Футбол. ЧМ-2018. Матч Россия - Египет

У российских футболистов "агрессивно ищут" допинг: наконец-то

70
(обновлено 14:30 25.06.2018)
Максим Соколов
Прошла лишь неделя со дня открытия ЧМ-2018, а англосаксонские партнеры России уже озаботились чистотой турнира, обратившись к неувядаемой теме российского допинга.

Британская газета "Телеграф" отметила подозрительные успехи российской команды, то есть победы над Саудовской Аравией (5:0) и Египтом (3:1), позволившие ей выйти в 1/8 финала. Но положим, газета вольна выражать сомнения сколько угодно — ее право.

Однако уже не совсем газета, а такая серьезная контора, как Антидопинговое агентство США, устами своего начальника Трэвиса Тайгарта потребовала "агрессивного расследования", все ли в порядке у русских футболистов с допингом — "чтобы защитить доверие общественности к честности ЧМ". Ибо "правила предусматривают, что внезапные улучшения спортивных результатов всегда должны быть тщательно исследованы, и чрезвычайные показатели требуют дополнительных допинг-тестов".

Здесь интересно, что от имени озабоченной футбольной общественности говорит лицо, к футболу имеющее минимальное касательство.

Сборная США вообще не выступает на чемпионате, что, вероятно, связано с малой популярностью (соответственно, и с малой развитостью) футбола в США вообще. Европейский футбол там называется "соккером", он недостаточно любим в народе, а любим так называемый "американский футбол", более близкий к регби. Поэтому озабоченность Тайгарта подобна тому, как российские спортивные функционеры (да хоть бы и президент ФИФА Инфантино) обеспокоились бы: все ли в порядке за океаном на первенстве по американскому футболу?

Но даже если допустить, что Тайгарт движим всемирной отзывчивостью, заставляющей его интересоваться положением дел во всех видах спорта вне зависимости от того, какое это имеет отношение к Антидопинговому агентству США, даже и по существу его претензии выглядят по крайней мере преждевременными. ЧМ-2018 не дошел не только до финала, но даже до экватора. Прошла только четверть отведенного ему времени, а российская сборная сыграла лишь два матча, что еще явно недостаточно для выдвижения агрессивных требований. Дождался бы хотя бы июля.

Впрочем, претензия заставляет задуматься над тем, что в принципе следует считать подозрительным внезапным улучшением. Бесспорно, если дворовая команда вдруг с треском обыгрывает сборную Германии, а затем сборную Франции, это действительно очень маловероятное улучшение. Но в случае удачного дебюта российской сборной это не совсем так. Команды как России, так и Саудовской Аравии и Египта не принадлежали ни к числу футбольных грандов, ни к дворовым командам, но их место было где-то посередине, где всякое может быть. Видеть и тут полное невероятие значит впадать в сильную паранойю.

Не говоря уже о том, что вообще привлекательность футбола в немалой степени связана с сильной непредсказуемостью результатов игры, когда вчерашний чемпион вдруг оказывается в числе неудачников, а вчерашний аутсайдер вырывается вперед. За такую волатильность футбол и любят (а равно и страстно переживают за исход игры — вплоть до инфарктов). Можно, конечно, по каждому случаю нежданного успеха или нежданной неудачи требовать агрессивного расследования, но лучше не срамиться.

Но самое главное в том, что допинг — слабый помощник в командных играх.

Конечно, можно сказать, что временное улучшение быстроты, прыгучести, выносливости может создать преимущество. Может, но само по себе это преимущество не будет решающим.

В индивидуальных состязаниях, проходящих под олимпийским девизом "Citius, altius, fortius!" действительно допинг может помочь быть быстрее, выше, сильнее — а ничего другого и не нужно. Тогда как в командных играх соревнуются не с лишенной воли косной материей, а с соперником, своей волей обладающим. И здесь решающую роль приобретает дух команды, ее способность следовать плану атаки, ее сыгранность, когда всяк свой маневр понимает, способность членов команды импровизировать, с полпинка подхватывая пас товарища. Всего этого допинг не дает и не может дать, ибо на улучшение коллективного взаимодействия он не рассчитан.

Был бы рассчитан и давал бы реальный эффект, так все в футбольном мире было бы в порядке — и норвежские астматики, и братья Уильямс, все что положено. Но пока такого допинга не придумали (и вряд ли придумают, потому что природа командного взаимодействия неизмеримо сложнее), поэтому статистика допинговых скандалов в футболе крайне скудная и совсем не о том: кто-то употреблял средство для снижения веса, кто-то просто баловался наркотиками. Что, может быть, предосудительно, но к необъяснимым победам совсем не имеет отношения.

Причем это столь очевидно, что даже если Родченков — Макларен попробуют и по поводу ЧМ-2018 выступить со страшными разоблачениями, это будет покушение с совсем уже негодными средствами. Обвинять в мухлеже там, где мухлеж даже теоретически невозможен, — тут наши англосаконские партнеры показывают совсем низкий класс большой игры.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

70
Загрузка...