Девушки фотографируются на скамейке-ракете внутри пекинского магазина

Пекин готовится к войне с США: в буквальном смысле

122
(обновлено 18:21 10.07.2018)
Японское информационное агентство Kyodo News опубликовало внутренний документ Центральной комиссии армии КНР с четко изложенной стратегией борьбы с США: по мнению авторов, она позволит "обогнать на повороте" слабеющего мирового гегемона, а в случае необходимости — "погасить конфликт и выиграть войну" с ним.

Если содержание утекшей в мировые СМИ стратегии действительно отражает видение китайского руководства, то в не очень отдаленном будущем нас ждет радикальное повышение рисков военного столкновения между Соединенными Штатами и Китаем. Дело в том, что пекинские стратеги собираются не просто защищать КНР, а намерены бросить вызов американскому доминированию в море, которое позволяет им, в случае необходимости, "душить" оппонентов за счет контроля морских торговых путей. Трудно и почти невозможно представить, что американское руководство (независимо от партийной принадлежности и идеологической ориентации) позволит Пекину реализовать такой план без яростного сопротивления со стороны всей мощи американского государственного аппарата и армии, считает автор блога Crimson Alter Иван Данилов.

Kyodo News и Japan Times приводят ключевые тезисы документа, которые указывают на то, что Китай готовится распространять свое военное присутствие и влияние далеко от собственных границ:

"Одна из глав (документа. — Прим. авт.) говорит о том, что Народно-освободительная армия Китая прежде концентрировала свою военную подготовку на защите побережья (Китая. — Прим. авт.), а в новой эре армия должна усилить свои возможности на суше, море и в воздухе — в добавление к развитию за пределами традиционной зоны действия. Цитата: "По мере того как мы открываемся и расширяем наши национальные интересы вне границ, нам отчаянно нужна всеобъемлющая защита нашей безопасности по всему земному шару".

В документе многократно подчеркивается безусловная необходимость полного подчинения армии направляющим указаниям председателя Си Цзиньпина — и оттого у западных комментаторов возникает твердое убеждение, что китайский лидер внес решающий вклад в новое целеполагание для китайских Вооруженных сил.

Очень вероятно, что в Вашингтоне эти изменения в китайском позиционировании воспримут через призму вызова американской исключительности, так как до недавнего времени только США объявляли "весь земной шар" сферой своих национальных интересов, которые Вашингтон готов защищать и продвигать с помощью военной силы. Далеко не факт, что пекинские стратеги имели в виду именно копирование американского подхода, но с учетом довольно сильных антикитайских настроений в администрации Трампа маловероятно, что они поверят в версию, будто Китай на самом деле не хочет жесткой конфронтации с Америкой в ключевых точках планеты.

Страх перед китайской экспансией — важный, хотя и не такой заметный на фоне антироссийской истерии элемент американского военно-политического мышления. Когда американские генералы читают в (предполагаемом) документе Центральной комиссии армии КНР, что реформа армии позволит "более эффективно управлять кризисом, погасить конфликт, выиграть войну, защитить экспансию национальных стратегических интересов", то, вероятно, они вспоминают сравнительно недавние слушания в конгрессе, в рамках которых как раз обсуждали "китайскую угрозу". Журнал Newsweek по итогам слушаний опубликовал материал под заголовком "Китайская военная экспансия и глобальное [военное] строительство не дают мне спать ночью, говорит министр Военно-морских сил". Точная цитата, на которую ссылаются американские журналисты, дает дополнительную пищу для размышлений:

"Когда речь заходит о Китае, вся суть — в их "чековой книжке". И дело тут не только в долларах и центах, которые они выделяют на поддержку их военной экспансии и технологические разработки, но еще и в том, чем они занимаются по всему миру. <…> Они используют капитал как оружие. Их открытая чековая книжка не дает мне спать ночью", — заявил сенаторам министр Военно-морских сил США Ричард Спенсер.

В скандальном китайском документе, который сейчас обсуждают японские и западные СМИ, есть одна важнейшая деталь, которая, с одной стороны, хорошо отражает китайский менталитет, а с другой — показывает, что пекинские аналитические центры постарались хорошо понять западную логику. В документе указывается, что именно развитие армии, способной к по-настоящему глобальным боевым действиям, позволит Китаю избежать так называемой "ловушки Фукидида". Сам термин "ловушка Фукидида" ввел в оборот гарвардский профессор, политолог, эксперт по теории принятия решений и экс-замминистра обороны США Грэхэм Тиллет Андерсон — младший. В кратком изложении суть "ловушки" заключается в следующем: как только потенциальный гегемон набирает силы, действующий гегемон начинает все больше его бояться, и этот страх делает неизбежной войну между ними. В качестве первого примера такой войны и соответствующего анализа обычно приводят войну Спарты и Афин, о неизбежности которой писал Фукидид.

Авторы китайской стратегии настаивают, что радикальное расширение глобальных возможностей китайской армии позволит "избежать одержимости неизбежностью войны между развивающейся силой и правящей гегемонией". Есть риск, что эта оценка — слишком оптимистична. Попытка радикально расширить глобальные возможности армии КНР имеет все шансы спровоцировать Вашингтон на максимально агрессивные и радикальные действия, которые явно не ограничатся экономическим или дипломатическим давлением. Более того, есть ощущение, что, несмотря на сугубо прагматичную риторику Трампа, который указывает на экономическую мотивацию торговой войны с Китаем, на самом деле цель Вашингтона не обойдется выравниванием торгового баланса. Если вспомнить слова министра Военное-морских сил Ричарда Спенсера об "использовании капитала в качестве оружия", логично предположить, что торговая (и, возможно, санкционная) война будет продолжаться не до выравнивания торгового баланса, а до ликвидации этого "страшного китайского оружия".

Если это правильная оценка, то возникают два важных вопроса.

Первый: сколько времени уйдет у Вашингтона на понимание того, что торговая война и санкции (например, против ZTE) не помогут достичь желаемого?

Второй: что будет делать администрация Трампа по исчерпании экономических методов?

То, что американские военные корабли сейчас демонстративно прошли через Тайваньский пролив, а на Тайвань скоро прибудет первая группа американских морских пехотинцев, вероятно, — намек, где и как США будут отстаивать свои претензии на мировую гегемонию.

122

За что Польшу оставили без русского газа и что будет дальше

66
(обновлено 18:26 28.05.2020)
Ситуация на газовых рынках продолжает оставаться напряженной: биржевые цены в Европе упали до отметки в 46 долларов за тысячу кубометров, в Азии — до 75 долларов.

Даже "Газпром", несмотря на традиционную политику по сохранению доли рынка, постепенно ограничивает поставки, пишет колумнист РИА Новости Александр Собко. Из последних новостей можно обратить внимание на прекращение транзита через Польшу. В чем здесь особенность?

Шестнадцатого мая закончился долгосрочный транзитный контракт. Одновременно стало известно, что "Газпром" забронировал 80% транзитных мощностей по новым европейским правилам (аукционы) на третий квартал. Но "окно" между 17 мая и 1 июля осталось пустым, здесь проводятся отдельные аукционы.

"Газпром" бронировал на них совсем небольшие объемы, а 26 мая и вовсе прекратил прокачку. Образовалась удачная возможность немного сэкономить на польском транзите в период сверхнизких цен. Правда, на июньском аукционе вновь забронирована практически вся мощность (94%).

Обращает на себя внимание тот факт, что кратное падение цен на газ не привело, в отличие от аналогичной недавней ситуации на нефтяном рынке, к угрозе макроэкономической стабильности, а рубль (на фоне умеренного роста нефтяных котировок) даже укрепляется. Это и понятно. Традиционно основные бюджетные — да и валютные — поступления наша страна получает именно от нефтяного сектора, а не от газового. Конечно, в нынешней ситуации падения нефтегазовых доходов каждая копейка, а точнее, цент будет нелишним, но критической ситуации здесь нет.

Если говорить об СПГ, то у экспорта сжиженного газа даже нет пошлины, а у проекта "Ямал СПГ" — и освобождение от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на 12 лет, и сниженный налог на прибыль. В сетевом газе существует 30%-ная экспортная пошлина (вне зависимости от цены реализации), а также НДПИ, рассчитываемый по достаточно сложной формуле.

Но экспортерам трубопроводного газа чуть проще: больше возможностей "прикрутить" кран. А что с СПГ? Недавно мы обсуждали, что Катар, как страна, лояльная Соединенным Штатам, которые, в свою очередь, заинтересованы в более высоких ценах для развития своего экспорта СПГ, возможно, будет аккуратнее себя вести на мировом газовом рынке.

Тем не менее пока этот крупный производитель СПГ ведет себя достаточно агрессивно. Почему так получается? Здесь нужно выделить краткосрочный и долгосрочный аспекты.

Во-первых, текущий момент. Экспорт СПГ из США уже снизился почти до 50% от максимумов, но все равно это много. Почему? По законам жанра он должен был остановиться. Газовые цены на внешних рынках уже или ниже (в ЕС), чем внутри США, или очень близки к ним (в Азии). Однако этого не происходит, а владельцы заводов сами производят газ, от которого отказались покупатели (отдав обязательный платеж за сжижение). Почему? Одна из причин связана с тем, что экономически невыгодно снижать загрузку заводов по сжижению, от этого резко падает эффективность процессов.

Но ту же самую логику (желание сохранить работающими заводы — с максимальной загрузкой) можно применить и к СПГ-заводам самого Катара, и других производителей, включая Россию. При этом и у Катара, и у России ситуация выглядит лучше. И дело не только в более дешевом газе для сжижения.

Важный вклад в экономику заводов вносит попутно добываемый конденсат (совсем грубо — сверхлегкие фракции нефти). Добыча конденсата происходит одновременно с газом, поэтому нельзя добыть и продать выгодный конденсат, не производя СПГ. За счет конденсата операционная (то есть без учета капзатрат и ранее гарантированных платежей) себестоимость становится небольшой, примерно соответствующей текущим ценам. США эта логика не касается, там на заводы поступает "сухой" газ, без конденсата.

В результате и Россия даже увеличила экспорт СПГ в апреле (по сравнению с апрелем прошлого года). А в первом квартале загрузка "Ямала СПГ" вообще составляла 122% от проектной мощности!

"Газпром" менее агрессивен в продажах, но себестоимость его экспорта по операционным затратам также очень невелика. Большая часть трубопроводов находится под контролем самого "Газпрома" либо работает по принципу "качай или плати". Персонал тоже на местах и в любом случае получает зарплату. Топливом для газоперекачивающих агрегатов является тот же газ. В результате российское голубое топливо (по операционным затратам) оказывается выгодно продавать до тех пор, пока цена не падает ниже 50-55 долларов за тысячу кубометров.

Не менее важна и долгосрочная перспектива, где цены будут зависеть от будущего баланса спроса и предложения. В каких масштабах будут строиться новые производства?

И здесь Катар — по крайней мере, пока — демонстрирует агрессивную политику: на днях подтверждены планы по росту мощностей по сжижению с текущих 77 до 110 миллионов тонн к 2025-му и до 126 миллионов к 2027 году. Нельзя сказать, что мы видим здесь что-то новое. Об этих планах по расширению производств с 77 до 126 миллионов тонн было известно давно. Вопрос здесь — в сроках начала работ. Чтобы запустить производство в 2025 году, стройку желательно начать уже в 2021-м.

Так или иначе, расширение катарских мощностей в срок (а это плюс 49 миллионов тонн), если оно состоится, безусловно, окажет давление на цены. В этом случае США не смогут запустить как минимум часть своих новых СПГ-проектов в прежней ценовой модели. В каком-то смысле можно говорить о том, что Катар может лишь "отобрать" часть заводов по сжижению у США, которые были бы в противном случае построены.

А что это значит для нас? Понятно, что цена на газ и СПГ для России — чем выше, тем лучше. Но с точки зрения принятия решений о расширении производств для российского рынка мало что меняется. За некоторым исключением, перспективные российские СПГ-проекты находятся в группе наиболее низких по себестоимости, что позволяет принимать решения о строительстве с минимальной оглядкой на мировую конъюнктуру.

Многое будет зависеть от спроса, который прогнозировать не так просто. Кстати, если посмотреть относительно недавнюю (правда, "докоронавирусную") презентацию одного из американских проектов по строительству заводов СПГ компании Tellurian, то можно увидеть картину дефицита на рынке к 2025 году в 200 миллионов тонн мощностей.

Смысл презентации: нужно строить, строить и строить. Разгадка проста — в этой модели годовой прирост спроса на СПГ прогнозируется на уровне 9,3% (на основании предыдущего периода), что выглядит слишком оптимистично. Тем не менее именно труднопрогнозируемый спрос в конечном счете определит будущие цены и покажет, кто был прав, а кто нет при принятии инвестрешений.

И конечно, ключевым моментом становится механизм ценообразования на новый СПГ. Американские проекты тоже имеют право на существование — если только, к примеру, гарантированно будут продавать свой газ не по ценам, рассчитываемым на основе цен на газ в США плюс цена сжижения, а по биржевым ценам, будь то в Европе или Азии.

Но найдутся ли желающие взять на себя риски такого арбитража? Для прочих проектов наблюдение за ценообразованием при заключении долгосрочных контрактов также становится очень интересным: каким будет в них соотношение спота и долгосрочных контрактов с нефтяной привязкой и с каким дисконтом к цене нефти будет продаваться СПГ.

66
Столкновение израильских военных на Западном берегу Иордана с палестинскими протестующими.

Почему Европа боится сравнений Крыма с Палестиной

409
(обновлено 09:43 26.05.2020)
Европейский союз раскололся по поводу санкций — при этом звучат слова "Крым", "аннексия" и "международное право".

Но речь не о мерах против России, то есть не о судьбе войны санкций, которая идет между ЕС и нашей страной уже шесть лет, — тут в ЕС давно уже нет единства, однако, когда приходит черед голосовать за очередное продление санкций, все скрепя сердце голосуют за. Против атлантической солидарности — даже при условии развода с Британией и нарастающего отчуждения с заокеанским "старшим братом" — никуда не попрешь, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Но сейчас речь идет не о России: страны Евросоюза пытаются выработать общую позицию в отношении Израиля, а точнее — его планов по аннексии Западного берега реки Иордан. Не всех палестинских земель, а примерно одной их трети, занятой "самостроем" — незаконными израильскими поселениями, возникшими там за последние полвека. То есть после того, как в 1967 году Израиль захватил эти земли у контролировавшей их Иордании в ходе войны с арабскими странами. На Западном берегу должна быть Палестина — но она не возникла ни в 1948-м, одновременно с Израилем, ни после того, как в 90-е годы израильское и палестинское руководство все-таки договорились о размежевании и создании двух государств. Формально Государство Палестина есть и сейчас — его признали две трети стран мира, но, по сути, оно не контролирует ни всю свою территорию, ни границы. Да Израиль и так не собирался отдавать занятую им часть Западного берега, однако официальная аннексия части будущей территории Палестины окончательно похоронит даже надежды на мирное разрешение арабо-израильского конфликта. А в том, что Израиль готовится именно к этому, нет никаких сомнений — премьер-министр Нетаньяху уже объявил, что 1 июля его правительство официально включит территории еврейских поселений на Западном берегу в состав Израиля. Нетаньяху объясняет этот шаг выполнением "сделки века", предложенной в прошлом году Дональдом Трампом, — планом палестино-израильского урегулирования и размежевания. Но это откровенное издевательство: план был сразу же отвергнут и палестинцами, и всеми арабами, никаких переговоров на основе его не было и не будет. Но будет аннексия, которую признают только США. А что же делать Европе?

Вот тут и появляется Крым. Европейские политики давно уже не могут определиться со своей позицией в отношении Израиля — не на уровне отдельных стран, а ЕС в целом. Евросоюз выступает за создание двух государств, за независимую Палестину — но так, чтобы не обидеть при этом Израиль. Однако это практически невозможно — Израиль ловко переводит любые разговоры о поддержке палестинцев и осуждении израильской оккупации в разряд "антисемитских", откровенно спекулируя на комплексе вины за холокост, который из чисто немецкого становится в последние годы общеевропейским. Когда отдельные европейские политики говорят о том, что никакой холокост не может быть оправданием для блокады палестинских территорий, военных операций и нарушений прав палестинцев, их тут же записывают во враги Израиля и объясняют их позицию ростом влияния мусульманских мигрантов в Европе или денежными вливаниями богатых арабских стран. Но с каждым годом в Европе все больше политиков, критически настроенных к израильскому курсу в отношении палестинцев, — а предстоящая аннексия является вопиющим примером нарушения международного права.

Поэтому европейские правительства и пытаются выработать какую-то общую позицию. Понятно, что официально ЕС осудит аннексию. Об этом уже предупредил и верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Жозеп Боррель:

"Евросоюз намерен задействовать свои дипломатические возможности, чтобы не допустить односторонних действий Израиля по аннексии палестинских территорий. <…> Мы настоятельно призываем Израиль воздерживаться от любых односторонних решений, которые привели бы к аннексии любой оккупированной палестинской территории и как таковые противоречили бы международному праву".

Но это слова — а каковы будут дела ЕС? Похоже, что все ограничится словесным осуждением чиновников. По крайней мере, министрам 27 стран так и не удалось договориться о единой позиции ЕС. Кроме осуждения, предлагаются и экономические санкции — но как раз против них выступает часть европейских правительств. И именно к ним на прошлой неделе обратился израильский МИД, отправив письмо послам 12 европейских стран в Тель-Авиве: от Германии до Чехии, от Австрии до Италии. А среди тех, кто выступает за санкции, — Франция, Испания, Швеция, Люксембург. И как раз глава МИД последнего, Жан Ассельборн, объясняя недавно необходимость давления на Израиль, вспомнил про Крым.

"Когда аннексируют территорию, которая тебе не принадлежит, это грубое нарушение норм международного права", — заявил министр, напомнив, что ЕС уже сталкивался с такой ситуацией, когда в 2014 году Россия "аннексировала" полуостров Крым. "Я сознательно провожу эту параллель, — сказал Ассельборн. — Мы должны превентивно обозначить свою позицию и оказать давление".

Таким образом, "фактор Крыма" ввели в общеевропейскую дискуссию по поводу Израиля — к неудовольствию целого ряда политиков. Так, Жозеп Боррель сказал, что не знает, будет ли логичным сравнивать ситуацию вокруг Крыма с аннексией части Западного берега реки Иордан, а немецкий министр иностранных дел Хайко Маас выступил против подобных сравнений. Почему сравнение неудобно для Европы?

Потому, что следование ему привело бы к необходимости вводить санкции против Израиля — а не ограничиваться простым осуждением. Предлагаемые санкции (информация о них просочилась в прессу) куда легче тех, что были приняты против России: например, исключение Израиля из программы научно-технического сотрудничества с ЕС Horizon 2027. Но для введения ограничений требуется единогласное решение всех 27 стран, а шансов на это нет, что признал и Боррель. Так что сравнение с Крымом останется лишь риторическим приемом во внутриевропейских спорах. Однако если бы европейцы всерьез продолжили сопоставлять две ситуации, то могли бы прийти к очень интересным для себя выводам.

Крым вышел из состава Украины в результате референдума — который стал следствием переворота в Киеве. Переворот был совершен при, скажем мягко, попустительстве Запада, и хотя Евросоюз играл роль ведомого США участника, все равно его ответственность за свержение Януковича огромна. Нарушение договоренностей началось с игнорирования соглашения, подписанного европейцами вместе с Януковичем и лидерами Майдана, но как только произошел силовой захват власти, в ЕС о соглашении забыли. Не говоря уже о том, что само участие Евросоюза в украинском кризисе стало следствием попытки оторвать Украину от России, любой ценой заключить соглашение о евроинтеграции, не допустить реинтеграции Украины и России через Евразийский союз — то есть, говоря языком геополитики, вмешательством не просто в сферу влияния России, но в дела постсоветского пространства, то есть чужой для Европы территории. Позарились на чужое — на Украину — и получили ответную реакцию России в Крыму. При этом и Украина, и Россия принадлежат к одной цивилизации, к одному большому народу, и их развод — это историческая случайность, трагедия, которая будет исправлена самим народом.

А что с Западным берегом? Израиль в 1967 году захватил земли, населенные арабами, и всячески противится созданию там независимого государства. Противоречия между евреями и арабами — не просто политические, но и национальные, и религиозные. И сами по себе претензии Израиля на арабские земли Западного берега, особенно на Восточный Иерусалим, лишь распаляют и так страшную вражду между двумя народами, и даже шире — между Израилем и 1,5-миллиардным исламским миром. Добром такая ситуация в принципе не может кончиться, физическая аннексия была постоянным поводом для вражды, а юридическая добавит градуса ненависти. Большая война на Ближнем Востоке не нужна никому — Европе в первую очередь. Еще не закончилось долгое эхо "арабской весны" 2011 года — полыхают Сирия, Ливия, Йемен, — но подкладывание дров в костер новой арабо-израильской войны абсолютно недопустимо. Да, Европа не может помешать Израилю аннексировать то, что он удерживает уже более полувека, однако она могла бы четко и однозначно выступить против и ввести жесткие санкции. Это хотя бы заставило Израиль серьезно задуматься и показало бы, что у ЕС есть собственная внешняя политика.

Ничего этого сделано не будет — и значит, потом, когда на Ближнем Востоке случится новая война, которая неизбежно скажется на Европе, ЕС будет делать вид, что он ни в чем не виноват, он ни при чем. Как ни при чем были Франция и Великобритания в 1938-м в Мюнхене. Иерусалим и Западный берег можно сравнить с постоянно тлеющим костром нового страшного пожара — в отличие от Крыма, в котором никогда не будет войны. Но санкции ЕС вводит за мирно присоединенный Крым — а не за кровоточащий и взрывоопасный Иерусалим и Западный берег. Геополитическая и моральная слепота часто неотделимы друг от друга.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

409

Зачем американцам биолаборатории в Центральной Азии и на Кавказе

0
(обновлено 12:19 29.05.2020)
На встрече министров иностранных дел ОДКБ Сергей Лавров заявил, что Соединенные Штаты осуществляют военно-биологическую деятельность по всему миру, в том числе вокруг границ России.

СУХУМ, 29 мая - Sputnik. Москва давно обеспокоена биологической безопасностью соседних стран. В Казахстане, Армении и Таджикистане американцы создали сеть биологических лабораторий. Особенно много вопросов у российских властей к центру имени Лугара в Грузии, пишет Галия Ибрагимова для РИА Новости.

Преднамеренная утечка

Первое заражение коронавирусом в Казахстане зафиксировали в начале марта. Власти закрыли границы и ввели чрезвычайное положение. В интернете поползли слухи, что вирус может быть связан с биолабораторией, которую в 2016 году на юго-востоке республики построили американцы.

Алма-атинская Центральная реферанс-лаборатория (ЦРЛ) специализируется на изучении характерных для Казахстана штаммов вирусов. Действует на базе Казахстанского научного центра карантинных и зоонозных инфекций, подчиняется Минздраву республики. Считается собственностью Казахстана, хотя строилась за счет Пентагона. На этот объект США выделили 108 миллионов долларов.

Вашингтон объяснял: в регионе находятся американские военные и исследования помогут защититься от неизвестных вирусных инфекций.

На саммитах ОДКБ, СНГ и ШОС представители Москвы не раз заявляли, что американцы могут использовать эти лаборатории против российских интересов. Но власти Казахстана убеждали, что в работу местных биологов никто не вмешивается.

"Участие иностранных ученых допустимо, только если проводятся совместные исследования и реализуются проекты по грантам", — объясняли в ЦРЛ.

В 2018-м в Казахстане заметно выросло число заболеваний менингитом, и в Алма-Ате заговорили об утечке штамма менингококковой инфекции из ЦРЛ. Журналисты и блогеры всерьез писали, что американцы преднамеренно допустили распространение вируса. Таким образом они якобы хотели проверить эффективность разрабатываемого в лаборатории бактериологического оружия.

Минздрав Казахстана уверял, что никакой эпидемии нет. "В Казахстане 58 случаев менингита, из них в Алма-Ате — 32. Если посчитать относительные показатели, то, по меркам ВОЗ, они низкие", — указывали в ведомстве.

С коронавирусом похожая история. Власти опровергли конспирологию и призвали не сеять панику.

Закрытый режим работы

В советское время Институт микробиологии Армянской ССР считался крупнейшим центром микробиологии. В девяностые научными разработками института заинтересовались США и Великобритания. Армянских специалистов приглашали на стажировки в западные страны.

В нулевые американцы помогли открыть в стране несколько биолабораторий. Деньги, как и в Казахстане, выделял Пентагон. Только на модернизацию армянского Национального центра по контролю и профилактике заболеваний потратили десять миллионов долларов.

Построенные в Ереване, Гюрми, Ванадзоре, Мартуни и Иджеване научные центры изучают характерные для Кавказского региона вирусы и штаммы.

Лаборатории входят в систему здравоохранения Армении, но Агентство по снижению угрозы при Минобороны США имеет туда доступ. Помимо местных специалистов, там работают американцы.

Закрытость биолабораторий в Армении вызывает критику Москвы. Чтобы развеять сомнения, прошлой осенью премьер-министр Никол Пашинян согласился подписать Меморандум о сотрудничестве с российскими специалистами. Согласовали детали, но в последний момент армянская сторона отказалась от этого документа.

Опасная эпидемиология

В 2010-х американские биологи обратили внимание на еще одного члена ОДКБ — Таджикистан. Их беспокоила неблагоприятная эпидемиологическая обстановка, способная привести к вспышке инфекционных заболеваний. Несколько западных фондов выделили деньги на создание исследовательских центров.

Так, в 2013-м на базе Гастроэнтерологического института в Душанбе открылась лаборатория биологической безопасности. Проект финансировал французский благотворительный Фонд Мерьё, строивший подобные объекты в Китае, Мьянме, Бангладеш и странах Африки.

Французам, как правило, помогали ООН и Агентство США по международному развитию USAID. Инвестиции превысили три миллиона долларов.

В 2019-м создали лабораторию при Республиканском центре борьбы с туберкулезом. Спонсорами выступили USAID и Пентагон. Местные биологи при участии зарубежных коллег изучают такие характерные для Центральной Азии заболевания, как туберкулез, малярия, гепатит и холера.

В прошлом году на севере Таджикистана в городе Исфара открыли еще один объект. Информации о нем мало, финансировали снова американцы.

"В Центральной Азии и до коронавируса эпидемиологическая ситуация была непростой. Для региона характерны вспышки гепатита, холеры, туберкулеза, поэтому новые биолаборатории необходимы. На них нужны средства. Без зарубежной помощи не обойтись", — объясняет РИА Новости директор Центра политологических исследований в Душанбе Абдугани Мамадазимов.

Таджикский эксперт не видит ничего подозрительного в активности американцев. "Просто они всегда откликаются первыми. Если после коронавируса Россия, Китай или ЕС станут активнее помогать региону в борьбе с вирусами, власти республик это поддержат", — уверен эксперт.

Грузинский патоген

Грузия не входит в ОДКБ, но граничит с Россией и играет ключевую роль на Кавказе. Озабоченность Москвы вызывает Исследовательский центр общественного здравоохранения имени Ричарда Лугара. Российские власти полагают, что биолаборатория близ Тбилиси действует в интересах американцев.

Подозрения возникли не на пустом месте. В сентябре 2018-го бывший министр госбезопасности Грузии Игорь Гиоргадзе заявил, что в лаборатории могли проводить опыты над людьми, и представил документы, из которых следовало, что десятки человек, проходивших лечение в центре Лугара, умерли. Причем там работали биологи трех частных американских фирм — CH2M Hill, Battelle и Metabiota, выполняющих заказы Пентагона.

Гиоргадзе обратил внимание на высокий уровень бактериологической защиты лаборатории. Более того, центр располагает "оборудованием для распыления вредных веществ и боеприпасами с биологически активным материалом". "Зачем учреждению, цель которого — защита населения, такие вещи?" — задался вопросом экс-министр.

В Москве это услышали. Глава департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД Владимир Ермаков заявил, что Россия не потерпит американских биологических экспериментов у своих рубежей.

В Пентагоне обвинения Гиоргадзе назвали абсурдными. В Тбилиси уверяли, что лаборатория занимается мирными разработками и ни о каких опытах над людьми речи не идет. Грузинские власти были не против посещения центра Лугара российскими специалистами. Но эти планы сорвались из-за прошлогоднего кризиса в отношениях двух стран.

"Грузия никогда не интересовалась исследованиями в физико-химической биологии. И информация о том, что эта лаборатория — высокого класса биологической защиты персонала, вызывают вопросы. Зачем заниматься такими тяжелыми патогенами?" — рассуждает в беседе с РИА Новости доктор биологических наук, профессор Сибирского федерального университета Николай Сетков.
Заместитель генерального директора по научной работе центра вирусологии "Вектор" Александр Агафонов отмечает, что "прямые данные о разработке биологического оружия и средств его доставки в Центре имени Лугара недоступны".

"Однако сведения об участии частных компаний CH2M Hill, Battelle и Metabiota, об их контрактных обязательствах — например, исследование опасных бактерий сибирской язвы, туляремии и вируса Крым-Конго геморрагической лихорадки — не должны остаться без внимания", — подчеркивает специалист.

Эксперты, опрошенные агентством, сошлись во мнении, что постсоветские государства, надеясь на помощь извне, могут упустить контроль над эпидемиологической ситуацией. А это чревато серьезными последствиями. К тому же в период пандемии к лабораториям начали относиться с еще большей опаской, что наконец дает весомый повод сделать этих структуры более открытыми.

0