Роза Люксембург (Розалия Луксенбург)  на сцене с ее прекрасным платьем и шляпой во время встречи социал-демократов, обращаясь к товарищам в Штутгарте, Германия, в 1907 году

От Дня трудящейся женщины к Женскому дню и обратно

46
(обновлено 16:46 08.03.2018)
Дмитрий Петровский
О сбывшихся мечтах Клары Цеткин, предыстории Международного женского дня и не только рассуждает писатель и публицист, колумнист Sputnik Дмитрий Петровский.

"Восьмое марта — день, когда женщины всего мира должны отказаться от работы. За зарплату, в офисах и на заводах, или бесплатно — в общинах, дома и в спальнях". Это текст с главной страницы британского сайта, посвященного "международной забастовке женщин". И они, кажется, не шутят.

В Лондоне женщины собираются пройтись маршем по улицам, в Испании дамы обещают бастовать в течение 24 часов, в Америке вошедшие во вкус "бойцы социальной справедливости" уже привычно рисуют на транспарантах лозунг: "Если остановимся мы — остановится весь мир".

В эпоху, когда весь перемешавшийся и, кажется, уже чуть-чуть помешавшийся мир в очередной раз пытается нас удивить, мы, обитатели постсоветского пространства, узнаем друг друга по невозмутимости реакций.

Женский бунт, забастовки и лозунги, борьба за равенство и даже "гендерно-нейтральные обращения" — у нас уже было все это! И мы знаем, чем оно кончается.

Да, впервые идею праздника озвучила Социалистическая партия Америки (была и такая!) в 1909 году. В качестве, как бы сказали сегодня, инфоповода послужила акция протеста Международного женского союза, где женщины требовали права голоса и равной оплаты труда.

Да, годом позже отмечать (но не праздновать!) день женщин предложили Клара Цеткин и Роза Люксембург на съезде в Копенгагене.

А в СССР, где в итоге победили идеи участниц и участников того съезда, этот день стал  универсальным и превратился в полноценный праздник.

Дамам, разжигающим в этот день "войну полов" и призывающим женщин мира прекратить работать "в офисах и спальнях", полезно знать, что на заре прошлого века Клара Цеткин имела в виду немного другое.

Она считала, что женщина будущего должна работать, вести хозяйство и воспитывать детей — защитников революции. "Долг матерей — заботиться о том, чтобы пролетарские юноши приходили в казармы пропитанными социалистическим духом и твердо знали, против кого обращать оружие…" —  это ее слова.

Еще можно вспомнить судьбу Эммелин Панкхерст, британской суфражистки, начинавшей свою карьеру с яростной борьбы с «мужским миром», а закончившую респектабельным членом консервативной партии, произносящей речи в поддержку «наших доблестных мужчин, ушедших воевать с проклятыми гуннами».

Да что там — даже в СССР, где идеи суфражисток и социалисток всего мира нашли самое полное воплощение, и где с 1921 года Восьмое марта официально стало «красным днем календаря», дате этой изначально придавался совсем иной смысл.

В День трудящейся женщины, как и в другие дни, дамы должны были трудиться — раз уж отвоевали себе право делать это наравне с мужчинами. Еще они могли митинговать и выступать на собраниях— словом, продолжать борьбу.

Никаких подарков, а тем более буржуазных букетов тоже положено не было, в лучшем случае — грамота за ударный труд. Восьмое марта было суровым праздником.

Положение изменилось после войны — в стране, озаренной солнцем Победы, запустившей спутник и готовой отправить к звездам первого человека, 8 марта стало не «днем трудящейся женщины», а просто днем Женщины с большой буквы.

Это можно объяснить «оттепелью», можно — послевоенной эйфорией. Мне же нравится думать, что просто природа, как обычно, взяла свое.

СССР стал первой страной, где равноправие полов было действительно достигнуто. Женщины руководили производствами, занимали государственные посты, стояли у станков и пилотировали бомбардировщики.

Валентина Терешкова полетела в космос в 1963 году – в это время женщины Швейцарии и Португалии еще не имели избирательных прав. И мы обращались к нашим дамам гендерно-нейтрально – "товарищ".

Не знаю как вам — а мне представляется вполне естественным, что когда все цели женского движения были достигнуты, в утопии победившего равенства женщинам снова захотелось быть — нет, не неравными, а просто другими. Особенными. И мужчины с радостью откликнулись на это желание.

Марианны Аргун
© Фото : предоставлено Марианной Аргун

Мне приходилось встречать в Берлине девушку, которая бóльшую часть жизни потратила на то, чтобы быть похожей на мужчину. Она была профессиональным монтажником-высотником, носила короткие стрижки, говорила низким голосом и передвигалась по городу на мотоцикле с двигателем мощностью в 150 лошадей.

Но видели бы, как она моментально превращалась обратно в женщину— стоило только оказать ей простые мужские знаки внимания. Не знаю точно, что чувствовали послевоенные женщины в СССР— но, подозреваю, что-то подобное.

В СССР традиция дарить женщинам цветы и подарки начала утверждаться в 60-е годы. Советские газеты начали публиковать фото женщин с цветами вместо отбойного молотка. В 1966 году Леонид Брежнев, тогда еще не старик с проблемами дикции, а галантный и даже немного франтоватый мужчина, сделал 8 марта нерабочим днем, окончательно закрепив трансформацию.

Именно с тех пор в преддверии женского дня мужчины традиционно скачут по магазинам и цветочным киоскам, а одинокие студенты филологических отделений университетов занимаются подсчетом наличности: поздравить нужно каждую! Но оно того стоит – потому что самые суровые студентки тают и всегда улыбаются в ответ.

СССР больше нет, но эхо его существования все еще звучит по миру, как свет давно погасших звезд летит сквозь галактику. Мы всегда смеялись, что 8 марта — это "международный женский день, который отмечают только в СССР".

Но сейчас, глядя на проходящие по всему миру демонстрации, невозможно не удивляться тому, как причудливо сбылись мечты Клары Цеткин и советские грезы о мировой революции.

Женщины Америки и Западной Европы снова хотят быть "товарищами", быть, по-оруэлловски, "еще равнее", а их мужчины пугливо озираются, прикидывая: можно ли придержать перед дамой дверь, уступить место,  подарить цветы— или это уже сексизм?

Я живу в Берлине, и здесь 8 Марта — это день, который отмечен красным цветом в календаре у всех вьетнамских торговцев цветами.

Отчасти из-за того, что традиция эта не исчезла на Востоке Германии вместе с исчезновением ГДР, отчасти — потому что многотысячная русская диаспора несет в дома и офисы традиционные букеты.

Я обязательно к ним присоединюсь — и вместе мы напомним женщинам этого города, этой страны и всего мира, что любим их, будем любить и любили всегда. И обязательно получим в ответ улыбки. Даже от тех, что пойдут по улицам с транспарантами.

 

46
Темы:
С праздником, дорогие женщины! (12)
По теме
Красавицы в погонах из разных странах
Прекрасны во всем: выдающиеся абхазские женщины
Загрузка...