Сотрудники правоохранительных органов с пистолетом Ярыгина «Грач»

Вечный спор о Второй поправке

96
Максим Соколов
Массовое убийство студентов керченского техникума, совершенное их соучеником Росляковым, покончившим с собой, как практически всякое иррациональное и резонансное убийство, обросло большим количеством версий. В СМИ и социальных сетях всяк следователь, пишет автор РИА Новости.

Говорят о частых поездках будущего убийцы на Украину, о том, что его мать была свидетельницей Иеговы, сомневаются, что 18-летний подросток мог в одиночку продемонстрировать такую диверсионную выучку, как будто он не подросток, а кинематографический Рэмбо, и так далее.

Следствие разберется (или не разберется), но всякое убийство такого рода сразу активизирует старинный спор о Второй поправке к американской конституции, причем спор этот актуален далеко не только для США. Хотя, конечно, поскольку именно в США школьные расстрелы наиболее распространены, спорят в первую очередь американцы — давно и много, пишет колумнист РИА Новости Максим Соколов.

Суть спора в том, что делать — устрожать и запрещать или, напротив, расширять и поощрять свободное ношение оружия в соответствии с поправкой: "Поскольку хорошо организованное ополчение необходимо для безопасности свободного государства, право народа хранить и носить оружие не должно нарушаться" (принята 15 декабря 1791 года).

Те, кто стоит за всемерное ограничение права хранить и носить оружие (будь они американцами или, допустим, русскими — все равно), приводят в пример преступления вроде керченского и указывают, что без достаточной легкости в приобретении оружия преступление не могло бы совершиться и совсем молодые люди остались бы живы.

Но и сторонники всеобщего вооружения народа находят что возразить. Начинают они с афоризма "Ружья не убивают людей, люди убивают людей".

Что с формально-логической точки зрения совершенно верно, хотя и банально. Подобным образом можно сказать, что и трактор не вспахивает поле, человек вспахивает поле. Ибо инструмент (ружье, трактор, etc.) не имеет своей воли, ее имеет человек, который этот инструмент использует. Но проблема в том, что от используемого инструмента сильно зависит производительность действий человека. В нашем случае — количество убитых этим человеком.

Когда говорят, что убить можно и кухонным ножом, и табуреткой, и пивной кружкой по голове, т. е. необязательно огнестрелом, затушевывают как раз вопрос производительности. Ибо неизвестны случаи, когда табуреткой были бы убиты несколько десятков человек, а ружьем — такие случаи известны.

Можно возразить: "А нож?", сославшись на распространенную ныне в Западной Европе манеру беженцев-сикариев, бросающихся с холодным оружием на прохожих. Но массовая резня ножом требует некоторого умения и опыта, тогда как массовый расстрел требует их в гораздо меньшей степени.

А огнестрельные бойни учиняют отнюдь не Рэмбо, а, говоря на жаргоне, лузеры, по-ученому же — омега-самцы. Антоним для альфа-самцов. Что-то переклинивает в голове удрученного своей неудалой жизнью омега-лузера, он берет ружье и начинает стрелять — это типичная картина такого преступления. И здесь легкодоступный огнестрел — необходимое орудие, потому что без него невозможно отомстить своим коллегам (или всему мирозданию). Не с табуреткой же на них идти.

Поэтому устрожения и запреты есть действенный способ предотвращения подобных инцидентов.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

96
Загрузка...