7 новелл

Небезупречная семерка: как Москва принимала абхазский кинематограф

321
(обновлено 20:05 26.04.2018)
Лев Рыжков
В одном из самых известных кинотеатров Москвы показали экранизации новелл Михаила Лакрба.

Sputnik, Лев Рыжков

На родном языке

В дни 40-го Московского международного кинофестиваля в столице проходило невероятно много кинопоказов. За это время я бывал в различных залах – пустых, полупустых, полных. Но настоящий аншлаг я увидел совсем даже не на фестивале, а на показе альманаха "Семь новелл" по произведениям классика абхазской литературы Михаила Лакрба.

Показ происходил в одном из самых известных кинотеатров Москвы "КАРО 7 Атриум", недалеко от Курского вокзала. Организатором выступила Московская абхазская диаспора. Столичная премьера киноальманаха стала одним из мероприятий, которыми диаспора отмечает свой шестидесятилетний юбилей.

Киноальманах составили семь историй от семи разных режиссеров. Большинство из них учатся – в Москве, Санкт-Петербурге, даже в Италии. Впрочем, талантливые самородки, которые постигают искусство кинематографа методом проб и ошибок, тоже есть.

Каждый из молодых режиссеров представил свое видение классических текстов Михаила Лакрба. Все фильмы – на абхазском языке с русскими субтитрами. Впрочем, забегая вперед скажу, что в одной из короткометражек никакого перевода не было, но спасло энергичное действие. Так что все было, в общем-то, понятно.

Зрители встречали короткометражки очень доброжелательно, от души аплодировали. Радость понять можно – ведь московских абхазов совсем не часто балуют фильмами на родном языке. До этого показывали только фильм "Софичка". И то – уже давно. Но тот показ помнят до сих пор.

Перед сеансом мне рассказали, что в Абхазии, на самом деле, очень многие молодые люди снимают кино. За свой счет, без всяких дотаций и подручными средствами. Так что нынешние экранизации Лакрба – это ни в коем случае не искусственная мелиорация, а, скорее, направление бурных потоков творческой энергии в определенное русло.

Но тем любопытнее. Ведь даже из семи разных фильмов разных авторов вполне можно понять, что сейчас происходит в абхазском кинематографе.

Теплый юмор и национальный вестерн

Сначала скажу о том, что хорошо. По-настоящему профессиональных и, не побоимся этого слова, сильных фильмов я увидел два. Это "Меня зовут Махаз" Инара Нармания и "Отец" Тимура Квеквескири.

"Меня зовут Махаз" создан по новелле "Друзья". И в этом фильме оригинальное авторское видение реализуется в полной мере. Действие перенесено в советские времена. И это, как мне кажется, придало классическому тексту новое, более теплое, что ли, звучание. А из этого тепла родился юмор.

Например, дядя главного героя приехал из Москвы работать на киностудии "Абхазфильм". И вот мы видим дядю, который окрыленный идет по улице с катушками кинопленок. Но пока он идет, "Абхазфильм" переименовывают в "Абхазхлеб". И мы видим, как рабочие меняют вывески на здании. Смешно? Да, конечно. Но и грустно в то же время. И это обстоятельство свидетельствует о юморе высокого качества. Наверное, как у Чехова или Кустурицы.

Диалогов в фильме нет. Их заменяет закадровый голос, а актеры отыгрывают мимикой, пантомимой и даже свистом. Делать так – большой риск. Но Инар Нармания не побоялся. Получилось здорово. И потенциал актеров раскрылся в полной мере.

Также в фильме задействованы коллажи. Они выполнены с большим искусством и выдумкой. За что режиссеру — еще один большущий плюс.

Фильм "Отец" — самый настоящий исторический блокбастер. В нем есть все – перестрелки, конные трюки, потрясающей красоты костюмы, специально пошитые для фильма. Чуть позже режиссер признался, что его проект оказался самым дорогим из всех. Если остальные режиссеры уложились в триста тысяч рублей, то Тимур Квеквескири снял за 850 тысяч.

По сути, "Отец" — это вестерн. Я запомнил кадр, когда мы видим на земле движущиеся тени всадников. Чем не "Великолепная семерка"? Хотя теней, на самом деле, восемь. Но при всей схожести с ковбойскими фильмами, весь фильм основан на национальных обычаях, традициях, сделан с большой любовью.

Работа на ошибками

Теперь поговорим о недостатках. Они, на мой, утомленный ММКФ, взгляд тоже есть.

Во-первых, сразу в нескольких фильмах хромает операторская работа. Люди с камерой, хотя, возможно, и со смартфоном, часто снимали в темноте, не всегда заботясь о том, чтобы зритель видел лица героев. Есть съемки под какими-то немыслимыми, противоестественными углами. Есть "ночные" съемки в помещении. Понятно, что снималось днем, и условная "ночь" достаточно слабо обозначалась на экране. Только зритель поверит, что – да, это у нас ночь – как вдруг камера отъезжает к окну, а за окном солнышко абхазское жарит вовсю. И сразу вся иллюзия пропадает.

Во-вторых, есть огрехи монтажа. Условно можно назвать их: "Я его слепила из того, что было". Какие-то кадры тонут в темноте, какие-то – отливают зеленью, какие-то – залиты светом. И все это монтируется в один эпизод. Диковатое впечатление создается.

В-третьих, проседающая динамика действия. Не все, но многие авторы, что называется, злоупотребляют артхаусом. То есть герой может долго шагать или задумчиво смотреть в камеру очень продолжительное время. Эти приемы авторского кино убивают зрительские эмоции. Ведь за те три минуты, что идет разгневанный герой, зритель сто раз забудет, что он – в "растрепанных чувствах", а не просто себе идет.

Наконец, не всегда безупречна актерская игра. Понятно, что большинство актеров не профессионалы. И вот кто-то не доигрывает, а кто-то, наоборот, перебарщивает с проявлениями чувств. И все это порой – в одном эпизоде. Вместе с тем, есть и великолепные актеры. Например, ребята из абхазской студии Щукинского театрального училища.

В ожидании "Абхазфильма"

Недостатки – не фатальные. Накопленный опыт и наработанное мастерство вполне позволяют со всем этим бороться. И, наконец, хорошие камеры у абхазских киношников, я надеюсь, тоже в скором времени появятся.

Но что, безусловно, радует – это действительно всенародная любовь абхазов к своему кино. Это, чтобы вы знали, в наше время очень большая редкость. В большинстве стран постсоветского пространства зрителям совершенно все равно, что происходит с национальным кинематографом. Свое почти никто нигде и не смотрит. Развиваются национальные киношколы во многих странах, хотя и не во всех, как попало, растут сорняками никому не нужными. И зрителю неинтересными.

Но Абхазия – счастливое исключение. Здесь кино любят. И, будем надеяться, скоро рядом с табличкой "Абхазхлеб" повесят и табличку "Абхазфильм". И это будет просто замечательно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

321
Загрузка...