власть) или в желании сорвать близящееся возвращение США к ядерной сделке с Ираном (спровоцировав Тегеран на активную помощь палестинцам). Но куда важнее то, что у нынешнего кровопролития есть фундаментальные, нерешенные причины — отсутствие полноценного палестинского государства и претензии Израиля на контроль над историческим Иерусалимом.

Без решения этих вопросов ничего не изменится — постоянно будут вспыхивать "маленькие войны", одна из которых рано или поздно закончится войной очень большой, причем даже не регионального масштаба. Банальность утверждения о том, что Иерусалим — это пороховой погреб человечества, не означает, что можно ничего не делать и ждать, пока само собой все рассосется. Оттягивая решение, мир только усугубляет ситуацию. А ведь ее разрешение как раз и стало бы демонстрацией способности мировых держав договариваться между собой — хотя бы ради предотвращения катастрофы.

Главным препятствием к урегулированию является тот факт, что государство Израиль во многом представляет собой просто филиал США на Ближнем Востоке — глобалистски настроенная часть американских элит (выросшая в том числе из пуритан, протестантов, считавших себя "Новым Израилем") считает защиту Израиля абсолютным приоритетом для Америки. Отсюда и совершенно самоубийственная (в стратегическом смысле) неуступчивость Израиля по палестинскому вопросу и по поводу Иерусалима — никакие увещевания даже тех израильтян, что настаивают на безальтернативности мирного развода с палестинцами, не принимаются во внимание. Израиль предлагает палестинцам неполноценное, зависимое от него "государство" и отказ от Иерусалима — прекрасно понимая, что ни то ни другое никогда не будет принято ни палестинцами, ни исламским миром в целом. То есть вся надежда Израиля только на силу, причем даже не свою, а американскую. И на бесконечные разводки, то есть попытки договориться с отдельными арабскими странами поодиночке о примирении.

Но что будет, когда американская сила ослабнет, причем не только на Ближнем Востоке, а глобально (а это неизбежно в среднесрочной перспективе)? Что будет, когда держать палестинцев в резервациях типа Газы станет уже невозможно? Что будет, когда арабский мир преодолеет кризис, разброд и шатание, избавится от внешнего влияния?

На эти вопросы современная израильская элита не хочет отвечать, думая, что сила всегда будет на ее стороне. Но мир стремительно меняется — и атлантический, англосаксонский миропорядок уходит в прошлое. Если Израиль хочет сохраниться и в будущем, ему придется превратиться из западного проекта в нормальное государство, мирно развестись с палестинцами и примирится с арабами — никакой альтернативы этому нет. Любое оттягивание решения палестинского вопроса лишь делает все более кровавыми будущие военные попытки его решения мусульманами, а в том, что они будут, можно не сомневаться. У Израиля проблемы не с Ираном, как утверждают в Тель-Авиве, а с полуторамиллиардным исламским миром, который никогда не откажется от Иерусалима. Да и для католиков и православных небезразлична судьба святого града.

Выход из усугубляющегося и все более кровавого тупика стоит поискать там, где все начиналось, а именно в резолюции о разделе Палестины (то есть образовании двух государств) Генассамблеи ООН номер 181 от 29 ноября 1947 года. В ней прямо говорилось, что международное сообщество возьмет под свой контроль Иерусалим — он должен был стать отдельной единицей со специальным международным режимом под управлением ООН. Возможно, воплощение в жизнь старой идеи позволит разорвать порочный круг насилия и ненависти.

Ведь это отвечает интересам не только всех жителей Иерусалима, но и всех цивилизаций, как христианских, так и мусульманских. Да и всего мира — потому что новый Армагеддон затронет и буддистов, и атеистов. Не говоря уже о том, что отказ от аннексии Иерусалима стратегически спасет и Израиль, хотя там пока что очень многие и не хотят это понять и признать.
Предложение Эрдогана Путину в данный момент неосуществимо, но уже в краткосрочной перспективе мировое сообщество (при активнейшем участии России) должно заняться решением проблемы Иерусалима. Пока еще не поздно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

18

Выдавить Москву отовсюду: чешский демарш обошелся в миллиарды

69
Дипломатический скандал Праги с Москвой поставил под удар и экономические связи.

Пострадало сотрудничество в атомной сфере — чешские власти не допустили "Росатом" к тендеру на строительство реактора для АЭС "Дукованы" стоимостью шесть миллиардов евро. И это не первый такой случай. В ситуации разбиралась Галия Ибрагимова для РИА Новости.

Спецслужбы на страже АЭС

"Решение Праги нерыночное и политически ангажированное. В первую очередь оно бьет по чешской экономике", — заявили в "Росатоме".

Российские энергетики обратили внимание и на то, что полтора месяца назад от тендера на расширение АЭС "Дукованы" отстранили Пекин. Отказ объяснили рекомендациями западных спецслужб, опасающихся зависимости от китайских технологий. В Москве понимали: постараются оттеснить и "Росатом". Чешские власти намекали, что российской компании позволят участвовать только в субподрядах. По тем же мотивам: рекомендации спецслужб.

Насколько сведуща западная разведка в вопросах мирного атома, в Праге не уточнили. Но прецеденты уже были.

Так, в 2008-м "Росатом" взялся за строительство в Болгарии новой АЭС "Белене". Завезли оборудование, однако София неожиданно отказалась от проекта. Власти не скрывали, что свернули работу по рекомендации Вашингтона и Брюсселя. Пришлось выплачивать неустойку: 600 миллионов евро. Запад не помог — лишь выразил удовлетворение принятым решением.
В 2009-м Литва со ссылкой на НАТО остановила Игналинскую АЭС, хотя станция могла работать до 2032-го. Сейчас Прибалтика — энергодефицитный регион.

Пока действует Белорусская АЭС, построенная "Росатомом" на границе с Литвой. Ежедневно Вильнюс и Варшава обвиняют Минск в нарушении стандартов безопасности и взывают к МАГАТЭ. Но там повторяют: мирный атом в Белоруссии никому не угрожает.

Место в тендере пусто не бывает

Каждый раз, когда спецслужбы бьют тревогу по поводу российского атомного гиганта, на европейский рынок тут же приходят конкуренты — американская Westinghouse, французская Areva и EdF или южнокорейская KHNP. Так и на этот раз. После отстранения Москвы в тендере на АЭС "Дукованы" остались американцы, французы и южнокорейцы.

Westinghouse готова предложить двухконтурный реактор AP1000. Такие энергоблоки действуют на АЭС в США и Китае, но в Европе относятся к ним настороженно: возводить долго, а использовать крайне непросто.

Франция может построить реактор типа ERP-1600. На это уйдет десять лет и 13 миллиардов долларов. Такие затраты Праге придется окупать еще долго.

Сеул выдвинул проект реактора APR-1400. Этот вариант кажется чехам оптимальным по цене, качеству и срокам ввода в эксплуатацию. Но в мире не так много стран, где действуют устройства подобного типа.

До дипломатического скандала самым удобным для чехов было предложение "Росатома" построить реактор ВВЭР-1200. Весомое преимущество российской госкорпорации — утилизацию отработанного топлива она берет на себя.

Привлекает "Росатом" и тем, что часто предлагает странам кредиты на строительство. Хотя российские инвестиции европейцы тоже воспринимают как потенциальную опасность.

Ситуация не нова. В 2010-м Прага заявила о планах расширить мощности другой АЭС — "Темелин". Тендер выиграла Westinghouse, но проект так и не реализовали. Денег не хватало, а кредиты на строительство американцы не предложили. В 2015-м "Росатом" был готов проинвестировать работу. Президент Милош Земан идею поддержал, но кабинет министров ее отверг.

При этом чешские специалисты признают: опыт работы с советскими реакторами позволил бы быстро освоиться и с российскими. Но власти прислушались к рекомендациям спецслужб, а не к советам физиков-ядерщиков.

Российский атом на границе ЕС

Впрочем, есть и удачные примеры участия "Росатома" в европейских проектах. Так, специалист по ядерной безопасности и энергетике Павел Лузин приводит пример сотрудничества Москвы и Будапешта в атомной сфере.

"В 2014-м Россия и Венгрия договорились о строительстве на АЭС "Пакш" пятого и шестого энергоблоков. Никто не вытесняет "Росатом" и из Финляндии. Там мы возводим реактор ВВЭР-1200 на станции Ханхикиви-1", — говорит эксперт.

Отстранение России от участия в чешском тендере он объясняет не только дипломатическим скандалом, обращая внимание и на геополитику.

"Венгрия и Финляндия строят АЭС для собственных нужд, чего не скажешь про Чехию. Страна расположена в центре Европы и граничит с Германией и Австрией. После трагедии на японской АЭС "Фукусима" в 2011-м Берлин и Вена отказались от атомной энергетики. Но это не означает, что они не могут ее закупать у соседей, например в Чехии. Участие "Росатома" в проекте "Дукованы" воспринимают как новую зависимость от Москвы. Учитывая, как США противостоят проекту "Северный поток — 2", вряд ли они допустят появление у немецких границ еще и пророссийской АЭС", — рассуждает Лузин.

Аналитик Института международных исследований МГИМО Андрей Баклицкий указывает, что планы построить новые АЭС были и у Польши, Румынии, Литвы. Они рассчитывали на помощь США и ЕС, но ни один проект пока не реализован. Зато успешно завершено возведение станций в Турции, Египте, Узбекистане, Армении, Финляндии и Венгрии с участием "Росатома".

"Вытеснение российского гиганта с европейского рынка ядерной энергетики не связано с опасениями в ненадежности технологий. Запад хочет максимально снизить зависимость от России. А атомная станция — стратегический объект, который в среднем строят шесть-семь лет. Сроки эксплуатации АЭС достигают 60 лет. Потом еще десятилетие станцию выводят из эксплуатации. И все это время страна зависима от создателя", — объясняет Баклицкий.

Эксперты подводят итог: Чехия нашла бы способ отстранить "Росатом" и без шпионского скандала. Ведь корпорация связана с государством и ассоциируется с Москвой. Запад таким способом просто выдавливает конкурента — и экономически, и политически.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

69

Такие обстоятельства: о вакцинации от коронавируса в Абхазии

0
(обновлено 11:42 13.05.2021)
Заведующая лабораторией иммунологии и вирусологии НИИЭПиТ Абхазии Алиса Матуа и журналист Лаура Шарова в эфире радио Sputnik выразили свое мнение по поводу вакцинации от COVID-19, насколько это поможет улучшению ситуации со снижением распространения вируса.
Такие обстоятельства: о вакцинации от коронавируса в Абхазии

Вакцинация жителей Абхазии от COVID-19 препаратом "Спутник V" началась в республике 12 мая. Первая партия российской вакцины "Спутник V" в количестве 6,5 тысячи доз прибыла в Абхазию 30 апреля.

Иммунолог-вирусолог Алиса Матуа отметила, что в Абхазии сделаны первые шаги к выработке коллективного иммунитета, и выразила надежду на то, что население приобретет иммунитет не путем заболевания COVID-19, а вакцинацией.

"Есть инфекции, которые создают практически пожизненный иммунитет, но, к глубокому сожалению, вирус COVID-19, по всей видимости, не относится к таким инфекциям. Однозначного ответа на вопрос нет, прошло чуть более года, как инфекция циркулирует в мире. Считается, что не менее полугода хватает иммунитет. Изобретатели "Спутник V" предполагают, что поствакцинального иммунитета должно хватить на два года. При этом мы не должны забывать, что у каждого пациента свои индивидуальные способности иммунной системы. Но даже если год, уже было бы неплохо, мы как-то сдерживали бы эту ситуацию", - сказала Матуа.

Она дала оценку ситуации с коронавирусом в республике на сегодня, рассказала, обнаружены ли новые штаммы, поможет ли вакцина, которая была разработана до их появления, поделилась своим опытом вакцинирования.

Журналист Лаура Шарова, переболевшая коронавирусной инфекцией, рассказала о своем отношении к вакцинации, о настроениях в окружении по поводу прививки.

Подробности в аудиофайле.

0