Жители на улице в сирийском городе Дейр-эз-Зор.

Российский "план Маршалла": почему в него приглашают Запад, хотя шансов нет

277
(обновлено 17:56 22.08.2018)
Разрушенная многолетними боевыми действиями Сирия не остается без внимания мирового сообщества. Все чаще можно увидеть новости о том, что пришло время возвращать Сирию к мирной жизни, восстанавливать ее города и инфраструктуру. О том, кто, за чей счет и с какими для себя выгодами будет восстанавливать САР, рассуждает колумнист Ирина Алкснис.

Немецкая пресса полна ядовитых комментариев о российских инициативах по восстановлению Сирии, ставших одним из пунктов недавних переговоров Владимира Путина с Ангелой Меркель. Правительство ФРГ официально заявило, что считает преждевременным обсуждать вопрос о помощи в данном вопросе, полагая, что сначала в арабской республике "должно быть достигнуто политическое перемирие".

В свою очередь, Государственный департамент США заявил, что глобального финансирования процесса реконструкции Сирии не будет до тех пор, пока в стране не начнется "заслуживающий доверия и необратимый" политический процесс, возглавляемый Организацией Объединенных Наций. А пару недель назад из американского Минобороны "утекло" конфиденциальное письмо, направленное главой Генштаба России Валерием Герасимовым своему американскому коллеге Джозефу Данфорду с предложением по совместному участию в процессе восстановления САР. По словам инсайдеров, данное послание получило "ледяной прием" в Вашингтоне.

Кроме того, два дня назад российский министр иностранных дел рассказал (после переговоров с ливанским коллегой, на которых среди прочего обсуждался и данный вопрос) о существовании в ООН некоего секретного запрета на помощь Сирии, до момента так называемого политического перехода. Ныне этот документ стал предметом внутреннего разбирательства в ООН. 

Это только часть новостного потока по теме усилий России, направленных на вовлечение различных стран в восстановление САР, пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Данные новости вызывают широкий спектр реакций. С одной стороны, хватает откровенно злорадных комментариев, которые полагают, что Россия в Сирии наконец-то увязла в нерешаемых — из-за отсутствия необходимых ресурсов — проблемах, что приведет в итоге к роковому результату. С другой стороны — нередки удивленные и даже раздраженные мнения со стороны людей, которые поддерживают политику Москвы на Ближнем Востоке, но не понимают, какой смысл в заведомо безнадежных шагах по привлечению к процессу западных стран.

Зачем пытаться обращаться к Западу с предложениями, когда и так понятно, что они будут отвергнуты?

Сирийская армия освободила лагерь палестинских беженцев Ярмук на юге Дамаска
© Sputnik / Михаил Воскресенский
Сирийская армия освободила лагерь палестинских беженцев "Ярмук" на юге Дамаска

Почти три года назад Россия начала военную операцию в Сирии, которую почти все вокруг (и многие люди внутри страны) сочли в тот момент самоубийственной авантюрой. Результат известен — Москва продемонстрировала всему миру принципиально новый уровень эффективности в решении сложнейших военно-геополитических задач при использовании очень ограниченных ресурсов. Сирийской операцией Россия утвердила себя в качестве ключевой военной державы мира.

Ныне перед российским руководством встает следующая, по-своему еще более сложная задача: Россия должна доказать планете, что она способна быть не только карающим мечом и не только защитником для союзников, но и главной созидающей силой среди великих держав мира.

Ситуация усугубляется тем, что у Москвы не слишком позитивный исторический опыт в этом отношении.

Чтобы понять существо отечественных проблем в этой сфере, достаточно вспомнить, как назывались многочисленные и разнообразные программы масштабной финансовой и инфраструктурной помощи, которую оказывал Советский Союз своим союзникам и партнерам по всему миру на протяжении десятилетий — от Анголы до Кубы, от Афганистана до Вьетнама.

Вспомнить этого не удастся, поскольку, даже если такие названия и были, широкой публике они неизвестны. Это была просто спокойная и негромкая работа, несмотря на ее колоссальный размах. А чем дальше отстоят те события, тем больше стирается память о них. Да и особой благодарности за те многомиллиардные вливания в чужие инфраструктуры и экономики Россия не получила. Зато упреки за тогдашнее вмешательство в дела суверенных государств можно слышать куда чаще.

На этом фоне выделяется "план Маршалла" по восстановлению разрушенной войной экономики Европы, который и спустя 70 лет остается узнаваемым и суперпозитивным брендом США.

С учетом обстоятельств Россия, занимаясь восстановлением Сирии, должна одновременно решить три задачи.

1. Собственно достигнуть поставленной цели и помочь САР вернуться к нормальной мирной жизни.

2. Обеспечить максимальный позитивный имиджевый эффект для себя на мировом уровне, создав себе репутацию державы, умеющей успешно реализовывать подобные проекты

3. Научиться зарабатывать на таких проектах, выступая в них не в качестве спонсора, а в первую очередь менеджера и подрядчика.

В свете всего этого нынешняя активность России на международном уровне по поиску и консолидации сил, готовых участвовать в проекте, становится куда более понятна.

Во-первых, Россия действительно взяла на себя главную роль организатора и координатора проекта. В этом направлении идет серьезная работа и усилия прилагаются немалые. И результаты есть. Помимо нашей страны и самой Сирии, есть немало государств, которые также готовы поучаствовать в послевоенном возрождении республики: Китай, Иран, сирийские соседи по ближневосточному региону.

Деревни на северо-востоке Сирии, освобожденые от боевиков ИГ (ДАИШ)
© Sputnik / Валерий Мельников
Деревни на северо-востоке Сирии, освобожденые от боевиков ИГ (ДАИШ)

Во-вторых, тема сирийского восстановления все прочнее связывается в мировом общественном мнении именно с Россией. Когда же поставленная цель будет достигнута, — а несмотря на ехидные комментарии, в этом нет особых сомнений, — именно Москва станет главным получателем репутационных бонусов.

Ну и в-третьих. Обращения России к Западу с соответствующими предложениями, от которых тот сейчас с энтузиазмом отбрыкивается, приведут в итоге к двум примечательным последствиям. Они а) не позволят Западу приписать себе достижения в данной сфере и б) создадут очередной, очень яркий пример того, что Москва добивается поставленных целей, несмотря на все оказываемое ей противодействие.

Учитывая совокупность обстоятельств, весьма наивными выглядят утверждения, что Кремль не понимает, что делает, когда раз за разом обращается к западным странам с инициативами по данному поводу. Ну а надежды злорадно ожидающих громкого провала Москвы в который раз за последние годы кажутся слишком оторванными от реальности.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

277
Теги:
восстановление, война, Башар Асад, Германия, Сирия, США, Россия

Украина и Тайвань неизбежно вернутся в родную гавань

50
Что общего между Украиной и Тайванем? То, что атлантисты изображают их возможными жертвами агрессии соседних держав — России и Китая.

Причем в последние недели наблюдается явная синхронизация пропаганды — нагнетание истерии вокруг планов военных ударов, якобы вынашиваемых в Москве и Пекине, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Заявления о русской угрозе Украине мы слышим постоянно, а вот что говорят американцы о Тайване:

"Есть вероятность, что в течение шести лет Китай нападет на Тайвань".

Так заявил месяц назад глава Индо-Тихоокеанского командования США адмирал Филипп Дэвидсон, а на прошлой неделе глава тайваньского МИД У Чжао-се сообщил, что военные угрозы, исходящие от материкового Китая в адрес Тайваня, усиливаются и американские политики "отчетливо видят опасность возможного нападения Китая на Тайвань". Тайваньский министр добавил, что если на Тайвань нападет КНР, то они будут бороться до конца.

То, что в случае Китая речь идет о ближайших годах, а Россию подозревают в желании ударить прямо сейчас, ничего не меняет — нужно вбить в сознание мирового сообщества тезис о страшной русской (китайской) угрозе. То, что попутно и украинские, и тайваньские власти пытаются еще и решить свои собственные задачи и заставить Вашингтон дать им жесткие гарантии помощи в отражении агрессии, не должно вводить в заблуждение — это не их партия, они лишь объекты в чужой игре. Осколки великих держав, случайно образовавшиеся государства — которые очень удобно использовать для борьбы против поднимающихся государств-цивилизаций.

Но, кроме стратегических планов в отношении Украины и Тайваня, у атлантистов есть и тактические — поэтому нагнетание ожиданий войны используется и для решения сугубо практических сегодняшних задач. Один из любимых тезисов этого рода: Путин и Си испытывают Запад на прочность — специально давят на Украину и Тайвань, чтобы обнажить раскол Запада и его неготовность защищать своих союзников. Поэтому нужно держать строй и давать жесткий отпор провокациям Москвы и Пекина. Иначе в какой-то момент они в самом деле заберут Украину и Тайвань — окончательно похоронив век западной гегемонии.

Вот, например, цитата из статьи Саймона Тисдолла в The Guardian:

"Может, это просто совпадение, что Россия наращивает военное давление на Украину, а Китай шумно нагнетает военную истерию вокруг Тайваня. Весна, как говорил поэт Теннисон, — это то время, когда воображение молодого человека обращается к войне. Не исключено, что этот странный трюизм применим и к стареющим головорезам, таким как Владимир Путин и Си Цзиньпин.

Россия и Китай все больше сближаются, они на пути к созданию альянса. Свидетельств прямого сговора по Украине и Тайваню нет, но президент Путин и председатель Си, несомненно, в курсе действий друг друга. А эти действия, между тем, оказывают идентичный, взаимно усиливающий эффект, нагоняя страха на не закаленную испытаниями администрацию Джо Байдена.

Что же делать? Пригрозить Москве и Пекину "серьезными последствиями"? Не сработает:

"Как отметил на прошлой неделе аналитик Тед Карпентер, Белый дом Байдена точно так же "заявил о непоколебимой поддержке Соединенными Штатами украинского суверенитета и территориальной целостности перед лицом продолжающейся российской агрессии в Донбассе и Крыму". Это в лучшем случае выглядит как весьма рискованное заявление, а в худшем — как жестокий обман.

"Параллели между сегодняшней чересчур обнадеживающей Украиной со стороны Вашингтона и грубыми промахами Буша в отношении Грузии внушают страх и тревогу", — написал Карпентер. По его мнению, США и НАТО готовы воевать с Россией из-за Восточной Украины ничуть не больше, чем в свое время из-за Южной Осетии. А если они все же решатся пойти на такой шаг, это будет третья мировая война.

В этом-то и заключается опасность поистине глобального масштаба: неопределенная разница между словами и делами в усиливающейся трехсторонней борьбе между сверхдержавами. Выведет ли Путин на чистую воду блефующего американского президента, подталкиваемый к действиям оскорблениями Байдена, который назвал его "убийцей", а также многочисленными неразрешимыми спорами? И уличит ли Байдена в блефе Си на противоположном конце земного шара?"

Это называется — сам пугаю, сам боюсь. Автор The Guardian придумывает (точнее, повторяет за коллегами-китаефобами) фантастические мотивы, толкающие Пекин к агрессии. Неудивительно, что они практически неотличимы от тех, которыми атлантисты объясняют внешнеполитическую агрессивность Путина, — внутренние проблемы достали, вот и думает о войне:

"Угрюмый китайский лидер похож на человека, склонного к горьким размышлениям. Запад неоднократно обижал и оскорблял его, обвиняя в геноциде уйгуров, в жестокости в Гонконге и в агрессии в окружающих Китай морях. Чем он руководствуется сейчас, когда его войска берут в осаду Тайвань?

Один из ответов может состоять в том, что Си пытается отвлечь внимание от внутренних проблем. Может, он сталкивается с невидимыми вызовами внутри Коммунистической партии Китая. Но более вероятно другое. Не исключено, что он хочет отметить в июле столетний юбилей КПК захватом последнего оплота националистов Чан Кайши.

Воссоединение с Тайванем может очень сильно упрочить положение Си и его наследие. Укрепление личных отношений Си с Путиным, а также двусторонних стратегических и военных связей означает, что со стороны России не будет возражений, а будет даже какое-то одобрение. Тайваньцы обещают сражаться, но в одиночку они ничего не смогут сделать. Си могут помешать только американцы.

Может, Си просто дразнит Вашингтон? Или он готов бросить ему вызов и в ближайшее время нападет на Тайвань? Оруэлловским кошмаром для Байдена и для Запада станут одновременное российское вторжение на Украину и нападение китайцев на Тайвань".

Оруэлла британец Тисдолл вспомнил неслучайно, он спрашивает о том, какой выбор в этой ситуации есть у Океании — вымышленной Оруэллом страны, под которой подразумевается Америка:

"Война на два фронта или полное унижение. Добро пожаловать в оруэлловский мир".

В реальности — не выдуманной, а существующей — все ровно наоборот: это не Америке угрожают войной Россия и Китай, а США угрожают войной России и Китаю. Нет, Штаты не собираются нападать на две ревизионистские (по отношению к установленному атлантистами миропорядку) державы — они хотят втянуть их в конфликт на их границах, сделать так, чтобы украинский и тайваньский фронты стали для России и Китая постоянной головной болью, отвлекали их силы и сковывали их развитие и продвижение в мире. Причем для этого американцам даже не нужны боевые действия между Украиной и Россией, Тайванем и Китаем — достаточно поддерживать постоянное напряжение, держать всех в готовности к началу реальной войны. Демонизируя тем самым Россию и Китай и взбадривая своих региональных союзников, запуганных "постоянно растущими" русской и китайской угрозами.

Но эта игра чрезвычайно опасна: ведь понятно, что ни Москва, ни Пекин не собираются позволять американцам вечно разыгрывать эту комбинацию. Осколки империй не воспринимаются русскими и китайцами как действительно независимые субъекты — так, может быть, и в самом деле в какой-то момент Россия и Китай решат покончить с невыгодной для них ситуацией, выбить орудие из рук атлантического противника? Вернуть себе свое?

Положение как Украины, так и Тайваня по отношению к цивилизациям, от которых они откололись, действительно очень схожее — притом что Украина является признанным всеми государством, а Тайвань практически весь мир признает как часть Китая, пусть и самоуправляющуюся. Но и на Тайване, и на Украине понимают всю надуманность своей "независимости" — и не видят никаких гарантий ее сохранения в долгосрочной перспективе, кроме как через поддержку со стороны США. То есть сами предлагают себя в качестве инструмента в геополитической борьбе, что лишь усиливает неприятие их политики (и самого факта существования) со стороны держав, от которых они откололись.

Хотя Китай официально считает воссоединение с Тайванем одной из своих главных целей, а Россия формально не ставит такой задачи в отношении всей Украины (ограничиваясь постулатом о неизбежном восстановлении дружбы между двумя братскими и родственными народами — практически одним народом, как постоянно напоминает Владимир Путин), понятно, что геополитические, национальные и цивилизационные интересы как Китая, так и России не оставляют никакого другого пути, кроме как воссоединение с отколовшимися провинциями.

Причин для этого много. Причем если в случае с Китаем при желании еще можно поставить на первое место невозможность мириться с наличием американского сателлита у своих берегов и на исконно китайской территории, то для России первостепенной причиной является даже не необходимость недопущения враждебной военной силы на территорию соседней страны, а сама невозможность раздельного существования двух русских государств на русских же исторических территориях.

Но путь к этому воссоединению — что России с Украиной, что Китая с Тайванем — лежит вовсе не в военной плоскости. Ровно наоборот: война между ними выгодна только противникам наших цивилизаций, то есть атлантистам. Ни русским, ни китайцам не нужна война за воссоединение, потому что в любом случае это будет гражданская война, война между братьями. Именно поэтому военный фактор играет в воссоединении только косвенную, обеспечивающую благоприятные условия роль — он призван гарантировать невмешательство внешних сил в процесс реинтеграции.

Пекин хочет от Тайбэя только одного: чтобы тот перестал быть инструментом в американской игре против Китая. Москва хочет от Киева того же самого — чтобы Украина не играла в антироссийские игры, тем более не превращалась в антиРоссию. Не хотят или не могут? Ну тогда подождем, пока смогут и захотят — тем временем уменьшая возможности Штатов влиять на наши отношения с отколовшимися провинциями. Китайская армия и флот уже очень скоро сделают бесполезными любые американские гарантии Тайваню, как и любые провокации в проливе, но это не значит, что затем НОАК пойдет на штурм острова. Нет — сам остров (который в прошлом году стал крупнейшим покупателем американского оружия в мире) сделает выбор в пользу реинтеграции, будет вовлечен в процесс воссоединения с материком. Никто в Пекине не собирается убивать тайваньцев — у Китая уже есть опыт мирного воссоединения с Гонконгом, и нет сомнения, что — скорее рано, чем поздно — то же самое произойдет и с Тайванем.

И точно так же Россия не собирается завоевывать Украину — она будет ослаблять влияние Запада на нее, будет следить за деградацией украинской элиты, будет работать на реинтеграцию, ожидая, когда народ Украины очнется от морока, напущенного паразитами и временщиками. При этом Россия будет предотвращать все попытки столкнуть две части одного народа в реальной братоубийственной войне.

Пока что США надеются, что смогут еще долго и успешно использовать Украину против России и Тайвань против Китая, но довольно скоро по историческим меркам это время закончится. И чем раньше это поймут в самой "Океании", тем с меньшими потерями и в большей сохранности она сумеет перейти в эпоху постамериканского мирового порядка.

Если, конечно, сохранится как единое целое — потому что, в отличие от Китая и России, США, развалившись, уже не смогут, как после Гражданской войны, собраться воедино. Нет надежной цивилизационной опоры — да и перспективы, мягко говоря, не вдохновляющие.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

50

Страсти вокруг вакцинных паспортов: сможет ли Россия остаться в стороне

188
(обновлено 09:26 14.04.2021)
Без сомнений, одной из самых горячих тем нынешнего года являются повсеместные споры о введении паспортов вакцинации.

Споры яростные, глобальные, принципиальные, выходящие далеко за рамки вопросов здравоохранения. И сейчас, по мере приближения летнего сезона отпусков, они еще больше актуализировались, пишет Владимир Корнилов для РИА Новости. 

Не могли они не затронуть и нашу страну. Достаточно вспомнить дискуссию, которая в январе была вызвана попыткой введения антиковидных паспортов в Башкирии, где их обладателям предоставляли значительные преимущества и льготы. Эту идею раскритиковали на разных уровнях, а вице-премьер России Татьяна Голикова назвала ее "вредной и нецелесообразной".

Она обосновала это так: "Введение дополнительных паспортов или каких-то иных документов, как мы видим, вызывает раздражение граждан, и граждане в этом случае формулируют вакцинацию как принудительный процесс — это на сегодняшний день недопустимо".

В итоге руководство Башкирии отложило запуск паспортов, решив, что вернется к проекту после того, как будет привито не менее 25 процентов взрослого населения республики. При этом важное уточнение сделал глава Башкирии Радий Хабиров, который обратил внимание на то, что больший резонанс вызывает даже не факт появления определенного вида документа о прививке, а само слово "паспорт", допустив замену этого названия термином "справка".

Действительно интересный феномен. Практически все исследования выявляют неприятие значительной частью жителей России идеи введения вакцинных паспортов. Например, январский опрос на портале Superjob показал, что против этого высказались почти 60 процентов, а уровень поддержки составил всего 12 процентов. Еще больше (84 процента) проголосовало против этого при опросе на сайте Ассоциации туроператоров.

Но, заметьте, появление электронных QR-сертификатов для граждан, прошедших полную вакцинацию, не вызвал особых споров и возражений. Во всяком случае, после того как из его названия пропало столь неудобное слово "паспорт". А с недавних пор к этому электронному сертификату стали подтягивать и данные о загранпаспорте гражданина. Многие жители России уже скачали себе на смартфоны эти справки. Правда, не ощутили еще никакой практической выгоды от их наличия.

Однако по мере приближения туристического сезона начинает выясняться, что российские сертификаты о вакцинации уже могут принести ощутимую пользу для их обладателей. Такие справки собираются признать при въезде в Грецию, где с европейскими вакцинами уравняли "Спутник V". Черногория также заявила, что для въезда туда российским гражданам достаточно будет предъявить сертификат о прививке "Спутником". Вдруг оказывается, что такие документы, как их ни называй, все равно на практике постепенно начинают выполнять функции паспортов. И этот факт, несомненно, вызовет еще больше споров по мере практической реализации данных планов.

© Foto / Информационный портал "Ветеринария и жизнь"

Причем внутрироссийские дискуссии на тему ковид-паспортов в Башкирии кажутся легким бризом на фоне штормов, которые бушуют вокруг данной темы на Западе. Сторонники конспирологических теорий о том, что за любыми новыми паспортами или кодами обязательно должна стоять "мировая закулиса", мечтающая закабалить все население земного шара, будут удивлены, узнав, что против идеи вакцинных паспортов выступает официальный Вашингтон. На прошлой неделе об этом однозначно заявила пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки, подчеркнувшая: "Правительство ни сейчас, ни в будущем не будет поддерживать систему, требующую от американцев носить удостоверения. Не будет ни федеральной базы данных вакцинации, ни федерального мандата, требующего от каждого получать единый документ о вакцинации". А за день до этого заявления губернатор Техаса Грег Эбботт даже издал специальный указ, запрещающий введение обязательных ковидных паспортов.

Но в целом ряде регионов США такие документы все равно вводятся. Например, губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо в конце марта презентовал запуск электронного документа Excelsior Pass, который позволит вакцинированным жителям получить доступ в театры, на стадионы и в другие общественные места. Собственно, это приложение уже назвали "первым в США ковидным паспортом", поэтому опыт Нью-Йорка активно изучается другими штатами.

А в Британии объявленный на прошлой неделе Борисом Джонсоном план ковидной паспортизации может даже вызвать правительственный кризис. Во всяком случае, против предложения премьера выступили уже и оппозиция, и ряд членов правящей Консервативной партии. Не помогло даже то, что Джонсон тоже попытался уйти от слова "паспорт", назвав планируемый документ "сертификатом о ковидном статусе". Но уж больно широко он размахнулся, предлагая применять это удостоверение и для зарубежных поездок, и для входа в пабы, бары, рестораны, непродовольственные магазины, стадионы и так далее внутри самой Британии. Поэтому столь жаркая дискуссия и разгорелась в тамошних СМИ.

Дошло даже до того, что противники введения ковидных паспортов сравнили их с татуировками в нацистских лагерях смерти. Такое сравнение вызвало осуждение даже со стороны тех оппозиционных политиков, которые сами выступают против сертификатов.

Но и старается консервативная пресса, выступающая на стороне правительства. Забавную аргументацию в поддержку плана введения ковидных паспортов применила The Times. Ее колумнист Доминик Лоусон одобрил идею исключительно на том основании, что ее осуждает Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), считающая обязательные паспорта дискриминацией значительной части населения планеты. Он обвинил ВОЗ во всех эпидемиологических бедах Британии: мол, прислушались к рекомендациям организации на первом этапе — и получили проблемы. И теперь советует делать все с точностью до наоборот.

Не менее яростная дискуссия развернулась и в Европейском союзе. Еврокомиссия еще в середине марта выдвинула идею создания единого вакцинного паспорта, который по своей структуре очень похож на те электронные сертификаты, которые формируются на российском портале госуслуг. При этом Брюссель поясняет, что данный документ будет использоваться исключительно для получения европейцами возможности передвигаться внутри ЕС без карантинных ограничений. Сей план уже вступил в противоречие со строгими европейскими законами, ограничивающими сбор и хранение персональных данных граждан. Пока не понятно, как будут выходить из этой ситуации еврочиновники, объявившие, что сертификаты (пока еще необязательные) вступят в силу 15 июня.

© Foto / Пресс-служба НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи

Но уже появляются страны Евросоюза, которые не ждут милости от Брюсселя, вводя собственные ковидные паспорта. На прошлой неделе такую схему начала Дания. Счастливые обладатели вакцинного сертификата отныне получили возможность посещать парикмахеров, салоны красоты, парки развлечений, а вскоре этот документ откроет право посещения ресторанов, кафе, музеев, стадионов и другого. Как и всюду, у данной идеи нашлось много критиков, заявляющих о нарушении их прав. Петиция, требующая запрета ковидных паспортов, набрала на сайте датского парламента десятки тысяч подписей. Оппоненты идеи указывают, в частности, на то, что пока полностью привиты лишь семь процентов населения страны и, соответственно, более 90 процентов окажутся дискриминированными.

Ну а флагманом этой схемы является Израиль, на чей пример активно ссылаются и сторонники, и оппоненты ковид-паспортизации планеты. Там "зеленые паспорта" были введены сразу со стартом вакцинной кампании и являются необходимым документом для входа фактически в любое общественное место. Во многом именно необходимость наличия такого паспорта и побудила население Израиля практически к поголовной вакцинации. Что превратило эту страну во всемирную лабораторию по обкатке "практических, юридических и этических проблем", связанных с неравными правами вакцинированных и невакцинированных граждан. Конечно, и в самом Израиле данная схема встретила бурную критику. Но уже ряд стран (в частности, Кипр и Греция) признали "зеленый паспорт" в качестве документа, позволяющего въезд к ним без карантинных ограничений.

Так что, хотим мы того или не хотим, но по мере распространения ковид-паспортизации планеты и особенно с приближением летних каникул этот вопрос будет становиться более актуальным и для России, вызывая новые и новые споры. Причем вне зависимости от того, будем мы использовать слово "паспорт" или ограничимся понятиями "сертификат" и "справка". Остаться вне этих общемировых процессов не получится.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

188

Более 50 новых случаев коронавируса выявили в Абхазии за прошедшие сутки

303
(обновлено 21:22 15.04.2021)
Оперативный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции призывает жителей Абхазии соблюдать все необходимые меры предосторожности, чтобы избежать заражения.

СУХУМ, 15 апр - Sputnik. Коронавирус подтвержден в 52 случаях у прошедших тестирование 258 человек в Абхазии, сообщает Опрештаб по защите населения от COVID-19.

© Sputnik / Леон Гуния
COVID -19 в Абхазии

В настоящее время в Гудаутской ЦРБ стационарном лечение проходят 47 человек, у 38 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 13 человек, состояние здоровья 26 пациента – средней степени тяжести.

В Сухумской инфекционной больнице 29 пациентов с подтвержденным ковидом, в Очамчырской ЦРБ - 11, в Гагрской - восемь, в Ткурчалской два пациента.

Таким образом, общее число выявленных заболевших коронавирусом в Абхазии на сегодня составляет 13845 человек. Выздоровели 13305 человек. Зарегистрировано 218 летальных случаев.

303
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии