Озеро Скурча

В Сухуме снова дождь, или другая война спустя 24 года

3798
(обновлено 10:07 15.08.2016)
О войне, о детских разбитых мечтах, об участившихся проливных дождях и возможной связи всего этого размышляет колумнист Sputnik Амина Лазба.

Я люблю дождь. В любое время года. При любых обстоятельствах. Летний дождь особенно.

14 августа 2016 года

Сухум. Лето. Август. Около часа ночи. Приготовилась ко сну, легла в кровать. Пошел дождь. Как хорошо, подумала я. Люблю засыпать под шум дождя, который убаюкивает тебя своим "мокрым шепотом". Дождь усиливается, обычно мне это нравится, так как он льет громче и к нему не  нужно прислушиваться, можно преспокойно думать о хорошем и незаметно засыпать. Но почему в эту ночь мое волнение усиливается  вместе с дождем. Начинаю думать о людях, которых всего 10 дней назад затопило ливневым дождем. О людях, в чьих домах и не только по-прежнему видны следы недавней стихии, чьи дворы и огороды все еще завалены деревьями и принесенными водой булыжниками, чья мебель еще не успела обсохнуть как следует. Многие из них оставили все как есть и все еще ждут государственную комиссию, которая как-нибудь найдет время и оценит нанесенный стихией ущерб и, возможно, когда-нибудь выплатит компенсацию, хоть какую. Сложно сказать, какой ценой этим людям досталось их имущество, которое в одну ночь перестало что-либо стоить. Сказать жалко, ничего не сказать.

Впервые в жизни дождь меня пугает. Уверена, в это время не спят и пострадавшие от дождя люди, ведь в любой момент беда может повториться.

Жители Абхазии, избалованные погодой люди, думаю я. Мы живем в самых что ни на есть лучших климатических условиях, но мы всегда недовольны погодой. Если солнце, то слишком жаркое, если дождь, то слишком мокрый, если снег, то недостаточно сухой, если зима, то слишком высокий уровень влажности, а потому зима особенно "холодная". При этом сотни людей в мире ежедневно умирают от засухи, наводнений, пожаров и землетрясений. У абхазов такой проблемы нет,  и слава Богу. Мы привыкли жить в комфортных условиях и воспринимаем это как должное. Мы не ценим то, что имеем. У нас пустые селения с незасеянными плодородными землями. У нас солнечная энергия, которую мы никак не используем. У нас леса, которые мы вырубаем. У нас море, в котором мы не плаваем. У нас масса свободного от работы времени посидеть в фейсбуке, прочитать или написать очередную гадость друг о друге с анонимной страницы. Да, это все мы.

14 августа 1992 года

Продолжаю не спать. Мои мысли плавно от дождя переходят к войне. К войне не со стихией, а к войне настоящей, с оружием и танками.

Летом 1992 года каждую ночь перед сном я думала о том, что осенью я пойду в "первый" класс. Я давно умела читать и знала много стихотворений, мне не терпелось показать в школе, как хорошо я это делаю. Больше всего меня радовал мой первый портфель, привезенный для меня из Москвы, такие портфели в Абхазии не продавались на тот момент. Помню как сейчас, он был сине-белого цвета. Каждую ночь перед сном я доставала свой новый портфель, в сотый раз проверяла его содержимое и ложилась спать.

До исполнения моей заветной мечты пойти в школу оставалось чуть больше двух недель. В это самое время 24 года назад я не думала о дожде, я не знала, что такое война, я лишь мечтала о школе.

Мечта моя, конечно, сбылась. В школу я пошла в городе Гудаута, в ноябре, в чужой гуманитарной одежде и без моего любимого первого портфеля. Это сейчас я понимаю, что мне, в отличие от многих моих сверстников, несказанно повезло иметь возможность ходить в школу хоть как-нибудь, но тогда мне по-детски было очень обидно.

Я не понимала, почему мы не дома, почему туда нельзя поехать. Мне говорили, что там война, но никто не объяснял, что это такое. Я не знала, что на войне умирают люди. Мужская половина нашей семьи то и дело приходила  переночевать, а потом их долго не было. Я не знала, что они могут не вернуться.

14 декабря 1992 года сбили вертолет над Латой с женщинами и детьми. Я услышала об этом из разговора взрослых. 14 декабря день моего рождения.

Детство без детства

Война завершилась. Мы вернулись не в свой дом, своего уже не было. Снова пошла в школу. Уже не помню, в какой одежде и с каким портфелем, это было уже неважно. Хорошо помню гуманитарную помощь, которую раздавали в школе. Большие синие коробки с кругами из звездочек, это сейчас я знаю, что это был флаг Европейского союза. Из этих больших коробок нам раздавали по пачке печенья и сухого молока. Печенье мы съедали на месте, а сухое молоко — по дороге домой из школы. Молоко было сладким, конфет не было, и много чего еще не было.

Тем не менее, я не могу сказать, что детство мое было несчастным, ведь счастье в незнании. Мне повезло не чувствовать голод и холод, мне повезло не видеть смерть своими глазами. Все остальное зажило, или почти зажило.

С годами я, конечно, стала понимать то, чего были лишены я и мои сверстники. То, через что прошли наши родители. Я знала, что это была за война. Мы говорили о ней постоянно. Все вокруг говорило о ней. Каждый год 14 декабря перед всей школой в свой день рожденья я читала "Балладу о сгоревшем вертолете", написанную Тамарой Бибулатовой, школьной учительницей из Гудауты. Отрывок:

Иногда, проснувшись на рассвете,

Будто слышу я из-под земли,

Как друг другу жалуются дети:

— Ну, за что они меня сожгли?

Я хотел скорей вернуться к маме,

Я устал дрожать и голодать,

А теперь в сырой, холодной яме

Навсегда останусь я лежать.

Другая война

Дождь немного притих, но под утро начал лить с новой силой. По-прежнему не сплю. Вспоминаю. Больно. Очень больно. Последнее время мне все чаще кажется, что мы забыли, какой ценой нам досталась мирная жизнь. Если не помним мы, то наши дети никогда не узнают об этом.

24 года спустя война продолжается. Другая, но война. В ней каждый за себя. В такой войне не бывает победителей, проигрывают все.

Абхазы говорят: "Еицәоу убаанӡа, еиӷьу уздырӡом" (пока не увидишь плохого, хорошего не оценишь – ред.). Я очень хочу, чтобы мы научились ценить, не потеряв то, что имеем. Я хочу, чтобы мои дети помнили о нашей войне и не знали своей.

3798
Теги:
дожди, воспоминания, война, Абхазия

Они потеряют все: за "восстание школьников" заплатят миллионы

181
Youtube, Facebook, Twitter, Instagram, Tiktok и все, что появится впредь, — должны беспрекословно подчиняться российскому законодательству и не "выполнять требования" что-то убрать, а лично трястись за то, чтобы их не использовали для нарушения российских законов.

Распиаренная акция детско-юношеского неповиновения в городах России состоялась. Уже возбужден ряд уголовных дел, среди которых особенного внимания заслуживают дела о призывах несовершеннолетних участвовать в противозаконных действиях и о нападении на представителей власти при исполнении. Дел, судя по поступающим новостям, будет в итоге больше, пишет Виктор Мараховский для РИА Новости.

Самым любопытным стало распределение акций по массовости: если некоторые облцентры показали большее, чем бывает обычно на несогласованных митингах, число участников, то антигосударственные активы в крупнейших городах страны — в том числе Москве, Петербурге, Казани, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону, Волгограде, Новосибирске, Красноярске и так далее — выступили, напротив, тускло.

В этом смысле характерен пример столицы, где, по данным МВД, собрались около четырех тысяч человек, по данным СМИ — до семи тысяч, и даже Reuters, кажется, не смогло сначала насчитать более десяти тысяч и лишь затем чисто волевым усилием умножило цифру вчетверо (во всяком случае, СМИ, к примеру немецкая DW, сегодня сначала ссылались на первую оценку, что сохранил кеш Google, а затем торопливо переправляли ее на вторую).

Общее число участников по всей стране, вероятно, окажется в пределах 30-40 тысяч человек — по официальным данным, либерал-оппозиционные и сочувствующие СМИ будут старательно дотягивать до приличной цифры в 100 тысяч — и уверять, что это чрезвычайно много. Той же версии, что характерно, будут придерживаться многие условно-патриотические комментаторы, повторяя, что "власть проиграла Западу информационную войну/российскую молодежь".

В действительности, конечно, ни о каком "проигрыше молодежи" говорить неуместно, как и о проигрыше информационной войны за умы.

Тут следует помнить простую вещь. Беспрецедентный по массированности пиар-удар, обрушившийся в последнюю неделю на российских граждан всех возрастов и особенно сильно на учащихся через все соцплатформы, — был, по сути, тем же, чем является непрерывная массированная пиар-кампания лохотронов, размещающих рекламу в пиратских озвучках голливудских новинок.

© Sputnik / Игорь Зарембо

Задача всякого лохотронщика — просеять максимально огромное количество народу и намыть из него золотоносный ресурс: невымирающих, как мамонт, граждан с некритичным и магическим восприятием. Их никогда не бывает много, их всегда лишь небольшой процент, полпроцента, треть процента, десятая часть — но они никогда не исчезают полностью. При словах "получи бесплатные бонусы и начинай зарабатывать до 100 000 в неделю" этот золотоносный элемент граждан теряет волю и волшебным образом ведется.

Поэтому, собственно, реклама лохотронов очень часто, если не всегда, предельно, оскорбительно глупа. Она обещает слишком много, слишком быстро, слишком сразу. Это делается для того, чтобы не тратить время на людей с работающим критическим мышлением — и сразу получить как можно более чистую породу волшебных доверчивых современников.

А теперь вспомним, что было предложено юному поколению российских граждан:

1) длинный сериал о борце против воров и коррупционеров и лично Путина, которого два года выслеживала ФСБ с целью незаметно убить былинным убивательным "Новичком" — и который тем не менее чудесно выжил. Вопреки двухлетним усилиям всесильной спецслужбы и лично Путина;

2) возвращение борца (как раз перед инаугурацией в г. Вашингтоне нового главного спонсора) и внезапное, неожиданное, ужасно незаконное задержание его за нарушение условий досрочного освобождения;

3) фильм о великом дворце, сооруженный из дутой сенсации десятилетней (!) давности, в котором злые занудные люди немедленно обнаружили фотографии, украденные из библиотек каких-то европейских столиц, следы дурного машинного перевода с английского и кучу обычных (оскорбительных в своей незамысловатости) манипуляций;

4) после чего по всем ютубам и тиктокам, вещающим на русском и на Россию, началась ураганная реклама заведомо нелегальной акции, которая должна была принести участникам славу, признание и социальный статус (а принесла в реальности, надо думать, большие финансовые трудности и многим — резкие перемены в биографии в худшую сторону).

Внимание, вопрос: кто должен был отсеяться в результате этой алхимии — и кто должен был выпасть в бесценный осадок?

Кстати, этим, вероятно, объясняется и такое странное, неровное количество участников акций в разных городах: в провинциальных центрах молодежь менее искушена, она по жизни находится под куда меньшим давлением разного рода разводчиков и призывателей — в то время как в крупных городах даже юность привыкла больше фильтровать агрессивно напрыгивающую на нее информацию. Поэтому в полумиллионном облцентре вышла тысяча шатателей режима, а в 12-миллионной столице — четыре.

Специфический отбор контингента сказался и на характере акций: страну облетели кадры, на которых парня, забравшегося на фонарь на Пушкинской площади в Москве с плакатом против А. Навального, мирные протестующие, рыча, стаскивают и в несколько секунд коллективно забивают ногами до потери сознания.

...Если же говорить о практических выводах для российского государства, то они очевидны, о них говорилось уже давно, и теперь эти выводы просто должны быть, наконец, претворены в жизнь.

Россия не может себе позволить свободную работу на своей территории медиаплатформ, не препятствующих или прямо поддерживающих антигосударственную пропаганду и призывы к криминалу.

Youtube, Facebook, Twitter, Instagram, Tiktok и все, что появится впредь, — должны беспрекословно подчиняться российскому законодательству и не "выполнять требования" что-то убрать, а лично трястись за то, чтобы их не использовали для нарушения российских законов. Ситуация, в которой тот же "русский" Facebook модерируется украинскими гражданами из центров в Варшаве и Риге, недопустима, немыслима и невозможна более.

Если же эти платформы и сервисы не пожелают открывать в России свои полноценные центры и подчинять их работу строго российским законам — то они должны должны быть просто вышвырнуты за пределы российского информационного пространства. А модные инфлюенсерки обоего пола, кокетливо пропагандирующие "протест", должны потерять все, отсеченные от своих аудиторий и многомиллионных рекламных контрактов, и стать бедными.

В противном случае намытый новым лохотроном "протестный актив" еще натворит бед — себе и окружающим.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

181

Укол правды

91
Простодушную отечественную буржуазию подсаживают на новый карго-культ — вакцину от Pfizer или, на худой конец, от Moderna.

Дело тут не в том, что к отечественному "Спутнику V" есть какие-то претензии по медицинской части. Нет, западная вакцина просто предмет престижного потребления, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости. 

Чувствуется во всем этом старинный советский инстинкт: "достать по блату", "настоящая западная фирма", "могу себе позволить". Наша верхушка среднего класса, которая видит себя такой продвинутой, глобализированной и рафинированной, на деле коснеет в совершенно допотопных, фамусовских каких-то предрассудках.

Как в 70-е годы серванты украшали пустые бутылки из-под импортного бухла, так, кажется, сегодня светские люди готовы выставлять на видное место ампулы из-под Pfizer. Странное дело, казалось бы, все наездились за эти годы за границу по самое не могу. Перепробовали там все — от устриц финь-де-клер до фуа-гра, от спа в Люцерне до пластической хирургии в Майями. Между делом успели заценить отечественную кухню и уровень отечественной медицины, которые сегодня, объективно говоря, ни в чем не уступают пресветлому Западу. Однако некоторые привычки никуда не уходят.

Но если просроченным фуа-гра можно банально отравиться, то в случае с американскими вакцинами все серьезнее. Компания с красивым названием Moderna, например, за все время своего существования не выпустила на рынок ни одной вакцины, ни одного лекарства, ни одного продукта вообще. Про деятельность ее ничего толком не известно. Ее вакцина от коронавируса — уже одобренная на территории ЕС — это самая первая продукция "самой засекреченной в мире" компании. Тестировать это средство на себе требует редкого мужества, конечно.

Этап масштабных испытаний на людях компаниями Moderna и Pfizer был пропущен. По сути, они идут именно сейчас. Настораживает то, что и раньше американские фармкомпании и отдельные деятели экспериментировали на людях со своими новыми лекарствами и вакцинами. Иногда это приводило к плачевным результатам.

Широко известна, например, история про то, как в начале XX века американские военные врачи на Кубе боролись с желтой лихорадкой. Они пытались прививать от нее местное население, к которому относились как к подвиду флоры или фауны, но неблагодарное население от вакцин умирало. Среди новаций американцев было, в частности, переливание крови от больных малярией здоровым людям. Это тоже приводило к летальным исходам.

Местные жители пытались как-то отговорить оккупантов от их идей, но те продолжали опыты на людях, хотя еще в 1881 году кубинский врач установил, что малярию разносят комары и нужно просто вывести их с острова.

Американские медики проводили опыты не только на оккупированных территориях, но и внутри страны. Хорошо задокументирован, например, Таскиджийский эксперимент, проходивший в Алабаме с 1932 по 1972 год. Его целью было изучить протекание у мужчин нелеченого сифилиса.

Объектом испытаний стали афроамериканцы из беднейших слоев общества. У них не было медстраховки. Экспериментаторы из Службы общественного здравоохранения США пообещали этим людям бесплатно их обследовать и лечить от легких заболеваний. Проезд до клиники и питание там им тоже оплачивались. Напомним, это был 1932 год, когда американцы буквально умирали с голоду. Подопытные с радостью согласились на все условия.

Их действительно обследовали, однако от сифилиса принципиально не лечили, даже тогда, когда изобрели пенициллин и стали его с успехом применять. Тем, кто не знал о своем диагнозе, его не сообщали. Несчастные заражали своих жен, их дети также рождались больными. Пройдя все этапы заболевания и дав врачам ценный материал, пациенты умирали. Из 399 подопытных выжило лишь 74. Все это длилось сорок лет и было не какой-то инициативой безумных ученых, а совершенно официальным экспериментом, осуществлявшимся в рамках американского Минздрава.

Совсем недавно, в 2004 году, журналисты выяснили, что британский фармгигант Glaxo SmithKline годами испытывал свои новейшие лекарства от ВИЧ на детях-сиротах в нью-йоркских приютах. Побочные явления включали в себя судороги, рвоту, диарею, боли в суставах. "Дети катались по полу от боли", — вспоминал очевидец событий. Если приемные родители или родственники забирали сирот в семью, их заставляли и там давать детям новые лекарства. В противном случае малышей отсылали обратно в приют.

Неудивительно, что та самая вакцина Pfizer, которую так вожделеют отдельные сограждане, самих американцев откровенно пугает. По данным Associated Press, половина жителей США заявили, что не собираются ей прививаться. Среди афроамериканцев эти цифры гораздо выше. Среди медиков штата Иллинойс число отказников достигло 80 процентов. "Не хочу быть подопытной свинкой," — заявил орегонский врач Стивен Ноубл английским журналистам.

Летом прошлого года Мелинда Гейтс, супруга основателя Microsoft, заявила, что прививать от коронавируса следует прежде всего медиков — а среди них чернокожих и тех, кто принадлежит к коренным индейским народам.

Ни афроамериканцев, ни индейцев эта идея отнюдь не обрадовала. Они почему-то уверены, что на них вакцину будут просто испытывать. Возможно, они не правы. Но исторические основания для страхов у них, несомненно, есть. Не добавляет оптимизма и то обстоятельство, что власти США заранее сняли с компаний Pfizer и Moderna всякую ответственность за возможные побочные явления их вакцин.

Тем более что Фонд Билла и Мелинды Гейтс имеет за спиной довольно мутную историю с вакцинацией от полиомиелита в Индии и странах Африки. Говорят, что в ходе прививок погибло, было парализовано и получило серьезные осложнения довольно много детей. То ли это было связано с некачественным хранением или проблемами с производством, то ли с тем, что вокруг таких олигархов, как Гейтс, вечно трутся какие-то шарлатаны, которые могли поставить бог знает что под видом вакцины. Возможно, никакой злой воли миллиардера там и не было. Однако критики обвиняли его в том, что его вакцины навредили здоровью десятков тысяч людей, и призывали правительство Индии расторгнуть контракт с его фондом.

Существенная разница производства вакцин и лекарств в России и на Западе — прежде всего в форме собственности.

Государственный институт прозрачен и понятен, в случае каких-то осложнений всем ясно, чьи головы полетят. На кону у него не прибыль, а общественное здоровье. Поэтому у таких институтов обычно идеальная репутация.

Заведомая безопасность — это бесценное свойство отечественной фармы, которое стоит любой красивой упаковки с английским названием.

Частный фармгигант имеет со своей продукции маржу в десятки тысяч процентов. При такой прибыли, как говорится, "нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, даже под страхом виселицы". Гигантские доходы позволяют производителям лекарств нанимать юристов экстра-класса, заручаться поддержкой правящих кругов и легко отбивать любые иски. Поэтому все судебные дела против них заканчиваются как под копирку: фармацевты выплачивают миллионы долларов отступного и продолжают свои эксперименты. Искренне не хотелось бы, чтобы сегодня жертвами этих опытов становились наши соотечественники.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

91

Районные штабы и МВД за сутки отключили 37 майнинг-объектов общей мощностью 23 МВт

277
(обновлено 15:18 25.01.2021)
По поручению президента Абхазии в районах республики созданы штабы, работа которых направлена на снижение потребления электроэнергии до показателей 2019 года плюс пять процентов.

СУХУМ, 25 янв - Sputnik. Cотрудники городских управлений и районных отделов внутренних дел МВД Абхазии совместно с представителями оперативных районных штабов по противодействию незаконной деятельности ферм по добыче криптовалют 24 января выявили и отключили 37 майнинг-объектов общей мощностью 23 мегаватт, сообщается на сайте МВД.

В Гудаутском районе за прошедшие сутки выявлено девять объектов по добыче криптовалют, общая мощность незаконного электропотребления которых составила более четырех мегаватт. В результате рейдовых мероприятий обесточены криптофермы, расположенные в частных домовладениях в селах Дурипш, Абгархук, Отхара, Бармыш и Приморское, также отключена майнинг-ферма на территории пивоваренного завода в селе Отхара.

Ранее в Гудауте и Гудаутском районе была приостановлена деятельность 20 объектов по добыче криптовалют общей мощностью потребляемой электроэнергии более семи мегаватт. В том числе криптоферма на 1600 устройств, расположенная в селе Лыхны на территории чайной фабрики, 630 майнинг-устройств на территории Авторемонтного завода в городе Гудаута и на предприятии по переработке щебня в селе Хипста, а также 17 объектов в частном секторе.

Еще девять объектов выявлено и в Сухумском районе. Отключены от энергосети кабели, питающие электричеством частные криптофермы в селах Гумиста и Нижняя Эшера, майнинг-оборудование на территории коммерческого предприятия "Абхазская Метизная Компания", на территории авторынка в селе Гумиста, "Лесхоза" и конно-спортивного клуба. МВД отмечает, что в Сухрайоне были проверены и ранее опломбированные майнинг-объекты. Так, в селе Гумиста в нарушении наложенного запрета работала криптоферма на территории свадебного зала "Гумиста". Теперь трансформатор этого объекта полностью обесточен. В результате проведенной работы за прошедшие сутки мощность потребления электроэнергии в Сухумском районе снижена до 6.5 мегаватт.

В Сухуме выявлено и обесточено шесть незаконных подключений к городской энергосети мощностью порядка 0.5 мегаватт. Остановлена работа шести криптоферм, расположенных на территории Молзавода по улице Титова в городе Сухум, на чердаке ООО "Сухумское рыболовное хозяйство" по улице Адлейба, в ресторане "Басла", а также в гараже и подсобных помещениях частных домовладений.

В Гулрыпшском районе 24 января обесточены еще три криптофермы общей мощностью энергопотребления порядка двух мегаватт. Это два объекта в селе Уарча, расположенные в лесном массиве и на приусадебном участке частного домовладения, и одна майнинг-ферма в селе Мачара.

Энергопотребление в Очамчырском районе снижено за прошедшие сутки на 10 мегаватт. В Очамчыре прекращена деятельность двух объектов – криптоферма, расположенная вблизи установки городского водоснабжения на территории бывшей ГСМ базы, и в районе чайной фабрики на территории спирт-завода. Три криптофермы обесточены в селе Кындыг – объект в районе птицефабрики, у горячего источника и в частном домовладении. В селе Кутол выявлены также три действующих объекта, которые отключены от энергосети, и две криптофермы в ходе проверки отключены в селе Тоумыш и Лашкиндар Очамчырского района.

В Ткуарчалском и Галском районах сотрудниками РОВД ведется системный мониторинг ранее закрытых майнинговых объектов.

Ранее сообщалось, что за сутки с 23 по 24 января МВД обесточило криптофермы общей мощностью около 25 мегаватт.

В пятницу 22 января президент Абхазии поручил создать в районах республики штабы, работа которых будет направлена на снижение потребления электроэнергии до показателей 2019 года плюс пять процентов.

В ближайшее время Парламент республики рассмотрит законодательную инициативу, предложенную президентом, о введении штрафов и уголовной ответственности для майнеров. Штраф за один мегаватт незаконного потребления электроэнергии составит примерно полтора миллиона рублей.

277
Темы:
Майнинг в Абхазии