Акции памяти погибших при нападении на керченский колледж

Трагедия в Керчи: кто в ней виноват и кому она выгодна

795
(обновлено 13:31 21.10.2018)
Какие версии трагедии в Керчи уже звучат в соцсетях и медиасфере, насколько они далеки от истины, и кто все-таки виноват в произошедшем, рассуждает колумнист РИА Новости Виктор Мараховский.

Спустя несколько часов после трагедии в керченском политехническом колледже картина более или менее очистилась от слухов и первоначальных версий, пишет Виктор Мараховский для РИА Новости.

На сейчас в сухом остатке (могут, конечно, появиться новые обстоятельства) следующее: убийца был, вероятно, один. Это был, вероятно, 18-летний учащийся того же техникума. И он, вероятно, решил убить сверстников и вообще всех, кто попадется под руку, по мотивам личной ненависти. Первоначальная статья "Теракт" переквалифицирована на "Убийство двоих и более человек".

Разумеется, заявления следствия убедят не всех. У нас в соцсетях и медиасфере в целом существует достаточно фактоустойчивых людей со встроенными в головы "бритвами", позволяющими отрезать от любого события все ненужное и трактовать его в ключе любимой темы и под любимым углом.

С учетом того что трагедия произошла в Крыму, кто-то уже зарифмовал ее с Украиной, арестом крымского вице-премьера и далее по списку.

С учетом того что трагедия произошла "именно сейчас", кто-то уже зарифмовал ее с внутриполитической повесткой и экономическими событиями.

С учетом того что расстрел предполагаемый убийца совершил из легально приобретенного оружия, кто-то зарифмовал его с "желанием властей окончательно разоружить граждан".

С учетом того что все произошло в России, кто-то особенно упоротый уже вовсю рифмует трагедию с "атмосферой ненависти, установившейся в стране при этом режиме".

Владимир Путин сделал заявления в связи с трагедией в Керчи>>

И так далее. Мировоззренческих сект навалом, и каждая из них будет благодарной аудиторией какой-нибудь версии.

Все эти альтернативные реальности, конечно, представляют собой чудовищное неуважение к жертвам этой совершенно реальной трагедии. Но "фестиваль скрываемых правд", как ни отвратительно, — неизбежный элемент любой современной массовой трагедии. Легко вспомнить, что совсем недавно паблики и YouTube-каналы наперегонки клепали "версии" об обстоятельствах и числе погибших в пожаре в "Зимней вишне". Сейчас они наперегонки соревнуются в клепке эксклюзивных версий о керченском расстреле. Те, кто до изобретения соцсетей выманивал деньги у пенсионерок, сегодня переквалифицировались в сенсационных интернет-разоблачителей, это безопаснее и местами доходнее. А по сути — то же мошенничество на доверии. Любая трагедия для них — это в первую очередь потенциальная выгода.

Между тем реальность, насколько о ней можно судить сейчас, довольно убога. В распоряжении журналистов и любопытствующих оказалась только давно покинутая учетка убийцы во "ВКонтакте". На основании ее, где последние записи сделаны, когда убийце было четырнадцать, кто-то уже начал проводить психоанализ, но мы так делать не будем. Характеристика от выживших знакомых преступника ("был замкнутым, интересовался маньяками") в силу самой своей малословности уже говорит о многом.

Все юные массовые убийцы примерно одинаковы. Все они аутсайдеры, и их не замечают девушки. Все они не имеют — или имеют очень мало — друзей. У всех плохие либо "никакие" отношения с родителями. Все они не медалисты и не победители олимпиад. И все они адские эгоцентрики. И потому полагают, что мир — тот мир, который им столько всего рекламирует, — провинился перед ними, им всего рекламируемого не предоставив.
В общем, "массовый убийца" — это озверевший инфантил, имеющий ко всем вокруг огромные личные счеты, дорвавшийся до ствола или взрывчатки и всем накопившиеся счета предъявивший.

Следственный комитет России показал работу своих сотрудников в Керчи>>

Искоренить этот психологический тип в принципе невозможно, это почти так же выполнимо, как построить общество, в котором все добровольно станут честными и трудолюбивыми. Нет механизма, который бы гарантировал общество от возникновения в нем обиженных и алчущих мести уродов.

А вот что возможно и должно делать — так это оснащать общество защитой от подобных типов.

Учебные заведения не зря являются главной ареной массовых убийств во всем мире, это связано с тем, что сами убийцы — подростки либо по возрасту, либо в душе. И в их тупых головах школа, техникум или университет — это и есть тот жестокий мир, с которым надо расправиться и которому следует мстить.

Поэтому на страже учебных заведений должны стоять настоящие охранники, а не вахтерши, какими бы они ни были героическими. В школах на входе должны быть рамки и человек с металлоискателем.

И поэтому перед тем, как выдавать 18-летним мальчишкам право на хранение ствола,их следует подвергать не формальной процедуре на уровне "сходи возьми справку", а полному выворачиванию наизнанку с грубым вторжением в личную жизнь.

Потому что тот, кто желает обладать оружием, способным уничтожить толпу людей, должен, обязан быть вывернут наизнанку и проверен на предмет признаков озлобленной асоциальности. И это тот самый случай, когда все сомнения должны трактоваться против соискателя. Потому что потом рассказывать про неприкосновенность личной жизни убийцы родителям убитых будет поздно.

В общем, выводы, которые должны сделать государство и общество уже сейчас, очевидны.

Опубликовано видео подготовки керченского стрелка к нападению на колледж>>

А следствие будет продолжаться.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

795
Теги:
жертвы, теракт, взрывы, Россия

Протесты и беспорядки в Минске после президентских выборов

Почему Лукашенко не может проиграть Майдану

517
(обновлено 12:35 13.08.2020)
Попытка устроить Майдан в Белоруссии провалилась — хотя волнения в Минске и других городах будут продолжаться еще какое-то время, считает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Но разве это Майдан? Это же народное восстание, бунт недовольных фальсификацией выборов — Лукашенко украл у людей их голоса, он должен уйти, говорят одни. Нет, хотя он и сфальсифицировал выборы, уходить он не должен — иначе к власти придут прозападные силы. Нет в Белоруссии никаких серьезных прозападных сил — пускай Лукашенко уходит, а народ выберет себе нового президента, который все равно будет сохранять дружеские отношения с Россией.

Вся эта разноголосица, если не сказать шизофрения, присутствует в российском общественном мнении, причем и в самых его широких патриотических кругах — не говоря уже о том, что для небольшой, но активной прозападной части российского общества борьба с Лукашенко является в первую очередь борьбой с Путиным: не получилось в России, так хоть на Белоруссии потренируемся. Как же нам оценивать происходящее в соседнем государстве?

В первую очередь — с точки зрения русских интересов, Русского мира, русской истории, тогда все станет кристально ясно. Белоруссия — это часть России. Не Российской Федерации, а нашей тысячелетней Родины.

Временная независимость ничего не меняет: для истории три десятилетия — это очень небольшой отрезок времени. Легко укладывающийся даже в масштабы человеческой жизни — недаром Лукашенко правит своей страной 26 из 29 лет ее существования.

И почти все эти годы лукашенковская Белоруссия находится в союзе с Россией — в Союзном государстве. То есть свой выбор Лукашенко сделал сразу — мы один большой народ; ну или, говоря более политкорректно, три братских народа, образующие один великий.

А сколько же должно у нас быть государств? Конечно, одно — но после развала Союза образовалось 15 независимых единиц. Ни у одной из них не было никакого опыта государственности — кроме России, от которой все и откололись. То, что процесс обратного собирания русских земель будет сложным, было понятно изначально — но от осознания этого такая задача не становится менее важной.

Собиранием земель занимается, естественно, Россия — ведь только она и является государством-цивилизацией, хранителем и защитником интересов Русского мира (и всех тех народов, кто хочет быть в его орбите).

Но работать с осколками СССР очень сложно — и не только потому, что наши противники пытаются увести от нас бывшие союзные республики, но и потому, что Россия сама еще не полностью восстановилась после развала, не осознала до конца свою самодостаточность, не выстроила надежную и эффективную модель своего государства. И это притом, что у нас есть огромный исторический опыт — и чувство ответственности перед предками и потомками. В осколках СССР ничего этого нет — поэтому там образуются временные конструкции, выстраиваемые местными национальными элитами.

Прибалтика ушла в состав Евросоюза — Эстония и Латвия стали к тому же и придатком скандинавских стран, а Литва потеряла треть населения. В мусульманских регионах — Средней Азии и Азербайджане — возникли автократические режимы пожизненных президентов или династий (Алиевы). Единственное исключение — совсем искусственная Киргизия, раздираемая региональными противоречиями.

Нет сильной власти и в Закавказье — но Грузия и Армения представляют из себя в полном смысле слова несостоявшиеся государства, хотя первое потеряло часть своей территории, а второе захватило часть чужой. Точно такое же несостоявшееся государство — Молдавия, поставляющая за границу гастарбайтеров и раздираемая между Россией и Румынией.

Самая сложная судьба у более чем искусственной Украины — раздираемая борьбой за власть и собственность и региональными противоречиями, она попала под власть коррумпированных и антинациональных элит, решивших увести ее на Запад.

На этом фоне Белоруссия Лукашенко — это пример крепкого государственного образования. Причем русского и находящегося в союзе с Россией. Это не просто заслуга Лукашенко — вся нынешняя Белоруссия является его личным творением, созданным им и под него.

Никакого исторического государственного опыта у Белоруссии не было — и Лукашенко корректировал и менял советскую модель государственного и общественного устройства. То, что получилось, может кому-то нравиться, а кому-то нет — но это пример успешного государственного строительства. Конечно, временного — потому что само существование независимой Белоруссии — это временное явление. Поэтому ни о какой сменяемости власти в Белоруссии с точки зрения русских интересов речи быть не может — потому что Лукашенко — это и есть и Белоруссия. Та, которая не часть Российской Федерации, — но часть исторической России.

При этом у Лукашенко есть народная поддержка — может быть, не те 80 процентов, что показали итоги выборов (приписки исключать нельзя — но их масштаб не может быть большим и тем более определяющим), однако абсолютное большинство в две трети он точно имеет. Поэтому требования "подчиниться воле народа" и уйти — не что иное, как демагогия из арсенала тех самых "цветных революций".

Чудный набор технологий, следуя которым активное протестное меньшинство выходит на улицы — и сносит власть. Вот только незадача — оно сносит слабую и неуверенную в себе власть. Лукашенко силен и уверен в себе — он ощущает свою ответственность за созданную им Белоруссию. За ним огромное молчаливое большинство — часть из которого может быть недовольна теми или иными его действиями, но которое совершенно не собирается играть в "народную революцию", то есть ломать свое социальное государство.

Ну а как же реальные недовольные и протестующие — они же есть? Конечно: тут и часть городской молодежи, и часть проевропейски настроенных столичных жителей. Даже их претензии к власти невнятны — главная, впрочем, "устали от Лукашенко, давно правит". Но за него ведь голосует большинство? Нет, это все ложь — большинство против!

На этом разговор можно заканчивать — потому что никаких серьезных свидетельств этого "всеобщего против" обнаружить в социально достаточно однородном белорусском обществе невозможно. В самом лучшем для оппозиции случае за нее около трети населения — но ведь это же меньшинство? Но им не важны цифры — важен настрой на свержение "диктатора".

А этот настрой на провокации и Майдан был ясен задолго до выборов — именно поэтому так нервничал Лукашенко, именно поэтому он, прекрасно знавший о том, что игра против него ведется с Запада, поверил еще и в причастность России к возможным провокациям. Да, в России есть целый ряд недоброжелателей Лукашенко — и не только среди зарящихся на белорусские активы экс-олигархов, но и среди наших западников, для которых "Лукашенко — сегодня, Путин — завтра". Но ни российские власти, ни подавляющая часть российского общества не были настроены против Лукашенко — и только в последние дни, на фоне провокации с задержанными российскими гражданами, у наших общих врагов появилась возможность играть на разжигании антилукашенковских страстей в России.

Россия несет особую ответственность за все осколки Советского Союза — но наша ответственность за Белоруссию самая большая. Так было и до украинского вывиха, и тем более после него. Это не значит, что мы считаем белорусов и Лукашенко слабыми, неразумными и тем более предателями, — это значит, что мы считаем своими, такими же, как мы, ни в чем не отделяем их от себя. Два разных, хотя и союзных, государства — миг на часах русской истории. Но пока он длится, в Белоруссии могут быть уверены — мы всегда придем на помощь, мы никому не позволим ни поссорить нас, ни разорвать наше единство.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

517

Российская вакцина от коронавируса: просто, как все гениальное

138
Мы, врачи, достигли успехов в лечении пациентов с коронавирусом, используя моноклональные антитела, стероиды, противовирусные препараты, пишет Сергей Царенко, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии московской городской клинической больницы №52.

Больные стали меньше умирать, но все равно в случае тяжелых форм инфекции мы вынуждены их переводить на ИВЛ. И дальше шесть-восемь человек из каждых десяти умирают от внутрибольничных инфекций. Таких больных спасли бы новые антибиотики. Но на их разработку нужны годы, пишет Сергей Царенко в своей колонке для РИА Новости.

Есть и другой путь: уберечь людей от заражения коронавирусом. Путь хороший во всех отношениях — и человек здоров, и окружающих он не заразит. Ведь чем больше будет устойчивых к болезни людей, тем толще будет иммунная прослойка в обществе, тем скорее наступит конец эпидемии.

Пока что устойчивость к болезни формируется только в том случае, если человек ею переболеет. Но ведь есть и более безопасный вариант — иммунизация. Тем более что имеется эффективная и безопасная вакцина, созданная специалистами института имени Гамалеи. Этот институт в микробиологическом сообществе такой же бренд, как "Мерседес" в автомобилестроении.

Я знаю академиков Гинцбурга и Логунова много лет. С ними и их сотрудниками мы разрабатываем новые способы борьбы с устойчивыми бактериями. Кроме этого, ученые института уже успешно создали вакцины против Эболы и MERS.

И не просто создали, а отработали безопасный и эффективный способ их создания — векторный. На безобидный для человека аденовирус, как на ракету-носитель, цепляют орбитальную станцию — кусочек коронавируса. И запускают внутрь человеческого организма.

После этого формируется иммунитет и на "ракету-носитель" и на "орбитальную станцию". Чтобы закрепить успех, через три недели такую же "орбитальную станцию" запускают на другой "ракете-носителе", другом аденовирусе.

И опять формируется иммунитет. В результате на оба аденовируса формируется иммунитет послабее (он ведь организму не нужен), а на коронавирус — устойчивая и надежная иммунная защита.

Просто, как все гениальное. И ведь никто, кроме наших Левшей, не додумался до таких тонкостей. В мире создаются еще несколько векторных вакцин, но вот чтобы с двумя "ракетами-носителями"!

Вакцина уже испытана на добровольцах. Причем первыми добровольцами были все сотрудники института имени Гамалеи. Они как создатели нового моста — стали под этот мост, в то время как по нему пошел первый поезд! После этого вакцина испытана на добровольцах — военнослужащих. Ни одного осложнения, у всех мощный иммунитет.

Немудрено, что тут же в прессе прокатилась волна критики. От просто выдумок об украденных технологиях до псевдонаучных размышлений о потенциальном ухудшении состояния в случае случайного заражения коронавирусом в период формирования иммунитета на вакцину.

Последнее звучит страшно: антительно-зависимое усиление (ADE). Страшно для неспециалистов. А вирусологи знают, что эффект ADE описан только для лихорадки Денге, да и то не в связи с вакцинацией. В остальных случаях эффект иногда видят в пробирке. Причем не при коронавирусных инфекциях.

И тут встает вопрос. А кто финансирует эту компанию в прессе? От кого зависят "независимые эксперты"? Секрет Полишинеля: от производителей других вакцин, которые пока отстали от российских ученых. Еще от производителей противовирусных препаратов — порой эффективных лекарств, но только при легких формах болезни и имеющих большое количество побочных эффектов.

Нам, практикующим врачам, стыдно смотреть на эту подковерную возню. Мы ждем, когда же перестанут поступать к нам пациенты с коронавирусной инфекцией и когда мы наконец-то сможем заняться и другими заболеваниями, до которых пока не доходят руки в эпидемию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

138
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19

Журналист Шатунов о событиях августа 1992 года в Абхазии: как в кино про войну

0
Российский журналист Сергей Шатунов в эфире радио Sputnik поделился своими воспоминаниями о начале Отечественной войны народа Абхазии. В августе 1992 года он по заданию редакции был в командировке в республике.
Журналист Шатунов о событиях августа 1992 года в Абхазии: как в кино про войну

14 августа 1992 года началась Отечественная война народа Абхазии. Под предлогом охраны железной дороги, войска Госсовета Грузии вероломно вторглись на территорию республики. Военная агрессия Грузии против Абхазии началась через две недели после принятия Грузии в Организацию Объединенных Наций.

Вспоминая события августа 1992 года в Абхазии в эфире радио Sputnik, российский журналист Сергей Шатунов сравнил их с началом Великой  Отечественной войны.

"Для меня это как 22 июня (день начала Великой Отечественной войны - прим.). Может это какая-то легенда, 22 июня я не мог видеть своими глазами, но у всех в памяти это врезалось, везде про это говорят. У меня история с началом грузино-абхазского конфликта связана с прекрасной погодой в Сухуме, а потом помню президентский дворец, открытые настежь окна, пусто, никого нет, и только бумага летает. Прямо, как в кино, когда Красная армия отступила и фашисты входят в город. А там открытые окна, летает разбросанная бумага, документы, которые не успели сжечь. У меня это картинка перед глазами стоит. И танк, который стреляет, куда только может. Бац..бац это огромное орудие с гусеницами.. Молодые были, страха не было",- сказал Шатунов.

Более подробно беседу можно послушать в эфире радио Sputnik Абхазия.

0