Футбол. Лига чемпионов. Матч Ливерпуль - Спартак

Почему футбольная Англия не откажется от России

130
(обновлено 19:08 14.03.2018)
О непреклонности английских болельщиков и о том, почему резкие антироссийские заявления руководства Великобритании не смогут помешать им приехать в Россию на ЧМ-2018, рассуждает болельщик с 40-летним стажем, колумнист Sputnik Олег Дмитриев.

Резкие заявления британских чиновников и политиков в отношении России в последнее время заполонили первые полосы мировой прессы.

Случай с применением отравляющих веществ в городке Солсбери спровоцировал министра иностранных дел Бориса Джонсона пригрозить неприездом высокопоставленных гостей на Кубок мира в Россию.

Простым болельщикам, к сожалению, тоже снова внушают: мол, поездка в Россию — дело небезопасное.

Как болельщик со стажем, могу сказать: британские политики сильно преувеличивают, а где-то даже и врут. Никогда в СССР и России не было антагонизма и предвзятости по отношению к Англии — тем более, в футболе. Объясню, почему.

Эпоха взаимного уважения

Визит московского "Динамо" в послевоенную Англию, битва на равных во время чемпионата мира в Швеции, признание Льва Яшина лучшим вратарем мира во время празднования столетия рождения футбола в 1963 году. Все это — признание уважения друг к другу на футбольном поле. А оно складывалось десятилетиями.

Май 2008 года. Матч между английскими "Челси" и "Манчестер Юнайтед". Финал Лиги чемпионов. В тот день Москва была теплой, дружелюбной, слегка пьяной и довольной.

Никто не нарушал общественный порядок — английские болельщики с удовольствием пили пиво с русскими ребятами, мило общались с прохожими, с любопытством разглядывали меховые шапки на Арбате.

Да и болельщики других команд, как могли, помогали британским гостям. Поклонники "Спартака" "тусовались" с фанатами "Манчестер Юнайтед", "армейцы" показывали город ребятам из "Челси". Все было крайне дружелюбно.

И еще один факт: в России и странах бывшего СССР до сих пор функционируют десятки фан-клубов английских команд. Да и чемпионат английской премьер-лиги для многих российских болельщиков — любимое зрелище. Потому что футбол там — высококлассный.

Мифы и "страшилки" британских СМИ

Что же пошло не так в Англии по отношению к России?

Во-первых, это нежелание и неумение англичан проигрывать. Еще в 2007 году главный тренер национальной сборной Стив Макларен после проигрыша россиянам нахамил московским журналистам и после этого объявил, что будет давать интервью исключительно СМИ "Туманного Альбиона". За что и получил от россиян в ответ английское слово "Лузер" (неудачник) с сильным русским акцентом.

В том отборочном цикле Англия так и не смогла выйти в финал Чемпионата Европы.

Во-вторых, пресса на Британских островах не может простить россиянам выигрыш права на проведение Чемпионата мира по футболу. Началась целая кампания, которая пыталась дискредитировать российскую заявку.

Хотя в 2017 году независимое расследование показало: россияне действовали в рамках всех правил лоббирования. Нарушения, о которых кричала британская пресса, на самом деле совершали представители Испании и Южной Кореи, которые тоже претендовали на право проведения Кубка мира.

В-третьих, время от времени появлялись "сказки о российском расизме". "Жертвой" стал Яя Туре, уроженец Кот Д'Ивуара, игрок английского "Манчестер Сити", который жаловался на болельщиков ЦСКА за якобы имевшие место расистские выкрики.

Я сам был на той игре. Мы улюлюкали тогда — да. Но лишь для того, чтобы помешать гостям исполнить штрафной у "наших" ворот. И о каком, простите, расизме может идти речь, если за ЦСКА в разные годы успешно выступали футболисты с разным цветом кожи? Бразилец Вагнер Лав, японец Кейсуке Хонда, ивуариец Сейду Думбия, нигериец Ахмед Муса стали любимцами армейских фанатов

В-четвертых, россиян сделали "гангстерами" после многочисленных стычек в 2016 году в Марселе накануне матча "Англия-Россия". Однако британская пресса умолчала один значимый факт: те, кто провоцировал российских болельщиков на протяжении трех дней — представители околофутбольных "фирм". А у "околофутбола" правила простые: пей, бей и не попадайся полиции, чтобы тебе не закрыли въезд в ту или иную страну.

Сборная России по футболу
© Sputnik / Владимир Астапович

Неудивительно, что рядовой болельщик такие правила не принимает. Но джин был выпущен из бутылки: Европу стали пугать футбольными хулиганами из России, которых, на самом-то деле, гораздо меньше, чем англичан.

В 2017 году английские фанаты приезжали на футбол трижды — и на матчах в Москве и Ростове не было зарегистрировано ни одного инцидента. Напротив, все было мило и дружелюбно.

Отрадно, что практически никто из английских игроков, тренеров и звезд прошлого не поддержал нынешнюю истерию британского правительства по отношению к России. Бывшая звезда "Манчестер Юнайтед" Гари Невилл в открытую призвал не смешивать футбол и политику. Полностью подписываюсь под его словами. И от всей души приглашаю английских фанатов на Кубок мира в Россию.

130

Готов ли мир воевать за пресную воду и электроэнергию

1558
(обновлено 09:16 15.07.2020)
Глава МИД Египта Самех Шукри заявил о безрезультатности переговоров с Эфиопией и Суданом по самому больному для трех стран вопросу — строительству на Голубом Ниле плотины "Возрождение".

Неожиданностью это не стало, поскольку ранее Каир официально обратился в Совбез ООН с жалобой на "непозитивную" позицию Эфиопии и просьбой вмешаться в "забуксовавшие" переговоры, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости. 

Шукри также выразил надежду, что Аддис-Абеба "выполнит обещание не заполнять водохранилище ГЭС до подписания соглашения" между заинтересованными государствами. Правда, на днях эфиопские СМИ сообщили, что данный процесс начался еще 8 июля. Впрочем, министр иностранных дел Эфиопии это опроверг.

Напряженность вокруг проекта, от которого зависит судьба — без преувеличения — сотен миллионов людей, да и в значительной степени Африки как таковой, резко усилилась.

Так что же такого особенного в Плотине великого возрождения Эфиопии?

© Sputnik / Евгений Одиноков

Официальное название в данном случае вполне отражает суть.

С 2011 года страна строит на правом притоке Нила самую большую на Черном континенте гидроэлектростанцию. Но это не просто грандиозный и дорогостоящий (около 4,8 миллиарда долларов) проект. "Возрождение" превратилось в своего рода эфиопскую национальную идею, это главная ставка государства на социально-экономический прорыв.

Более половины стомиллионного населения Эфиопии живет без электричества. Подобное положение дел автоматически обрекает людей на беспросветную нищету из поколения в поколение, а страну — на вечную отсталость, ставя непреодолимые препоны росту экономики.

Запуск ГЭС (по официальным данным, на данный момент выполнено 74 процента работ) не только покроет внутренние нужды Эфиопии и даст мощнейший импульс для социально-экономического развития, но и позволит экспортировать электроэнергию соседям, которые также крайне в этом заинтересованы, поскольку сталкиваются со схожими трудностями.

Однако у этой благостной картины есть обратная сторона: то, что хорошо для Эфиопии, грозит серьезными проблемами государствам, расположенным севернее. Плотина на Голубом Ниле, питающем Нил, может вызвать засуху на египетских и суданских территориях, перебои в работе Асуанского гидроузла в Египте и, как следствие, удары по экономике, ухудшение жизни населения и даже голод.

А чем подобное может обернуться, наглядно показали события "арабской весны" десятилетней давности.

Ключевые причины цветной революции в Египте, свергнувшей президента Хосни Мубарака, были экономическими. На стране, являющейся крупным импортером зерна, тогда тяжело сказался мировой продовольственный кризис, повлекший в конце нулевых резкий рост цен, что усугубилось засухой 2010 года. Египет столкнулся с волной "хлебных бунтов", которые весной 2011-го превратились в массовые политические протесты — с известным результатом.

В общем, Египет (да и не он один) прекрасно осознает, какие опасности — и социально-экономические, и государственно-политические — таят возможные проблемы на жизненно важной для страны водной артерии.

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что жесткость позиции Египта обусловлена не только опасениями по поводу эфиопской плотины, но и державными амбициями.

В течение почти целого века страна обладала фактической монополией на Нил. В 1929 году Каир, формально вышедший из-под британского протектората в 1922-м, заключил с бывшей метрополией соглашение, подтвердившее "исторические права" Египта на великую реку. В тот момент это позволяло Лондону сохранять контроль над регионом.

По окончании колониального периода это привело к тому, что ни один крупный проект на речной системе Нила не мог быть реализован без согласия Каира.

Понятно, что это категорически не устраивало другие страны региона — особенно Эфиопию, на чьей территории образуется до 85 процентов годового водостока реки. Однако долгое время статус-кво был нерушим.

Иронично, что все изменила все та же "арабская весна". Аддис-Абеба воспользовалась внутренней нестабильностью Египта, которому в начале 2010-х было не до серьезных внешнеполитических разбирательств, и запустила строительство ГЭС без всяких согласований с египтянами.

Теперь же поезд ушел: "Величие" вышло на финишную прямую, а нынешние политические и дипломатические усилия Каира переиграть ситуацию похожи на попытки запихнуть выдавленную зубную пасту обратно в тюбик.
Именно с этим связаны главные опасения по поводу того, как будут развиваться события дальше.

В Египте громко звучат голоса, требующие не допустить пуска эфиопской ГЭС — любой ценой, включая военную силу. Это заставляет специалистов прикидывать шансы на прямое военное столкновение. А поскольку речь идет о странах со стомиллионным населением и конфликте из-за ключевых ресурсов современного мира — пресной воды и электроэнергии, многие прогнозы выглядят откровенно пессимистично.

Однако происходящее — вызов не только для Эфиопии и Египта. Их противостояние — только один из нарастающего по всей планете множества конфликтов из-за базовых и быстро становящихся остродефицитными ресурсов, без которых невозможно не то что развитие, а просто физическое выживание человека.

История вокруг плотины "Величие" в конечном счете покажет, есть ли шанс для компромиссного разрешения подобных противоречий или в обозримом будущем они будут развиваться по формуле "победитель получает все".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1558

Может ли Святая София объединить русских и турок?

143
Турки сделали главный православный собор мира, Святую Софию в Константинополе, мечетью — Россия должна защищать христианскую веру и наказать Турцию! Звучит правильно?

Но османы переделали храм в мечеть в 1453 году — после того, как взяли Константинополь, а на месте Римской империи (называемой еще Византийской) утвердилась империя Османская, Османский халифат, до начала ХХ века правивший немалой частью исламского мира, пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Империя и халифат погибли после Первой мировой войны — на ее месте туркам с трудом удалось сохранить хотя бы свое национальное государство, Турецкую Республику.

Ислам в этом светском, вестернизируемом государстве не подвергался таким репрессиям и погрому, как православие в России, — но турецкий Ленин Ататюрк вытеснил его на обочину жизни, поставил под контроль государства.

Одним из важных символических решений было и превращение Айя-Софии из мечети в музей — обнаруженные там византийские фрески стали привлекать миллионы туристов.

Сближение Турции с Западом продолжалось и всю вторую половину ХХ века — но постепенно даже прозападно настроенные турки стали понимать, что Европа не сольется с Турцией, что различия между двумя цивилизациями слишком сильны.

Да и потенциальная угроза со стороны России, в свое время приведшая Турцию в НАТО, перестала быть геополитическим фактором после распада СССР. А в самой Турции постепенно начался исламский реванш — к власти пришли силы, опиравшиеся на народное большинство, выступавшие за освобождение ислама, за его выход из подполья. 

Правящий уже 17 лет Реджеп Эрдоган постепенно утверждает Турцию как суверенную исламскую державу, проводящую самостоятельную политику и внутри страны, и на мировой арене.

Важным символическим решением стал и его шаг по возвращению Айя-Софии статуса мечети: "Мы приняли решение об изменении статуса Айя-Софии, основываясь на мнении нашего народа, а не на том, кто что про нас скажет… Страна продолжит идти верным путем — к строительству великой и сильной Турции".

Действительно, решение Эрдогана поддерживают три четверти турок — притом что его собственный рейтинг куда ниже. Турки имеют право делать у себя дома то, что считают правильным?
И вот тут выясняется, что нет: целый ряд стран сначала пытались отговорить Турцию от этого шага, а потом выразили сожаление и озабоченность происходящим. Считающие себя чуть ли не наследниками Византии греки и вовсе потребовали ввести против Турции санкции — на уровне ЕС и международные. Потому что Святая София — это не греко-турецкий, а глобальный вопрос:

"Это вопрос отмены правил и неуважения к мировому сообществу… Эрдоган делает все умышленно. Он отменяет даже традиции своей страны. Он отворачивается от международного сообщества и его правил".

Так заявил министр иностранных дел Греции, православной страны. Но ведь Россия занимает схожую позицию? Вот и Госдума принимала обращение к турецким властям еще до принятия решения, и глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата, митрополит Иларион назвал действия Эрдогана "ударом по всему мировому православию": "Потому что для всех православных христиан по всему миру храм Святой Софии — это такой же символ, как для католиков собор Святого Петра в Риме, поэтому мы с большим сожалением воспринимаем это решение".

Но позиция Русской православной церкви и не могла быть другой — Россия стала Третьим Римом после падения Второго, и Святая София навсегда останется для православных символом великой православной Византийской империи — империи, построенной равноапостольными Константином и Еленой.

Защищать Святую Софию — естественная обязанность РПЦ, даже если нет ни одного шанса вернуть на нее крест.

Но позиция России как государства другая: хотя нас волнует будущее Святой Софии, мы не считаем себя вправе указывать Турции на то, как ей себя вести, и уж тем более угрожать ей. Как заявил в понедельник заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин, "мы исходим из того, что речь идет о внутренних делах Турции, в которые, естественно, ни мы, ни другие не должны вмешиваться".

При этом замминистра напомнил о "широком общественном резонансе, который получил этот вопрос и в нашей стране, и за ее пределами", и сказал, что мы "обращаем внимание на значение этого объекта с точки зрения объекта мировой культуры и цивилизации".

То есть Россия не давит на Турцию — притом что, как писала европейская пресса, Владимир Путин был единственным, кто мог бы отговорить Эрдогана от подобного шага. Но это неправильная оценка — да, у Путина и Эрдогана сложились очень тесные и доверительные отношения, но они основаны на взаимном уважении и невмешательстве в дела друг друга.

То есть Путин в принципе не мог указывать Эрдогану на то, как ему поступать со Святой Софией, — хотя, конечно, они обсуждали эту тему. Впрочем, официально о таком обсуждении было объявлено только после принятия решения — в ходе телефонного разговора в понедельник: "Владимир Путин обратил внимание Реджепа Тайипа Эрдогана на значительный общественный резонанс, который вызвало в России решение изменить статус храма Святой Софии в Стамбуле. Президент Турции дал соответствующие пояснения, отметив, что доступ к этому уникальному памятнику мировой цивилизации будет гарантирован для всех желающих, включая иностранных граждан, и будет обеспечена сохранность христианских святынь".

Но ни о каких уговорах и уж тем более ультиматумах с нашей стороны не могло быть речи.

И это с учетом того, что в 2015-м, после уничтожения нашего Су-24 на сирийско-турецкой границе, Путин фактически поставил Эрдогану ультиматум — и все контакты находились на паузе девять месяцев, до тех пор, пока турецкий президент не извинился за гибель нашего летчика.

Но тогда речь шла о двухсторонних отношениях — а сейчас, при всем всемирном значении Святой Софии и огромном внимании, которое Россия и Путин уделяют защите православия во всем мире, речь идет о внутреннем деле Турции.

Наши страны в прошлом часто воевали — у нас долгая и сложная история отношений. Но СССР спас Турцию от полного раздробления столетие назад — а в последние десятилетия отношения постоянно развиваются по восходящей. Причем речь не только о двухсторонних связях — но и о действиях на мировой арене, даже там, где, как в Сирии, наши страны находились, по сути, по разные линии фронта.

Подобное взаимодействие и нахождение компромиссов стали возможны по одной простой причине — Путин и Эрдоган являются самостоятельными и сильными государственными деятелями, отстаивающими интересы своих стран и нацеленными на их укрепление.

Стратегические цели Путина и Эрдогана совпадают — и Турция, и Россия видят себя важными участниками строительства нового миропорядка, постзападного мира. Поэтому даже объективные противоречия и разногласия между интересами двух стран они пытаются решать тем или иным путем — потому что понимают, что стратегическое взаимодействие России и Турции выгодно обеим странам и работает на усиление каждой из них.

К тому же сейчас между нами нет тех противоречий, что были два века назад, да и Турция больше не "больной человек Европы", и Запад уже не может использовать русско-турецкие противоречия для сдерживания России. Потому что Турция становится менее западной и более исламской страной — и это можно только приветствовать, ведь речь идет о самостоятельной державе, не желающей быть ничьей марионеткой.

Святая София навсегда останется для нас православным собором — а для турок она всегда была мечетью и снова станет ей. При этом христианским фрескам ничего не угрожает — на время служб их будут затенять с помощью специальной аппаратуры. Доступ в Святую Софию будет открыт для всех, и даже плата теперь взиматься не будет.

Святая София всегда была для русских важнейшей частью нашего самосознания — из нее мы получили православную веру, а потом долгие годы она была символом русско-турецкого конфликта: мы хотели вернуть на нее крест.

Но прошлое не вернуть, не изменить — к тому же фундаментальный постулат нашей государственности гласит, что Второй Рим пал, Третий стоит, а четвертому не бывать. То есть нет уже Константинополя — есть Стамбул. А его место не просто в православии, а в мире как таковом заняла Москва.

Самозваный претендент на звание четвертого Рима, США, на наших глазах входят в завершающий этап своей истории — а Москве, Третьему Риму, и туркам, от рук которых пал Второй Рим (хотя султаны и считали себя его продолжателями), сейчас, по большому счету, нечего делить.

Святая София может разъединять нас — а может объединять, оставаясь для нас памятью о наших православных корнях и будучи для турок символом их побед и их веры. Две великих цивилизации встали на путь возрождения — и им точно не место в музее.

143

ЦИК назначил дату парламентских перевыборов по Бзыбскому округу

28
Повторные выборы депутатов Парламента Абхазии не состоялись по Бзыбскому избирательному округу, так как ни один из кандидатов не набрал более половины голосов избирателей.

СУХУМ, 16 июл – Sputnik, Асмат Цвижба. Перевыборы депутатов в Парламент Абхазии по Бзыбскому избирательному округу №10 состоятся 13 сентября. Такое решение было принято единогласно на заседании Центральной избирательной комиссии Абхазии в четверг 16 июля.

Повторные выборы депутатов Парламента Абхазии по четырем освободившимся мандатам состоялись в республике 12 июля.

Согласно предварительным итогам, по Гудаутскому избирательному округу №18 депутатом был избран Алхас Хагба, набравший 50,56% голосов, по Отхарскому избирательному округу №14 - Алмасхан Барциц, набравший 63,5%, по Кындыгскому избирательному округу №31 - Гарри Кокая, он набрал 70,3% голосов. Избранные депутаты были официально зарегистрированы на заседании в четверг 16 июля.

По Бзыбскому избирательному округу в депутаты баллотировались Тимур Бейя и Тамази Лейба. Оба кандидата не набрали больше половины голосов избирателей, недействительными были признаны 77 бюллетеней.

Места в Парламенте действующего созыва освободились после того как Аслан Бжания стал главой государства, депутат Александр Анкваб занял место премьер-министра республики, Дмитрий Дбар возглавил МВД, а Юрий Хагуш стал руководителем Гагрского района.

Читайте также:

28
Темы:
Повторные выборы в Парламент Абхазии - 2020