Врач в больничной палате

Cancel cancer: как выжить, если у вашего близкого рак

283
(обновлено 13:24 15.09.2018)
Что делать, если близкому человеку поставили страшный диагноз - рак, как справиться тем, кто рядом и найти силы помочь больному.

Колумнист Sputnik Беларусь Юлия Балакирева попыталась ответить на эти непростые вопросы.

Рак – заболевание, которое заполняет собой будни не только больного человека, но и его семьи, близких. Жить в таких условиях сложно, а порою невыносимо. И иногда надо знать, как помочь себе, чтобы хватило сил помогать больному. 

Беда постучалась дважды

Мне пришлось столкнуться с этим дважды. Сначала болезнь дедушки, а несколько месяцев назад такой диагноз поставили моей близкой подруге.

И если, когда болел дед, я была слишком юна и не до конца могла все осознать, то сейчас рак проживается мною ярко и глубоко.

Это не просто подруга — близкий человек, она была рядом со мной в самые трудные моменты в жизни, когда, казалось, весь мир против тебя. То, что произошло, — трагедия не только для ее семьи, но и для моей.

Психологи говорят, что трагичные новости мы переживаем в несколько этапов. Сначала шок, отрицание, потом гнев, депрессия и принятие.
Все это "работает" и в отношении близких больного.

Долгое время я и думать не хотела, что у подруги рак. По весне у нее начались проблемы со здоровьем. Сначала заболела спина (ее слабое место), потом голова и прочее. Грешили на болезнь Лайма. Подруга живет у леса, думали, что не заметила укуса клеща. Потом стало ясно, что у нее просто "сыпался" иммунитет и цеплялись всякие болячки.

Когда ей поставили диагноз, я продолжала парить в облаках. "Ничего, ты скоро поправишься. Сделают химию, и вернешься к обычной жизни". Я правда так думала.

А потом становится ясно, что борьба эта гораздо дольше, чем казалось. Что есть риски, и большие. У подруги – лимфома. Опухоль агрессивная, а значит, быстро развивающаяся.

Осознание пришло, наверное, когда подруга, всегда бодрая и сильная, сказала, что ей больно. Она сильно похудела, стала слабой и беспомощной. И тут началось самое сложное уже для меня.

Плакать от усталости

Оптимистом быть легко только поначалу. Мне казалось, что буду каждый день ездить в больницу, буду всегда готова ее выслушать и поддержать.


Но жизнь есть жизнь. И она продолжается. Я по-прежнему должна ходить на работу, где нужно решать определенные задачи. И в доме хватает проблем. Кроме того, есть родные и близкие, которым тоже нужно внимание. Как разорваться?

Тяжелая болезнь меняет людей. Сильная и самодостаточная прежде подруга стала часто мне звонить. Иногда по много раз – когда я ее в тревоге набирала, выяснялось, что она просто хочет поболтать.

Психологи утверждают, что люди, у которых рак, часто проявляют эгоизм. Так проявляется инстинкт самосохранения.

Когда подруга лежала на химиотерапии в клинике, я старалась навещать ее почти каждый день. Она не местная, ее семья далеко. Кто, если не я? После работы ехала в Боровляны. Возвращалась поздно. Дом развален, в холодильнике пусто — некогда продукты купить. Завтра снова рано вставать.

Состояния, когда мне хочется плакать от усталости, случаются все чаще. А еще эти бесконечные мысли: что чувствует близкий тебе человек и как себя с ним вести?

Это непросто. Ведь раньше твой близкий был опорой, а сейчас он нуждается в защите. Внезапно нужно становиться сильным. Терпеть чужие капризы, уметь промолчать, даже если этого не хочется, и мириться со всеми его желаниями. А их будет много. "Пошли туда, пошли сюда". "Ты знаешь, я никогда не была в опере, в театре, в соседней России…" Не осуждать… 

Я ведь тоже живая

Однажды я поняла, что выгораю. И даже злюсь на подругу. Я оказалась в ловушке — и отказать не могу, и помогать нет сил. И убежать нельзя. Так началось мое собственное отчаяние.

В итоге я попросила перерыв, не объясняя причин. Решила обратиться к психологам. Так получилось, что я смогла пообщаться не только со специалистами, но и с теми, кто болеет.

Я не буду комментировать их заметки, просто почитайте. Это истории от реальных людей.

"Мне одиноко, нет семьи, живу с мамой, никому не нужный инвалид, которому нечего делать. Настроение портит рвота. Я настроена на то, что умираю от рака, так мне легче переживать ухудшения, которых за последние два месяца было два. Когда меня обсыпало новыми метастазами, у меня был очень тяжелый стресс, и я очень боялась смерти. Мне страшно умирать, я бы хотела пожить еще".

"Сначала тошнило, потом приняла лекарство от рвоты, начал болеть желудок. Настроение эти побочки гробят просто фантастически. Человеку не может быть хорошо наедине с собой, если тошнит. Поэтому я пытаюсь отвлечь себя общением и забыть плохое самочувствие дружбой или поддержкой".

Минимизировать хирургические вмешательства: Кварчия о задачах онкоцентра>>

"Я видеть никого не могла. И слышать тоже. Меня убивали эти "похоронные рожи". Приношу извинения за грубость, но на тот момент все именно так и выглядели. Эта жалость в глазах и слезы… Я еще жива, а они уже рыдали. Это убивало быстрее болезни. И только от одного человека я хотела много внимания и даже той же жалости. Потому что на тот момент это был мой самый близкий и самый лучший друг".  
Эти мысли помогли расставить все по местам. Я вдруг четко осознала: для подруги я — спасательный круг от одиночества и страха. И силы у меня появились снова.

Не теряйте веру

Человеку, который рядом с онкобольным, нужны бездонные ресурсы. И часто он выгорает. И я стала размышлять – где их искать, чтобы не перегореть, чтобы вместе пройти этот долгий путь. И чтобы конец обязательно был счастливый. В итоге сформулировала некоторые правила. Может, кому-то они будут полезны.

  • Время от времени давайте себе возможность отдыхать и берите "отпуск". Поверьте, ваш близкий тоже заинтересован в том, чтобы вы были с ним как можно дольше.
  • Ваша жизнь продолжается. Вы имеете право быть счастливым. В болезни вашего близкого нет вашей вины, как и вины миллионов других людей. У каждого человека свое несчастье.
  • Помогайте по возможности. Поначалу очень хочется дарить дорогие подарки. Но мелочь, подаренная от души, может быть гораздо приятнее.
  • Бороться надо не только ради себя – ради родных. У моей подруги двое маленьких детей. В болезни люди думают чаще пессимистично. Представляют, как их дети будут жить без них. И это главная ошибка. Скажите своему близкому, что он должен сражаться ради малышей. Маму не заменит никто. Она для ребенка – целая вселенная.
  • Самое больше, что можно сделать, — не жалеть больного при общении с ним. Надо вести себя как и прежде. Человек вам будет за это благодарен.
  • Часто мы не умеем выражать свои эмоции. Если вам рассказывают о страданиях, не набрасывайтесь с вопросами и советами. Просто скажите: "Хочу тебя просто поддержать. Это тяжело и непросто". Больше слушайте – меньше говорите. Больному нужно просто выговорится.
  • Аккуратно посоветуйте близкому обратиться к онкопсихологу. Эти ребята знают, что и когда сказать — доказано, что качество жизни после обращения к специалисту значительно улучшается.
  • Сохраняйте оптимизм. Рак – самое загадочное заболевание, прогнозов на которое не дает никто. Мне очень нравится цитата из интервью психолога Юлии Гиппенрейтер: "На удар судьбы я отвечаю встречным ударом". А из фильмов посоветовала бы вдохновляющую комедию "50/50". Только осторожно – она для совершеннолетних.
  • Всем, кто столкнулся с такой ситуацией, желаю веры. Не опускайте руки. Любое усилие в этом мире вознаграждается.

…А своей подруге я желаю оставаться такой же вредной и непоседливой – мы с тобой на пенсии еще зажжем!

283
Теги:
онкобольные, рак

Протесты и беспорядки в Минске после президентских выборов

Почему Лукашенко не может проиграть Майдану

1002
(обновлено 12:35 13.08.2020)
Попытка устроить Майдан в Белоруссии провалилась — хотя волнения в Минске и других городах будут продолжаться еще какое-то время, считает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Но разве это Майдан? Это же народное восстание, бунт недовольных фальсификацией выборов — Лукашенко украл у людей их голоса, он должен уйти, говорят одни. Нет, хотя он и сфальсифицировал выборы, уходить он не должен — иначе к власти придут прозападные силы. Нет в Белоруссии никаких серьезных прозападных сил — пускай Лукашенко уходит, а народ выберет себе нового президента, который все равно будет сохранять дружеские отношения с Россией.

Вся эта разноголосица, если не сказать шизофрения, присутствует в российском общественном мнении, причем и в самых его широких патриотических кругах — не говоря уже о том, что для небольшой, но активной прозападной части российского общества борьба с Лукашенко является в первую очередь борьбой с Путиным: не получилось в России, так хоть на Белоруссии потренируемся. Как же нам оценивать происходящее в соседнем государстве?

В первую очередь — с точки зрения русских интересов, Русского мира, русской истории, тогда все станет кристально ясно. Белоруссия — это часть России. Не Российской Федерации, а нашей тысячелетней Родины.

Временная независимость ничего не меняет: для истории три десятилетия — это очень небольшой отрезок времени. Легко укладывающийся даже в масштабы человеческой жизни — недаром Лукашенко правит своей страной 26 из 29 лет ее существования.

И почти все эти годы лукашенковская Белоруссия находится в союзе с Россией — в Союзном государстве. То есть свой выбор Лукашенко сделал сразу — мы один большой народ; ну или, говоря более политкорректно, три братских народа, образующие один великий.

А сколько же должно у нас быть государств? Конечно, одно — но после развала Союза образовалось 15 независимых единиц. Ни у одной из них не было никакого опыта государственности — кроме России, от которой все и откололись. То, что процесс обратного собирания русских земель будет сложным, было понятно изначально — но от осознания этого такая задача не становится менее важной.

Собиранием земель занимается, естественно, Россия — ведь только она и является государством-цивилизацией, хранителем и защитником интересов Русского мира (и всех тех народов, кто хочет быть в его орбите).

Но работать с осколками СССР очень сложно — и не только потому, что наши противники пытаются увести от нас бывшие союзные республики, но и потому, что Россия сама еще не полностью восстановилась после развала, не осознала до конца свою самодостаточность, не выстроила надежную и эффективную модель своего государства. И это притом, что у нас есть огромный исторический опыт — и чувство ответственности перед предками и потомками. В осколках СССР ничего этого нет — поэтому там образуются временные конструкции, выстраиваемые местными национальными элитами.

Прибалтика ушла в состав Евросоюза — Эстония и Латвия стали к тому же и придатком скандинавских стран, а Литва потеряла треть населения. В мусульманских регионах — Средней Азии и Азербайджане — возникли автократические режимы пожизненных президентов или династий (Алиевы). Единственное исключение — совсем искусственная Киргизия, раздираемая региональными противоречиями.

Нет сильной власти и в Закавказье — но Грузия и Армения представляют из себя в полном смысле слова несостоявшиеся государства, хотя первое потеряло часть своей территории, а второе захватило часть чужой. Точно такое же несостоявшееся государство — Молдавия, поставляющая за границу гастарбайтеров и раздираемая между Россией и Румынией.

Самая сложная судьба у более чем искусственной Украины — раздираемая борьбой за власть и собственность и региональными противоречиями, она попала под власть коррумпированных и антинациональных элит, решивших увести ее на Запад.

На этом фоне Белоруссия Лукашенко — это пример крепкого государственного образования. Причем русского и находящегося в союзе с Россией. Это не просто заслуга Лукашенко — вся нынешняя Белоруссия является его личным творением, созданным им и под него.

Никакого исторического государственного опыта у Белоруссии не было — и Лукашенко корректировал и менял советскую модель государственного и общественного устройства. То, что получилось, может кому-то нравиться, а кому-то нет — но это пример успешного государственного строительства. Конечно, временного — потому что само существование независимой Белоруссии — это временное явление. Поэтому ни о какой сменяемости власти в Белоруссии с точки зрения русских интересов речи быть не может — потому что Лукашенко — это и есть и Белоруссия. Та, которая не часть Российской Федерации, — но часть исторической России.

При этом у Лукашенко есть народная поддержка — может быть, не те 80 процентов, что показали итоги выборов (приписки исключать нельзя — но их масштаб не может быть большим и тем более определяющим), однако абсолютное большинство в две трети он точно имеет. Поэтому требования "подчиниться воле народа" и уйти — не что иное, как демагогия из арсенала тех самых "цветных революций".

Чудный набор технологий, следуя которым активное протестное меньшинство выходит на улицы — и сносит власть. Вот только незадача — оно сносит слабую и неуверенную в себе власть. Лукашенко силен и уверен в себе — он ощущает свою ответственность за созданную им Белоруссию. За ним огромное молчаливое большинство — часть из которого может быть недовольна теми или иными его действиями, но которое совершенно не собирается играть в "народную революцию", то есть ломать свое социальное государство.

Ну а как же реальные недовольные и протестующие — они же есть? Конечно: тут и часть городской молодежи, и часть проевропейски настроенных столичных жителей. Даже их претензии к власти невнятны — главная, впрочем, "устали от Лукашенко, давно правит". Но за него ведь голосует большинство? Нет, это все ложь — большинство против!

На этом разговор можно заканчивать — потому что никаких серьезных свидетельств этого "всеобщего против" обнаружить в социально достаточно однородном белорусском обществе невозможно. В самом лучшем для оппозиции случае за нее около трети населения — но ведь это же меньшинство? Но им не важны цифры — важен настрой на свержение "диктатора".

А этот настрой на провокации и Майдан был ясен задолго до выборов — именно поэтому так нервничал Лукашенко, именно поэтому он, прекрасно знавший о том, что игра против него ведется с Запада, поверил еще и в причастность России к возможным провокациям. Да, в России есть целый ряд недоброжелателей Лукашенко — и не только среди зарящихся на белорусские активы экс-олигархов, но и среди наших западников, для которых "Лукашенко — сегодня, Путин — завтра". Но ни российские власти, ни подавляющая часть российского общества не были настроены против Лукашенко — и только в последние дни, на фоне провокации с задержанными российскими гражданами, у наших общих врагов появилась возможность играть на разжигании антилукашенковских страстей в России.

Россия несет особую ответственность за все осколки Советского Союза — но наша ответственность за Белоруссию самая большая. Так было и до украинского вывиха, и тем более после него. Это не значит, что мы считаем белорусов и Лукашенко слабыми, неразумными и тем более предателями, — это значит, что мы считаем своими, такими же, как мы, ни в чем не отделяем их от себя. Два разных, хотя и союзных, государства — миг на часах русской истории. Но пока он длится, в Белоруссии могут быть уверены — мы всегда придем на помощь, мы никому не позволим ни поссорить нас, ни разорвать наше единство.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1002

Российская вакцина от коронавируса: просто, как все гениальное

146
Мы, врачи, достигли успехов в лечении пациентов с коронавирусом, используя моноклональные антитела, стероиды, противовирусные препараты, пишет Сергей Царенко, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии московской городской клинической больницы №52.

Больные стали меньше умирать, но все равно в случае тяжелых форм инфекции мы вынуждены их переводить на ИВЛ. И дальше шесть-восемь человек из каждых десяти умирают от внутрибольничных инфекций. Таких больных спасли бы новые антибиотики. Но на их разработку нужны годы, пишет Сергей Царенко в своей колонке для РИА Новости.

Есть и другой путь: уберечь людей от заражения коронавирусом. Путь хороший во всех отношениях — и человек здоров, и окружающих он не заразит. Ведь чем больше будет устойчивых к болезни людей, тем толще будет иммунная прослойка в обществе, тем скорее наступит конец эпидемии.

Пока что устойчивость к болезни формируется только в том случае, если человек ею переболеет. Но ведь есть и более безопасный вариант — иммунизация. Тем более что имеется эффективная и безопасная вакцина, созданная специалистами института имени Гамалеи. Этот институт в микробиологическом сообществе такой же бренд, как "Мерседес" в автомобилестроении.

Я знаю академиков Гинцбурга и Логунова много лет. С ними и их сотрудниками мы разрабатываем новые способы борьбы с устойчивыми бактериями. Кроме этого, ученые института уже успешно создали вакцины против Эболы и MERS.

И не просто создали, а отработали безопасный и эффективный способ их создания — векторный. На безобидный для человека аденовирус, как на ракету-носитель, цепляют орбитальную станцию — кусочек коронавируса. И запускают внутрь человеческого организма.

После этого формируется иммунитет и на "ракету-носитель" и на "орбитальную станцию". Чтобы закрепить успех, через три недели такую же "орбитальную станцию" запускают на другой "ракете-носителе", другом аденовирусе.

И опять формируется иммунитет. В результате на оба аденовируса формируется иммунитет послабее (он ведь организму не нужен), а на коронавирус — устойчивая и надежная иммунная защита.

Просто, как все гениальное. И ведь никто, кроме наших Левшей, не додумался до таких тонкостей. В мире создаются еще несколько векторных вакцин, но вот чтобы с двумя "ракетами-носителями"!

Вакцина уже испытана на добровольцах. Причем первыми добровольцами были все сотрудники института имени Гамалеи. Они как создатели нового моста — стали под этот мост, в то время как по нему пошел первый поезд! После этого вакцина испытана на добровольцах — военнослужащих. Ни одного осложнения, у всех мощный иммунитет.

Немудрено, что тут же в прессе прокатилась волна критики. От просто выдумок об украденных технологиях до псевдонаучных размышлений о потенциальном ухудшении состояния в случае случайного заражения коронавирусом в период формирования иммунитета на вакцину.

Последнее звучит страшно: антительно-зависимое усиление (ADE). Страшно для неспециалистов. А вирусологи знают, что эффект ADE описан только для лихорадки Денге, да и то не в связи с вакцинацией. В остальных случаях эффект иногда видят в пробирке. Причем не при коронавирусных инфекциях.

И тут встает вопрос. А кто финансирует эту компанию в прессе? От кого зависят "независимые эксперты"? Секрет Полишинеля: от производителей других вакцин, которые пока отстали от российских ученых. Еще от производителей противовирусных препаратов — порой эффективных лекарств, но только при легких формах болезни и имеющих большое количество побочных эффектов.

Нам, практикующим врачам, стыдно смотреть на эту подковерную возню. Мы ждем, когда же перестанут поступать к нам пациенты с коронавирусной инфекцией и когда мы наконец-то сможем заняться и другими заболеваниями, до которых пока не доходят руки в эпидемию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

146
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19

Дополнительное время: Тарасов о проблемах российского футбола

0
(обновлено 16:10 14.08.2020)
Руководитель и тренер футбольного клуба "Девятка" из Москвы Александр Тарасов в эфире радио Sputnik рассказал о тренировочном процессе в Абхазии и о проблемах, с которыми сталкивается российский футбол сегодня.
Дополнительное время: Тарасов о проблемах российского футбола

С 2017 года московский клуб "Девятка" приезжает в Абхазию и проводит здесь свои тренировки летом и зимой.  

"Здесь мы наткнулись на прекрасный спорткомплекс в Агудзере, куда мы приезжаем периодически. В этом году мы оказались в Абхазии в марте и по сей день здесь, и мы не разлучались с мячом все эти дни", - отметил Тарасов.   

Говоря о сегодняшнем состоянии российского футбола, тренер сказал, что необходимо переломить ситуацию, он должен быть качественным, подчеркнул Тарасов.  

"Наша миссия сделать наших детей лучше, сделать футбол лучше и постараться изменить ту ситуацию, в которой сейчас застрял российский, абхазский футбол, да вообще, футбол всех стран СНГ. Та ниша, которую мы сейчас занимаем, не наша, мы не на своем месте. Учитывая заслуги стран СНГ перед футболом, мы обижаем наших предков тем качеством, которым мы сейчас обладаем и обладают наши дети, и тренеры. Мы хотим сделать футбол лучше, качественно лучше", - отметил Тарасов.   

0