Пассажиры и бортпроводница в самолете

Дети и самолеты

24
(обновлено 16:49 29.04.2018)
Мадина Сагеева
Дети в дороге, как, впрочем и в жизни, всегда одинаковы: они или просто орут, или играют и орут, замечает колумнист Sputnik Южная Осетия Мадина Сагеева.

Иногда в дороге случаются дети. Свои и чужие. И я даже не знаю, что страшнее.

В этой поездке дети были чужие. Причем преследовали они меня три перелета из четырех. В четвертом в салоне самолета играл на аккордеоне и пел Феликс Царикати.

Дети в дороге, как, впрочем и в жизни, всегда одинаковы: они или просто орут, или играют и орут. Причем почему-то не устают ни от первого ни от второго занятия.

А вот родители у путешествующих детей бывают разные.

Страшнее мамы, которая не обращает внимание на то, что делает ее ребенок, может быть только мама, которая решает начать воспитательный процесс здесь и сейчас, сидя рядом с вами в самолете. Не ожидавший такой засады ребенок, которому до сих пор разрешалось все, что не мешает маме жить, от этого обалдевает и начинает орать благим матом.

Есть еще одна разновидность мам — образцово-показательная родительница, которая успевает продемонстрировать всему самолету как она хороша в деле воспитания.

Сама была такой с первым ребенком.

Анечка, посмотри, это наша книжка по ментальной математике, — противным "детским" голоском пищала мама на вид двухлетней Анечки. Прехорошенькая веселая Анечка в это время с интересом разглядывала меня через спинку кресла.

Анечкина мама не успокаивалась. После урока математики пришло время английского. Пока мама занималась, мы с Анечкой потихоньку играли в ку-ку. Обнаружив сей факт, образцово-показательная мама ужаснулась, извинилась, прервала урок английского и прочитала Анечке лекцию о том, что нельзя приставать к чужим тетям, что хорошие девочки ведут себя хорошо и вообще, ей давно пора научиться концентрировать внимание.

Анечка послушалась и мама продолжила заниматься ее образованием. В какой-то момент от этого специального обучающего голоса мне захотелось заорать "хватит" и я, каюсь, совершила диверсию.

Ребенок, усваивая английский с математикой, все же поглядывал на меня, ожидая, что тетя поиграет. Ну я и предложила ей похлопать ладонью о ладонь. Представляете? Анечка потрогала в самолете чужую тетю!

Голос мамы Анечки моментально стал совершенно нормальным, когда она попросила у папы Анечки антисептик и гигиенические салфетки. А дальше женщина занялась делом, продезинфицировала Анечку, а после, устав от проделанной работы, умолкла. Ее замечательно воспитанная девочка спокойно сидела до конца полета, понимая, что в самолете не стоит мешать окружающим.

Зато на обратном пути я сидела рядом с Сашенькой. Сашеньке на вид был годик, и по нему сразу было видно, что парень он непростой. Лететь, сидеть и молчать он не собирался и не скрывал своих эмоций.

Оценив Сашеньку, я малодушно подумала, что сейчас буду умолять стюардессу пересадить меня в багажный отдел. Потому что мой богатый самолетный опыт подсказывал, что вариантов у меня два: либо всю дорогу слушать вопли от непосредственного соседа по креслу, либо развлекать его самой. Мама Сашеньки выглядела как женщина, точно знающая, что сыну лучше не перечить.

Но я оказалась неправа. Сашенька даже не пикнул… разве что пару раз предупредительно заголосил. Папа и мама мальчика оказались во всеоружии. Они достали книжку.

Такая книжка в самолете — это подлянка не меньшая чем барабан, принесённый в дом в подарок вашему ребенку. Гости-то уходят, а барабан остается.

В общем, книжка истошно пела "жили у бабуси два веселых гуся". Собственно, дальше этой фразы сказка не крутилась, потому что Сашеньке очень нравилось нажимать кнопку.

Жили у бабу!си! Два веселых гу!ся!!! — истошно взвывала книжка раз за разом. Где-то на 15 раз я бодро подпевала и мне даже нравилось. Только хотелось спеть дальше. Но не тут-то было — Сашеньке надоело.

Жили у бабу! Жили у бабу! Жили-жили-жили-жили! Жили у! Жили у ба! Жи-жи-жи-жи-жи!!!

Сашенька оказался упорным. Он жал на кнопку ритмично и методично. Оказалось, что биться в конвульсиях под начало песенки о гусях получается очень органично.

Когда пытка гусями закончилась, папа достал планшет. Да-да, они запаслись чем-то на случай выхода из строя гусей. Это был мультик в котором кто-то все время хрюкал в разных голосовых диапазонах. Сашеньке нравилось. Маме и папе Сашеньки тоже.

Ну а я, наконец-то, поняла, почему моих подруг раздражали голоса пони Пинки Пай и Эппл Джек. Оказывается, в моем полете хрюкала культовая и обожаемая нынешним поколением свинка Пэппа и ее многочисленная родня.

24
Загрузка...